История организации Движение американских индейцев

Сборник ::: Америка после Колумба: взаимодействие двух миров ::: Стельмах В. Г.

Правозащитная организация Движение американских индейцев (ДАИ) на протяжении всего своего существования привлекала внимание всех интересующихся положением коренного населения США. В особенности это касается начального периода ее деятельности (1968—1973 гг.), когда она осуществила наиболее решительные акции — захват здания Бюро по делам индейцев (БДИ) в столице страны и оборону поселка Вундед-Ни в резервации Пайн-Ридж в Южной Дакоте. Эти и ряд других действий ДЛИ сразу же обросли разного рода домыслами, прежде всего относительно характера деятельности Движения. Американские официальные лица в свое время приложили немало усилий, чтобы представить ДАИ в качестве террористической группы. «Общеизвестно, что так называемое ДАИ . . . организация, лишенная понимания и опыта решения проблем жизни в резервациях. Ее руководство с трудом можно отличить от криминальных элементов. Оно использует в своей практике гангстерские действия, чтобы запугать и свергнуть традиционное общинное руководство. . . Реальная цель ДАИ — хаос», — заявил, в частности, в 1973 г. консервативный сенатор-республиканец Д. Холмс1. На подобные рассуждения стали накладываться мифы об ультрареволюционных целях Движения, намеревавшегося насильственным путем ниспровергнуть американское государство2, что, в свою очередь, породило толки и о крайней агрессивности ДАЙ, и о кровопролитии, якобы сопутствовавшем всем его действиям. К сожалению, подобного рода трактовка событий перекочевала и в отечественную литературу. В данной связи перед нами стоит двуединая задача: реконструкция и взвешенная оценка бурных событий в жизни индейцев США в конце 60-х —начале 70-х годов.

Чтобы рассматриваемые ниже факты стали понятнее, коротко осветим положение коренного населения Соединенных Штатов в тот период.

К 1970 г. численность американских аборигенов составила около 763 тыс. человек. Индейцы не представляли в национальном отношении единой массы: в стране в то время насчитывалось свыше 400 различных индейских народов, основная часть которых — без малого 2/3 — проживала на территориях 267 резерваций, остальные населяли города.

В системе социальных связей американского государства индейцы занимали специфическое место, являясь обладателями юридического статуса, дававшего им ряд прав. Прежде всего это право на особую форму социальной организации — индейскую общину, которая представляла собой орган местного самоуправления, формально наделенный довольно широкой внутренней автономией. Община выступала также в качестве коллективного владельца территории своей резервации, земля которой не подлежала ни федеральному, ни штатному налогообложению. Легальной основой индейского статуса были 370 договоров, заключенных в XIX в. между правительством США и независимыми тогда племенами, которые впоследствии подтверждались рядом американских законов.

Однако, несмотря на свои статусные права, индейцы на рубеже 60—70-х годов находились в очень трудном положении. Достаточно сказать, что более 30 % их общего числа жило ниже официально установленного уровня бедности, причем около 8 % — в абсолютной нищете; почти 1/3 взрослых индейцев не имели работы, а среднегодовой доход семьи коренного американца — 5,6 тыс. долла­ров — был в два раза ниже аналогичного показателя по стране в целом. Основной причиной этого была тогдашняя политика правящих кругов США, которые в нарушение автономных прав общин лишили их жителей реальной возможности решать касавшиеся их вопросы и фактически отдали земли и природные ресурсы резерваций на откуп монополиям.

Вопреки распространенному в американской печати мнению, будто бы до 1973 г. индейцы практически не вели борьбу в защиту своих прав3, общины в течение всего послевоенного периода предпринимали немалые усилия, чтобы улучшить долю своих жителей. Однако, по словам радикального индейского публициста У. Мейера, их действия носили в основном пассивный, оборонительный характер 4 Они не решались открыто выступить против американских властей, как это сделало Движение американских индейцев.

Начальный период деятельности ДАИ поражает обилием на первый взгляд несовместимых и противоречащих друг другу сведений. Действительно, официальное время и место рождения этой организации — 14 октября 1971 г., г. Кемп-Оуэндиго (Миннесота), где состоялась учредительная конвенция, объявившая о создании Движения 5. Но, как это ни странно, к тому времени ДАИ уже существовало в качестве сплоченной организации, чьи акции были уже известны американцам. Ровно за два месяца до учредительной конвенции, 14 августа 1971 г., в г. Милуоки (Висконсин), например, произошло следующее событие. Ранним утром группа индейцев заняла заброшенное здание береговой охраны. Когда туда прибыла полиция, руководитель индейцев Герберт Поулесс заявил, что они — члены местного отделения организации Движения американских индейцев. Их акция осуществлена в связи с тем, что территория, на которой стояло здание, согласно договору исконно принадлежала коренным жителям и отторжение ее незаконно. Здание, подчеркнул далее Поулесс, будет использовано ими как школа для детей индейцев, населяющих Милуоки. Власти Висконсина предпочли не усугублять инцидент и уступили ДАИ пустующее строение 6.

В том же месяце в пустынном районе штата Колорадо на археологическую экспедицию местного университета, занятую раскопками индейских погребений, было совершено «нападение» индейцев. Несколько человек, одетых в традиционные костюмы, потребовали от ученых прекратить осквернять могилы. Впрочем, «атаковавшие» держались на удивление миролюбиво: убедившись в научном значении раскопок, они стали помогать археологам. Эта акция также была организована ДАИ, а руководил ею В. Белликур7.

Наконец, в преддверии конвенции в Кемп-Оуэндиго, 22 сентября 1971 г., в столице страны Вашингтоне группа из 24 коренных американцев, также назвавшихся членами Движения, под руководством Р. Минза и Д. Бэнкса пыталась проникнуть в здание Бюро по делам индейцев, чтобы вручить его главе протест против назначения на ответственный пост в этом учреждении некого Д. Кроу, известного своими антииндейскими взглядами. Вызванные наряды полиции арестовали протестовавших, причем во время возникшей схватки полицейские жестоко избили нескольких индейцев8.

Между тем вряд ли можно обвинять американские средства массовой информации в хронологических неувязках, касавшихся начала деятельности ДАИ. Дело в том, что в 1971 г. даже наиболее осведомленные газеты практически ничего о нем не знали. Им даже оставался неизвестным тот факт, что на самом деле Движение возникло значительно раньше упомянутых выше событий. Подлинное время его основания — 28 июля 1968 г., место — исправительная тюрьма Стилуотер в г. Миннеаполис. Идея создания боевой правозащитной организации коренных американцев принадлежала индейцам Д. Бэнксу и К. Белликуру, отбывавшим в тот момент тюремное заключение за столкновение с полицией в индейском квартале города. Задача организации мыслилась ими так: «Она должна была стать оружием, которое индейские народы могли бы использовать в борьбе с несправедливостью, причиняемой им враждебным обществом белых», — вспоминал спустя несколько лет Бэнкс 9. Первоначально очи с Белликуром намеревались назвать свою организацию «Озабоченные американские индейцы», однако потом было решено дать ей нынешнее название, поскольку английская аббревиатура AIM могла быть прочитана и как слово «цель» 10.

Выйдя из тюрьмы, Бэнкс и Белликур посвятили в свои замыслы нескольких друзей: Р. Минза, Д. Митчела (впоследствии покинул ДАИ) и В. Белликура — брата Клайда. Эта пятерка стала своего рода ядром будущей организации, ее мозговым трестом, разработавшим структурные принципы ДАИ. Выступая в 1972 г. на митинге в г. Денвер, В. Белликур сообщил очень интересные сведения. Первоначально они решили, что Движение будет иметь гибкую структуру: его основу должно было составить определенное число активистов, чья деятельность опиралась бы на борьбу широких масс коренных американцев. Объединять действия активистов будет национальный координационный центр, однако местные отделения ДАИ, которые следовало открывать в местах массового проживания индейцев, сохраняли бы при этом довольно широкую автономию. Не менее важно, говорил далее рассказчик, было и то, что с самого начала они условились «забыть о трайбализме (т. е. о племенном делении коренных жителей США. — В. С.) и выступать как представители единого индейского народа»11. Как бы продолжая это повествование, Р. Минз в одном из своих интервью вспоминал о принятом тогда же решении отказаться от выборов руководства организации путем голосования. Вместо этого предполагалось осуществлять выдвижение на традиционной индейской основе «доказанного лидерства», когда человек, претендовавший на власть, подобно воинам давних времен, должен был сначала доказать свои права каким-либо мужественным поступком12.

Из всего сказанного явствует следующее: во-первых, с самого начала Движение мыслилось его основателями как общенациональная массовая организация; во-вторых, в его структуре, как мы видим, переплелись чисто индейские исторические традиции с реальным опытом политической борьбы в Америке 60-х годов.

Придя к соглашению, пятерка разъехалась по стране, посещая резервации и городские индейские кварталы, жителей которых ее члены стремились привлечь на свою сторону. Эта агитация, вероятно, была действенной. Достаточно сказать, что через два года с момента создания ДАИ насчитывало без малого 4,5 тыс. членов и имело свои отделения в 64 населенных пунктах Соединенных Штатов и в двух — в Канаде. Число индейцев, сочувствовавших Движению, по некоторым данным, превышало 90 тыс.13 Иными словами, его популярность возрастала невиданными темпами. «Даже в тех резервациях, где лидеры общин официально выступают против него, ДАИ оказывает огромное психологическое воздействие. Многие из тех, кто публично осуждает. . . конфронтацию с властями. . . тайно благоговеют перед ним», — с удивлением отмечала одна из ведущих американских газет 14.

Итак, к моменту своего официального рождения в октябре 1971 г. Движение уже было сплоченной боевой организацией, совершившей ряд смелых действий в защиту прав коренного населения США. Однако перед его лидерами стояла задача четкого формулирования и обнародования программных установок, ибо многие индейцы, которым импонировала решительность ДАИ, тем не менее имели довольно смутное представление о его целях. Эта задача была решена спустя полгода после встречи в Кэмн-Оуэндиго. Весной 1972 г. представители Движения собрались на конвенцию в г. Сен-Пол (Миннесота), где выработали состоявшую из 20 пунктов программу под названием «Восстановление индейских сообществ».

В ней прежде всего указывалось на необходимость подтверждения юридической силы договоров как основы и рамок отношений индейских общин и правительства США (п. 1 — 7, 9). Большое внимание уделялось укреплению общинной автономии и подтверждению статусных льгот: наделение советов общин правом трактовать договоры; восстановление их права определять членство в общине независимо от «доли индейской крови индивида»; изъятие территории общин из сферы юрисдикции штатных судов; сохранение налогового иммунитета (п. 8, 11, 13, 17). Программа также содержала требования возврата индейцам около 60 млн акров земель, отторгнутых у них в 1887 г. (п. 10), свободного отправления традиционных культов и верований (п. 18), а также замены бюрократизированного БДИ состоящим из индейцев Управлением по проблемам отношений правительства и общин (п. 14— 16). Наконец, особое место в документе заняли призывы к увеличению федеральных ассигнований на строительство жилья для индейцев, улучшение системы их медицинского обслуживания, образования и пр. (п. 20) 15. Иными словами, к 1972 г. ДАИ имело четко сформулированную программу. И хотя легальная основа выдвинутых его требований — договоры XIX в. между правительством США и индейскими племенами — может показаться несколько наивной, нельзя не отдать должное их демократическому характеру, объективно выражавшему чаяния значитель­ной части индейского населения Соединенных Штатов.

После конвенции в Сен-Поле Движение сразу же приступило к реализации своих программных установок. По инициативе Р. Минза и В. Белликура 23 октября 1972 г. начался первый в истории страны общенациональный индейский марш протеста, получивший название «Караван нарушенных договоров». Из Сен-Пола в столицу отправились караваны автомобилей, украшенные лозунгом «Равенство, справедливость и сохранение особых прав индейцев» и флагами четырех цветов — черного, белого, красного и желтого — традиционных индейских символов мира и жизни. Машины везли сотни коренных американцев, представлявших большинство индейских народов страны 16.

К 1 ноября в Вашингтон прибыли около 600 участников Каравана. Сделанная ими в тот день попытка передать в БДИ петицию, в которой содержалось требование к правительству США уважать договоры с индейцами и улучшить условия их жизни, была неудачной. Чиновники отказались разговаривать с индейцами. Тогда в ночь на 2 ноября инициативная группа, возглавляемая Р. Минзом и В. Белликуром, используя уже неоднократно опробованный ими способ, заняла помещение Бюро и забаррикадировалась в нем. Заменив на фасаде здания вывеску «Бюро по делам индейцев» на «Посольство коренных американцев», индейцы объявили, что они будут удерживать его до того момента, когда правительство рассмотрит 20 пунктов их программы17. В течение следующих пяти дней инициативная группа оставалась в здании вопреки требованиям полицейских оставить его. (Справедливости ради стоит сказать, что и последние не пред­принимали активных попыток выбить их оттуда.) Однако затем окружной судья Д. Пратт предъявил участникам захвата ультиматум с требованием очистить помещение к 8 ноября. Одновременно, как стало известно из информации, просочившейся в английскую газету, Пратт дал согласие на использование в назначенном на 8-е число штурме части национальной гвардии 18. Однако на этот раз стычка не состоялась. Тактический ход инициаторов Каравана (проведение акции в первую неделю ноября — период президентских выборов) оказался на редкость эффективным. Не желая негативного резонанса, переизбранный на второй срок президент Р. Никсон принял условия осажденных, обещав разработать меры по улучшению положения индейского населения. Попутно было объявлено об амнистии всем участникам захвата. Утром 8 ноября 1972 г. индейцы покинули здание БДИ 19.

Между тем, стремясь обезопасить себя от возможных преследований американских властей, активисты ДАИ решили самостоятельно гарантировать свою безопасность. С этой целью, покидая здание Бюро, они в качестве «военного трофея» захватили многочисленные документы БДИ, «имевшие, — по словам В. Бел-ликура, — не столько скандальный, сколько криминальный характер». В этих материалах содержались сведения о незаконной эксплуатации ресурсов резерваций монополиями, осуществлявшейся при потворстве коррумпированных должностных лиц. В руки индейцев гюпал даже документ, компрометировавший вице-президента США С. Агню, который получал взятки от банка Олмстеда, наживавшегося на махинациях в индейских землях 20. Обнародование этой информации стало своего рода прелюдией Уотергейта.

Несмотря на благополучное завершение Каравана, его успех был в общем-то скромен. Хотя власти воздержались от прямых репрессий в отношении его участников, они не торопились выполнять и свои обещания. Произвол в отношении коренных жителей не только не прекратился, но и в ряде мест усилился. К концу 1972 г. обострилась ситуация в Южной Дакоте. Этот штат, занимающий одно из первых в стране мест по числу живущих в нем индейцев, отличался «особой нетерпимостью к краснокожим». В нем, по словам Р. Минза, «существовал двойной стандарт правосудия, от которого страдали коренные жители» 21. Именно этим обстоятельством и было продиктовано решение ДАИ перенести акции правозащитной борьбы в район Южной Дакоты.

Поводом для непосредственных действий организации стали события в г. Кастер неподалеку от Пайн-Ридж. В октябре 1972 г. несколько сотен сторонников ДАИ в знак протеста против полицейского произвола попытались поджечь здание городского суда. Завязалась драка с прибывшими полицейскими. Это крайне наэлектризовало обстановку в городе, население которого, в свою очередь, дало выход антииндейским настроениям 22. Спустя некоторое время 20-летний индеец был застрелен в баре Кастера во время ссоры, возникшей из-за того, что его отказались обслужить по расовому признаку. Городской суд вынес убийце относительно мягкий приговор. Возмущенные подобным решением, активисты ДАИ 14 февраля 1973 г. начали пикетирование суда. 230 18 февраля часть пикетчиков была арестована 23. Это переполнило чашу терпения индейцев, и 28 февраля произошла кульминация выступлений ДАИ начала 70-х годов — захват и оборона Вундед-Ни.

В тот день группа из приблизительно 200 сторонников ДАИ, вооруженных винтовками и револьверами, заняла поселок Вундед-Ни. Захватив в качестве заложников 11 служащих местного отделения БДИ, участники акции потребовали от американских властей «всеобъемлющего расследования несправедливостей, допускавшихся федеральным правительством испокон веку в отно­шении коренного населения» 4. Спустя несколько дней их лидеры Р. Минз, Д. Бэнкс, К. и В. Белликуры, К. Кэмп сделали официальное заявление, содержащее требование прямого контакта с правительством страны с целью обсуждения индейской проблемы. Им было отказано в этом, хотя днем ранее в знак добрых намерений они отпустили на свободу всех заложников 25. Только после того как в переговорах на высшем уровне было отказано, ДАИ объявило о твердом намерении удерживать поселок, не допуская туда никого из представителей властей до тех пор, пока их требование не будет выполнено.

Однако правящие круги Соединенных Штатов в тот момент не желали мирного урегулирования инцидента. В ответ на демонстративный акт группы индейцев последовал приказ о штурме, во время которого вооруженные автоматами отряды полиции попытались в ночь на 8 марта 1973 г. выбить из Вундед-Ни его защитников 26. Штурм этот, однако, удалось отразить: полицейские не решились ворваться в поселок после того, как индейцы сделали несколько предупредительных выстрелов. Вслед за этим по приказу из Вашингтона началась тотальная блокада Вундед-Ни. Поселение было лишено водоснабжения и электричества, прекратился подвоз продовольствия и медикаментов. На подмогу полиции были направлены несколько бронетранспортеров и вертолетов. Однако сообщение одной из японских газет о подключении к блокаде армии США 27 не подтверждается данными иных источников. Подобная демонстрация силы не лишила осажденных мужества. Вопреки возникшим трудностям они продолжали настаивать на выполнении своих требований, по-прежнему защищая рубежи поселка. Отдельные перестрелки с полицией продолжались в течение всего марта и апреля 1973 г. К счастью, их жертвы оказались минимальными: погибли два члена ДАИ и один агент ФБР28. Между тем выстрелы, раздававшиеся на окраине — в штате Южная Дакота, оказались слышны по всей территории страны. В поддержку индейцев прошла демонстрация американской общественности в Нью-Йорке; о солидарности с осажденными заявили индейские общины западных штатов; отдельные либеральные политики, в частности сенаторы-демократы Д. Макговерн и Д. Абурезк, также выступили публично за удовлетворение справедливых требований Движения 29. Все это оказало воздействие на позицию правительства США. 6 мая 1973 г. министр внутренних дел Р. Мортон согласился встретиться с лидерами ДАИ. После двухдневных переговоров власти приняли условия осажденных: было объявлено о создании специальной комиссии конгресса по разработке законов об улучшении положения индейского населения. Только после этого индейцы согласились прекратить сопротивление и покинуть Вундед-Ни 30

Каким же оказался результат этих драматических событий? На первый взгляд — небольшим. Попытка оказать давление на американские власти с целью немедленного пересмотра их политики в отношении коренных жителей не была успешной, поэтому в данном контексте можно говорить только о широком общественном резонансе акции Движения. Более того, средства массовой информации США затем открыли против ДАИ мощную кампанию, основной целью которой было убедить индейцев в том, что достичь улучшения своего нелегкого положения им удастся, лишь «действуя в рамках американской системы» 31.

Подобное информационное воздействие, безусловно, сыграло роль в изменении общественного мнения населения резерваций. Ряд близких к ДАИ, еще недавно радикальных индейских лидеров поспешили выступить против конфронтации с властями. Другие представители коренного населения, признавая широкий резонанс «воинственных акций», обвинили ДАИ в том, что прямые результаты его борьбы были в целом эфемерны, что Движение, ссоря ту или иную общину с правительством, затем кидало ее жителей на произвол судьбы 32. В итоге ДАИ постепенно лишилось значительной части своей социальной базы. После 1973 г. организация стала менее заметной в индейском правозащитном движении: участвовав практически во всех последующих акциях протеста коренных жителей, Движение выступало не столько как их руководитель, сколько

как радикальный компонент. Это даже позволило ряду американских экспертов сделать заключение о постепенном «умирании» ДАИ 33.

Между тем анализ фактов показывает, что в действительности влияние событий в Вундед-Ни на ситуацию в индейском вопросе в конечном счете было достаточно ощутимым. Действия Движения стали одной из причин отказа американских властей от чисто силовых методов решения проблем коренных жителей и перехода к политике социального регулирования. Уже в 1974 г. конгресс принял закон об увеличении финансовой помощи индейским общинам. В 1975 г. этот акт был дополнен законом о содействии самоопределению индейцев, который подтверждал авто­номный статус их сообществ. Названные меры стали основой ряда позитивных сдвигов в жизни индейцев США в дальнейшем. К примеру, в конце 70-х годов общинам удалось одержать ряд юридических побед в борьбе за восстановление своей земельной базы, обеспечения суверенных прав. В частности, коренные народы штата Вашингтон добились восстановления права ловли рыбы в реках штата, которое не признавали местные власти с конца 232

прошлого века; ряд народов восточного побережья Атлантики — весьма значительной денежной компенсации за насильственно отторгнутые у них земли. Улучшилось положение со здравоохра­нением и образованием коренных американцев, повысились доходы их семей. Поэтому, понимая ограниченность успехов Движения американских индейцев и спорность использованных им средств, нельзя не отдать должное мужеству людей, не побоявшихся,сделав сознательный выбор, бросить вызов могучему государству. «Кем бы нас ни считали, стоиками или ненормальными, которые штурмуют в лоб хорошо укрепленные позиции противника, мы — люди, избравшие собственный путь», — сказал в 1981 г. один из лидеров ДАИ — Р. Минз, выразив сегодняшнюю позицию большинства индейцев США 34


1                      Congr. Rcc. 1973. Vol. 119. P. 10410.

2                      Covert Action. 1985. N 25.

3                      См., например: Time. 1970. Febr. 9.

4                      Мейер У. Коренные американцы. М, 1974. С. 87.

5                      Wash. Post. 1971. Oct. 15.

6                      N. Y. Times. 1972. Jan. 10.

7                      Wash. Post. 1971. Oct. 15.

8                      N. Y. Times. 1971. Sept. 23.

9                      Wash. Post. 1976. Febr. 4.

10                   Economist. 1972. Jan. 15. P. 40.

11                    Wash. Post. 1972. July 23.

12                    См.: «Мир должен прийти нам на помощь»: Интервью с индейским вождем // Расы и народы. М., 1986. Вып. 15. С. 237. Именно это обстоятельство проясняет непонятную ситуации) 1971 г., когда выступления ДАИ как бы предшествовали его созданию. Инциденты в Милуоки, Вашингтоне и других местах были теми акциями, которыми активисты Движения доказывали свои права на роль лидеров.

13                    Wash. Evening Star. 1972. Nov. 12; Economist. 1972. Jan. 15. P. 40.

14                    N. Y. Times. 1974. Aug. 19.

15                    Текст программы ем.: Congr. Rec. 1973. Vol. 119. P. 10413-7.

16                    Daily World. 1972. Oct. 24.

17                    N. Y. Times. 1972. Nov. 3; Wash. Post. 1972. Nov. 5.

18                    Financial Times. 1972. Nov. 7.

19                    N. Y. Times. 1972. Nov. 9.

20                    Wash. Post. 1972. Nov. 9, 16.

21                    Times. 1973. Febr. 20.

22                    Wall Street J. 1987. Dec. 24.

23                    N. Y. Times. 1973. Febr. 18.

24                    Wash. Post. 1973. Mar. 1, 8.

25                    N. Y. Times. 1973. Mar. 2.

26                    Observer. 1973. Mar. 11.

27                    Jap. Times. 1973. Mar. 13.

28                    N. Y. Times. 1973. May 13.

29                    Wash. Post. 1973. Mar. 18.

30                    N. Y. Times. 1973. May 9.

31                    US News and World Rep. 1974. Febr. 5.

32                    N. Y. Times. 1975. Пес. 21; Wash. Post. 1976. Febr. 4.

33                    US News and World Rep. 1985. Sept. 2.

34                    Observer. 1981. Nov. 8.