Индейские народы

Генри Бэмфорд Паркс ::: История Мексики

Та часть Западного полушария, которая в настоящее время известна под названием Мексики и Центральной Америки, состоит из пояса суши длиной в 2500 миль и шириной от 1000 до 50 миль. Пояс этот соединяет два больших материка Северной и Южной Америки. Главную часть его северной, более широкой половины составляет огромное плоскогорье, которое отлогими ступенями подни­мается к югу и окаймляется двумя горными цепями. За горами, вдоль берегов Тихого океана и Мексиканского за­лива, лежат полосы равнин, известные мексиканцам под названием «горячей земли» (tierra caliente), с тропическим климатом, обильными дождями и буйной растительностью. Но на склонах гор и на плоскогорье климат умеренный — дни теплые, а ночи прохладные. На севере недостаточно воды, но далее к югу в летние месяцы бывает сезон дож­дей, и земля отличается плодородием. Климат в пределах этого района самый разнообразный, и там можно встре­тить все виды растений — от тропических банановых деревьев и пальм до сосен, которые покрывают верхние скло­ны гор. Центральная часть всей этой области — долина, расположенная между двумя морями в самом сердце зоны плодородия и простирающаяся приблизительно на 40 миль с востока на запад и на 60 миль с сегера на юг. Местами на этой лишенной возвышенностей равнине, находящейся на 7 тыс. футов выше уровня моря, встречаются мелкие озера. К юго-востоку от нее высятся снежные вершины Попокатепетля и Истаксиуатля, а на юго-западе — гора Ахуско. Эта долина, прежде называвшаяся Анахуак, а те­перь — долина Мехико, с ее обширными и плодородны­ми полями, обилием воды, почти постоянным солнечным светом и превосходным климатом, свободным от резких контрастов жары и холода, была самой природой предназ­начена служить предметом алчных вожделений и добычей захватчиков. Тот, кому удавалось овладеть ею, господство­вал над всем плоскогорьем.

К югу от Анахуака пояс суши сужается. Обе горные цепи смыкаются в Оахаке, а затем внезапно обрываются на перешейке Теуантепек. После Теуантепека одна горная цепь окаймляет тихоокеанское побережье и тянется к юго-востоку до самого озера Никарагуа и далее до Панамы. Но к востоку от гор, в областях Табаско и Чиапас, рав­нина, окаймляющая побережье, расширяется и выходит в море, простираясь по направлению к Кубе в виде покры­того известняками кораллового рифа Юкатана. Значитель­ная часть этой территории представляет собой тропические джунгли, покрытые болотами и лесами, где водятся ягуары и аллигаторы и встречаются макао и попугаи с ярким опе­рением. Горы и недостаток судоходных рек затрудняют сообщение.

Народности страны, которые европейские завоеватели назрали индейцами, — первые поселенцы, владевшие ею до XVI в. н. э.,— разделялись на большое число различ­ных племен, говоривших на разных языках и независимых в политическом отношении друг от друга. На севере насе­ление было редкое; большая часть его находилась на ста­дии дикости.

В долинах Новой Мексики, в бассейнах рек Соноры и Синалоа и у озер области Халиско, жило несколько племен, которые перешли к земледелию и имели начатки циви­лизации. Но индейцы большинства племен кочевали в го­рах и пустынях внутренних областей, питались листьями кактусов или мясом диких зверей, спали в палатках из шкур и иногда занимались людоедством. На юге же было густое население, жившее земледелием; некоторые племена уже стояли на довольно высоком культурном уровне. Уро­вень их приблизительно соответствовал культурному уров­ню Египта времен фараонов и халдеев времен царей-жрецов. Общество было еще теократическим, каждое племя имело своих отдельных богов, общего культа не было, личность не была освобождена от власти жрецов.

На востоке, вдоль берегов Мексиканского залива, жили тотонаки. Богатые рыбой озера Мичоакана принадлежали тарасканам. В горах Оахаки обитали родственные между собой племена мистеков и сапотеков. За Оахакой, в обла­стях Чиапас и Юкатан, жило племя майя. Однако в XV в. все эти племенные группы в военном и культурном отно­шениях стояли ниже племени нахуа, которому принадле­жала долина Анахуак и прилежащие к ней территории. А самым сильным из племен нахуа были ацтеки, или мекси­канцы, чей город Теночтитлан был построен на острове по­среди озера, находившегося в центре долины.

Несмотря на языковые и политические различия, ин­дейские народности Мексики имели одинаковое расовое происхождение и были сходны в физическом и интеллек­туальном отношении. Они отличались коричневым цветом кожи, широкими скулами, прямыми черными волосами на голове и незначительным волосяным покровом тела.

Экономическая основа индейского общества была в выс­шей степени непрочной. Индейцы питались только маисом, который сажали на холмах при помощи остроконечных палок. Когда маис созревал, женщины размальшали его в муку, а из теста делали пироги «тамалес» или плоские ле­пешки «тортильяс», которые пекли на угольях. Они выра­щивали также бобы «фрихолес» и некоторые другие фрук­ты и овощи и приправляли пищу красным перцем. Они пили шоколад, а из сока растения маги готовили опьяня­ющий напиток, известный под названием «пульке». Рыба и некоторые животные и птицы, например индейки и пе­репелки, потреблялись как деликатесы, но в основном пища индейских племен была растительной. На одежду индейцы употребляли ткани из волокон хлопка или маги, жили большей частью в деревянных или глинобитных хижинах, крытых тем же маги. Лошади, коровы, овцы и свиньи были им неизвестны. У них не было тягловых жи­вотных, так что вся работа производилась людьми. Они не знали ни колеса, ни плуга. Они начали применять медь, олово и свинец и выделывать украшения из золота и се­ребра, но еще не знали железа.

Индейцы поклонялись различным богам, символизиро­вавшим благополучие племени или силы природы. Этим богам, которых изображали фигуры полулюдей-полуживотных, они посвящали храмы, строившиеся на плоских вершинах пирамидальных курганов. Жрецы одевались в черные или красные одежды, носили короны из перьев и никогда не стригли и не расчесывали волос. Они руководи­ли жизнью племени, «узнавая» волю богов при помощи об­рядов прорицания, содержали, школы, где детей обучали пению, пляскам и религиозным обрядам, и были храните­лями исторических и астрономических знаний. Жрецы не­которых племен почитались как воплощенные боги. Вер­ховному жрецу сапотеков было запрещено касаться ногами земли, а когда он появлялся перед народом, то все па­дали ниц, так как смотреть ему в лицо считалось опасным. Он должен был жить в целомудрии, за исключением ре­лигиозных празднеств, когда к нему приводили девушек, и они рождали ему сыновей, которые наследовали его жре­ческое звание.

Со жрецами были тесно связаны касики[1], которые водили племена на войну и власть которых по временам становилась почти монархической. У более передовых пле­мен начинал также появляться слой светской знати, часть которой владела рабами.

Масса народа обрабатывала землю. Земля не считалась частной собственностью, она принадлежала племени или группам внутри его. Однако каждой семье выделялся участок, который она самостоятельно обрабатывала. Некото­рые участки земли оставлялись на покрытие издержек уп­равления и на содержание жрецов, причем обрабатывались они простым народом. В XV в. на территориях, которыми владели ацтеки, власть знати росла: некоторые знатные люди получили господство над землями, принадлежавшими прежде покоренным племенам, и заставили их население работать на себя. Таким образом, в это время в процессе становления находилась феодальная форма общества. Кро­ме знати, крестьян и рабов были также люди, занимавшие­ся ремеслом — выделкой украшений, оружия и тканей, и купцы, ездившие на рынки в различные города.

Подлинное политическое единство никогда не охваты­вало большой области. Иногда группа родственных пле­мен образовывала конфедерацию или объединялась под руководством династии мощных касиков. Мичоаканским племенем тарасканов руководили вожди, жившие у озера Пацкуаро, а племя сапотеков организовало сильное объ­единение, вождей которого хоронили в больших каменных храмах в Митле. По природе своей обитатели Мексики были мирным народом, но недостаток плодородных земель заставил некоторых из них жить войной. Особенно воин­ственными были племена нахуа; в XV в. они распростра­нили свою гегемонию на всю южную часть Мексики. Геге­мония эта не была основана на устойчивой системе орга­низации, но охватывала большую область. Она была делом трех союзных городов, расположенных в долине Анахуак — Теночтитлана, Тескоко и Такубы.

Ввиду ограниченности экономической и политической основы этого общества особенно замечательными представ­ляются его достижения в интеллектуальной и художествен­ной области.

Индейцы майя изобрели календарь, который хотя и был связан с магическими и астрологическими идеями, но отли­чался большей точностью, чем европейский календарь эпо­хи испанского завоевания. Не развив системы фонетическо­го письма, индейские народы не имели письменной литера­туры. Песни их передавались по памяти. У них было мало струнных и духовых музыкальных инструментов. Но в гончарном и текстильном деле, в резьбе по дереву и камню, в производстве золотых и нефритовых украшений их лучшие творения в своем роде не уступали художественным произведениям восточного полушария[2].



[1] «Касик» — кубинское слово, ввезенное в Мексику и применяв­шееся испанцами по отношению к мексиканским племенным вождям.

[2] Изображение общественного строя народов Мексики к периоду испанского завоевания неточно. О большинстве племен, живших в Мексике, нельзя сказать, что они достигли уровня, на котором стоял народ Египта в эпоху фараонов. Большинство народов Мексики стоя­ло на стадии первобытно-общинного строя, который переходил в более высокую форму рабовладельческого общества только у нахуа и майя. Культурные достижения майя не уступают достижениям нахуа и, в частности, ацтеков. При этом следует указать, что значительная доля этих культурных достижений является наследием первобытно-общин­ного строя, который, несмотря на ограниченность своих производи­тельных сил, давал возможность развития культуры свободных от эксплоатации производителей. (Прим. ред.)