Каса де Пьедра № 3 — «Храм солнца»

Макарова Алла Юльевна ::: Путешествие в страну майя

Рядом с пирамидой, на которой воздвигнут «Храм надписей», почти касаясь ее основания, возвышается другая пирамида такой же высоты. На вершине ее стоит здание, названное Стефенсом Каса де Пьедра № 3, в современной литературе известное как «Храм солнца». Длина этого здания тринадцать метров. Фаса­дом оно обращено на восток. Передняя стена расчленена тремя широкими дверными проемами, так что средняя часть выглядит как две прямоугольные колонны. Эти колонны украшает лепной орнамент в форме медальонов. Внутреннее помещение разделено на две галереи, полы выложены каменными плитами. В конце галереи прорезано маленькое оконце.

Задняя галерея разделена на три комнаты. Посередине, как раз напротив главного входа, находится изолированная комната, похожая на ту, которая в соседнем здании была нами названа молельней или святилищем.


Каса де Пьедра № 3 - "Храм солнца". Эскиз реставрации Стефенса и Казервуда

Над дверью богатый лепной орнамент, а на простенках — пообе стороны двери — каменные плиты с вырезанными на них в барельефе строчками иероглифов.

Стены святилища-молельни не были украшены ни лепным орнаментом, ни фресками, но во всю длину задней стены оказа­лась вмурованной таблица-панель. Она состояла из трех камен­ных плит.

Стефенс считал эту панель самым совершенным и самым интересным произведением из древних памятников Паленке. О писал: «Художественная резьба выполнена скульптором велико­лепно, фигуры людей и иероглифы выступают на камне ясно и отчетливо. По бокам — четыре строчки иероглифического письма. Главные фигуры сразу обращают на себя внимание — они те же, что и на ранее описанной таблице с крестом, и одежда на них почти такая же.

Надо думать, что они участвуют в жертвоприношении.

Каменная резная настенная панель из Храма солнца
Каменная резная настенная панель из "Храма солнца".

Внизу, по центру стенной панели, изображены две муж­ские фигуры, сидящие друг против друга, скрестив ноги по во­сточному обычаю. Один из них опирается рукою о пол, другою поддерживает квадратный столик. Второй человек изображен в такой жепозе, только с противоположной стороны столика. На стол опираются два скрещенных копья — они поддержи­вают уродливую маску с широко рас­ставленными глазами и высунутым языком. Это, по-видимому, божество, которому люди приносят жертвопри­ношение». На простенках, по обе стороны двери, когда-то располагались две каменные плиты с высеченным на них барельефом, изображающим людей.

Эти плиты, однако, были сняты с простенков, перенесены в деревню и вмонтированы как украшение в: стену одного из жилых домов.

Что же представлено на этих плитах?

Храм солнца. Вид после раскопок
"Храм солнца". Вид после раскопок

Два человека стоят друг против друга. Тот, который расположен с правой стороны, обращен лицом к зрителю. Нос и глаза его выразитель­но очерчены, весь облик характерен для портретов дворца. Головной убор его очень любопытный и сложный. Он состоит главным образом из листьев растений, с большим, свеши­вающимся вниз цветком. В орнаменте можно различить клюв и глаза птицы и черепаху. Его одежда — шкура ягу­ара. У человека, стоящего слева от зрителя, тот же характерный для портретов Паленке профиль. Голов­ной убор у этого персонажа — султан из перьев, к которому прикреплена птица с рыбой в клюве; на плечах — богато вышитая пелерина: пояс ши­рокий, с головой какого-то зверя; на ногах сандалии. Правая рука протянута вперед, ладонью вверх, как бы в просящем дви­жении. Над головой каждого из этих загадочных персонажей высечено несколько иероглифов.

Стефенсу казалось, что этот алтарь-святилище — самая инте­ресная часть развалин в Паленке.

Чтобы читатель мог представить себе убранство алтаря во всех подробностях, достаточно внимательно рассмотреть рисунок.

Барельеф слева от двери, ведущей в святилище Храма солнца.
Барельеф слева от двери, ведущей в святилище "Храма солнца".

На нем ясно видна дверь с повреж­денным орнаментом, две каменные резные плиты, а внутри, на задней стене, барельеф с изображением жерт­воприношения солнцу. Можно соста­вить полное представление о том, ка­кое впечатление произвело на путе­шественников все это сооружение, когда, с трудом взобравшись на раз­рушенную пирамиду, они подошли к алтарю. «Мы не могли воспринять его иначе,— пишет Стефенс,— как свя­тое место, посвященное богам и ос­вященное религией этого удивитель­ного народа. Рука разрушения поща­дила это место, и огромный каменный барельеф устоял против разрушения стихий и остался прекрасным и не­поврежденным. Печальными, всеми покинутыми выглядели эти резные фигуры, такие же выразительные, как и в те дни, когда народ, создавав­ший их, приходил сюда поклоняться и совершать священные обряды.

Мы стояли в полном недоумении. Все, что предстало нашему взору, бы­ло непостижимо самому пытливому человеческому уму».

Вблизи высилось еще одно здание, выстроенное на пирамиде. Но оно оказалось совершенно разрушен­ным — камни валялись по склону пи­рамиды. Стефенс высказал предпо­ложение, что здание это пострадало от землетрясения.

Барельеф справа от двери, ведущей в святилище Храма солнца.
Барельеф справа от двери, ведущей в святилище "Храма солнца".

Индейцы, которые хорошо знали местность, уверили путешественни­ков, что на территории Паленке никаких развалин больше не было.

В заключение мне хочется привести взволнованные строки из путевых записок Стефенса, которые воспринимаются как про­щание с Паленке.

«Нет необходимости приписывать Паленке грандиозную пло­щадь, так же как и очень большую древность, соответствующую древней культуре Египта или других очень древних народов. То, что мы видели, было величественно, интересно и замеча­тельно. Перед нами лежали развалины города, строителями которого был народ культурный, образованный, оригинальный, ни на кого не похожий. У этого народа было богатое прошлое. В своем развитии он достиг золотого века и исчез в полной неизвестности. Звенья, которые соединяли исчезнувший народ с общей семьей человечества, разорваны и потеряны. И эти раз­валины сохранили в себе следы его рук на земле. Мы жили в разрушенном дворце властелинов, стояли возле уединенных хра­мов и рухнувших алтарей. И куда бы мы ни приходили, мы виде­ли проявление их вкуса, художественного мастерства, богатства и могущества...

Храм солнца - алтарь-святилище
"Храм солнца" - алтарь-святилище.

В романтике мировой истории,— продолжает Стефенс,— ни­что не производило на меня более сильного впечатления, чем этот когда-то прекрасный город, разрушенный, брошенный и потерянный, случайно открытый, поросший лесом, заполонив­шим его на много миль, и лишенный даже своего имени. Это был скорбный свидетель превратности человеческой судьбы».

Опубликованные в Нью-Йорке дневники путешественников с подробными описаниями памятников и прекрасными зарисовками вызвали большой интерес во всем мире. Но затем восстание юкатанских индейцев и длительная их борьба против колонизаторов надолго закрыли путь к археологическим иссле­дованиям в стране. И когда, наконец, в начале нашего века они были возобновлены, то многое было разрушено, безвозвратно утеряно. Археологи и искусствоведы стали обращаться к бесцен­ному труду Стефенса, иллюстрированному Казервудом[30]. Об этом говорит советский этнограф и искусствовед Р. В. Кинжалов в своей книге «Искусство древних майя»:

Надгробная плита. Храм надписей
Надгробная плита. "Храм надписей".

«К сожалению, большинство штуковых рельефов в Паленке сильно пострадали от климатических невзгод и варварского об­ращения случайно забредавших туда людей. Поэтому мы можем составить о них более ясное представление только по рисункам путешественников прошлого столетия, видевших их в более хо­рошем состоянии».

Современные ученые предполагают, что Паленке был постро­ен в середине V века. Древний город привлекал к себе внимание многих ученых на протяжении многих лет. Совсем недавно мек­сиканский археолог Альберто Рус сделал там волнующее откры­тие. Это было в 1952 году, сто с лишним лет спустя, после того как здесь работали Стефенс и Казервуд. Рус занимался тогда реставрацией пирамиды «Храма надписей». Исследуя внутрен­нюю часть храма, ученый случайно обратил внимание на каменную плиту, несколько выступающую над уровнем пола. Он засунул в щель кирку и, когда удалось поднять ее, увидел узкую потайную лестницу. Лестница, сделав несколько поворотов, привела к большой каменной плите. Здесь ученый заметил каменную дверь, открыл ее и попал в зал. Внутри находился большое саркофаг, накрытый плитой с высеченными в технике барельефапортретом вождя и пространной иероглифической надписью. А когда Рус со своими помощниками подняли надгробье, то уви­дели под ним скелет халач-виника[31] в нефритовом ожерелье и больших нефритовых серьгах. Открытие Руса очень ин­тересно, оно меняет представ­ление о том, что пирамиды майя, в отличие от египетских пирамид, не являются гробни­цами царей, а лишь искус­ственными подножиями хра­мов и дворцов. Рус доказал, что иногда и в пирамидах майя можно обнаружить захо­ронение.

Скульптурный портрет молодого воина. Гробница Храма надписей.
Скульптурный портрет молодого воина. Гробница "Храма надписей".

«Среди индейцев, которые пришли проводить нас до деревни,— пишет Стефенс,— был незнакомый нам юноша, поразивший всех своим сход­ством с людьми далекого прошлого, изображенными на барельефах «Большого двор­ца». Его можно было принять за их прямого потомка. Воз­можно, что это сходство было чисто случайным, но нам захотелось иметь его портрет».

Юноша был очень скромным и стеснялся позировать. Стефенс решил уговорить его позже, после того как все сборы к отъезду из Паленке будут закончены и его друг-художник отдохнет от напряженной работы. Но найти юношу перед отъездом так и не удалось. Четвертого июня 1840 года исследователи покинули Паленке.


[30] Кроме описания развалин Паленке Стефенса, известны еще названные нами раньше работы Дель Рио, Дюпе и альбом Вальдека «Живописное путе­шествие». (Примеч. В. И. Гуляева.)

[31] Халач-виник — верховный правитель города-государства у майя.