История мексиканцев по их рисункам

перевод Генри Филлипс Мл. ::: История мексиканцев по их рисункам

Оглавление

Вступление Генри Филлипса. [стр.616]
Глава 1. О сотворении и начале мира и о творце и главных богах. [стр.616]
Глава 2. О том как был создан мир и кем. [стр.617]
Глава 3. О создании Солнц и сколько Солнц было, и как долго они длились, и как масегуали питались во время каждого из Солнц, и о гигантах тех дней. [стр.619]
Глава 4. О системе счета, которой они владеют. [стр.619]
Глава 5. О потопе и о падении с небес и о восстановлении. [стр.621]
Глава 6. Что случилось, после того как подняли небо и звёзды. [стр.621]
Глава 7. Как было создано солнце и что случилось после. [стр.622]
Глава 8. О том, что произошло после сотворения солнца и луны. [стр.622]
Глава 9. О начальном этапе и пришествии мексиканцев в эту Новую Испанию. [стр.624]
Глава 10. Как они отбыли, люди Кулуакана, и какие народы отправились с ними, и как они назывались. [стр.624]
Глава 11. О пути, по которому они шли и о местах, через которые они проходили, и о том, сколько времени в каждом из мест, где они останавливались, они проводили. [стр.625]
Глава [12. Возвращение в Чапультепек.] [стр.629]
Глава [13. Жертвоприношение Копиля.] [стр.629]
Глава [14. Смерть Уицилиуитля.] [стр.630]
Глава [15. Захоронение сердца Копиля.] [стр.630]
Глава [16. Подчинение Колуакану.] [стр.630]
Глава [17. Война с Шочимилько.] [стр.630]
Глава [18. Бегство из Колуакана.] [стр.631]
Глава [19. Основание Тлателолько и Теночтитлана.] [стр.631]
Глава [20. История Теночтитлана и Тлателолько.] [стр.632]
[Глава 21. Различные заметки по космологии, истории и законам.] [стр.637]
[Глава 22.] Откуда родом правители Точимилько. [стр.642]
[Глава 23.] О способе, которым они пользуются при подсчёте их месяцев и дней. [стр.643]

ПРИЛОЖЕНИЕ. Примечания и поправки к Кодексу Рамиреса. [стр.643]
ПРИМЕЧАНИЕ 17. [Миштекский рассказ о сотворении.] [стр.645]
ПРИМЕЧАНИЕ 18. О мексиканском годе. [стр.646]
ПРИМЕЧАНИЯ 19-48. [стр.647]
ПРИМЕЧАНИЯ 49-62. [стр.650]

Возможно одним из ценнейших фрагментов древности, переживших фанатичное неистовство испанских священнослужителей, является Кодекс Рамиреса – история мексиканцев, записанная их иероглифическим и символьным письмом. Он был написан сразу после конкисты по приказу и для нужд сеньора Рамиреса де Фуэн Леала, епископа Куэнка, ректора Chancelleria, с целью его использования при принятии решений по всем вопросам, которые возможно возникли бы у суда. Он велел ацтекским мудрецам и жрецам собраться вместе, предстать перед ним и прийти к общему согласию по вопросам обозначения знаков и символов, с помощью которых были записаны законы, история и мифология мексиканцев. В качестве аутентичного описания Кодекс представляет собой уникальный и ценнейший материал для изучения.

Бринтон (Am. Hero Myths, 78) назвал его «наиболее значимым авторитетным источником, которым мы обладаем»; Пинело (Vol. II, 603) указывает на то, что материалами документа пользовался Эррера; Чаверо (Anales del Museo Nacional, III, iv, 120) пишет «se considera como la mejor fuente, acaso la unica verdaderamente autorizada, para conocer los hechos pasados en Tenochtitlan». Когда епископ Рамирес вернулся в Испанию, он взял с собой манускрипт, ныне находящийся в Мадриде (фолиант из 12 листов, озаглавленный как «Libro de oro y Thesoros Indicos»), и оставил на его страницах ряд заметок, которые, тем самым, подтверждают его подлинность.

Документ чрезвычайно труден для понимания и в нём много неразборчивых мест, возникших отчасти из-за ошибок в транскрипции, отчасти из-за использования устаревших выражений и во многом из-за запутанного и плохого слога, а также частично и из-за неправильной и грубой орфографии.

В нижеследующем переводе я попытался воспроизвести простоту и смысл оригинала, добавив множество поясняющих примечаний и предположений там, где по ходу текста они требуются.

(ПРИМЕЧАНИЕ – «Tz» произносится как «Ç» у майя; «X» как звук «sh» в английском языке; «t» между двумя «l» пропускается; «o» и «u» произносились практически одинаково (Molina). Anales de Museo Nacional, I, VI, 212.)

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ [стр.616]

О сотворении и начале мира и о творце и главных богах.

В символах и писаниях, которыми раньше пользовались, в преданиях стариков и тех, кто в дни язычества были жрецами и священнослужителями, и в рассказах знати и правителей, которых они обучали законам и давали образование в их храмах для того, чтобы они были сведущими, представленных предо мною с их книгами и иероглифами, которые согласно представленным доказательствам считаются [617] древнего происхождения, многие из которых смазаны человеческой кровью, сказано, что изначально был один бог по имени Тонакатекли1, который взял себе в жёны Тонакацигуатль или как её ещё иногда называют Качекуакальт, которые сами создали себя и были постоянными обитателями тринадцатого неба; о чьём происхождении и истоках тоже ничего не известно, за исключением того факта, что оно также возникло на тринадцатом небе. У этого бога и богини родились четыре сына, старшего звали Тлаклау кетесцатлипука2, которого люди Куашоцинго и Таскалы почитали в качестве своего главного божества под именем Камаштле3 и который, как говорят, родился весь покрытый красным цветом. Был у них и второй сын по имени Йайанке тескатлипука; он, кто был самым великим и наихудшим, кто подчинил и обладал властью над тремя другими, потому что он был рождён посередине всего (naçio en medio de todos); при рождении он был полностью чёрным. Третьего звали Кецалькоатль4, а другим его именем было Йагуеликатль. Четвёртому и самому младшему присвоили имя Омитекильт5 и Макескоатль, которому мексиканцы дали имя Вчилоби, потому что он был левшой, и которого считали их главным божеством, так как его таковым считали в тех землях откуда они прибыли, и был он более богом войны, нежели другие божества. Из этих четырёх сыновей Тонакатекли и Тонакацигулатль (sic), Тескатлипука был тем, кто знал все мысли и был во всех местах и читал все сердца, поэтому его звали Мойокойа6, то есть «всемогущий», согласно этой идеи он изображался только как воздух, под этим именем он не был широко известен. Вчилоби7, младший брат и бог мексиканцев, родился без плоти (nacio sin carne), лишь с костями, и так он прожил шестьсот лет, в течение этого периода времени боги ничего не делали, как отец, так и сыновья, и для их представления нет рассказа, охватывающего эти шестьсот лет, ведущего отсчёт как принято от двадцати к двадцати, согласно знаку, который он имеет, который символизирует двадцать. Эти боги были известны под этими и многими другими именами, в соответствии с тем, как понимались их отличительные черты, поскольку в каждом сообществе их именовали по-разному из-за их диалекта, и поэтому им давались различные имена.

ГЛАВА ВТОРАЯ [стр.617]

О том как был создан мир и кем.

Когда шестьсот лет после рождения четырёх братьев-богов, сыновей Тонакатекли, прошли, все четверо собрались вместе и сказали, что хорошо бы им устроить то, что они должны, а также закон, который ими бы правил, и они поручили Кецалькоатлю и Вчилоби осуществление этого задания, во исполнение которого они создали, учитывая мнения и предписания других, огонь и когда это было сделано, они создали половину солнца, которое, вследствие своей неполноценности, светило не ярко, а слабо. Некоторое время спустя они создали мужчину и женщину; мужчину они назвали Вшумуко, а женщину Ципастональ8, и они приказали им возделывать землю, а женщине [618] прясть и ткать, и чтобы от них родились мацегуали, и чтобы они не развлекались, а всегда были обязаны трудиться; женщине боги дали определённого вида зёрна маиса9, чтобы используя их она занималась лечением, и чтобы использовала их для предсказаний и колдовства, и это является женскими обычаями. Затем они создали дни, которые они поделили на месяцы, присвоив каждому месяцу двадцать дней, которых у них было восемнадцать, и триста шестьдесят дней в году, о котором будет сказано позже. Затем они создали Митлитлаттеклет и Мичитекациглат, мужа и жену, и они были богами ада (infierno), куда их поместили; потом боги создали небеса под тринадцатым, а затем они создали воду и в ней большую рыбу подобную аллигатору, которую они назвали Ципакли, и из этой рыбы они создали землю как будет сказано; и создать бога и богиню воды, все четыре божества соединённые вместе, и создали Тлалокатекли10 и его жену Чальчиутликуэ11, которых они назначили быть богами воды, к которым они сами обращались в молитвах когда это было необходимо. Об этом боге воды говорили, что у него было жилище, состоящее из четырёх помещений, в каждом из которых посередине располагался большой внутренний двор, где стояли четыре больших глиняных сосуда, заполненных водой. В одном из этих сосудов находилась прекрасная вода и из него шёл дождь, который питал все виды зёрен и семян, и который делал их зрелыми в хороший сезон; из второго сосуда лилась плохая вода, которая являлась причиной образования на посевах паутины, и болезней и ложномучнистой росы; из другого выпадал лёд и мокрый снег; когда из четвёртого шёл дождь – ничего не созревало или засыхало. Этот бог дождя создал множество слуг, небольших телом, которые находились в комнатах вышеупомянутого дома, и у них были сундуки с деньгами12, в которые они ловили воду из больших глиняных сосудов, и различные ветки в другой руке; и когда бог воды отправлял их орошать какие-либо определённые земли, они отправлялись вместе со своими сундуками и прутьями, и позволяли литься воде там, куда их направили, и когда слышен грохот – это шум, производимый ударами их прутьев по сундукам, и когда сверкает молния – она исходит из этих сундуков. Прошло 80 лет с того момента когда Сеньор де [или «правитель»] Чалько пожелал принести в жертву этим слугам бога дождя одного из своих горбунов13 и взял его к Вулкану, очень высокой горе всегда покрытой снегом, в пятнадцати лигах от города Мехико, и поместил горбуна внутрь пещеры, чей вход был закрыт, и из-за недостатка пищи его стало клонить ко сну и он перенёсся туда, где он мог видеть вышеупомянутый дворец и как живёт божество; позже слуги Сеньора де Чалько пришли посмотреть умер ли он, но, обнаружив его живым, забрали его домой, где он рассказал, что видел; в тот же год люди Чалько были покорены мексиканцами и стали их рабами, и говорили, что это был знак об их поражении, что и случилось. Затем все четыре бога, совместными усилиями, они создали из рыбы Сипакуатли14 землю, которую назвали Тлальтекли15, и представили в качестве бога земли, являющегося частью рыбы, поскольку сделан из неё.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ [стр.619]

О создании Солнц и сколько Солнц было, и как долго они длились, и как масегуали питались во время каждого из Солнц, и о гигантах тех дней.

Всё вышеупомянутое было сделано и создано без какого-либо упоминания о дате, за исключением того, что было это сделано одновременно, и без какого-либо временного различия, и повествуется о том, что у первого мужчины и первой женщины, о сотворении которых уже было сказано, ко времени когда начали совершаться эти вещи, родился сын, которому дали имя Пилькетекли, и в виду отсутствия женщины на которой он мог бы жениться, боги создали из волос Сучикецар16 женщину, с кем состоялся его первый брак. Когда это было сделано, все четыре божества заметили, что половина солнца, которое они создали, светила слишком слабо, поэтому они решили создать другую половину солнца, чтобы оно освещало всю землю. Когда Тескатлипука увидел это, он, чтобы дать свет, сам стал солнцем, как мы изображаем его в рисунках, и говорят, что то, что мы видим это лишь блеск солнца, но не само солнце, поскольку солнце встаёт утром, проходит путь до полудня, а затем возвращается на восток, чтобы заново начать следующий день, а то, что видно с полудня до заката это его блеск, но не само солнце, и что ночью оно никогда не показывает себя и не движется. Так, будучи богом, Тескатлипука сам сделал себя солнцем, а затем все остальные божества создали гигантов, которые были очень большими людьми и такой чрезмерной силы, что могли выдергивать деревья своими руками, а жили они на желудях вечнозелёных дубов, и больше ничего17. Такое положение дел длилось столько, сколько существовало это солнце, тринадцать раз по пятьдесят два, что составляет 676 лет.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ [стр.619]

О системе счёта, которой они владеют18.

И поскольку они начинают отсчёт времени с этого первого солнца, а их система счёта ведётся с этого момента непрерывно, оставляя позади 600 лет, эпоху рождения богов, и пока Вчилобус был костьми и без кожи, как об этом повествуется, я сейчас продолжу рассказывать о системе и последовательности с которой они ведут подсчёт года, и вот оно. Как уже было сказано, каждый год состоит из 360 дней, и 18 месяцев, каждый месяц состоит из 20 дней; и о том, как они использовали 5 дней на праздниках, который стали постоянными, мы поговорим позже в наших главах, затрагивающих праздники и торжества. Рассматривая год, как было сказано, они устанавливают для него от четырёх до четырёх, и ни в их языке, ни в их рисунках нет упоминания о более чем четырёх лет. Первый они именуют тектапатль, и изображают его камнем или кремнем, с чьей помощью разрезают тело для того, чтобы достать оттуда сердце; второй – кали, который они изображают домом, так как по своему названию он зовётся домом; третий – точили, который они изображают с кроличьей [620] головой, имя которого означает кролик; четвёртый – акаль, который они изображают знаком для воды. Они ведут отсчёт этими числами и объектами до тринадцатого года, которые затем формируют большой цикл, как индикты или период в пять лет у римлян; а затем завершают цикл через четыре тринадцатилетия. Четыре года пройдя четыре раза по тринадцать образуют пятьдесят два, это они называют веком (эпохой), и когда завершается пятьдесят два года, они отмечают великий год с большой пышностью и относят этот период к тем, которые уже прошли, и опять возобновляют свои четырех годовые вычисления; празднование этого и вступление в новый цикл отмечался у мексиканцев путём тушения всех существующих огней, а жрецы отправлялись добывать заново огонь в храме, расположенном на высокой горе возле Эстапалапа, где проводилась церемония, на расстоянии около двух лиг от Мехико. Затем с этого момента они продолжали вести свой отсчёт четырёх лет, а затем тринадцати, пока не достигали пятидесяти двух, и так далее всё время от пятидесяти двух к пятидесяти двум.

Возвращаясь к гигантам, которые были созданы в то время когда Тескатлипука был солнцем, говорят, что когда он перестал быть солнцем они все погибли, и погубили их тигры и сожрали их, так, что никто не остался; и эти тигры были созданы таким образом; после того как прошло тринадцать раз по пятьдесят два года, Кецалькоатль стал солнцем, а Тескатлипука перестал им быть, потому как тот нанёс ему удар большой палкой и сбросил его в воду, и там он превратился в тигра, и пошёл оттуда убивать гигантов; и это появилось на небесах, потому как говорят, что Большая Медведица спустилась к воде, так как является Тескатлипукой, и была наверху в память о нём.

В эти эры масегуали питались орехами сосновых деревьев и больше ничем, и это продолжалось пока Кецалькоатль был солнцем, в течение тринадцати раз по пятьдесят два года, что составило 676 лет, которое завершилось Тескатлипукой, будучи богом совершал те же действия, что и его братья, и с этого времени сделался тигром и ударил под зад Кецалькоатля, что его опрокинуло и завершило срок его пребывания солнцем; и затем поднялся ужасный ветер, который унёс всех масегуалей, за исключением нескольких оставшихся висеть в воздухе, а остальные превратились в приматов и обезьян; затем Тлалокатекли, бог нижних областей, стал солнцем и оставался им семь раз по пятьдесят два года, составляющие 364 года, в это время масегуалям нечем было питаться кроме ацициутли, которое является разновидностью зёрен, которое ищут в воде. Когда прошли эти года, Кецалькоатль послал с небес вниз дождь из огня и лишил Атлалокатекли возможности быть солнцем, и поставил его жену Чальчиутликуэ солнцем на его место, которая оставалась им шесть раз по пятьдесят два года, составляющие 312 лет, и в те времена масегуали питались только зёрнами наподобие маиса, называемыми синтрококопи19. Следовательно, с момента рождения богов до завершения солнца, согласно подсчётам, прошло 2000 и 600 и 20 и 8 лет.

ГЛАВА ПЯТАЯ [стр.621]

О потопе и о падении с небес и о восстановлении.

В последний год солнца Чальчиутликуэ, как рассказывали, с неба лилось такое огромное количество воды и в таком избытке, что сами небеса упали, и воды унесли всех живших масегуалей и из них были созданы все виды существующих ныне рыб; и так перестали существовать масегуали и само небо перестало существовать, так как оно упало на землю20. И когда четыре бога увидели, что небо упало на землю, что произошло в первом году из четырёх после завершения солнца, и полился дождь, что было в год точили, они предписали всем четырём провести через центр земли четыре дороги, по которым собирались поднять небо, а для помощи себе в выполнении этого задания они создали четырёх людей; одного они назвали Котемук, другого – Искоакльт, ещё одного – Исмали, а четвёртого – Тенесучи. Когда эти четыре человека были созданы, двое богов, Тескатлипука и Кицалькоатль, затем приняли форму огромных деревьев21, Тескатлипука стал Таскакуавильтом, что означает дерево зеркало, а Кицалькоатль – Кецальуесучем, и боги, и люди, и деревья вместе подняли наверх небо и звёзды, прямо туда, где они находятся и сегодня, и в качестве награды за это, Тонакатекли, отец, сделал их владыками неба и звёзд; и когда было поднято небо, Тескатлипука и Кицалькоатль прошлись по нему и сделали дорогу, которую мы теперь там видим, и встретились там, и остались там, и владели там своими домами.

ГЛАВА ШЕСТАЯ [стр.621]

Что случилось, после того как подняли небо и звёзды.

После того, как небо было поднято наверх, боги возродили жизнь на земле, которая угасла когда небо упало на землю, а на второй год после потопа, которым был акальт, Тескатлипука изменил своё имя и превратил себя в Мишкоатля22, что означает снежная змея, и по этой причине его рисуют среди богов змеёй. В этот год он возжелал порадовать богов и с этой целью добыл огонь из веток и с этого момента получение огня стало обычаем для них, и отсюда пошло получение огня из кремния, который является ветками, у которых имеется сердце. Однажды получив огонь, был праздник зажжения множества больших огней.

С этого второго года, когда был получен огонь, вплоть до шестого ничего примечательного не происходило, за исключением того, что на шестом году после потопа родился Цинтеуль, сын Пикентикли, старший сын первого человека, который, из-за того, что был богом, а его жена богиней, будучи созданной из волос богини матери, не мог умереть; два года спустя, в восьмой год после потопа, боги создали масегуалей, подобных тем, которые прежде существовали, и больше нет никаких данных о других событиях, происходивших до свершения этого цикла из тринадцати лет. В первый год второго цикла тринадцатилетия все четыре бога собрались вместе и сказали, что на земле нет света [622] и она во тьме, что ничего не остаётся как дать свет, сохранить огни, так они создали солнце для освещения земли и это солнце должно питаться сердцами и пить кровь; так, для того, чтобы питать солнце, они были обязаны вести постоянные войны, чтобы добывать для солнца кровь и сердца. И поскольку это была воля всех богов, чтобы всё так и было, в первый год второго цикла тринадцатилетия, четырнадцатый после потопа, они устроили войну, которая длилась два года; и спустя три года они снова устроили войну, в это время Тескатлипука создал 400 мужчин и пятерых женщин, чтобы иметь в наличии людей для питания солнца23, эти люди прожили лишь четыре года, по истечении которых только женщины остались в живых. Говорят, на десятый год этого второго тринадцатилетия Сучицикар, первая жена Пицициутекли, сына первого человека, умерла на войне, став первой женщиной, скончавшейся на войне, и почти следующей по могуществу из всех женщин, многие из которых умерли на войне.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ [стр.622]

Как было создано солнце и что случилось после.

В тринадцатый год этого второго цикла тринадцатилетия, двадцать шестой год после потопа, мы увидели как боги решили создать солнце, и как они устроили войну, чтобы чем-нибудь питать его, Кицалькоатль хотел сделать солнцем своего сына, которому он приходился отцом, но у которого не было матери, и в то же время талокатекли, бог воды, завёл сына от Чальчиутли12, его жены, являющейся луной, ничем не питаясь до (здесь в оригинальном тексте пропуск), и они пускали кровь из своих ушей24, и с этим они постились, и они пускали кровь из своих ушей и тела во время своих молитв и жертвоприношений; и когда было совершено это, Кицалькоатль взял своего сына и накалил его докрасна над огромным пламенем, с этого момента он стал солнцем, освещающим землю; и после того как погас огонь, пришёл Талокатекли25 и бросил своего собственного сына на тлеющие угли, и с этого момента тот стал луной, и по этой причине он выглядит пепельного цвета и тусклым. В последний год этого тринадцатилетия солнце начало светить, а до этого времени всегда был мрак, и луна начала движение вслед за солнцем, и никогда не может догнать его, и они всегда пересекали воздушное пространство, не встречаясь на небесах.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ [стр.622]

О том, что произошло после сотворения солнца и луны.

Спустя год после сотворения солнца, в первый год третьего тринадцатилетия после потопа, Камасале, один из четверых богов, отправился на восьмое небо и создал четырёх мужчин и одну женщину в качестве дочери, чтобы они отправились на войну, чтобы были сердца для солнца и чтобы кровью его напоить; и когда их сотворили, они упали в воду, а затем вернулись на небо, и поскольку они упали и не случилось войн, в следующем году, во втором году третьего тринадцатилетия, тот же Камасале, или как его ещё иногда называют Мишкоатль, взял палку и ударил её по камню, из которого внезапно возникли сорок [623] чичимеков26, и отсюда, говорят, берут своё начало чичимеки, которых мы зовём отоми, которых на языке Испании называют горцами, и они, о чём мы расскажем ниже, были жителями на этой территории, до того как мексиканцы пришли покорять и заселять её, и в одиннадцатом году, следующем за этим третьим тринадцатилетием, Камасале27 наложил епитимью, взяв шипы магея и с их помощью выдавив кровь из своих языка и ушей, и отсюда пошёл обычай прокалывать шипами до крови эти места, когда они умоляли богов. Он наложил епитимью, чтобы его четыре сына и дочь, которых он создал на восьмом небе, могли спуститься и убить чичимеков, чтобы у солнца были сердца для питания; и в одиннадцатый год третьего тринадцатилетия вниз спустились четыре сына и дочь и расположились на деревьях, откуда они кормили орлов; и тогда Камасале изобрёл вино из магея и другие виды вин, чем чичимеки и заняли себя, и не осмотрительно поддались пьянству; и находившихся на деревьях сыновей Камасале заметили чичимеки, которые подошли к ним, а те спустились с деревьев и убили всех чичимеков, только трое спаслись; одного звали Шимбел, другого – Мимичил, а третьим был Камасале, бог, который создал их и который превратил себя в чичимека. В восьмом году четвёртого тринадцатилетия после потопа в небе был слышен сильный шум, откуда упал олень с двумя головами и Камасале повелел поймать его, и приказал людям, которые тогда населяли Китлалавака, в трёх лигах от Мехико, схватить оленя и заботиться о нём как о боге, и так они и поступили, и они кормили его на протяжении четырёх лет кроликами, змеями и бабочками; и в восьмом году четвёртого тринадцатилетия Камасале вёл войну с некоторыми из граничивших с ним соседей, и для того, чтобы их покорить, он взял вышеупомянутого оленя и перенеся его к ним, победил их; и во втором году пятого тринадцатилетия тот же бог Камасале устроил на небе празднование со множеством огней; и до конца пятого тринадцатилетия после потопа Камасале постоянно вёл войну, тем самым, обеспечивая пищей солнце.

Говорят, и рисунки также описывают это, что в первый год шестого тринадцатилетия чичимеки вели войну против Камасале и избавились от его оленя, из-за чего тот уже не мог стать победителем; а причина, по которой он потерял его, была следующей – блуждая по полю, он встретился с женщиной, связанной с Тескатлипукой, являющейся потомком тех пяти женщин, которых он создал в то время, когда создал и 400 мужчин, которые позже умерли, но женщины остались в живых и эта была их потомком, и родила сына, известного под именем Сеакальт28; и в этом тринадцатилетии когда Цеакальт (sic) был юношей он наложил на себя семилетнюю епитимью, скитаясь в одиночестве по горам и жертвуя богам свою кровь, прося их сделать его могучим воином. А в шестом тринадцатилетии после начала потопа этот Цеакальт вёл войну и он был первым правителем Тулы, которого его жители выбрали своим вождём [624] за его отвагу. Этот Цеакальт, будучи правителем Тулы, жил до второго года девятого тринадцатилетия, а за четыре года до этого он построил в Туле очень большой храм и когда он завершил строительство к нему пришёл Тескатлипука, который сказал ему, что по направлению к Гондурасу, в месте, которое сейчас зовётся Тлапалла, для него был построен дом и что он должен отправиться туда и там дожить свои последние дни, и поэтому он должен уйти из Тулы29, город, в котором его почитали за бога; на слова Тескатлипуки он ответил тем, что небеса и звёзды поведали ему, что предназначено ему покинуть город в течение четырёх лет. И когда прошли эти четыре года, он ушёл и взял с собой всех масегуалей Тулы, и оставил их в городе Чулула, с этого времени все его жители являются их потомками, а других он оставил в провинции Кускатан, нынешнее население этого места является их потомками, и точно также он оставил в Цемпоале других, осевших там, и он продолжил своё путешествие пока не дошёл до Тлапалы (sic), и в тот же день когда он пришёл туда, он заболел, а на следующий день он умер. С того времени Тула оставалась обезлюженной и без правителя девять лет.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ [стр.624]

О начальном этапе и пришествии мексиканцев в эту Новую Испанию.

Говорят, что после завершения десятого тринадцатилетия после потопа, что составляет 130 лет, мексиканцы вели оседлый образ жизни в сообществе, расположенном в месте называемом Аскла, к западу от Новой Испании и чуть на север, которое было очень плотно заселено и где в центре стояла гора, откуда бил источник, в дальнейшем превращавшийся в реку, как Чапультепек30 в Мехико, а по другую стороны этой реки находилось другое поселение, и очень большое, называемое Кулуакан31, и с этого момента отсчёт летоисчисления у них ведётся с первого года их переселения, таким образом, с этого момента мы ведём начало отсчёта времени с первого года когда мексиканцы решились отправиться на поиски новых земель для их захвата, и для этой цели они выбрали трёх военных вождей или военачальников, одного они звали Шинци, другого – Текпаци, а третьего – Коантлике, и с этими троими начали своё путешествие множество мексиканцев (рисунки не сообщают их число), и они несли с собой фигуру и образец для постройки их храмов, с тем чтобы иметь возможность возводить их для Вчилоби куда бы они не пришли. Итак, они попрощались с храмом, который у них был в Аскле32, и отправились в путь, по этой причине на рисунках, изображающих их путешествие, отправной точкой запечатлён храм.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ [стр.624]

Как они отбыли, люди Кулуакана, и какие народы отправились с ними, и как они назывались.

Как уже рассказывалось, на восточном берегу реки у них был город Кулуакан, очень большой город с густонаселёнными землями вокруг него, и поэтому жители решили [625] найти территорию для переселения, и, объединившись, они избрали военачальником и военным вождём человека по имени Инкуальтлатланки, и они взяли имена прежних городов и покинутых мест и нарекли ими новые, в той стране, куда прибыли. Говорят, что с ними отправились ниже перечисленные народы, и каждый взял с собой своего бога, которому они поклонялись, и образец собственного храма, потому как у каждого служение проходило по-своему и никто не был схож с другим, по этой причине их и изображают по-разному; поэтому с ними отправились те, кто из Кулуакана, который был главным городом, и разместились в новом поселении, в двух лигах от другого, откуда они начали заселение по прибытии, о чём будет более подробно сказано ниже. Они взяли их богов, Цинтеуля, сына Пинцетекли, сучимилько33 отправились вместе с ними, взяв своего бога Келаскли, который был оленем Мишкоатля34, о чём уже говорилось; атитлалабака, отправились со своим богом Амимикли, который был веткой Мишкоатля, которого они почитали за бога, и несли ту ветку в память о нём; мискике, отправились с Кицалькоатлем в качестве своего бога; чалько35 отправились с Тескатлипукой напатекли в качестве своего бога. Отправились и люди Такубы и Кулукана, и Аскапусалько, которых звали тенпанеками36, и они взяли в качестве своего бога Окотекли, являющийся огнём, и по этой причине в их обычаях было сжигать на огне всех взятых на войне пленных. Только эти народы, говорят мексиканцы, и никто более отправились в путь, хоть люди Таскуко37 и Таскалы, и Гуэшоцинго хвастаются и восхваляют себя, заявляя, что они тоже пришли когда и другие пришли из Мехико, и что тоже с той земли. Все эти народы с их богами отправились в путь в этот первый год, которым был текпальт, и отправилось их сорок групп.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ [стр.625]

О пути, по которому они шли и о местах, через которые они проходили, и о том, сколько времени в каждом из мест, где они останавливались, они проводили.

Отправившись в путь, они пришли к двум высоким горам, расположились лагерем посреди этих гор и оставались там два года, и поскольку нет зарисовок о тех днях, которые они провели до того как достигли этого места, ничего точно не известно, известно лишь, что до их расположения в этих горных цепях они отсчитали один год, а два года они провели там, выращивая то, что им было необходимо для питания и что в дальнейшем взять с собой, и здесь они воздвигли свой первый храм Вчилобо, соответственно как в том городе.

Эти две горы располагались друг напротив друга, а их поселение было посередине между этими горами.

После того как прошло три года с момента их отбытия из Астлы (sic), откуда отправились в путь мексиканцы, как уже сообщалось об этом, они покинули место стоянки или место двух гор, где они находились два года после постройки храма Училогосу (sic), о чём говорилось выше, и пришли в долину, где росло множество больших деревьев, которую они именовали Куаустикака38 из-за множества растущих там сосен, и там они остались на год, который стал четвёртым с того момента, когда они покинули свои дома. [626] Оттуда они отправились в дальнейшее путешествие пока не достигли места, которое назвали Чикомуштоке39, и они обосновались там и оставались там девять лет, и поэтому здесь они завершили отсчёт тринадцати лет с момента их отбытия, и когда они покинули это место, они оставили его пустынным; и там были рождены Тлакушкин и Манцамойагуаль, и Минакекигуатле, - двое мужчин и одна женщина, их главные персонажи, и здесь полностью завершился отсчёт тринадцати лет их миграции и они начали отсчёт второго тринадцатилетия.

Когда они покинули Чикомустоке (sic), они пришли на равнину, которое является местом, где в то время проживали чичимеки, чей дом был перед Пануко, и здесь они оставались три года, и этой долине они дали имя Куатликамат. По окончании трёх лет, они отправились дальше и пришли в ranche, которое называли Матлауакала, где они прожили три года и где воздвигли храм Вчилогосу, оттуда они пришли в другое ranche, названное ими возле того, где жили отоми, жители той земли; и здесь они оставались пять лет и воздвигли ещё один храм Вчилогосу, и здесь завершились одиннадцать лет второго тринадцатилетия с момента их отбытия.

От этого временного местопребывания они пришли к горе Коатебеке40, расположенной напротив Тулы, и когда они пришли, мацегуали с большим благоговением держали накидки пяти женщин, которых создал Тескатлипука, который умер в тот день, когда было создано солнце, как об этом сообщалось, и из этих накидок вышеупомянутые женщины заново возродились, и блуждали по этой горе, совершая епитимью, пуская кровь из своих языков и ушей; и когда четыре года епитимьи прошли, женщина по имени Куатликуэ41, будучи девственницей, взяла небольшое количество белых перьев и положила их за пазуху, отчего забеременела не познав мужчину, и у неё родился Вчилогос, заново родился, он много раз возрождался, так как был всемогущим богом и мог совершать всё, что пожелает.

И снова возродились к жизни 400 мужчин, которых создал Тескатлипука и которые умерли до того как было создано солнце, и когда они увидели, что женщина была беременна, они решили сжечь её, но родился Вчилогос в полном вооружении и убил всех 400 мужчин; и этот праздник его рождения и убийства 400 мужчин они празднуют каждый год, как об этом будет рассказано в главе, посвященной праздникам; а перед праздником проводился великий всеобщий пост, длившийся восемьдесят дней, во время которого они принимали пищу лишь один раз за день; и этих 400 мужчин, которых Вчилогос убил, жители провинции Куско42 сожгли и сделали своими богами, и преклонялись им как таковым вплоть до наших дней, и таким способом они отметили в первый раз праздник рождения Вчилогоса и устроенную им резню 400 мужчин.

Когда завершились тридцать три года с того момента, когда они покинули свои дома, они отправились дальше и из Коатебеке пришли в Чималькоке, где пробыли три года; оттуда они пришли в Энсикош, где они прожили ещё три года и построили храм, и поставили статую Вчилобоса (sic); и после тридцати девяти лет с момента их отбытия, они [627] вытащили статую Вчилобоса (sic) и отдали её Вингуалти, чтобы тот нёс её с величайшим благоговением во время их путешествия, и они пришли в Тлемако, что возле Тулы, и воздвигли храм Вчилогосу (sic), и оставались там двенадцать лет, а по прошествии этих двенадцати лет они ушли оттуда и взяли статую Вчилогоса и отдали её Кацици, чтобы он нёс. И когда это всё свершилось, они пришли в Тлитлалакиа, хорошо известный город, и он находился на границе с Тулой, где они провели два года и построили храм Вчилогосу; а по завершении этих двух лет мексиканцы пришли и в сам город Тула, который в те дни был заселён коренными жителями, коими являлись чичимеки, а когда они пришли в упомянутый город, они воздвигли храм Вчилогосу и поместили перед ним используемые сейчас канделябры, в которые они поместили кепал и другие приятные на вкус вещи; и как только мексиканцы прибыли, перед жителями страны предстал Вчилогос в чёрном и они услышали причитания Вчилогоса, доносящиеся из-под земли, и они спросили почему бог мексиканцев плакал под землёй, и ответ – потому что каждый житель Тулы был обречённым на смерть. Четыре года спустя старая женщина, коренная жительница Тулы, бродила взад и вперёд, раздавая флаги, прикреплённые к веткам, и заявляла о том, что им следует готовиться к смерти, потому что пришло их время; и некоторое время спустя они все бросились на камень, на котором мексиканцы по традиции приносили свои жертвоприношения, и один из них, который заботился о храме, находящимся в Туле, по имени Текипуйуль, кто был иноземцем и бесцельным бродягой, и которого они считали дьяволом, убил их всех; и до того как мексиканцы воздвигли свой храм, тот камень был храмом для жителей Тулы; и так умерли все жители Тулы, и никто не остался в живых, а мексиканцы стали правителями Тулы.

Отправившись затем из Тулы, они пришли в место где сейчас расположен город Атотонилтенго, где они оставались один год, а оттуда они пришли в город Текускикиак, где они провели четыре года; затем они пришли в город Апаско, а из Паско (sic) – в Сумпанго, где они оставались три года, а когда они уже были возле города Цумпанго (sic), они встретили одного чичимека по имени Тлакискал Потонги, который вышел встретить мексиканцев, увидев их приближение; и они принесли в жертву Вчилогосу, богу мексиканцев, другого чичимека, которого захватили в плен в бою, и они воткнули его голову на шест и поэтому этот город зовётся Сумпанго, что означает шест, протыкающий человеческие головы. Оттуда, по прошествии четырёх лет, они отправились в путь и пришли в Тлилак, где проживали семь лет, и покинув то место, взяв путь на Клаутитлан, они потеряли одну из своих женщин, которую захватили чичимеки, и которую отвели в Мичуакан, и от неё были рождены все жители Мичуакана, которые до того времени были все чичимеками, и они продолжили свой путь на Куатитлан, где они пробыли один год. Оттуда они продолжили путь и пришли в Экатебеке, где оставались один год, а когда они покинули Катебеке (sic), они достигли Непопоалько, [628] что означает узкий проход, где пастух может сосчитать своё стадо, здесь они подсчитали всех кто пришёл; но никто не знает сколько их было и нигде в их рисунках нет упоминания об их числе. Здесь они построили дом для Кипана и Шинкаке, кто занимался переписью прибывших людей, и отсюда дальше отправились три мексиканца, одного звали Навалки, другого – Тенаци, а третьего – Чиаутотольт; и эти трое отправились на поселение в Мариналько, город, существующий в наши дни; и находясь там, мексиканцы построили храм Вчилогосу в Цимальпаль, в двух лигах от города Мехико, и затем мексиканцы дали имя Тлатлатевике горе возле Чимальпа, а оттуда они пришли к другой горе с названием Куатитлан, расположенной в двух лигах от Мехико, где они провели четыре года, и оттуда они пришли к горе с названием Висачичитлан, где в настоящий момент живут жители окраины Сантьяго, оттуда они пришли к горе с названием Теубулько, оттуда в Тенайукан, и здесь умер мексиканский вождь, Тепайука или Теайуко было его имя, и в этом месте они выбрали своим правителем чичимека по имени Тлоци; здесь они возвели храм Вчилогосу и принесли в жертву женщину, и устроили грандиозный праздник, красочно нарядив её по этому поводу, так как того требовал их обычай, когда в жертву приносилась женщина. По окончании праздника в честь Вчилогоса, они отправились в путь и пришли к горе с названием Тепешакилла, где прожили девять лет; а когда девять лет прошли, они спустились с этой горы и поселились возле очень высокой скалы, из которой бил тёплый источник, ныне известной под названием Эль Пеньолкильо, разделяющей окраины Мехико и Сантьяго, и всё вокруг упомянутой скалы было малоплодородным, и там протекал ручей из Чапультепеке, и они соорудили этакое ограждённое место из мела и камней, чтобы собрать эти воды, и они прожили там четыре года; оттуда они пришли к Чапультепеке, где они придали направление водному потоку, и расставили позади множество ветвей с флажками, подобные тем, которые старая женщина раздавала жителям Тулы, когда те хотели принести себя в жертву, о чём уже сообщалось; затем мексиканцы отправились из Чапультепеке и пришли в Тлачетонго, ныне Сан Ласаро, возле тиангеса [рынка] мексиканцев, а оттуда они добрались до окраины под названием Акуалькомак, расположенной недалеко от упомянутого тиангеса, а оттуда – до Вететлана, а оттуда – до Ишокана, находящийся на пути в Куйакан, а оттуда они прибыли в Тенкулуакан, где в наши дни они изготавливают соль, а оттуда – к горе с названием Тепетокан, что возле Куйоакана (sic), а оттуда – в Вчилобуско, что на расстоянии двух коротких лиг от Мехико, зовущийся на языке чичимеков Киашуилат, так как он был ими заселён, и в своей религии они поклонялись Вбучильти, богу воды; и этот бог воды встретил42* индейца нёсшего шест и перья Вчилогоса, и когда он встретил его, он дал ему некое оружие, с помощью которого они убивают водную дичь, и дротик; и поскольку Вчилогос был левой стороны также [629] как и богом воды, говорили, что он, должно быть, был его сыном, и четверо были близкими друзьями, и они переименовали город где встретились с ним; который до этого звался Вичилат, а в будущем стал известен под именем Вчилобуско.

ГЛАВА [ДВЕНАДЦАТАЯ] [стр.629]

[Возвращение в Чапультепек.]

Оттуда они пришли в Кулуакан, где они выбрали своим правителем Ачитометля, а затем они прошли далее к горе с названием Висачитла, что стоит возле Эстапалапы, а оттуда они пришли в Кесумальк, где прожили три года; и оттуда они отправились в Капулько, и окольным путём в Такушкалько, находящийся на пути в Талманалько, где они построили храм Вчилогосу, и в этом месте собрались все мексиканцы, Такушкалько, Шинтеца и Калей, и Эскуальт, будучи их военными вождями, и они обратились ко всему народу; и так как чичимеки, коренные жители этой земли сами не объединились против них, но разделились на множество мест и чтобы не быть узнанными, изменили формы своих причёсок, так всё произошло; потому что, как говорили, Вчилогос приказал им так поступить, и каждый из тех, кто ушёл, забрал с собой своё оружие, а те, кто остался, взяли перья и оленью кожу Микоатля и свои дротики в качестве оружия, и мешок, в которые он обычно собирал дикие фиги, потому что в те дни люди ничем другим не питались; затем они продолжили продвигаться дальше на сопредельные с соседями места, и военные вожди обратились к людям, сказав им, что они должны будут разойтись на четыре года, скрыться, а в конце сказанного срока им всем надлежит воссоединиться в Какакипе; и когда прошло четыре года, они все вместе собрались и вернулись к горе и мосту43 Чапультепеке, и там они схватили Копиля, сына той женщины, которую взяли в плен чичимеки, чьи потомки являются народом Мечуакана, и они принесли его в жертву, вырвав и поднеся к солнцу его сердце, и они остались жить в Чапультепеке на пятнадцать лет.

ГЛАВА [ТРИНАДЦАТАЯ] [стр.629]

[Жертвоприношение Копиля.]

Пока они оставались в Чапультепеке, у них было три военных вождя44, одного звали Клаутликеци, сын вождя, который привёл их, и известного под тем же именем, о чём было рассказано, и Акипа, сын Ципайиавичилиутля, сын Тлауискаль Потонги, и они выбрали последнего своим правителем, чтобы тот правил ими, и он руководил ими все пятнадцать лет, которые они провели в Чапультепеке. У этого Вичилиутля (sic) было две дочери, одну звали Тускасуч, а другую – Чималасуч; и, как мы уже об этом писали, в Чапультепеке было совершено жертвоприношение, сын женщины, которую чичимеки похитили и отвели в Мечуакан, чьи потомки являются жителями Мечуакана, так, говорят, что в этом месте также вышеупомянутый сын той женщины пришёл в Мечуакан, чтобы увидеть двух мексиканцев45, и когда они захотели принести его в жертву, он сказал, что его можно принести в жертву только в Мечуакане, где была его мать, так, по этой причине, у них произошла [630] схватка по приказу Вичилиутля и Куатликеци, и, победив его, принесли его в жертву и закопали его сердце в местечке под названием Теместитан, который был городом Мехико, основанным впоследствии на том же месте, а голову они предали земле в Тлучитонго.

ГЛАВА [ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ] [стр.630]

[Смерть Уицилиуитля.]

По прошествии этих девяти лет, они также провели в мире и покое и двадцать пять последующих лет, Вичилиутль правил ими, и они построили на холме Чапультепеке большой храм Вчилогоса; и пока они там находились, мексиканские коренные жители, которые все были чичимеками, объединились между собой и атаковали их, и расположили свой лагерь для осады с южной стороны Чапультепеке, и когда настала ночь, они напали на мексиканцев и убили их, но несколько спаслись бегством и нашли убежище в зарослях тростника и в бухтах лагуны, что были расположены неподалёку; и они сожгли построенный храм, и люди Кальтока захватили двух дочерей Вчилиутля и отвели их в плен; и также был взят в плен Вчилиутль и люди Кулуакана убили его, после того как тот был взят в плен; а те, кто сбежал и спасся, скрывался в зарослях тростника восемь дней и питался только травами и змеями, и они несли с собой Вчилогоса (здесь очевидно в манускрипте пропущен текст).

ГЛАВА [ПЯТНАДЦАТАЯ] [стр.630]

[Захоронение сердца Копиля.]

Мы рассказывали как сердце Копиля, сына женщины, ушедшей в Мечуакан45*, было предано земле в Тинуститане, а причиной совершения этого послужило следующее событие – однажды, когда Коаутликесци стоял позади хижины, сделанной из ветвей, перед ним явился Вчилогос и приказал ему похоронить в том месте сердце, так как то место являлось его домом, и пришёл он туда по этой причине, и было похоронено там.

ГЛАВА [ШЕСТНАДЦАТАЯ] [стр.630]

[Подчинение Колуакану.]

Когда всё вышеупомянутое свершилось, мексиканцы, скрывавшиеся среди зарослей тростника и трав, были вынуждены уйти оттуда, гонимые голодом, и пришли в Кулуакан в поисках пищи; и, по прибытии, они сказали людям той земли, что они пришли служить им, и что им не нужно убивать их, и они молились Вчилогосу, чтобы тот дал им свои указания, чтобы они не были убиты; и они дали людям Кулуакана перо и палку Вчилогоса, и остались служить им. В те дни правителем Кулуакана был Ачитомель, а Чальчиутлатонак – вождём, и был у них очень красивый храм, в котором жители Кулуакана отмечали праздник в честь Цигуакоатль46, жены бога территорий ада, которого жители Кулуакана почитали своим особым богом.

ГЛАВА [СЕМНАДЦАТАЯ] [стр.630]

[Война с Шочимилько.]

В течение двадцати пяти лет мексиканцы находились под властью людей Кулуакана, в это время люди [631] Кулуакана вели войну с людьми Сучимилько и чтобы убедиться были ли мексиканцы настоящими воинами, они приказали тем пойти с ними и помочь им; а мексиканцы, думая, что их посчитали за женщин, отправили лишь десятерых мексиканцев с ними на войну, а остальные остались в своих домах, которые находились в Тицапане47, который в то время был под властью Кулуакана, и они приказали тем десяти отправившимся на войну людям не убивать сучимильков, а лишь брать их в плен и отрезать у них уши; и десять мексиканцев так хорошо выполнили приказ, что захватили в плен восемьдесят сучимильков и отрезали у них уши, и так люди Кулуакана поняли, что мексиканцы были настоящими воинами.

ГЛАВА [ВОСЕМНАДЦАТАЯ] [стр.631]

[Бегство из Колуакана.]

По окончании вышеупомянутых двадцати пяти лет мексиканцы покинули построенный ими храм Вчилогоса в Кулуакане и воздвигли другой, очень большой, в Тицапаа47, и когда кулуаканцы увидели такой величественный храм, они спросили мексиканцев, что у них будет в том храме и что они в него поместят; и на это им ответили – сердца, и когда кулуаканцы услышали ответ, они бросили туда солому и непристойные вещи, высмеивая мексиканцев. Тогда мексиканцы [взяли женщину]47* по имени Авенци и принесли её в жертву Вчилогосу, измазав стену кровью одной из её ног; и когда кулуаканцы увидели это жертвоприношение, они были поражены и поднялись против мексиканцев, и они все побежали к Катитлану, реке, которая течёт возле Кулуакана, и продолжали бегство вплоть до Нештикипаке, где ныне находятся десть дворов, подчинённых Мехико, а Кошкоци, вождь Кулуакана, благосклонно относился к мексиканцам и так как они поднялись против мексиканцев, он многих кулуаканцев убил.

ГЛАВА [ДЕВЯТНАДЦАТАЯ] [стр.631]

[Основание Тлателолько и Теночтитлана.]

Когда все вышеупомянутые двадцать пять лет, о чём уже писалось, прошли, начался первый год, в котором они начали проникать в пределы и заселять территорию Тенуститлана, Мехико, и они пришли в Истакалько, местность возле Мехико, а оттуда они отправились в Мишуакан, где женщина родила ребёнка, которому дали это имя, что означает изобильный, и оттуда они поселились в округе по названию Темаскальтитлан, что означает округ бань, и который в наши дни является районом и округом Св. Петра и Св. Павла, и здесь, говорят, некоторые мексиканцы, нёсшие Вчилогоса, сбились с пути, подняли ропот против него, и Вчилогос сообщил им во сне, что так и должно быть, что сейчас они возле того места, где найдут свой окончательный дом и пристанище, и что те, кто возроптал против него, совершили грех подобно людям с двумя лицами и двумя языками; и для того, чтобы заслужить прощение, они сотворили себе голову с двумя лицами и двумя языками, и, сотворив голову из зёрен, которыми они питались, они пускали в неё стрелы, и, закрыв свои [632] глаза, те, кто стрелял в фигуру, решили, что нашли, и, найдя, они съели это, распределив это между собой; и так это свершилось, и они все вместе пришли и осели в Татилулько, который был небольшим островом, а ныне известный как округ Сантьяго. В этот первый год, в котором мексиканцы пришли в вышеупомянутое место, Вчилогос явился перед одним из них по имени Тиунче и сообщил ему, что его дом должен быть на этом небольшом участке земли и что мексиканцам больше не нужно скитаться, и он должен сказать им, что когда настанет утро, они должны пойти и найти человека из Кулуакана, так как он их оскорбил, и принести его в жертву, и предложить его солнцу в качестве пищи. Итак, шомемитлеуты пошли и нашли человека из Кулуакана по имени Чичилькуаутли и принесли его в жертву восходящему солнцу; и они назвали это место Куанмиштлитлан48, которое затем назвали Тенуститан, потому что они нашли там дикое фиговое дерево, растущее на камне, корни которого были в том месте, где лежало захороненное сердце Копиля, о чём уже писалось.

ГЛАВА [ДВАДЦАТАЯ] [стр.632]

[История Теночтитлана и Тлателолько.]

На второй год поселения в Мехико мексиканцы начали закладывать фундамент большого и важного храма Вчилогоса, который продолжал возводиться быстрыми темпами, так как каждый правитель жителей Мехико, принимавший власть от предыдущего, надстраивал над имеющимся строением такой же по объёму, как то, которое было возведено там первыми жителями; и испанцы застали храм очень высоким и прочным, и широким, и там было на что посмотреть.

В те дни у мексиканцев была правительница Илланкуеитль, влиятельная женщина, имевшая власть над ними; и она была женой Акамапичи49, уроженца Кулуакана, а она была из Коатлишана, и, несмотря на то, что из Кулуакана, была потомком мексиканцев, так как её мать была замужем за одного из вождей Кулуакана, а мать была мексиканкой; и её муж, по предложению жены, пришёл в Мехико, и она сообщила им, что раз уж он был из лучшей семьи, а у них не было правителя, они должны взять его своим правителем, и так он стал первым правителем, и его жена умерла спустя двадцать четыре года после основания Мехико; и после её смерти они выбрали его своим правителем, потому что когда она ещё была живой, только его считали главным мужчиной50; за три года до этого, то есть спустя двадцать один год со дня основания Мехико, мексиканцы устроили войну против жителей Кулуакана и сожгли их храм. На следующий год, двадцать второй со дня основания города, кулуаканцы увидели, что мексиканцы достигли большого прогресса за эти двадцать два года, и были охвачены страхом, и сложили своих богов в каноэ и отправились в Сучимилько; и когда они достигли города Куантлекаштан, солнце стало светить так ярко, что лучи ослепили их, и они ничего не могли видеть до того момента, когда не оказались близко от Мехико, и построили для себя небольшой храм недалеко от того места, где сейчас стоит бойня.

[633]

На двадцать восьмой год со дня основания города, в год, когда завершился цикл из пятидесяти двух лет, проводился большой общественный праздник, во время которого гасили все огни по всей земле, и когда они все были погашены, они добыли новый огонь на горе Эстапалапа. Этот праздник проводился через каждые пятьдесят два года, то есть год завершающий четвёртое тринадцатилетие был пятьдесят вторым годом.

На тридцать первый год со дня основания города впервые начал извергаться огонь из вулкана, а в сорок седьмом году мексиканцы покорили Тенайуку и сожгли его храм, который был из соломы, а жителями Тенайуки были чичимеки.

На пятьдесят второй год со дня основания города народ Татилулько попросил Тецушомутли, правителя Эскапуцалько, стать их правителем, и он назначил их главой Теутлеуака, чьё правление не продлилось и сорока дней, так как он слишком много возложил на их воинов и они никак ему не помогали. Тецукумутли, будучи мексиканцем, был выбран Эскапуцалько их правителем как один из двух, которые у них были по обычаю, и у них всегда их было столько, вплоть до этого дня.

Куакуанпуанаке был вторым правителем татилульканцев, кого правитель Эскапуцалько назначил им; его правление длилось пятьдесят дней, по окончании которых они сбежали от него; его изображали с когтями на ногах. В пятьдесят третьем году после основания, Акамапичи был провозглашён правителем Мехико. В пятьдесят шестом году мексиканцы начали войну против сучимильков и сожгли их храм; а в год 59 Акамапичи покорил Мескике. В год 63 со дня основания города из Мехико вышли сорок мужчин и женщин ведомые Гуашимальпаном, а отоми из Матальцинго нашли их и вероломно убили их в Куитралавака (sic).

На семидесятый год со дня основания города Акамапичи покорил Куитралаваку и сжёг для них их храм. На семьдесят третий год правитель Акамапичи умер и они провозгласили Вичиливки, сына Акамапичи, своим правителем. В год 75 Микиацишиуки, дочь Эскоаци, правителя Куэрнавака51, жена Викилиуци, родила Мутицуму, старшего, которого сначала звали Илуикан Минаци, а впоследствии Мутицумой; так как его отец был правителем против воли многих людей, сын сменил своё имя на Мутицуму, что означает рассерженный правитель. В год 79 сестра Викилиуци вышла замуж за Истлисучилки, правителя Тескуко, и родила Нецавалкуйуки, ставшего правителем Тескуко. В год 81 мексиканцы подчинили Куашимальпан отоми.

В год 85 со дня основания города мексиканцы покорили Каписклу и в тот же год – Куаншимилько, в провинции Чалько, а в следующем году они вели войну против всех вышеупомянутых народов и в тот год они уступили. На девяностый год со дня основания они подчинили Тескиаке. На девяносто второй год мексиканцы отправили семерых своих вождей выяснить были ли люди Пучитлана для войны и когда они проходили Шальтокан, трое из них были вероломно взяты в плен и убиты, а четверо других спаслись [634] бегством. На следующий год покорили провинцию Таскуко и начали на Тепепан, во многом против желания правителя, который, когда увидел их, сбежал и скрылся в Тесмулуко, город Суйокинго; отец (здесь в тексте пропуск) будучи мёртвым, потому что они были в мире с мексиканцами.

В следующий год 94 умер Вицилуикин и они провозгласили своим правителем его брата по имени Чимальпупукаци. В год 97 люди Тускуко сдались Чимальпупукаци, и в тот же год они захватили Туланкинго, и мексиканцы целый год становились его хозяевами. В год 99 люди Татилуко сбежали в Тулу и поскольку они вымерли и оставили своего бога, зовущегося там Тлакауепан, поэтому они взяли и принесли его в Татилулько. В год 105 со дня основания Мехико, умер Тецокумук, правитель Эскапуцалько, и поскольку Маштлато, сын Цокумука, был правителем Куиуакана при жизни своего отца, а его отец был в тот момент мёртв, он прибыл властвовать в Эскапуцалько; и он раздал приказания, чтобы началось повсеместное восстание против Мехико, и когда Шимальпупакаци увидел, что в стране бушует мятеж, он убил себя, и мексиканцы выбрали своим правителем одного из его братьев по имени Искуаци; и когда Тлакатеульти правитель Татилулькоко увидел какое огромное войско собралось у правителя Эскапуцалько, он сбежал от него, но не преуспел в этом, так как был пойман возле источника Сальтока и там они убили его; и это случилось потому, что прежде, когда он был правителем Эскапуцалько, правитель Татилуко совратил его жену, и по этой причине пленника приказали умертвить; и в этот год Нецагуалькуйуки сбежал из Тескуко51*, потому что тескуканцы подняли восстание против Мехико. В следующий 106 год коренные жители страны по приказу правителя Эскапуцалько попытались начать войну против Мехико, но один из вождей Эскапуцалько по имени Тотолайо в 108 год заключил мир с Мехико, а жителям Мехико не дозволялось быть в мире пока они не убьют правителя Эскапуцалько, и, желая мира, но не видя другого пути его достижения, они сделали так, что тот был убит, и так это свершилось (в год 109 восстал Татилулько), и в 112 год у них произошёл конфликт с мексиканцами. На следующий год, 113, Куаутлатоаци, правитель Татилуко (sic), поднял восстание против Мехико и однажды ночью ему во сне явился один из богов, которым они поклонялись, который сказал ему, что он поступил неправильно и по этой причине он самолично сдался Мехико, а мексиканцы не желали убивать его и поэтому они передали его в руки его народа, чтобы те сами могли его умертвить, и они убили его. В [год] 117 мексиканцы получили Гуаутитлан, а на следующий год умер Искоаки и они провозгласили своим правителем Мутицуму, старшего. В год 125 со дня основания Мехико, Вчилобос (sic) возродил себя и сделал себя огромным.

В 128 во время сезона Праздника Хлеба выпал такой ужасный град и в таком количестве, что были разрушены и лежали в руинах дома, а лагуна замёрзла. В год 132 был страшный град и голод, такой ужасный [635], что в следующем году был издан указ о том, что если кто-нибудь возьмёт хоть нить маиса, даже если это маисовое поле и принадлежит ему, то того умертвят за этот проступок. В год 136 Мотецума старший создал круглый монумент (или диск: rodela) из камня, такой же, который Родриго Гомес закопал у входа в свой дом, и посередине монумента расположил углубление, и это углубление было очень большим, и в эту яму они помещали военнопленных, пристёгивали их так, что они могли лишь пользоваться руками, и давали им щит и меч из дерева, и они приводили туда троих людей, одетых соответственно как лев, тигр и орёл, и все они сражались с пленником, и причиняли ему ранения; затем они брали большой нож и вырезали его сердце; они изготовляли эти ножи из камня, под этим чрезмерно большим и круглым камнем; и впоследствии другие правители Мехико создали два других камня и расположили их, каждый правитель свой камень, один над другим, а один камень они убрали52 и он стоял до наших дней под купелью для крещения; а другие были разбиты и сожжены когда пришли испанцы, а первыми кто опробовал этот камень стали люди Куаистравака.

В год 139 Круистравака был взят и множество драгоценных камней были доставлены Мутецуме. В год 141 мексиканцы взяли Кетласта. В год 147 умер Мотецума (sic), и Ашайакацин, его сын, был провозглашён правителем. В год 151 Мочиуци, правитель Тутилулько, сам сдался Мехико, а на следующий год люди Кетластла во время выплаты ежегодной дани в виде двадцати людей подняли мятеж, и они нашли убежище в доме полном красного перца (agí) и подожгли себя; но вскоре в году 153 их покорили. В следующем году Ашайакаци назначил Китлалькоаци правителем Малиналько. В году 155 Ашайакаци собственноручно захватил троих людей и был ранен, так он лично победил в битве Матальцинго. В следующем году, 159, Ашайакаци умер, и они выбрали правителем Мехико его брата – Тисцоцикаци.

В последующий год, 160, они попытались сделать Вчилоби очень большим, и почти все, даже дети, принялись за работу. На следующий год они проводили праздник в храме Вчилови (sic), проливая кровь матальцингов и тлауланеков, и было убито множество их. В год Тискоцикаци умер и был провозглашён правителем Мехико его младший брат Ауицоци. На следующий год Ауицоци завершил Вчилоки (sic) и по этому случаю он принёс в жертву множество людей. В 176 вода в озере поднялась так высоко, особенно в реке Куиуакан, что все дома оказались затоплены, а уровень воды доходил до первого яруса Вчилоби, а дома, что были из необожженного кирпича, обрушились; и говорят, что затопившая город вода была чёрной и полна змей, и это приняли за чудо. В 180 умер Аукоци (sic) и его преемником стал его брат Мутецума, ставший последним правителем. В 182 Мутецума построил храм Кицалькоатлю где ныне стоит дом епископа и покрыл крышу соломой. В следующем году молния ударила в храм и уничтожила его, говорили, что это Тлалоке, бог воды, послал молнию. Они построили очень большой храм в честь [636] Цинтелиля, сына Пикиутетля. В год 184 жители Мехико убили множество жителей Цоцола, которых они захватили в плен на войне; растянув их на двух деревянных брусках в форме андреевского креста, они пускали в них стрелы и убивали, и этот праздник они проводили каждый год. На 185-й год со дня основания Мехико завершился цикл в пятьдесят два года и Мутецума отмечал праздник в последний раз. В [год] 189 на небесах появилось знамение, которое брало начало возле вершины вулкана и устремлялось ввысь над городом, и было оно белого цвета и шириной в две руки; и Мотецума попытался разузнать, что эта вещь предвещает и его мудрецы ответили, что оно предрекает его кончину в тот год, и так вышло, что это был именно тот год, когда христиане взяли курс на эту землю. В год 193 таскаланцы52* вели осаду Гуашокинго и из-за голода его население сильно сократилось пока Мутецума не помог им и не взял некоторых из них в Мехико, а других он разместил там для собственной защиты; и они молились Камастле, их богу, и после окончания своей молитвы они подняли мятеж так, что мексиканцы позволили уйти своим пленникам и вернуться в город; и люди Гуашокинго убили мексиканских женщин, бывших замужем за мужчинами Гуашокинго, и всех их сыновей, так как в них текла мексиканская кровь.

В год 196 в Гуацакалько (sic) прибыли два корабля, которых приняли в Вера Крус де Пас, шпионить за которыми Мутецума отправил одного из своих людей, и вскоре Мутецума сказал, что они были его богами; корабли оставались в Гуацакуалько (sic), и сказали, что они вернутся годом позже53; день, когда они прибыли в Гуацакалько, назывался сенточил; порт Вера Крус носил имя Чальчуекан. В год 197 маркиз прибыл в Новую Испанию, к которому Мутецума направил делегата в Вера Крус со множеством щитов и перьев, и солнцем, сделанным из золота, и звездой, сделанной из серебра; они разъяснялись с индейцами при помощи переводчицы по имени Марина54. Позже маркиз пришёл в Семпоалу где его встретили под звуки фанфар. Оттуда он проследовал в Таскалу, где воины предприняли неожиданную вылазку и все нападавшие были убиты; и, узнав, что таскаланцы возжелали устроить резню чулуланцам, он присоединился к ним и убил их всех. Говорят, что пока маркиз был в Чулуле, он отправил Альварадо в провинцию Чалько и тот вернулся с информацией, что земля и люди там были плохими и что ему следует повернуть обратно; на что Тамайа, правитель Цемпоаля, сказал, что ему лучше пойти в Мехико, где очень богато живёт Мутецума и всё, чем он владеет, сделано из золота, и что он величает себя правителем. Маркиз в Чулуле был сорок дней. Затем туда от Мутецумы прибыл Виснагуаль, отец Тапиа, кто был с маркизом, чтобы по поручению Мутецумы сообщить ему, что тот даст ему много золота и серебра, если он опять повернёт домой; его маркиз приказал заключить под стражу, что сильно испугало Мутецуму. (В этот 198 год проводился праздник в честь Вчилоби), и Мутецума умер после того как в него угодил камень, брошенный одним из его [637] собственных подчинённых, кто не стал слушать его и обругал его; и они пустили их лучи Вчилоби, и храбрые солдаты, которых испанцы не в состоянии были спасти когда покидали город, и которых всех убили. Ночью маркиз покинул город и ушёл в Таскулу, где был принят его правителем, Шикотенгой.

После смерти Мутецумы, мексиканцы выбрали своим правителем Куитлаваци, правителя Эстапалапы, брата Мутецумы, он правил восемьдесят дней, оспа55 распространилась среди всех индейцев и многие умерли до того, как они вернулись покорять город.

Маркиз прибыл в Тескуко, покорив все соседние земли, и жители Чалько поднялись на войну; пока он был в Тескуко, Гуатемуца, сына Вицоци, выбрали правителем, и он объявил войну Чалько и без причины он убил шестерых их вождей (в год 199). Покорение Мехико заняло у маркиза восемьдесят дней. Маркиз назначил Истисучла правителем Мехико, кто в 200 год умер, правитель Тескуко, а Хуан Веласкес сместил его и правил восемьдесят дней. Гуатемуца был назначен правителем Татилулько (год 201) и некоторое время спустя он направил окружающим народам призыв подняться на войну против Мехико; и эти люди тотчас же пришли и сообщили Хуану Веласкесу суть дела, а он сказал, что это не касалось его, так как он не был их правителем. Маркиз оставил новую Испанию в мире и отправился в Гондурас (по-индейски Гуаимула), и оставил своего подчинённого заместителя, Пералмилдеса, в качестве Капитан-Генерала, и вернулся в Кастилию. Дон Мартин, сын Мутецумы (год 202), и заместитель маркиза, потребовали от мексиканцев золото и серебро, и подвергли пыткам некоего Родриго Де Паеса за то, что тот не стал сообщать где маркиз хранил своё золото и драгоценности, и в конце концов, поскольку тот не выдал им информацию, они его повесили (год 203); когда маркиз вернулся, он заключил под стражу представителя и смотрителя, но не стал подвергать их заслуженному наказанию, а отправил их обратно в Испанию (год 204). Маркиз назначил Тапиа губернатором Мехико, его заместителем, и в этот 205 год Нуньо де Гусман прибыл в Пануко. Маркиз отправился в Кастилию. В год 206 шли дожди из кровавых капель и случился шабаш ведьм около двух часов, и все видели их, и в этот год в небе появилось знамение белого цвета и по форме напоминающее копье. В год 207 Нуньо де Гусман отправился в Новую Галисию, и четыре члена совета Кастилии прибыли – Салмерон, Мальдонадо, Цаинос и Кирога56; они назначили Дона Пабло губернатором.

[ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ] [стр.637]

[Различные заметки по космологии, истории и законам.]

[Примечание Г.Ф., Мл. – Далее следует то, что само по себе должно составлять отдельную главу, о чём уже говорилось выше, но к чему возвращаются здесь. Историческая часть закончилась и текст ниже, похоже, является дополнением, сделанным другим человеком, и являющимся как бы повторением к темам уже затрагиваемым выше.]

Они ведут счёт своего года от мартовского равноденствия, когда от солнца отбрасывается определённая тень, и как только они замечают, что солнце начинает восходить57, они считают этот день первым и так ведут отсчёт двадцати дней, что составляет их месяц: они ведут счёт года без пяти пропущенных дней, то есть их год включает в себя лишь 360 дней; и от дня [638] равноденствия они начинают отсчёт дней своих праздников, и так же праздник хлеба, приходящийся на день рождения Вчилоби от пера, был в тот день, когда солнце находилось под наклоном, и так же другие праздники.

Мексиканские индейцы верили, что на первом небе находилась звезда Цитальмене58, которая была женщиной, и Теталь Латоррас (sic), кто был мужчиной, которого Тенакатекли (sic) создал быть стражем небес, а женщину никогда не видно, потому что она на дороге, созданной небесами.

На втором (небе), говорят, есть некая женщина, у которой вообще нет плоти, но которая полностью состоит из костей, звали её Тецауцигуа58, другим её именем было Цицимине; и этих поставили туда с той целью, что когда наступит конец миру, их заданием будет съесть всех людей.

И когда спросили стариков, когда наступит конец мира, они ответили, что не знают, но он наступит, когда сами боги вымрут и Тласкитлепука (sic) унесёт солнце, и когда все вещи исчезнут.

На третьем (небе) находятся 400 мужчин, которых создал Тескатлапука (sic), который был пяти цветов – жёлтым, чёрным, белым, синим и красным, так что те продолжали нести опеку на небесах23.

На четвёртом находились всевозможные виды птиц, которые оттуда спустились на землю.

На пятом находились огненные змеи, которых создал Огонь-бог, и от них вылетали кометы и свершались знамения на небесах.

На шестом были все ветра.

Седьмое было полностью в пыли, которая оттуда падала на землю.

На восьмом собрались все боги и оттуда никто никогда не мог взобраться выше, туда, где жили Тенакатли (sic) и его жена; и никто не знает, что на остальных верхних небесах.

Когда их спросили о местонахождении солнца, они ответили, что он живёт в воздухе и путешествует днём, но не ночью, потому что он возвратился на восток когда достиг зенита в полдень, и что его свет тогда был тем, который уже освещал его место захода; и что луна всегда путешествует за солнцем и никогда не может догнать его.

Когда их спросили о причинах возникновения грома и молнии, они ответили, что у Водного-бога в подчинении находятся многие, созданные им самим, каждый из которых носит с собой глиняный денежный кувшин13 и ветку, и что из этих глиняных сосудов они выливают дождь, и что гром возникает, когда они бьют по сосудам ветками, а молния сверкает из этих сосудов.

Люди Кулуакана говорят, что они пришли в Тулу вместе с мексиканцами и там они отделились и пошли прямо в Кулуакан, а оттуда в Сучимилько и Малиналько, и Окуйла. Они заселили эти четыре города и по пути заселили Куитралаваку, и так прошли 120 лет, а затем в Чапультепек пришли мексиканцы, как уже говорилось об этом, и начали войну против народа Кулуакана.

В рассказах о Мехико, представленных индейскими рисунками, изображено много голых индейцев, и в начале некоторые носили одежду из растений, [639] тем самым сообщалось, что когда они переселялись в Мехико, они были одеты таким образом, и что они кормились тем, что могли добыть рыбной ловлей, и что они вынуждены были терпеть большие лишения; и они не рисовали отважных воинов. И без правителя они были сорок лет. Первого правителя мексиканцев звали Акамапичиль, который прожил двадцать лет. В это время случилось следующее – две женщины плохо себя вели59, друг с другом, и они забили их камнями до смерти возле Эскапуцалько, что звался Текулуапа; до исполнения этого судебного акта, правитель Эскапуцалько сообщил об этом ему, из Гуатлинчана, и оба сообщили об этом правителю Мехико, и все порешили, чтобы это случилось. И также случилось следующее – Шилот Истак, дочь Аниль Миштли, была замужем за братом правителя Аскапуцалько (sic) и когда тот умертвил своего брата, правитель Аскапуцалько взял её себе в жёны; и она ушла в Сучимилько и совершила злой проступок с Ананакальтом, и когда об этом стало известно троим правителям, они схватили их и забили их камнями до смерти. Говорят, был обычай, что вдова брата не могла на законном основании выйти заново замуж кроме как за оставшегося в живых брата, и если она выходила замуж за кого-нибудь другого, то лишалась земель и всего своего имущества. Первого правителя Аскапуцалько звали Тецоцомукли.

Практически в то же самое время случилось следующее – двое юношей украли зёрна посаженного в землю маиса и были схвачены и проданы в рабство, и за каждого заплатили цену в размере пяти накидок.

И в эти дни свершилось следующее – одна женщина украла некоторое количество маиса из зернохранилища, а один мужчина видел это и сказал ей, что если она позволит ему возлечь с ней, то он не донесёт на неё, и она так и поступила; но затем мужчина обвинил её в содеянном, а женщина созналась во всём, после чего её оправдали, а мужчину отдали в рабство хозяину маиса.

В это время случилось следующее – двое юношей украли пять початков маиса до того как они созрели и их приказали повесить, так это было ещё большим преступлением, срывать початки маиса до того как они созреют. А когда первый правитель Мехико умер, мексиканцы оставались без правителя три года, по прошествии которых они выбрали правителем Вицилиутли, сына их первого правителя, который прожил двадцать пять лет. В его время произошло следующее – мужчина из Тескуко продолжал следить за своей женой и спустя три дня её заточения он поймал её с ризничим храмов, и он схватил их и три правителя приказали их убить. И также случилось следующее – мужчина застал его жену с другим мужчиной, убил мужчину, но женщину не стал и она продолжила жить со своим мужем, и по этой причине их обоих убили.

Когда умер второй правитель, мексиканцы выбрали Чимальпупука своим правителем, который прожил одиннадцать лет. Во время правления этого третьего правителя в Чималоакане произошло следующее – женщина увидела пьяного мужчину, пошла к нему и возлегла с ним, и за это они забили камнями до смерти женщину, но не наложили никакого наказания на мужчину.

И в это время случилось следующее – у мужчины из Тенайуки было зернохранилище [640] маиса и люди из Гуатлитлана обокрали его с помощью колдовства, этим хитрым способом он был погружен в глубокий сон и мужчина и его жена забрали всё, что нашли; и когда об этом прознали трое правителей, им обоим вынесли смертный приговор, мужчине и его жене.

Того, кто украл курицу – делали рабом, но того, кто брал собаку – не наказывали, так как считалось, что у собаки есть зубы, с помощью которых она могла сама себя защитить.

Когда умер третий правитель, мексиканцы привели к власти Искоаци. В это время эскапуцальканцы начали войну против мексиканцев и обратились к людям Тескуко и Тультитлана, Куаутитлана, Тенайуки, Тлакубы, Атлакубайи, Кууакана, Кулиакана, Сучимилько, Куитлаваки и Мискике; все эти народы отправились в поход на Мехико и были побеждены.

Пока мексиканцами руководили правители, та часть Татилулько, которая ныне известна как Сантьяго, также имела своих правителей, когда в Мехико правили Акамапичиль и Вичилиуитли, что длилось сорок лет, в Татилулько правил Куакуапуауаке, отец правителя Эскапуцалько; последний был правителем Мехико два года до того момента, когда у них был правитель в Мехико; он прожил сорок лет. И когда в Мехико правил Чимальпупуци и Искоаци, в Татилулько правил Тлакатеуци, сын первого, проживший двадцать три года. Когда в Мехико правил Мутецума старший, в Татилулько правил Куатлатлоаци, сын Тлатекуци, и он убил предшественника, и прожил тридцать лет. Когда в Мехико правил Ашайакаци, в Татилкулько правил Мокиуицин, брат последнего, и женился на сестре Ашайакаци, и из-за неё была между ними война, потому что она распространила весть о том, что её муж был воином, покорившим котастанцев и мексиканцев и поэтому его соседи воспользовались его услугами. Пока в Мехико правил Тецицикаци, в Татилулько правил Оуакоисцици. Такашкаль Текли и Тлауэлокици, и Татилулько. Когда Ауцоци правил в Мехико, в Татилулько правил Цикуак Пупуку, который был сыном Такатекаля, и сыном Куатлатоаци, и Йалокоауици. Когда затем в Мехико правил Мутецума, в Татилулько правили Топантемитци, Тикоке и Агуаталь, внук Мукиници и Искиаци Такушкалькотлекиналь, и он не мог59* Мутецуму. Пока Мутецума и Хуан Веласкес и Тапиа были губернаторами Мехико, он, кто поначалу не был главным действующим лицом во времена маркиза, Дон Хуан, был губернатором Татилулько, отец того, кто ныне является губернатором, и он сам были из простолюдин и мацегуалей Мехико.

Они придерживались определённых законов во время войн, которые они соблюдали с великой помпой; когда военачальники отправляли посыльного, а тот не докладывал правду, то его убивали за это, и это было обычным делом; и также у них был другой закон о том, что если кто-нибудь посылал сообщение их врагам, то он должен был быть убит за это, и также они убивали любого человека, если тот вступал в половую связь с пленной женщиной, и также тот, кого захватывали живым, должен был быть умерщвлён. И если кто-то пленял живого врага, а другой пытался спасти его, то наказанием ему служила смерть. Во время войн у них было пять военачальников, которые в то же время были и судьями. Был у них человек, ответственный за поиск нарушителей и нанесения им краской меток, и за передачу [641] информации всем пяти правителям, а после проведения совещания с главным правителем, исполнение вынесенного пятью правителями решения возлагалось на других пятерых людей.

Были и другие законы на их тиангесе или ярмарках, и вот они: Если сын господина оказался игроком и мошенником (tahur), и продал отцовское владение или другую часть земли, его душили втайне от других, а если он был мацегуалем или рыбаком, то его продавали в рабство. Также, если кто-либо украл магей для изготовления мёда в количестве до двадцати, то им следовало выплатить столько накидок, сколько было определено судьями, а если сторона не обладала достаточным количеством накидок или если было украдено большее количество магея, то его или их порабощали. Если кто-либо брал в займы накидки и не заботился о возврате долга, то того человека делали рабом. Воровство рыболовной сети должно было быть оплачено накидками, а если у стороны не было их, то он становился рабом. Если кто-либо крал каноэ или судно в котором прибыли люди, то он должен был выплатить стоимость каноэ в накидках, а если у него их было недостаточно, то он становился рабом. Если мужчина вступал в половую связь с женщиной-рабыней моложе определённого возраста, то сам становился как и она рабом, а если она заболевала и умирала, он становился рабом, а если она не умирала, то он оплачивал её лечение.

Если кто-либо приводил раба в Эскапуцалько где находился невольничий рынок и покупатель давал за раба накидки, а продавец развернул их и был ими удовлетворён, и если затем он испытал сожаление от проведённой сделки, то он должен был вернуть накидки, но раб при этом становился свободным. Если кто-либо не дорастал до обычных размеров и его продавали родственники, и впоследствии, когда он достигал возраста, об этом становилось известно, судья предписывали выплатить собственнику столько накидок, сколько им казалось правильным, а раб становился свободным. Если сбежавшая женщина-рабыня продавалась новому человеку и об этом становилось известно, то её должны были вернуть прежнему хозяину, но уплаченную за неё стоимость уже не возвращали.

Если мужчина вступал в половую связь с рабыней и она, будучи беременной, умирала, то он должен был стать рабом её хозяина, но если она зачала и родила, то ребёнок становился свободным и должен был принадлежать отцу60. Если кто-либо продавал свободного человека в рабство и об этом становилось известно, то все, кто принимал в этом действии участие, становились рабами и одного из них отдавали покупателю, а других распределяли между матерью противоправно порабощённого человека и информатором, обнаружившим сделку. Тот, кто вознамерился убить человека и дал тому яд, того должны были за это задушить, но если убитым был раб, то его убийца должен был стать рабом хозяина убитого раба. Если кто-либо украдёт двадцать аррибас маиса, то должен будет умереть за это, но если меньше, то должен будет возместить кражу выкупом.

Тот, кто крадёт несозревший маис, должен быть забит палками до смерти. Того, кто крадёт йетекоматль, сорт тыкв, скреплённых ремнями и носимых на голове с пучками перьев, как носят правители, посыпают зелёным табаком, тот, кто крадёт это, должен быть задушен гарротой. Тот, кто крадёт чальчуи, определённо выложенные бусы, запрещённые для владения ими людьми низшего сословия, должен быть забит камнями до смерти на [642] тиангесе61, где бы он ни находился. И тот, кто крадёт на тиангесе что-либо у жителей, должен быть забит камнями до смерти. Разбойники с больших дорог также должны были публично забиты до смерти камнями. Любой жрец, застигнутый пьяным, должен был быть умерщвлён в том доме, где опьянел и должен был быть забит до смерти дубинками; и достигшего брачного возраста юношу, застигнутому пьяным, отводили в дом известный под названием тепушкали, где его душили; и любой по влиятельности человек, занимающий публичный пост и застигнутый пьяным, лишался своей должности и если он был воином, то его лишали звания храбреца. Если отец вступал в половую связь со своей дочерью, то оба должны были быть задушены верёвкой, обмотанной вокруг их горла. Тот, кто вступал в половую связь со своей сестрой, должен был быть задушен гарротой, преступление, которое они считали омерзительным; и если женщина вступала в половую связь с другой женщиной, то их душили гарротой. Если священнослужителя застигали с женщиной, они убивали его в тайне от всех при помощи гарроты или сжигали его живым, сносили его дом и совершали конфискацию всех его владений, а всех кто знал об этом и молчал и скрывал, убивали подобным образом. Для нарушающих супружескую верность наказаний не было предусмотрено пока их не застигали flagrante delictu, в этом случае, когда их застигали, их публично забивали камнями.

[ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ] [стр.642]

Откуда родом правители Точимилько.

Своё начало эти правители берут от некоего Искоатля, прибывшего из Тулы и жившего в Атлишко, где они признали его своим правителем, а потом он их покинул и осел в Шуктектитле и Вепевкане, ныне известным под названием Тучомилько, где он и умер. Его жену звали Чимальмаци и она также пришла из Тулы. После его смерти наследником стал его сын Тональтемитль, его женой была Цальпалоки, уроженка Петлаука. После его смерти наследником отцовской власти стал Цинтлавильци, его женой была Тейакапанци; он был уроженцем Куйуакана и оставил сыновей, которые, однако, не унаследовали его положения.

После смерти Цинтлавильци власть унаследовали его два брата, которых звали Иштевейуци и Цивакоаци, и они владели одинаковыми правами; их жёнами были уроженки Вепетлавки. После смерти этих двух правителей их сеньорию наследовали двое других, Какамаци и Кивакоаци; Какамаци был дядей Кивакоаци, который был сыном Иштевейуци, и их жёнами были уроженки Вепетлаваки. После смерти этих двух правителей трон наследовал Куапили и он был внуком Кивакваки; кто был правителем до двух других; и Куапили при жизни сделал своего сына, Мишкоаки, правителем определённой части народа; жёны отца и сына были из Петлауки, и в дни царствования этих двоих пришли шпианос61*. Когда умерли эти двое, их преемниками стали Дон Мигель и Дон Хуан, и Дон Мигель обладал большей властью; и он пришёл в сеньорию потому что его дядей был Куапили, и первый пришёл с миром к христианам, в то время как последний – сбежал. Маркиз назначил его правителем с согласия народа. Дон Хуан был братом Мишкоаки и по [643] этой причине наследовал сеньорию; жена Дона Мигеля была из Кисукечула, а Дона Хуана – из Аупетлаваки.

[ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ] [стр.643]

О способе, которым они пользуются при подсчёте их месяцев и дней.

Необходимо заметить, что они считали двадцать дней своей неделей или месяцем, считая первый и последний день как один день, будто мы можем заявить, что в неделе было восемь дней, считая воскресенье как первым, так и последним. Также они ведут отсчёт времени от четырёх лет до четырёх лет, так как не нумеруют года свыше этого числа. Также (пробел, * *)

На этих праздниках, когда совершают жертвоприношения священнослужителями62, они покрывают свои головы определёнными накидками, к которым приделывают белые перья, то есть на их головы, и они облачаются в раскрашенные рубашки, открытые спереди, и так они совершают жертвоприношения.