Гончарное искусство

Альваро Боркес Скеуч, Айдэ Адрисола Росас ::: История и этнография народа мапуче

Немногие ремесла южноамериканских индейцев до­стигли такого уровня, как гончарное. Оно было развито гораздо больше, чем другие ремесла, даже больше, чем ткачество. Это во многом объясняется отсутствием метал­лических изделии в хозяйстве индейцев. Мапуче не ис­пользовали ни медь, ни железо даже для изготовления предметов повседневного домашнего обихода. Вместо огне­упорной посуды из металлов, к примеру, они использова­ли сосуды из голубой глины; для того чтобы вскипятить воду, горшок не ставили на огонь, а клали в него раска­ленные докрасна камни. Гончарное ремесло имело прежде всего утилитарный характер, а сами изделия были еще и символом семейного комфорта.

Гончарные изделия сильно отличались друг от друга как по формам, так и по качеству; многие из них, несом­ненно, обладали и художественной ценностью. Не было хижины, в которой не имелось бы обширного выбора гон­чарных изделий, предназначавшихся для приготовления пищи, хранения продуктов, приготовления чичи и других повседневных надобностей: каждый сосуд — для строго определенной цели. Использовались сосуды для погре­бальных церемоний: их наполняли провизией и погребали вместе с умершими, чтобы обеспечить их питанием на вре­мя долгого пути в загробную жизнь.

Сырьем служила глина, которую в точно дозированных пропорциях смешивали с песком, реже с мелкими камня­ми, иногда с измельченной соломой, чтобы придать изде­лиям разнообразную фактуру. По ингредиентам, входя­щим в состав смеси, можно определить возраст изделия и место его изготовления. Естественный цвет обожженных изделий был кирпично-красным, но с помощью раститель­ных красок индейцы придавали им черный, кофейный или беловатый цвет. Некоторые сорта глины имели желтый цвет с оттенками, которые достигались с помощью добав­лений органических или минеральных компонентов.

Для всех видов сосудов использовалось родовое назва­ние «мэтауэ». Перед этим названием ставилось другое, ко­торое определяло назначение предмета или его форму. Так, например, были «пичи-мэтауэ» — маленький кувшин, «кэтро-мэтауэ» — «кувшин-утка», «уэкэ-мэтауэ» — кув­шин-лама», «пинэканту-мэтауэ» — «кувшин-кукла» и т. д. Было множество различных видов чашек — «льикампи».

Круглые чаши назывались «чифен». Название «кинкэд» носили маленькие диски, которые использовались для прядения как маховые колеса. Различные блюда, или «лупэ», и курительные трубки, «китра», также составляли неизменную принадлежность домашней утвари. Как кув­шины, так и блюда изготовлялись с ручками и без.

Гончарные изделия были сработаны в различном сти­ле; в узорах преобладали прямые и зигзагообразные ли­нии, а также наклонные черточки, нанесенные параллель­но. Орнамент наносился по окружности сосуда; для него применялась волнистая линия. Что касается цветов, то в орнаменте предпочтение отдавалось красному с черным и свинцово-серым тонам.

Были сосуды с широким или узким горлом, иногда с двумя или четырьмя отверстиями, направленными в раз­ные стороны. Иногда сосуд разделяли на две части — каждая со своим отверстием. Большие сосуды, именуемые «мэнкауэ», вмещали пятьдесят и более литров. Основание этих сосудов было приспособлено для того, чтобы их мож­но было закапывать в землю. Горло было широким, чтобы была возможность зачерпнуть напиток сосудом меньшего размера. Сосуды с плоским или округлым дном удобны для очагов, постоянно поддерживаемых в оседлых общи­нах в течение долгого времени.

Гончарное ремесло было уделом женщин. Они занима­лись им весьма профессионально. Их называли «уидуфе».

Изготовление гончарных изделий требует большого умения и исключительного терпения. Женщины-гончары хорошо знали месторождения высококачественных глин. Прежде чем взять сырье, уидуфе должна была выполнить определенный ритуал, который состоял в том, чтобы при­нести жертву духу глины. Имя этого духа — Рейкусэ. Дар представлял собой пучки шерсти или веревочек, разве­шанных на близрастущих кустах.

Начиная работу, женщина-гончар брала глину и сме­шивала ее с водой, извлекала посторонние примеси: ка­мешки, кусочки дерева. Затем она измельчала в ступах камни и добавляла их или мелкий песок в глину. Из этой смеси уидуфе начинала изготовление изделий способами, которые мы опишем здесь в общих чертах.

Индейцы, жившие на побережье, добавляли в смесь измельченные раковины морских моллюсков, добиваясь этим очень эффектного внешнего вида изделий. Взяв пор­цию массы, они формовали плоский диск — получали основу изделия. Затем изготовляли нечто вроде толстого шнура и укладывали его в виде спирали по краям диска, скреп­ляя каждый виток с предыдущим. Так мастерица прида­вала изделию нужную форму. Места соединений сглажи­вали инструментом, именуемым «мэсэн», предварительно смачивая его. Внутреннюю поверхность сосуда очень ос­торожно и нежно разглаживали рукой. Наконец наносили украшения и делали ручки. Законченный сосуд наполня­ли тонкой соломой, стараясь избежать малейшего дефек­та. Подсохший сосуд покрывали слоем желтой или черной глины без каких-либо примесей, что делало его поверх­ность гладкой. Сушка длилась от трех дней до недели в зависимости от размера и массивности предмета. Изготов­ление кувшина емкостью в два или три литра требовало от хорошей мастерицы получаса работы.

Мапуче не покрывали свои сосуды глазурью. Украше­ния, если таковые имелись, наносились на белые, светлые или красноватые сосуды контрастными цветами. Рисунок был всегда отчетлив. На блюдах украшения наносились по краю, а на кувшинах — по основанию горлышка. Ри­сунок состоял из разнообразных комбинаций полос. Орна­мент имел неопределенную конфигурацию. Волнистые линии получали, приклеивая на сырую глину шерстяные шнуры или нити но окружности кувшина; при обжиге они сгорали. Полосы наносились зубьями гребней нужного размера.

В зоне города Вальдивия изготовлялись изделия из белой глины, содержащей большое количество талька. Изделия из нее отличались очень высоким качеством и считались одними из лучших в Америке. Согласно данным археологов, переход от изготовления предметов из камня к гончарному ремеслу произошел у мапуче примерно в III веке нашей эры.

Полировка кувшина обычно продолжалась более двух часов, до тех пор пока его поверхность не становилась аб­солютно гладкой и блестящей. Для этого в хижине разво­дили огонь, и изделие понемногу равномерно нагревали со всех сторон. С помощью палки, опущенной внутрь изде­лия, уидуфе поворачивала его над огнем. Затем его поме­щали в раскаленные угли или пепел, также непрестанно поворачивая. После этого изделие клали в сильный огонь и засыпали щепками, чтобы раскалить докрасна. Его рас­каляли до тех пор, пока оно не приобретало красно-белый оттенок; держали в таком состоянии около 10 минут. Горя­чее изделие извлекалось из огня и помещалось в теплую воду, чтобы сделать его водонепроницаемым. Затем в него наливали холодную воду и кипятили на медленном огне. На этом процесс заканчивался, и изделие ставили осты­вать.

Изготовленные мапуче сосуды особенно большого объ­ема могли вмещать до двухсот литров. Они применялись для длительного хранения напитков и различной прови­зии. Они имели усеченную яйцевидную форму; ставя на острый конец, их закапывали в землю. На широкой части сосуда находилось цилиндрическое горло.

Сосуды типа «мечен» представляли собой кувшины овальной формы с плоским дном, без ручек. Их носили или с помощью сплетенных веревок, или на голове. «Чалья» — широкий сосуд с плоским дном и широким круглым горлом. У него горизонтально расположенные ручки, в то время как на обычных кувшинах ручки рас­полагались вертикально. Некоторые сосуды имели неболь­шое дно: их носили на голове во время небольших пере­ходов; мапуче делали это непринужденно и уверенно.

Расположение ручек было не случайно: вертикаль­ные использовались для подвешивания с помощью вере­вок на спину или на руку, а горизонтальные облегчали обращение с сосудом, подвешенным над огнем. Кувшины имели только одну ручку, чтобы можно было легко вы­лить содержимое.

Постоянно совершенствуя формы сосудов, мапуче до­стигли большого искусства. Они придавали гончарным изделиям элегантность и симметрию, проявляя оригиналь­ность и вкус. Часто сосуды имели форму птиц и живот­ных, иногда мужских и женских фигур. Их антропоморф­ные сосуды, хотя и не так совершенны, как перуанские, тем не менее не лишены выразительности и чувства про­порции и гармонии. Наиболее часто встречающаяся ими­тация — это, несомненно, «кэтро» или «пата-мэтауэ» — ут­ка с наметками крыльев и хвоста, голова — отверстие, через которое выливается жидкость. Изготовлялись так­же сосуды, изображающие ламу. Любопытный сосуд — «эпу-мэтауэ», представляющий собой комбинацию двух стаканов, поставленных один на другой.

Из глины же изготовлялись трубки для курения. Не­которые трубки делались с одним чубуком, другие — с двумя и больше; некоторые могли курить одновременно пять человек. Эти трубки предназначались для церемони­альных целей (индейцы не имели порочной привычки по­вседневного курения), употреблялись на собраниях рели­гиозного характера и на сборе племени для утверждения мира. Мачи использовали их для изгнания злого духа и лечения больных. Эти церемонии проходили с особой тор­жественностью.

В изготовлении трубок мапуче проявляли высокое ис­кусство. Трубки богато украшались и имели причудливые формы, иногда уникальные. Люлька трубки имела форму' головы животного — пумы, лисы, рыбы. Для церемоний, когда речь шла о заключении мира или восстановлении дружественных отношений, использовались трубки с дву­мя чубуками; представители двух сторон могли курить трубку одновременно. Чтобы сделать отверстие для вдыха­ния, в еще сырую модель заделывали соломинку и обжи­гали трубку.

Некоторые глиняные предметы имеют необычную фор­му, и их назначение трудно объяснить. Это, например, круглые сосуды с четырьмя горлышками в виде трубок, имеющими 5 см в высоту. Внутри они не разделялись на части и не имели ручек. Возможно, они употреблялись как светильники. Другие предметы напоминали трубки с люлькой в форме воронки, диаметр которой достигал в верхней части 10 см, а чубук имел два отверстия и изгиб в нижней части. Они, видимо, применялись в магических целях. «Пэлотуэ» — это кольцеобразная трубка с отвер­стием, которая, надо полагать, использовалась как све­тильник. Пэлотуэ надевалась на ствол или ветку, вкопан­ные в землю. В отверстие заливали жир и вставляли фи­тиль из шерсти или растительных волокон.

Что касается чувства прекрасного, то мапуче отста­вали в этом отношении. Они не делали, скажем, рельефов, не занимались гравированием; встречаются отдельные петроглифы, символика и происхождение которых еще не раскрыты. Чувство прекрасного в гончарном производстве только зарождалось, и изделия из глины, как мы уже от­мечали, имели преимущественно утилитарное предназна­чение.