Каса де Пьедра № 2 — «Храм лиственного креста»

Макарова Алла Юльевна ::: Путешествие в страну майя

Эта искусственная каменная терраса служит фундаментом для пирамиды, уже сильно разрушенной и поросшей деревьями. Вы­сота ее по склону сорок пять метров. На площадке пирамиды — здание, названное Стефенсом Каса де Пьедра № 2. Оно тоже поросло деревьями, как и пирамида, на которой оно воздвигнуто. Казервуд сделал рисунок здания, представив его в реставриро­ванном виде.

По всему фасаду оно украшено лепным орнаментом. На двух крайних четырехгранных колоннах — иероглифы. Одна из сред­них колонн рухнула, а другая еще стоит; на ней виден барельеф, изображающий фигуру человека; барельеф поблек и сильно осыпался.


Каса де Пьедра № 2 - "Храм лиственного креста". Эскиз реставрации Стефенса и Казервуда

Внутреннее помещение этого здания, так же как и в Ка­са № 1, разделено на две продольные галереи. Потолки свод­чатые, сходятся под острым углом, как и в других зданиях Паленке. Полы выложены крупными квадратными каменными пли­тами. Стефенс заметил брешь в полу. По его предположению, она была проломана капитаном Дель Рио, упорно искавшим клад. Задняя галерея разделена на три комнаты. Напротив двери главного входа находится продолговатая комната с тяжелым лепным карнизом и когда-то богатым, но уже поврежденным ор­наментом над дверью. По обе стороны двери, по предположению Стефенса, должны были находиться две каменные резные табли­цы. Но их уже не оказалось на месте — кто-то их снял и унес.

Комната эта — небольшая, четыре метра в длину и два в ши­рину. Свет проникает в нее только через дверь. Боковые стены гладкие, без следов орнамента. А на задней стене во всю ее длину вмонтирована каменная резная панель.

Она состоит из трех отдельных каменных плит. Та, которая размещена с левой стороны, если стоять лицом к таблице, все еще находится на своем месте Средняя плита оказалась сня­той со стены и брошенной на: берегу ручья, недалеко от здания. Стефенсу удалось узнать, что это случилось давно и снял ее кто-то из жителей соседней деревни с намерением унести к себя домой. Но тщетны были уси­лия — ее не удалось передви­нуть дальше ручья. (Позже вышло постановление, запре­щающее выносить с террито­рии развалин что-либо из древних сокровищ.)

Храм лиственного креста. Святилище
"Храм лиственного креста". Святилище

«Мы нашли каменную плиту лежащей на берегу ручья, резьбой кверху. В се­зон дождей много потоков воды заливало ее. Она была покрыта толстым слоем грязи и мха. Мы соскоблили и от­мыли всю грязь и подставили под нее подпорки. Быть мо­жет, кто-нибудь из путешест­венников приедет вслед за нами,— он найдет ее, наверно, в том же положении. На ри­сунке, который сделал Казервуд, она представлена на своем месте — на стене.

Каменная плита с правой стороны таблицы очень сильно раз­рушена, однако, судя по небольшому количеству фрагментов, найденных нами среди осколков перед зданием, мы не сомне­ваемся, что это были иероглифические записи, подобные тем, что находятся на каменной плите, расположенной с левой стороны. Панель, которую нам удалось воспроизвести, составляет лишь две трети оригинала»,— отмечает Стефенс.

Рассматривая этот рисунок, мы видим, что центральное ме­сто на барельефе занимает крест. На нем сидит какая-то фанта­стическая птица, а вокруг очень сложный, не поддающийся опи­санию орнамент. Две фигуры, расположенные по бокам, видимо, изображают знатных людей.

Настенная панель Храма лиственного креста.
Настенная панель "Храма лиственного креста".

«Рисунок барельефа прекрасен,— восхищается Стефенс.— По симметрии и пропорциям он не уступает многим из тех которые украшают стены древних храмов Египта. Костюмы изображенных людей очень своеобразны, они отличаются от всех изученных нами на барельефах и горельефах Копана, Киригуа и Паленке. Судя по мягким складкам ткани, надо думать, что это было хлопчатобумажное одеяние.

Обе фигуры устремили свои взоры на крест и, должно быть, совершают жертвоприношение. По-видимому, это жрецы, хотя утверждать что-либо определенное трудно. Иероглифические записи на барельефе объяснили бы все, если бы только их можно было расшифровать»[29].

Ни одно из сокровищ Паленке не вызвало столько споров и предположений, как этот каменный барельеф с изображением креста. Здесь нет необходимости передавать эти споры, скажем только, что загадка осталась не разгаданной до сегодняшнего дня.

Стефенс предполагал, что это здание было храмом, а маленькая изолированная комната — молельней. Какие там происходили ритуалы и церемонии, никто не может сказать.

Как и в соседнем здании, в «Храме лиственного креста» Стефенс не нашел лестницы. Единственный способ, каким иссле­дователи могли приблизиться к верхней постройке — собствен­но храму,— это снова забраться на ближнее дерево, ветви ко­торого простирались над крышей. Крыша была наклонная, и поверхность ее тоже украшена лепным орнаментом, изображав­шим фигуры людей, растения и цветы. Она сильно пострадала от разрушающего действия времени и стихий, но все же Стефенс нашел следы высокого искусства. Вот его запись:

Каменная статуя, лежавшая лицом к земле среди обломков развалин. Паленке.
Каменная статуя, лежавшая лицом к земле среди обломков развалин. Паленке.

«Среди фрагментов орнамента я увидел прекрасную головку и две обнаженные фигуры, по правильности пропорций и сим­метрии близкие к греческой скульптуре».

Продольные стены узкой надстройки издали выглядят, как легкая решетка,— они сдела­ны ажурной лепкой, с замысло­ватым рисунком.

Как и другие архитектурные сооружения местных зодчих, это здание не похоже ни на одно из архитектурных форм других наций и народов, нам знакомых. Его назначение? Как пользова­лись им, никому не известно. Возможно, что эта надстройка с высоким ажурным гребнем на крыше служила обсерваторией. «Мы стояли на верхней гале­рее,— вспоминает Стефенс,— устремив свои взоры поверх бескрайнего леса, и в туманной дали увидели лагуну Терминос и Мексиканский залив».

* * *

Недалеко от этого здания лежала статуя лицом к земле. Никто из путешественников сначала не заметил ее. Лицо было наполовину засыпано зем­лей и осколками камней, тыль­ная сторона — шероховатая, не тронутая резцом. Археолога и художника удивили большие размеры статуи — три с половиной метра высотой. Как перевернуть ее и уви­деть лицо? Индейцы сру­били молодые деревца и сделали из них шесты. Об­щими усилиями переверну­ли скульптуру.

Это была единственная статуя, когда-либо найден­ная в Паленке.

Исследователей порази­ло ясное и безмятежное выражение ее лица, боль­шое сходство с египетски­ми статуями, хотя по раз­мерам она значительно уступала гигантским ре­ликвиям Египта. Высокий головной убор отличался изысканностью, в ушах виднелись небольшие от­верстия для серег,— когда-то они были украшены по обычаю страны нефритовыми вставками-серьгами; на шее — ожерелье. Правая рука прижимала к груди какой-то инструмент — можно догадаться, что он был зубчатый. Левая рука покоилась на иероглифе, от которого спускался вниз символический орнамент. Ноги опирались на иероглиф, хранивший, быть может, тайну имени.


[29] Иероглифические знаки древних памятников майя (I тысячелетие н.э.) до сих пор полностью не прочитаны, хотя первые успешные шаги в этом направлении уже сделаны Ю. В. Кнорозовым (см. журн. «Латинская Америка, 1978, № 4). (Примеч. В. И. Гуляева.)