Глава 19. 300 испанцев. Смерть вождя Таино Агуэбана. Победа Понсе де Леона.

Ашрафьян Константин ::: История Флориды от... Книга 2. Мифы и Герои. 1511 – 1513

Прошло несколько недель…

В  Капарра - столице острова Сан-Хуан-Батиста (или Борикен, как его называли индейцы), снова звонил колокол. И снова поселенцы, собирались перед домом Понсе де Леона.

Понсе де Леон вышел к соратникам, понуро опустив голову.

 - Друзья! – громко и раскатисто произнес он. – Мне принесли недобрую весть! Мы должны принять решение, от которого зависят наши жизни и будущее наших семей! На острове снова восстали индейцы Таино в провинции Майягез (Mayaguez), но все было бы ничего, если бы они не привели с собой наших врагов и людоедов карибов! Их столько, что не знаю, смогут ли ваши уши услышать это? Их около десяти тысяч, а может и больше (восставших воинов Таино и карибов насчитывалось от 10000 до 15000 по разным источникам – прим. К.А.)! Нас здесь около трехсот, и никто нам помогать не будет – Диего Колон спит! Если мы уйдем, то тогда вы лишитесь ваших земель. И Ваши дети ничего не унаследуют, а вы снова будете нищими. Я не уйду отсюда, хоть бы мне пришлось и умереть здесь за своих друзей, за все, что мы здесь сделали! Если суждено будет уйти из жизни, то я возьму столько врагов, сколько я смогу изрубить! Но нас ведет наш Бог и Дева Мария! А наши враги – только огромная куча индейцев! Большинство из тех, кто сейчас здесь – это лучшие люди Испании! Мы прошли и побеждали своих врагов по всей Европе – сражались на полях Италии, Франции, в Гренаде против мусульман… и везде мы были победителями! Так неужели толпа трусливых индейцев, даже огромная, смогут испугать нас?

Он посмотрел на стоящих вокруг него кастильцев и продолжил:

- Я раздам все и по-братски поделю всю добычу. Наши семьи смогут владеть этим островом, только если мы не убежим. Я-то точно останусь здесь. Но не могу вам приказать идти за мной. Могу лишь попросить.

Понсе де Леон замолчал, но через мгновенье продолжил:

- Каждый из вас - это огромная сила. И мы можем одолеть этих варваров, показав, на что способны испанцы в боевом деле. Если мы их победим, то нам уже не придется жить в страхе! Еще Александр Македонский говорил то, что известно любому воину: «Страх нужно преодолеть! И тогда – победа будет за нами!»  Мы как триста спартанцев можем победить варваров, если среди нас не будет предателя и труса! И мы войдем в славную историю своей победой! С нами наша Вера! Мы – победим!

Его слова разносились и входили в сердце каждого, кто стоял сейчас с ним.

Тех, кто мог крепко держать оружие набралось около 300 человек против 10 000 индейских воинов. Это было немыслимо! И страшно! Осознание этого лишило бы желания драться любого здравомыслящего человека. Но это были конкистадоры - лучшие воины среди своего народа. Те, кто был уже богом избранным человеком, их не утопил Океан, их не устрашили Новые Земли, их вела дорога Неизвестности и Вера в то, что завтра будет лучше, чем вчера.

Поселенцы молча стояли сейчас, а их взгляд был полон решимости отстоять то, что они приобрели – новую землю, новый дом, новую жизнь. Все пошли по домам, чтобы попрощаться и собраться в поход.

Через некоторое время, храбро маршируя, триста испанцев (как когда-то триста спартанцев – прим. автора К.А.) уже шагали по направлению к своей судьбе…

Прошло еще время и отряд испанских колонистов неожиданно для индейцев Таино вышел в провинции Майягез (Mayaguez), на место, где стояли индейские воины под предводительством касика Агуэбана и их союзники -  карибы.

У индейцев били священные барабаны и звучали пронзительные звуки, издаваемые голосами шаманов. Боевые крики индейцев. Боевая раскраска, частокол из копий, раскрашенные щиты, выбегающие шаманы… все это могло бы испугать кого угодно…

Испанцы тоже люди. Одно дело, это когда ты не видишь неприятеля и только представляешь его. Другое дело – увидеть море врагов. Десять тысяч против трехсот!!!

Прибытие испанцев также был очень неожиданным для Агуэбана и всех индейцев, которые растерялись.

Обе армии стояли напротив друг друга, не решаясь напасть. И это состояние продолжалось довольно долго.

Понсе, увидев нерешительность среди своих людей, понял, что стоит всех занять чем-то и приказал задним рядам быстро выстроить временные укрепления, за которыми было бы безопасно укрываться от индейских стрел.

Напротив, индейцев, заняв очень удобное положение, выстроились аркебузиры. Один ряд лег. Второй ряд стал на колено. Третий – стоял в полный рост. За ними на поводках рвались вперед гроза индейцев – псы. Некоторые из животных были одеты в железные доспехи.

 Пехота кастильцев с длинными пиками и секирами ощетинись, отражая солнце, бившее в глаза противнику. За ними быстро строились временные укрепления с помощью других испанцев.

Еще по прошлому разу индейцы помнили убийственные выстрелы из аркебуз, и никто из них не хотел умирать вот так – не успев даже сразиться. Поэтому их огромная десятитысячная армия в боевой раскраске и готовая к бою, стояла напротив трехсот испанцев и десятка собак в нерешительности нападать первыми.

Шло время, но никто не спешил начинать бой. Испанцы понимали, что это бессмысленно и их нынешнее удобное положение глупо менять на что-то еще, а индейцы ждали общего сигнала.

Это противостояние было утомительным и длилось довольно долго.

Индейцы уже расслабились и стали терять терпение и веру. Тогда впереди первых рядов стал ходить статный воин, ободрявший армию. После его криков, индейцы снова готовы были сражаться, снова играли звуки военных барабанов, снова взлетал многоголосый боевой клич, поднимая силу духа у индейцев. Этим воином был вождь племени Таино – Агуэбана.

-  Мы должны отстоять свою свободу!  - кричал он и потрясал копьем. – Христиане смертны, и мы их можем одолеть! Посмотрите на себя: мы сильны, нас много, и мы на своей земле! Вы должны быть сильны духом! Шаманы предсказывают нам победу! Мы должны выгнать этих бесчестных людей, отнимающих у нас землю, хлеб, жен и невест. Или мы сейчас победим или убежим как трусы и всю жизнь будем жалеть об этом.

Все это длилось очень долго. Уже начало вечереть. Агуэбана боялся, что если наступит ночь, то испанцы могут исчезнуть. Поэтому он еще больше стал подбадривать своих воинов. Его огромное и красивое тело возвышалось над рядами Таино и его слова вселяли в них уверенность в нем и их деле.

Море людей, бурлившее воинственными звуками, ритмом барабанов, криками и призывами к войне, разливалось вокруг маленького временного укрепления, за которым испанцы локоть к локтю стояли в желании начать битву.

Хосе Понсе де Леон позвал капитанов к себе и устроил импровизированный совет.

Нам надо напасть на индейцев, прежде чем они нападут на нас! – зло и со страстью говорил один из капитанов.  – Мои люди рвутся в бой, чтобы показать этим недоноскам кто здесь хозяин! Они не смогут противостоять нам и нашим мечам!

- Нет, это не так. Не торопись.  Мы должны сначала убить вождей и шаманов. Индейцы могут воевать и могут побеждать нас, только если их много. И главное, если есть у них предводитель. Они верят в своих вождей и их вождь -  Агуэбана стоит всей их армии. Если мы подстрелим его и его вождей, убьем их шаманов, то сделаем полдела. А они, лишившись своих предводителей, не будут знать, что надо делать и разбегутся. Когда мы лишали их вождей с касиков, таких как Каонабо (Caonabo) и Котубанама (Cotubanama) на Эспаньоле, то все воины тут же убегали в леса, а потом уже никто из них больше уже не поднимал восстание. Нам нужно убить Агуэбану и касиков. Поэтому надо сосредоточить огонь аркебуз на начальниках. По природе своей Таино народ не воинственный и только частые нападения карибов, заставили их защищаться. Поэтому они первые не полезут на нас.

- Там с этих проблем нет. Только один вопрос: как узнать, что это Агуэбана? – спросил один из капитанов отряда.

 - У нас много есть хороших аркебузиров.  Есть трое, кто может стрелять без промаха! – сказал другой капитан.  – Была бы цель!

- Агуэбана (Aguebana) обычно бросается в глаза, потому что он на голову выше, чем его воины, а в его распущенные волосы всегда вплетен шлейф белоснежного цапли! – вставил свое слово Хуан Гонсалес, побывавший в лагере индейцев еще в начале восстания, и сумевший убежать во время резни в деревне Сотомайора.

Понсе вздохнул с облегчением.

- Тогда сделаем так. Найдите и приведите ко мне этих ребят – аркебузиров. Если Дева Мария захочет нам помочь и Агуэбана будет убит, то мы услышим крики и какие-то признаки этого. Понять это будет несложно. Если это произойдет, то будьте готовы сразу начать атаку.

 Тут же по всему отряду капитаны передали приказ Понсе де Леона, чтобы сосредоточить свой огонь по вождям индейцев и шаманам в масках

Огромный поток индейцев медленно, делая шаг за шагом, уже близко подошел к своим врагам. Слышался рев индейских барабанов, пронзительные звуки раковин, и крики из тысячи глоток. Испанцы теряли терпение, чтобы не выйти за границы укреплений и не атаковать дикарей с мечом и копьем, но командиры сдерживали их.

И тут Понсе увидел то, что он искал: белое перо цапли, светящееся над смуглым лбом касика Агуэбана (Aguebana).

Индейцы к этому времени совсем окружили  укрепление. Как муравьи окружают свою добычу, оказавшуюся около муравейника.

К Понсе де Леону подвели одного из аркебузников. Понсе схватил кастильца за руку.

 - Смотри, вот он! - сказал он солдату, показывая на высокую фигуру индейца, стоявшего впереди всех индейцев. - Сто монет для тебя, если твой выстрел будет точным!

Испанец спокойно прицелился с хладнокровием, на какое был только способен. Расстояние между Агуэбана и стрелком сокращалось. Аркебузир (Arquebusier) подождал, прицелился и выстрелил.

Все увидели, как Агуэбана подпрыгнул в воздухе, схватился за свои волосы –  судя по всему пуля попала ему в голову - и рухнул на землю на глазах у своего войска.

- Он убил его! Он убил его! -  крикнул Хуан [132] Понсе, ликуя. – Вождь убит! Теперь, мои доблестные друзья, мы пойдем в атаку с копьем и мечом на этих дикарей! По местам! – закричал Понсе де Леон. – Приготовится всем! Похоже, сейчас будет дело!

Все выстроились в боевой порядок. Аркебузники вышли из-за спин пикинеров. Послышался залп огнестрельного оружия, новый залп, еще залп. Как подкошенные падали один за другим индейские вожди-касики и шаманы. Крики ужаса поднялись над их станом.

Затем аркебузники спрятались за спины своих товарищей- пикинеров. Кастильские пехотинцы сомкнули строй и яростно, и неудержимо пошли в атаку на находящихся в замешательстве индейцев Таино и карибов.

Над станом индейцев раздались вопли и плач, раздались крики, и все воины остановились в замешательстве. Тут же, с быстротой молнии, среди индейцев пронеслась весть, о том, что Агуэбана убит.

 Прицельный огонь аркебузиров вырвал из числа живых еще несколько касиков и шаманов, которые находились впереди войска индейцев. Их смерть послужила сигналом к полному замешательству и войско индейцев дрогнуло.

Увидев наступающих испанцев и лишившись своего главного предводителя и касиков, воинственный настрой тут же улетучился. Перестали играть их барабаны и смолкли звуки труб-ракушек. Ряды индейцев Таино дрогнули и попятились. А затем - бросились врассыпную.

 Индейцы бежали. Собаки, выскочившие вперед, еще больше ускорили бегство. Спущенные с цепей псы догоняли и рвали индейцев. Хаос, крики и бегство усилились с каждой секундой.

***

Никто уже не сопротивлялся. Тем более никто не помышлял о победе. Все думали только о своем спасении. Более боеспособные и опытные воины – карибы были сметены отступающими индейцами Таино.

Понсе, ведя своих людей под знаменем короля Фердинанда, под барабанную дробь не встречал серьезного сопротивления.

Наступила темнота, но в ней слышались крики и звуки уплывающих каноэ индейцев-карибов, треск сучьев, кустарников и деревьев от бегущих индейцев.

Прекратив преследования и осознав, что все кончено, все триста поселенцев остановились. Затем они встали на колено и стали петь свой гимн «Аве Мария» под предводительством священников.

Триста против десяти тысяч!!! Это на каждого испанца приходилось более 30 индейцев!

***

Простая пуля, выпущенная из придуманного человеческой мыслью огнестрельного оружия, решила исход сражения между двумя мирами.

***

После этого не представляло труда получить власть над всем островом.

Трудно даже приблизительно представить, как повлияло это событие на судьбы каждого человека, которые участвовали в нем.

Близкие к освобождению индейцы Таино оставили надежды на свою свободу и смирились со своей участью. И вскоре все касики острова Сан-Хуан признали власть испанцев. Те, кто не смирился, были вынуждены бежать на другие острова. Индейцы-карибы были злы и уносили обиду на убежавших с поля боя Таино и злость на испанцев, тая внутри чувство мести.

Испанцы, у которых вся жизнь пронеслась перед ними, когда они смотрели на десятитысячную вооруженную толпу врагов, появилась вера в Чудо и Молитву, которую священники-доминиканцы читали над ними, когда мало кто не верил, что вернется домой живым.

 Это была ПОБЕДА!

***

После победы, в жизнь Понсе ворвалось новое Провидение – это была старуха Кача из племени Таино, которая приехала вместе с карибами, но осталась после их бегства с поля боя.

 Диего де Салазар, который был смотрящим за собакой Понсе де Леона – Бесеррико, вместе с другими владельцами собак, участвующими в битве против индейцев, выпили вина в честь Победы и тут они повздорили на тему того на какую именно часть тела аборигена набрасываются собаки в первую очередь.

- Давайте проверим, чтобы не было споров! – предложил Салазар товарищам по битве.  – Только надо выбрать какого-то бесполезного индейца.

 - Да вон, особняком сидит старуха! – показал пальцем на старую женщину один из его друзей. – От нее пользы никакой – она ни детей не рожает, ни как следует работать не будет, она все равно старая и древняя – только болеть будет и заражать всех!

 - Молодец! – согласился Салазар. – Давайте сыграем в игру. Посмотрим, как это все происходит спокойненько, и куда именно собаки кусают в первую очередь. И как долго будет мучиться эта старая ведьма.

Он порылся в сумке и нашел кусочек бумаги и сложил его. Затем подошел к старой женщине и позвал индианку, которая могла бы переводить.

 - Как тебя зовут, женщина? -  спросил Салазар.

 - Кача, - последовал ответ старухи. – А где твои все родственники?

 -  У меня никого нет.

Салазар заулыбался: старуха была одна, и никто не будет о ней сожалеть. Он протянул ей листок бумаги и обратился к индианке-переводчице.

 - Скажи ей, чтобы она отнесла эту бумагу с посланием самому Понсе де Леону!  – сказал сурово подвыпивший Салазар. – Она должна это сделать под страхом смерти – если откажется, то мы ее убьем!

Женщина индианка с ужасом перевела все старухе. Старуха медленно встала и, вздохнув, взяла бумажку.

– Пусть идет как можно быстрее! – сказал Салазар индианке.

Старуха с презрением посмотрела на Салазара. Покачала головой и заковыляла по тропинке в сторону Капарра.

Когда она отошла немного, Салазар снял цепь с пса Бесеррико и, показав на старуху, сказал:

- Взять ее!

Бесеррико рванул за старой женщиной. Его клыки были оскалены и готовы были вонзиться в указанного врага.

Пленные индейцы, видевшие это, громко закричали.

Старуха по имени Кача обернулась и увидела огромно пса, который несся на нее с оскаленными клыками как Бог Смерти.

Бедная женщина упала на землю и закрылась руками и стала кричать, чтобы ее пощадили!

Но куда там! Салазар и его выпившие товарищи уже бежали, чтобы с любопытством посмотреть на то, как Бесеррико будет разрывать женщину.

И вдруг Бесеррико остановился. Обнюхал старуху. Повернулся и пошел прочь. Подлетевшие кастильцы остановились и открыли рты от удивления.

Бесеррико снова вернулся. Подошел к лежавшей в страхе женщине и… облизал ее. Никогда прежде он не отказывался выполнять приказ Диего де Салазара, и никогда не пощадил ни одного индейца за всю свою собачью жизнь.

К старухе подбежала индианка, которая все переводила и, взяв ее под руки, пошла с ней прочь. А Салазар и остальные испанцы так и стояли, открыв рты от удивления и смотрели вслед удаляющейся старухе Кача.

Девушка индианка из племени Таино, бывшая в тот момент переводчицей, была свободной, так как приняла христианскую веру. Эта девушка дала кров, а старуха рассказала, что она видела и знает Источник Молодости на острове Бимини и знает, где он находится, но не хочет туда ехать, так как ей уже неинтересно жить, потому что сама она была уже давно у карибов в плену, а ее родственники и дети были убиты или умерли от болезней. Молодая индианка рассказала об этом своей подруге, а та принесла эту весть жене Понсе де Леона - Леоноре, которая тотчас рассказала об этом мужу.

Услышав об этом, Понсе поверил в Чудо и Провидение! Он теперь был уверен, что сама Дева Мария помогает ему двигаться к цели – поиску Фонтана Молодости.

***

Испанцы 16 века. Реконструкция.

Испанцы 16 века. Реконструкция.

 

Сбор испанцев в Каппаре.

Сбор испанцев в Каппаре.

Понсе уже был в курсе истории со своим любимым псом и старухой.

Старуха Кача была приглашена в дом самой Леонорой. Однако, когда она пришла в дом Понсе в Каппоро, она снова встретила Салазара, который увидев ее остолбенел и попятился, уступая ей дорогу.

Хуан Понсе де Леон с интересом выслушал ее рассказ о ее жизни, как она попала к карибам, об Источнике Молодости. «Ведь это Чудо, что Бесеррико сохранил ее для того, чтобы она мне рассказала о существовании этого Источника!!! Все складывается один к одному и ведет меня к новой жизни!» - думал Понсе, глядя на женщину и на своего пса.

 Освободив старую женщину, Понсе разрешил ей жить свободной в любом месте и в любом племени, где она только захочет.

Старуху взяла в услужение его жена - Леонора и все, включая Диего де Салазара, стали относиться к ней с уважением.

***

 

Военный поход 300 испанцев.

Военный поход 300 испанцев.

Атака испанских пехотинцев.

Атака испанских пехотинцев.