Новое царство «Пернатой змеи»

Хория Матей ::: Майя

Когда были покинуты главные культурные цен­тры Древнего царства, располагавшиеся чаще всего в районах рек Усумасинты и, Мотагуа, циви­лизация майя переместйлась на края «трапеции», особенно к Атлантическому побережью, .где заро­дились поселения Чичен-Ица и Ушмаль, и к Ти­хому океану, где были основаны города Антигуа, Атитлан и Аматитлан. Сначала культура майя пережила период упадка, который, с одной сто­роны, совпал с влияниями соседних цивилизаций (теотиуаканской, сапотекской, монта-альбанской и веракрусской), а с другой — с милитаристскими устремлениями новых центров; После периода от­носительной независимости происходит крупная миграция тольтеков, вышедших из Тулы (штат Идальго) и покоривших: важнейшие центры майя на Юкатане.

Тольтеки были, по всей вероятности, родственны майя, что можно заключить при сравнении их языков. Но культура их была самобытна и глав­ной ее особенностью было преклонение перед Кецалькоатлем. Еписком Диего де Ланда, труд которого «Сообщение о делах в Юкатане» («Relációu de las cosas en Yucatán»), написанный в XVI веке, считается одним из самых компетентных испанских источников по истории майя, указывал: «Индейцы считают, что один очень знатный чело­век, по имени_Ккулькан, правил вместе со знатью из рода Ица, которая утвердилась в Чичен-Ице... Они говорят, что он пришел с запада, но не могут решительно утверждать, пришел он раньше или позже Ица или, может быть, одновременно с ними».

Кукулькан (кукуль — перо или птица кецаль, кан — змея) - это майянская форма имени Кецалькоатль (кецаль — птица, коатль — змея). Как видно из сообщения Диего де Ланда и из других источников, Кецалькоатль был сначала военным и религиозным вождем города Тула, а затем был обожествлен, как воплощение планеты Венеры и бога растительности. Изгнанный из Тулы в результате происков своего врага Тескатлипоки, он ушел, на юг, в район Веракруса или Табаско, а потом вышел на плоту в открытое море. Другая версия легенды о нем указывает, что он сложил на плоту костер и, выйдя в море, зажег его, а через восемь дней (период, когда при нижнем соединении с Солнцем Венера невидима) по­явился на небе. Вопрос о Кецалькоатле-Кукулькане составляет в наше время предмет самых усердных исследований, и большинство ученых согласны в том, что он бил реальной личностью, точно так же, как отнюдь не легендарным оказался легендарный город Тула, руины которого не так давно обнаружены вблизи современного города Толлана.

Не выясненным остается не только отождествление личности Кукулькана, но и происхождение индейцев ица. Некоторые историки склонны счи­тать их тольтеками, творцами и любителями ми­фов о Кецалькоатле; по мнению других ученых, они были группой майя из Табаско, которые, как и индейцы майя-чонталь поклонялись Кецалькоатлю и пользовались некоторыми элементами тольтекской культуры. Это последнее мнение под­крепляется тем фактом, что майянское имя. Ица встречается и в окраинных районах Юкатана: Во всяком случае, индейцы ица были очень близки к тольтекам, что вытекает и из одной сказки майя (книга Чилам Балам из Чумайеля, о кото­рой мы еще будем говорить ниже). В этой сказке сообщается, что эмблемами ица были птица кецаль, ягуар и плоский драгоценный камень, но те же птица кецаль и ягуар были эмблемами и воинов из Тулы.

Летописи майя указывают, что господство ин­дейцев ица над городом Чичен-Ица продолжалось свыше двух столетий. Некоторые источники упо­минают о тройственном союзе Чичен-Ицы, Майяпана и Ушмаля, хотя археологические исследова­ния свидетельствуют, что город Ушмаль был за­брошен на протяжении почти всего этого периода.

Итак, Новое царство майя переносит центр своей культуры к северу, из Вашактуна, Тикаля, Паленке и Киригуа в Чичен-Ицу, Майяпан и Ушмаль, и культура майя впитывает некоторые тольтекские элементы, важнейшими из которых было поклонение Кецалькоатлю-Кукулькану. Теперь перед нами в самом деле культура, в которой господствует «Пернатая Змея». Изображается она с удивительно большой головой и открытой, словно готовой укусить пастью, со свившимся в кольцо телом, покрытым хвостовыми перьями птицы кецаль. Из Тулы в Чичен-Ицу были пере­несены. Тескатлипока. всесильное божество, из­гнавшее Кецалъкоатля, Тлачитонатиух (Восходящее Солнце), глубоко почитавшийся бог войны, и Чикомекоатль (Семиглавая Змея), богиня кукурузы, изображавшаяся как некий персонаж без головы, из шеи которого тянутся веером семь змей. Наконец, в их культе появляются изображения тольтекских божеств дождя, под названием тлалоки, которые однако не смогли совершенно вытеснить соответствующих им богов майя — чаков.

В городах майя, претерпевших влияние тольтек- ской миграции, теократия утратила свое влияние, теперь в обществе здесь господствует воин. На фризах пирамид и платформ изображаются ягуа­ры и орлы, символы военных орденов; многочи­сленны становятся изображения жертвоприноше­ний (воины преподносят богу Восходящее Солнце сердца принесенных в жертву); а высеченные на стенах ряды человеческих черепов напоминают о зловещих цомпантли — стеллажах, на которых тольтеки (а позднее астеки) укладывали черепа своих пленных жертв, убитых в честь кровожадных богов и во славу воинства. Давно прошел тот классический период, когда человеческие жертво­приношения совершались лишь по определенным праздникам, а главными занятиями были строи­тельство дворцов и изучение наук, связанных с ка­лендарем.

Жизнь выдвинула необходимость найти обозна­чения для новых понятий, которых в древнем язы­ке майя не существовало, и, по примеру других мексиканских языков, они были заимствованы у пришельцев из Тулы; таковы, например, слова тепаль или тепуаль. то есть хозяин, рабовладелец, масехуаль – слуга, простой человек, текпан — большой коллектив, дворец, тенамитль — укрепленный город, крепость, тепен – величие, блеск, слава.

В период Нового царства Пернатой Змеи города майя становятся настоящими крепостями. Они строятся уже не на открытых равнинах, а на ос­тровах, в центре озер, в холмистых районах или в лесах и окружены частоколом; один из них был окружен живым заслоном из буйно растущей ага­вы. В своем знаменитом походе Эрнандо Кортес встретил в северо-восточных районах Петена не­мало таких, укрепленных городов; один из них им описан так: «Город стоит на возвышенной скале, и с одной стороны его — большое озеро, а с дру­гой — глубокая река, впадающая в это озеро. Доступ в город возможен только в одном месте, и весь он окружен глубоким рвом, за которым стоит частокол, высотою в две тозы (около 3,9 м) с ма­ленькими окошками для метания стрел. Над этим забором на шесть или восемь футов (2,27—2,4 м) возвышаются сторожевые башни, а на некоторых башнях навалены кучи камней для защиты».

Итак, в жизни майя произошли решительные перемены: пришлая руководящая верхушка на­вязала древним племенам майя с Юкатана и из горных районов Гватемалы чужой культ и новый образ жизни. Простые люди, производители куку­рузы и ремесленники, вынуждены содержать те­перь новых хозяев, считавших войну главным сред­ством управления. Юкатанские города, еще не по­павшие под тольтекское господство, в своих забо­тах о том, чтобы устоять, тоже вынуждены были принять меры для обороны. По-видимому, лишь центральные районы «трапеции» не претерпели в этом отношении слишком больших изменений; эти районы были изолированы природой и для завое­вателей не представляли особого интереса.

В период тольтекското влияния и позднее, при астекском господстве несколько раз вспыхивали восстания и начиналось движение за независи­мость некоторых городов майя. Самым значитель­ным было восстание в Майяпане во главе с Хунак-Кеелем (или Кауйчем), ставшим впоследствие на­родным героем майя, воспетым в легендах книги Чилам Балам. Его выбрали вождем после того, как во время одного жертвоприношения богам дождя он совершил мужественный поступок.

В Чичен-Ице предназначенных для принесения в жертву бросали в священный колодец; кто оста­вался в живых, поднимался по скалистой стене колодца, принося людям ответ богов дождя: сколько будут лить дожди и каков будет урожай в следующем году. Во время одного из жертво­приношений, когда ни одна из жертв не осталась в живых, Хунак-Кеель, или Кауйч, бросился в ко­лодец по доброй воле и принес решение богов. В книге Чалам Балам из Чумайеля об этом рас­сказывается так: «И тогда пришли люди, которых должны были бросить в колодец; и стали бросать их, чтобы вожди могли услышать их предсказа­ние. Но предсказания не было (то есть, они все утонули— X. М.). И тогда Кауйч, Хунак-Кеель - таково имя бывшего там мужчины — склонил голову над южным краем колодца. И тогда он бросился вниз. И потом поднялся, чтобы принести предсказания. Люди стали слушать его. А потом стали выкликать его вождем и посадили на трон вождей. Потом объявили его первым среди вож­дей. А раньше он вождем не был».

У майя в самом деле был вождь по имени Ху- нак-Кеель, но не в Чичен-Ице, а в Майяпане, от­куда он, вероятно, происходил. Наделенный выда­ющимися достоинствами, он сумел превратить Майяпан в главный город на Юкатане, победив Чак Шиб Чака, вождя Чичен-Ицы и военных вож­дей из Ицамаля. Майяпан оказывал сильное по­литическое и религиозное влияние на всю эту об­ласть, объединив на какое-то время под своей ге­гемонией двенадцать крепостей майя. В руинах Майяпана обнаружены остатки большого дворца, где, по всей вероятности, собирались вожди раз­ных майянских городов-государств. В некоторые исторические моменты население этого города до­стигало 10 тысяч человек, что для того периода было достаточно высокой цифрой.

В этот последний период цивилизации майя, в период упадка, когда совершился переход от сравнительно миролюбивой теократии к теократии военной, города (в том числе и Майяпан) располага­лись в бесплодных, скалистых, лесных или боло­тистых районах, наиболее удобных для обороны; они уже не представляли собою земледельческих обществ, а добывали провизию из покоренных си­лой оружия близлежащих районов. В архитектуре Майяпана этого периода заметны следы дегради­рования. Дворцов, вроде Храма воинов или Храма Кукулькана, характерных для предшествующего периода в истории Чичен-Ицы, уже не строится. Зато развивается строительство из каменных бло­ков, покрытых толстым штуковым слоем, колонны укорачиваются и весь стиль производит впечатле­ние неумелого подражания архитектуре города Чичен-Ица.

Чичен-Ица и, в меньшей, степени, Ушмаль во­площают собою вершину культуры майя в эпоху Нового царства. Чичен-Ица (обнаружен в 1885 го­ду) поражает величием своих монументов, вроде Дворца жриц, Астрономической обсерватории (здание-улитка) и Пирамиды Солнца. Вместе с дворцами Ушмаля и порталом Геркулеса из Чичен-Вьехо, они являются свидетельствами второй и последней эпохи расцвета культуры майя; порабощенный астеками и истерзанный внутренними междоусобицами, союз крепостей майя постепенно распался.

Почти двухвековое господство города Майяпана завершилось восстанием против рода Кокомов (потомков Хунак-Кееля), во главе с Ах Хупаном из рода Тутуль Хиу; Восстание, вызванное тем, что вожди злоупотребляли продажей рабов астекам, завершилось победой восставших, город Майяпан был разграблен. Коком (это слово вош­ло в язык майя в значении вождя, главы воинства и администрации) был свергнут и убит вместе со своими сыновьями, однако, один из его сыновей, находившийся в тот момент в Гондурасе, остался в живых.

Конец гегемонии Майяпана облегчил астекам захват главных городов и ускорил политический и культурный распад крепостей майя. Строитель­ство почти совсем прекратилось, а города, высво­бодившиеся из-под власти Кокома и оказавшиеся под угрозой астекского нашествия, начали враж­довать; только в горных районах Гватемалы пле­мя майя-киче, жившее к северу от озера Атитлана, сохранило на короткое время гегемонию. За­тем последовали астекские нашествия, когда го­родские центры майя превратились в данников живого товара, поставляя рабов для жертвоприно­шений, и испанская колонизация, нанесшая древ­ней цивилизации последний удар, после которого она уже не могла подняться.

 

Культура Ла вента (ольмеки)

 

А. Период формирования: примерно 500 г. до н. э. - 320 г. н. э.

 

Б. Древнее царство майя:

- первый период: 320-633 гг.

- второй период: 633-731 гг.

- третий период: 731 - 987 гг.

 

В. Новое царство майя

- период возрождения: 987 — 1194 гг.

- период тольтекского вли­яния: 1194 —1441 гг.

- период астекского влия­ния: 1441 —1521 гг.

 

Испанская колонизация