Культура ограбленных могил

Березкин Юрий Евгеньевич ::: Древнее Перу. Новые факты — новые гипотезы

Если бы в начале 60-х годов кто-либо высказал предположение о том, что в Перу может быть еще найдена совершенно неизвестная культура, представленная десятками тысяч ценных в художествен ном отношении вещей из керамики и металла, большинство археологов категорически отвергло бы такую возможность. И все же это произошло.

Начиная с 1961 г. в пустынной местности на правом берегу реки Пьюра (примерно в 50 км от перуано-эквадорской границы) можно было нередко наблюдать такую картину. Тысячи крестьян из соседних поселков рыли лопатами землю. Кое-кто пригнал даже бульдозеры. Люди были заняты опасным, но чрезвычайно выгодным делом: грабежом древних могил. Опасность заключалась не в угрозе преследования по суду (законы против грабителей существуют, но нет эффективных средств для их выполнения), а в самих захоронениях: некоторые из них достигали глубины 12, а порой и 15 м. Забравшегося в подобную шахту раскопщика могло и завалить. Но дело стоило того.

Скоро музеи и частные коллекции Европы и Америки пополнились новыми экспонатами, которые специалисты затруднялись датировать. По сходству некоторых сосудов с керамикой культур мочика и рекуай можно было предположить, что происходят вещи с севера Перу. В то же время схематичная трактовка лиц и фигур напоминала некоторые произведения искусства индейцев Эквадора (рис. 14).

Когда обстоятельства открытия новой культуры, названной викус, стали известны и в долину Пьюры приехала западногерманская экспедиция под руководством крупного специалиста Г. Диссельхоффа, археологам удалось обнаружить и раскопать лишь шесть неразграбленных захоронений, притом не самых интересных.

Пьюра — река полноводная, но течет в глубоком каньоне, так что отвести из ее русла оросительные каналы очень трудно. Поэтому в древности этот район был мало освоен земледельцами. Люди жили ближе к горам, орошая свои посевы водой небольших ручьев. Здесь, в верховьях Пьюры, и были позднее обнаружены поселения культуры викус. Они были невелики по площади и не имели крупных пирамид. Лишь в некоторых местах найдены невысокие искусственные платформы, на которых когда-то, вероятно, стояли храмы.

В отличие от создателей других перуанских культур викусцы не носили одежды. Во всяком случае, такой вывод можно сделать, рассматривая их изображения. Это доказывает, что здесь, у границы с Эквадором, начиналась область распространения иных культурных традиций, близких к традициям эквадорских и колумбийских племен. Многие из древних жителей Эквадора и Колумбии тоже обходились без одежды, тогда как в Центральных Андах ее значение было очень велико: по покрою и орнаменту часто можно было определить, каково социальное положение человека или из какого клана он происходит.

Есть и другие признаки, сближающие обитателей долины Пьюры с их северными, а не с южными соседями. Так, модели домов, обнаруженные в захоронениях, больше похожи на колумбийские, а не на перуанские. И наконец, сами могилы. Такого рода глубокие шахты с подбоем внизу, в котором лежит погребенный, не характерны для андских культур, но зато широко распространены в Колумбии.

Культура викус просуществовала без особых изменений по крайней мере с первых веков до нашей эры и по конец I тыс. н. э., когда крайний север перуанского побережья попал под господство культуры чиму, распространявшейся с юга.

Не приходится сомневаться, что в целом культурный уровень викусцев был ниже, чем у создателей цивилизаций мочика или рекуай. Однако в одном отношении викус превосходит едва ли не все перуанские культуры I тыс. н. э.: могилы в долине Пьюры отличаются удивительным изобилием и разнообразием металлических изделий.

Подобного богатства нет больше нигде в доколумбовой Америке. Если обычно на поверхности разграбленных могильников валяются осколки сосудов, да выброшенные из могил черепа (рис. 3). в Викусе земля усеяна кусками меди. Здесь найдены разнообразные украшения, навершия палиц, крючки, булавки и многое другое Больше всего археологов удивила находка массивных проушных топоров из литой меди. Ранее считалось, что такие орудия (или, точнее, оружие, ибо топоры были скорее всего боевыми) употребляли лишь жители Старого Света.

Откуда же у бедных варваров такое изобилие металла и столь высокая техника его обработки? Похоже, что дело здесь опять же в связях с Древней Колумбией, бывшей одним из очагов древне-американской металлургии. Вполне возможно, что где-нибудь в горах на крайнем севере Перу, в Эквадоре или Южной Колумбии будут в дальнейшем найдены и другие неизвестные пока центры добычи и обработки меди.

Однако находки в долине Пьюры стали сенсацией не только из-за открытия неизвестной ранее культуры викус с ее высокоразвитой медной металлургией. Уже в первых партиях местных древностей, с которыми познакомились коллекционеры, наряду с предметами нового стиля, были раннемочикские (рис. 13). В 1969 г., через 8 лет после начала разграбления Викуса, был обнаружен новый могильник. Его нашли поблизости от Викуса, в урочище Лома Негра. Грабители разнесли могильник до основания за несколько месяцев. Он целиком принадлежал людям, культура которых была близка ранней мочике. И снова обилие металла, причем не только меди. Золотые и серебряные вещи из Лома Негра — шедевры искусства индейских ювелиров (рис. 15, 18).

К сожалению, помимо предметов из меди, золота и серебра, в погребениях Лома Негра были найдены лишь немногочисленные неорнаментированные сосуды, которые трудно сравнивать с фигурной керамикой, обнаруженной в других местах. Поэтому чтобы определить, к какому этапу в развитии культуры мочика относятся вещи из этого могильника, приходится искать сходные признаки у глиняных и металлических изделий, а это легко может привести к ошибочным заключениям.

Сами грабители могил внесли дополнительную путаницу: некоторые из них утверждали, что раннемочикские вещи и предметы культуры викус были найдены в одних и тех же захоронениях. А это значит, что эти вещи датируются началом и серединой I тыс. н. э., т. е. сделаны в то время, когда в более южных долинах культура мочика уже достигла своего расцвета.

Тщательный стилистический анализ предметов заставил археологов отказаться от этой гипотезы. По-видимому, местные крестьяне просто ошиблись, так как никто из них, надо думать, полевых дневников не вел. Иначе говоря, в долине Пьюры находился важнейший центр культуры мочика в период ее формирования, т. е. в первых веках до нашей эры. В более южных долинах, куда позднее переместился центр мочикской культуры, столь крупных памятников раннего этапа не обнаружено.

Находка древнего культурного центра в Пьюре, вне области распространения ранее известных перуанских цивилизаций I тыс. до н. э. — I тыс. н. э., заставила по-иному взглянуть на значение контактов этих цивилизаций с другими районами Южной Америки. Высокоразвитая древнеперуанская металлургия явно возникла не без влияния мастеров, работавших в Эквадоре и Колумбии.

Однако мы не будем сейчас подробно останавливаться на проблеме контактов — она заведет нас слишком далеко в сторону. Лучше отправимся дальше в глубь веков, к самым истокам перуанской цивилизации.