Квебек и американская революция

Тишков Валерий Александрович ::: Страна кленового листа: начало истории

В Канаде известие о принятии Квебекского акта вызва­ло бурную реакцию. Английское меньшинство разверну­ло движение за его отмену, не выступая, однако, про­тив колониального режима вообще. Восторженно встрети­ли акт местные сеньоры и католическое духовенство, претендовавшие в своих верноподданнических петициях на право говорить от имени всей франкоканадской нацио­нальной общности. Что касается основной массы франкоканадского населения, т. е. крестьянства, то оно, естест­венно, без энтузиазма встретило известие о восстановле­нии церковной десятины и ненавистных старых феодальных повинностей.

В 13 английских колониях Квебекский акт был встре­чен резко отрицательно. Освободительное движение ко­лонистов достигло здесь той стадии развития, когда эти колонии Англии оказались уже на пороге антиколониаль­ной революции. Созданные американскими патриотами органы народной власти на местах выдвинули собствен­ных представителей от колоний на конвент, которому предстояло стать главным органом рождающейся амери­канской независимой общности. 24 октября 1774 г. де­легаты первого Континентального конгресса в Филадель­фии одобрили «Письмо жителям провинции Квебек», в ко­тором критиковали содержание закона и призывали присоединиться к союзу американских колоний и поддер­жать их справедливую борьбу.

Весной 1775 г. колонисты Массачусетса и Нью-Йорка решили овладеть важным стратегическим пунктом на тер­ритории Канады — фортом Тайкондерога — и захватить там пушки, столь необходимые для вооруженной борьбы с регулярными английскими войсками. 10 мая отряд во главе с Этаном Алленом нанес неожиданный удар по форту, и английский гарнизон сдался без единого выст­рела. Такая же участь постигла другой английский форт на озере Шамплейн — Краун-Пойнт.

Вторжение американских колонистов на территорию Канады и внутренняя обстановка в провинции серьезно обеспокоили английские колониальные власти. Губерна­тор ввел в Квебеке военное положение и объявил о при­зыве населения на военную службу в милицию.

Однако простые канадцы отказывались вступать в от­ряды милиции. Губернатор Карлтон печально сообщал в Лондон летом 1775 г.: «...Хотя местные джентльмены про­являют великое рвение, ни их мольбы, ни их собствен­ный пример не могут повлиять на народ... и джентри, и священники почти полностью утратили свою власть над людьми»5. Дело доходило до открытого неповиновения. В одной из крупных сеньорий крестьяне на сходке дали клятву не брать в руки оружие для участия в военных действиях против восставших колонистов, а в Сореле и в Шамбли крестьяне-поселенцы, вооружившись, заявили о своей готовности присоединиться к американцам. «Были испытаны все средства, чтобы заставить канадское кре­стьянство выполнить свой долг и взять в руки оружие для защиты провинции, но все оказалось напрасным» 6,— констатировали власти. Нейтральную позицию по отно­шению к «семейной ссоре» англичан и американцев заня­ли индейские племена.

В сентябре 1775 г. отряды американцев из Тайкондероги и Краун-Пойнта спустились по озеру Шамплейн и заняли один из островов неподалеку от форта Сент-Джон. В глубь территории Канады направились отдель­ные эмиссары и передовые группы под командованием Аллена и Брауна для привлечения населения на свою сторону. Однако полученная от местных жителей под­держка не могла компенсировать американцам недостаток опыта и умения вести боевые действия. Отряд Аллена с присоединившимися к нему канадскими добровольцами, переправившись через реку Св. Лаврентия в надежде захватить Монреаль, был полностью разбит. Нерешитель­ность проявили и основные силы у стен Сент-Джона.

Гарнизон этого форта капитулировал лишь в начале нояб­ря 1775 г.

Послав два отряда для захвата Сореля и Труа-Ривьера, новый командующий армией колонистов генерал Монт­гомери переправился через реку Св. Лаврентия недалеко от Монреаля. Гарнизон Монреаля вместе с губернатором покинул город. В Квебек губернатор Карлтон добирался, переодевшись в одежду крестьянина. 13 ноября американ­цы вошли в город. Почти повсеместно симпатии канад­цев (за исключением колониальной верхушки) были на стороне колонистов. В экспедиционное войско влились уже два батальона канадских волонтеров. «Жители страны по обе стороны реки Св. Лаврентия вплоть до Квебека те­перь наши друзья» 7,— сообщал Монтгомери.

В середине ноября к Квебеку подошел другой отряд американских патриотов, преодолевший в чрезвычайно трудных условиях путь вдоль рек Кеннебек и Шодьер. Измученных и голодных волонтеров франкоканадцы встре­тили тепло и оказали им необходимую помощь. Командир отряда Арнольд из-за отсутствия артиллерии и недостатка в людях начал осаду крепости лишь в декабре, когда к Квебеку подтянул свои силы Монтгомери.

Квебек, хорошо защищенный крепостным валом, имел к тому же гарнизон в 1300 человек, включая матросов с кораблей и милиционеров. В крепости находились боль­шие запасы продовольствия и боеприпасов. Однако на­чальник гарнизона оценивал положение критически: «...Королевские войска немногочисленны, большинство купцов и торговцев прежде всего думают о своей собст­венности, гарнизон разбросан и пребывает в жалком со­стоянии» 8.

Несмотря на это, в течение всего декабря американ­цы простояли у стен Квебека. Дисциплина и боевой дух в их войсках упали, между офицерами начались распри, появились дезертиры. Денег на покупку провизии не хватало, с катастрофической быстротой исчезали медикаменты. Резко ухудшились отношения между американцами и местными жителями. Нужда нередко заставляла пришлых колонистов грабить население, а это, естествен­но, не вызывало у последних прилива симпатий. Не нра­вилось канадцам получать вместо золота бумажные день­ги, выпущенные Континентальным конгрессом, или того хуже — расписки. В такой обстановке, имея в строю все­го около тысячи человек, Монтгомери и Арнольд отва­жились 31 декабря начать штурм Квебека и потерпели поражение. 450 человек попало в плен, 30 было убито, в том числе погиб и генерал Монтгомери.

Остатки армии колонистов полностью утратили бое­способность. В довершение всего вспыхнула свирепая эпи­демия чумы.

6 мая 1776 г. к Квебеку подошли корабли английско­го военного флота с регулярными частями на борту. В спешном порядке американцы оставили окрестности крепости и отступили к Труа-Ривьеру.

В начале июня в Квебек прибыли основные силы мет­рополии: около 9 тыс. английских и наемных солдат под командованием генерала Бергойна. Деморализованные от­ряды американцев оставили Труа-Ривьер, Монреаль, Сорель, Сент-Джон, Шамбли и закрепились в Тайкондероге.

Зимой 1776—1777 г. англичане в Канаде усиленно взялись за подготовку к вторжению на территорию аме­риканской республики. Генерал Бергойн прежде всего по­старался обеспечить надежный тыл и сотрудничество ка­надцев в борьбе против американской революции. С этой целью в Квебеке были введены обязательная милицион­ная служба для всех канадцев-мужчин от 16 до 60 лет, а также принудительные работы.

Канадские крестьяне с большой неохотой выполняли указания властей. В результате, когда армия Бергойна достигла в июле 1777 г. Тайкондероги, из 800 франкока­надцев, сопровождавших войска, в ней осталось лишь 400. Ежедневно дезертировали десятки человек и из батальо­на канадских милиционеров.

Оказавшись в глубине неприятельской территории, Бергойн попал в окружение и 17 октября 1777 г. сдал­ся у Саратоги. Что касается роли канадцев в этот ответственный момент войны Соединенных Штатов за неза­висимость, то оценка их очень точно дана Г. Аптекером, который считает: «...Если бы события приняли иной оборот, если бы несколько тысяч канадцев действительно присоединились к Бергойну и сражались на его стороне, трудно представить себе, как американским вооруженным силам удалось бы воспрепятствовать соединению Клин­тона и Бергойна... Именно смелый отказ «неотесанного франкоканадского мужичья» быть использованным в этой роли в значительной мере сорвал политику Англии и по­мог спасти американскую революцию» 9.

Саратога привела к заключению франко-американско­го союза и вступлению Франции в войну на стороне США. Это обстоятельство возродило надежды американ­цев на присоединение Канады к вновь созданному го­сударству.

В конце 1778 г. Континентальный конгресс принял со­ответствующее решение. Внезапное вторжение в Кана­ду планировалось осуществить силами американской армии под командованием генерал-майора Р. Лафайета и французской морской эскадры. Однако взаимное недоверие союзников помешало задуманному наступле­нию. Франция побоялась укрепления позиций Соединенных Штатов, а Соединенные Штаты — того, что Фран­ция в случае успеха удержит Канаду за собой.

Не удалось США приобрести Канаду на завершаю­щем этапе войны во время мирных переговоров. Канада осталась английской колонией, так и не превратившись в четырнадцатый штат американского государства.

Почему же в ходе американской революции Канада не разделила судьбу 13 колоний и Великобритания со­хранила в ней свое господство? Прежде всего потому, что экспедиция 1775—1776 гг. в военном отношении была под­готовлена плохо. Но главная причина заключалась в от­сутствии у большинства населения Квебека подлинной и беззаветной готовности сражаться за дело революции. В Канаде, лишь совсем недавно освободившейся от гос­подства феодально-абсолютистской Франции, еще не со­зрели предпосылки для выступления на стороне коло­ний, поднявшихся на революционную борьбу за незави­симость.

С. Б. Райерсон справедливо пишет: «Всеобщего восста­ния в долине р. Св. Лаврентия не произошло. Квебек в своем социальном и экономическом развитии намного отстал от атлантических колоний. Капиталистическое про­изводство в нем по сути дела отсутствовало. Основным вопросом, который мог бы заставить канадцев выступить в союзе с американцами, являлся вопрос о националь­ном освобождении от иностранного господства. Но сами американские колонии еще не выступали за полную не­зависимость. Их Декларация независимости была принята уже после осады Квебека» 10.

Последний фактор являлся действительно немаловаж­ным. Один из лидеров американской революции С. Адамс сокрушался по этому поводу: «Если бы Декларация не­зависимости была принята на десять месяцев раньше, Канада была бы теперь нашей»11.

Но и Декларация, несмотря на всю ее огромную взрывчатую силу, не дала французскому населению Кве­бека уверенности, что его национальные права при вступ­лении в союз штатов будут гарантированы. Шовинизм англоканадского меньшинства, представители которого не­редко были выходцами из освободившихся английских колоний, двойственность позиции самого конгресса, кото­рый «клеймил католицизм в Англии и восхвалял свободу совести в Квебеке», вызывали у многих канадцев вполне объяснимую настороженность.

Неспособность американских патриотов предложить франкоканадцам приемлемое решение национального во­проса в ходе войны за независимость использовалась вла­стями и церковью Квебека для разжигания антиамери­канских настроений.

И, наконец, провозгласив благородную цель освобож­дения канадцев от гнета метрополии, американцы стали осуществлять эту цель методами насилия, превратившись в освободителей на словах и в захватчиков на деле. Кроме того, экспедиция отражала и далеко не бескорыст­ное стремление американской торговой буржуазии, зе­мельных спекулянтов и поселенцев северо-западных шта­тов прибрать к своим рукам территорию Квебека со всеми ее богатствами.