Кэскис

Хосефина Олива де Коль ::: Сопротивление индейцев испанским конкистадорам

Кэскис, полководец из числа министров Атауальпы, дал бой конкистадорам. После нескольких часов сра­жения он отступил в горы, имитировав бегство. Всад­ники преследовали его до полного изнеможения. Кэс­кис только этого и ждал. Контратаковав противника, он одержал значительную победу. Мосты из плетеных лиан после отхода были сожжены победителями во избежание преследования. Кэскису удалось соедини­ться с Титу Атаучи и вместе с ним направиться в Кахамарку. Здесь они детально изучили все, что про­изошло с Атауальпой в последние дни его жизни. Писарь Куэльяр «за дерзость и непочтительность» при вынесении смертного приговора Атауальпе был приго­ворен к смерти. Других пленных, которые были про­тив казни Инки, простили и предоставили им возмож­ность соединиться с остальными испанцами. Им было поручено представить Писарро «мирные предложения», на основе которых местные вожди надеялись сосуществовать с захватчиками. Они просили не препят­ствовать назначению Манко Капака законным Инкой, как сына Уайны, нерушимо соблюдать законы прежних инков, принятые на благо их вассалов. Одновременно вожди обязались не чинить препятствий распростра­нению христианского учения, которое они принимают. Среди других пунктов предлагалось отправить эти мирные предложения в Испанию на утверждение ко­роля. Инкские вожди обязались не нападать на испан­цев, рассматривая их пребывание в стране как неизбеж­ное бедствие, ниспосланное богами. Они также брали на себя обязательство поставлять завоевателям продовольствие и служить им, но не в качестве рабов. Пос­ле этого Титу Атаучи и Кэскис, доверчивые и веря­щие в законность, стали ждать ответа.

Тем временем Писарро продолжал свой путь. Ему удалось взять в плен Каликучиму, «великого воена­чальника Атауальпы», обвиняемого в убийстве Уаскара по приказу пленного Инки.

Он возил пленника повсюду с собой, потому что считал выгодным иметь столь авторитетного и важного заложника. Однако он изменил свое решение, увидев удовлетворение на лице пленника в момент нападения на их отряд воинов Кэскиса. Он понял, что «храб­рый воин не упустит возможности уничтожить своих врагов и добыть свободу для своей родины». Кон­кистадор считал, что Каликучима будет главным пре­пятствием в осуществлении его планов, и решил уб­рать его со своего пути. Он приказал его сжечь, что многим показалось «слишком суровой мерой»218.

Коварный Альмагро и жаждущий реванша Альварадо направлялись в Куско, чтобы встретиться с Писарро. Осведомленные о том, что Кэскис находится поблизости, они ускорили марш, чтобы ночью застать противника врасплох. Застигнутый неприятелем касик прежде всего позаботился о спасении беззащитного населения, направив его в горы. В то же время он поручил Уаипальке организовать отпор. Последний со своими воинами начал сбрасывать с высоты крутых склонов вниз на захватчиков крупные камни. Эти кам­ни, захватывая по пути другие, падали на испанцев и их лошадей. На самого Альмагро упал большой камень, который «чуть не убил его, поразив коня».

День за днем продолжались бои, заканчивавшиеся победой инков. Испанцы потеряли на крутых горных склонах около сотни человек и тридцать четыре лошади. В руки победителей попало много дорогой одежды, золота и серебра, брошенных при отступлении.

При виде катастрофического бегства испанцев храб­рый и дерзкий Кэскис еще более утвердился в своей решимости бороться с ними до полного изгнания из страны. Другие его соратники, несмотря на одержан­ную победу, были настроены более пессимистично и хотели скрыться в горах. Разногласия достигли на­ивысшего накала, копье Уаипальки оборвало жизнь героя.