Новые преобразования

Тишков Валерий Александрович ::: Страна кленового листа: начало истории

Препятствием на пути дальнейшего развития капитализ­ма в Канаде был сеньориальный строй. Борьба за его отмену вылилась в острое столкновение различных клас­сов и групп.

Резче всех в защиту феодальной земельной собствен­ности выступила церковь — самый крупный собственник землтт и, естественно, сами сеньоры. Сеньор Монтебел­ло — так именовал себя вернувшийся из изгнания Папи­но — заявил: «Я — убежденный реформист, поскольку речь идет о необходимых политических переменах, по закоренелый консерватор, когда дело касается защиты священного права собственности» 8. Правда, некоторые сеньоры, чаще английского происхождения, готовы были вести капиталистическое хозяйство, сулившее немалые прибыли, и не возражали против изменения характера землевладения.

За ликвидацию феодальной земельной собственности выступали англоканадские торговые и промышленные круги. Феодальные порядки замедляли рост капиталовло­жений и сужали внутренний рынок, ибо в сеньориях попрежнему сохранялись пережитки натурального хозяйст­ва, а также ограничивали масштабы прибыльной земель­ной спекуляции.

Главной же силой, которая смела сеньориальный строй, было массовое движение абитанов и радикальных демократов, выходцев из рядов средних слоев.

Стало ясно, что феодализм в Канаде обречен. И тогда сеньоры попытались избежать конфискации земли и взва­лить на крестьян бремя выкупа сеньориальных прав. Здесь они нашли союзников в лице нового правящего класса — промышленной элиты, которой были чужды судьбы тысяч франкоканадских крестьян. Коалиция ка­надских либералов и консерваторов, составлявшая тогда правительство, пошла на реформу. Бурную деятельность по переработке парламентского законопроекта в угоду метрополии развил губернатор Эльджин, который реши­тельно выступал против идеи конфискации помещичьих земель.

В 1854 г. парламент провинции Канада принял закон об уничтожении церковных отрезков и сеньориальных прав. Как пишет канадский историк Жорж Белларжо, акт 1854 г. явился «результатом жалоб и петпций народа, которые вызывались в основном оскорбительными побора­ми со стороны ряда сеньоров... Эти поборы породили вол­ну протестов, перед которой не могли устоять ни государ­ственные деятели, ни правительство» 4.

Правда, согласно закону 1854 г., сеньоры получили 10 млн. долларов компенсации за лпшепие их феодаль­ных прав и в полную собственность непожаловаппую зем­лю, а крестьяне — лишь право выкупать сразу или посте­пенно земельные подати и ренту. Многие крестьяне вы­плачивали этот выкуп вплоть до 1940 г.!

Другим вопросом, вокруг которого в Канаде велась острая борьба, был вопрос о реформе народного образова­ния. Длительное время в провинции господствовала систе­ма узкокастовых и религиозных школ и семинарий. Мас­сы простых поселенцев, лишенные возможности иметь собственные школы, нигде не обучали своих детей. Про­мышленная революция и демократизация канадского об­щества породили потребность в свободных, светских школах для широкого начального обучения населения. В 1850 г. был принят закон, который предписывал муни­ципалитетам ввести особый налог на собственность для финансирования образования, но проведение в жизнь этого закона шло медленно. Состоятельные жители не хо­тели поддерживать, по их словам, «неправильное положе­ние, устанавливающее коммунизм в деле образования и подрывающее тем самым устои общества» 5.

В Нижней Канаде борьба за демократическую систему образования осложнялась еще и сопротивлением католи­ческой церкви, которая стремилась к установлению пол­ного контроля над школами. За открытие гражданских школ выступали мелкобуржуазные демократы из «Парти руж», франкоканадская интеллигенция, простые поселен­цы. В 1845 г. был создан первый профсоюз светских учи­телей французской Канады, а в 1864 г. франкоканадские учителя основали собственную газету, бросившую вызов церкви. Но одолеть силу папской реакции было непросто. Католическое духовенство, используя национализм фран­коканадцев, их борьбу против «обангличанивания», в ко­нечном итоге добилось создания системы церковных школ и клсрикализации образования в этой части про­винции.

В 1830—1850 гг. произошли важные сдвиги в форми­ровании франкоканадской общности и развитии нацио­нального движения во французской Канаде. К моменту английского завоевания в 1760 г. канадцы французского происхождения представляли собою «отчетливо сознаю­щую свое единство этническую общность»6, но еще не сложившуюся нацию.

В процессе становления капиталистических отноше­ний, борьбы против английской метрополии и англоканад­ского шовинизма население французской Канады, сохра­нив свой язык, свою культуру, сплотилось во франкока­надскую нацию. Именно в эти годы были заложены ос­новы франкоканадской литературы. Писатели О. Кремази, Л.-Р. Касгэн, А. Жеран-Лажуа воспевали прошлое, обра­щались к периоду Акадии и Новой Франции, идеализиро­вали сельскую жизнь. Появились литературные журналы и общества, пробудился интерес к историческому прош­лому. В 1845—1848 гг. вышла трехтомная история Кана­ды Франсуа-Ксавье Гарно, где прошлое страны рассмат­ривалось с позиций борьбы франкоканадцев за «выжива­ние». Труд Гарно стал «национальной библией» и оказы­вал сильное влияние на франкоканадскую историческую мысль в течение многих десятилетий.

Более печальная участь постигла индейцев. За 200 с лишним лет европейской колонизации они оказались в полной зависимости от пушной торговли. Прекращение ее в центральных районах оставило их без средств к су­ществованию. Мчавшиеся по рельсам поезда, волны посе­ленцев, захлестывавшие район Великих озер и прерий, добивали экономику и культуру коренных жителей. Рас­прощались со своими землями у Гранд-Ривер и обнищали некогда могущественные индейцы Союза шести племен.

Для того чтобы очистить от индейцев южные районы Канады, губернатор Хэд приобрел у них обманным путем остров Манитулин и острова Джорджиан-Бея.

Колониальные власти отказались признать индейцев как отдельную этническую общность. Акт 1857 г. опре­делил основные положения опеки над ними. В 1860 г. произошла формальная передача управления индейскими делами в руки канадского правительства. Департамент по делам индейцев продолжал политику ограбления тузем­ного населения, которая практически не отличалась от политики английских колонизаторов. Изъятие земли у индейских народов осуществлялось с помощью обмана и насилия, выдававшихся за отеческую заботу. В ряде слу­чаев индейцы оказывали сопротивление. Летом 1863 г. на острове Манитулпн произошло столкновение между индейцами и полицейскими силами, а в конце 60-х годов вспыхнуло открытое восстание индейцев и метисов на северо-западе.