Глава 18. Опыт сотен против желания тысяч.

Ашрафьян Константин ::: История Флориды от... Книга 2. Мифы и Герои. 1511 – 1513

Понсе де Леон был разбужен под утро яростным лаем своей любимой собаки Бесеррико (Becerrico) (эта легендарная собака Becerrico описана во множестве книг испанцев - прим. автора К.А.)  и криками огромного числа людей.

Выпрыгнув из кровати, он спешно с помощью слуги надел свои доспехи и вышел из своего дома уже вооруженный.

Его дом был расположенный на скале, что было достаточно удобным для защиты от внезапного нападения любых врагов.

Вдалеке были видны зарева от пожаров. К его дому подходили поселенцы. Многие из них были ранены, окровавлены, с обгоревшими лицами и телами, женщины в разорванных платьях в ушибах и ссадинах. Кто-то прижимал к себе своих детей. А один из поселенцев, одетый в доспехи держал на руках своего мертвого сына.

Хуан Гонсалес и еще несколько человек поселенцев стояли, сидели и лежали около его дома.

 - На нас напали ночью! Это были индейцы Таино! – кричала женщина.

 - Мы даже не успели ничего сообразить! – тяжело переводя дух поддержал ее Хуан Гонсалес. – Они закалывали всех прямо в постели спящих! Трусы!

 - Никогда такого не было! Индейцы резали нас как кур! – зло сказал другой испанец.

- Там всем правит новый вождь - Агуэбана! – сказал, тяжело дыша священник-доминиканец, пришедший вместе с немногими спасшимися поселенцами.

Хуан Понсе де Леон повернулся к своему слуге.

 - Бей в колокол! Буди всех, пусть люди просыпаются и идут сюда.

 - А где братья Сотомайоры? Где Диего и Кристобаль? – спросил спасшийся Хуан Гонсалес.  – Они должны были быть здесь. Еще и Диего де Салазар должен был опередить меня.

Раздался бой колокола. Молодые посыльные и мальчишки бросились в ближайшие поселения сообщить об опасности и созвать всех людей в столицу Сан-Хуана – Капарра, построенную на скале Понсе де Леоном.

К полудню стало ясно, что индейцы ночью напали на множество поселений. Спасшихся людей приходило очень мало. И то - все были изранены и еле передвигали ноги.

Христианские поселенцы приходили из разных мест. Тех, кто был вооружен и мог драться, набралось не более трехсот.

Понсе де Леон послал небольшой отряд, чтобы разыскать своего друга Кристобаля Сотомайора и его племянника – Диего.

Губернатор, накормил и дал кров тем, кто его потерял.

Испанцы, которые пошли по следу, наткнулись на тела Кристобаля Сотомайора, его племянника – Диего и еще трех испанцев. Все были мертвы. Они были в полном облачении и у всех были свернуты шеи. Над мертвым телом своего возлюбленного Кристобаля сидела и рыдала принцесса Борикена – сестра Агуэбана. Спешно похоронив убитых, и взяв с собой принцессу, которая носила под сердцем ребенка Кристобаля Сотомайора, испанцы двинулись обратно под защиту стен Каппоро.

*

(До сих пор существует легенда у жителей острова Пуэрто-Рико, что на месте убийства Сотомайора ночью можно увидеть, как появляются два ярких огня – как две души Кристобаля и Борикеновской принцессы, а потом исчезают через некоторое время в темноте! – прим. автора К.А.)

*

Вскоре в Капарра, расположенный на утесе, прибыл и Диего де Салазар с уцелевшими после ночной резни поселенцами из деревни братьев Сотомайоров. Поняв, что восстание разрастается с огромной силой, Понсе отправил посыльного за помощью к вице-королю Индии - Диего Колумбу. Однако плохие отношения между ними вызывали у него большое сомнение в том, что из Эспаньолы придет помощь.

Понсе де Леон размышлял:

 «Помощь все-таки не придет! Или придет, но очень маленькая. Если помощь придет поздно, тогда вице-король Индий успеет избавиться от меня и моих людей, которые погибнут от рук восставших индейцев. Это будет на руку Диего Колумбу – он получит повод для нападения на индейцев, успеет избавиться от меня и моих людей, а потом просто заселит остров своими поселенцами, то есть возьмет над Пуэрто-Рико власть, как и хотел его отец – Христофор Колумб. И чем меньше останется нынешних поселенцев, тем будет ему выгоднее!»

Несколько дней индейцы как пчелиный рой подступали и отходили от Каппоро. Поселенцы, спрятавшись за стенами Каппоро, вели прицельный огонь из аркебуз, спрятавшись за укреплениями и много индейцев было убито. Это расстраивало вождя Агуэбана. Несколько раз испанцы делали неожиданные вылазки и рубили индейцев, которые не могли в тот момент оказать достойного сопротивления. Пока они приходили в себя, испанцы уже отступали под защиту города. В конце концов, Агуэбана решил отвести от стен Капарра своих людей, чтобы не терять воинов и, собрав силы, снова двинуться и разрушить ненавистный город испанцев.

Уяснив, что надо действовать, а не ждать подкрепления из Эспаньолы, Хосе Понсе де Леон оставил около ста человек в крепости, а остальных взял с собой.

 Затем построил людей, выдал провиант, взял воды, организовал обоз. Он включил в отряд лекаря и двух монахов-доминиканцев, взял свою любимую собаку – чистокровную Бесеррико (Becerrico) и десяток других собак. Затем он и пустился в быстрый марш-бросок во владения касика Агуэбана.

 Сто испанских лучших солдат (по разным источникам в этом походе участвовало от 100 до 270 испанцев – прим. К.А.) совершили этот незабываемый и быстрый поход. А затем неожиданной атакой ворвались в лагерь индейцев, расположившихся, недалеко от Каппоро. 

 Индейские дозорные поздно заметили испанцев, которых Агуэбана точно не ожидал увидеть здесь.

Выйдя из зарослей, стройными рядами с выставленными вперед пиками, в несколько шеренг, испанцы стали в полном молчании приближаться к индейцам, которые были удивлены. Индейские воины были уставшими после боев, воинственных плясок и бессонной ночи.

Индейцы, хватая оружие и воодушевленные ночными победами над обретшими облик обыкновенных людей испанцев, побежали навстречу появившемуся врагу. Надо ли говорить, что стройные ряды кастильцев, одетых в латы, кольчуги, шлемы и боевые доспехи испанцев, рвущихся в бой и испытывающие чувство мести и обиды, легко отразили атаку беспорядочно бегущих на них индейцев.

 Индейцы, отбежали назад, как волна в море отскакивает от скалы. Но, осмотревшись, снова бросились беспорядочно на испанцев.

Все поселенцы были опытны в боевом искусстве. Они все участвовали в войнах в Европе и имели отличную военную подготовку и опыт. Сам Понсе де Леон было очень опытным командиром и участвовал в боях против мавров в 1492 году при падении последнего халифата Гренады на юге Испании.

Понсе де Леон поднял руку и крикнул команду.

Все пикинеры остановились. Из-за них вышли три ряда аркебузников.

Понсе снова крикнул команду, и они дали залп, затем второй, затем третий.

Все бегущие впереди индейцы упали. Первая шеренга присела и стала заряжать аркебузы. И тогда вторая шеренга дала залп и тут же множество бегущих воинов Таино снова свалились замертво. Индейцы остановились, и тут же побежали было обратно, но тут третья шеренга сделала еще один залп в спины бегущим и тут же отошла за спины пикинеров.

Несколько десятков индейцев стали пускать стрелы, но тут уж их оружие с каменными наконечниками было бесполезным перед пикинерами одетыми в кольчуги и латы: стрелы отскакивали от железных панцирей и шлемов, даже не нанося вреда.

Подготовка аркебузников. Картина из Музеев.

Сбор испанцев у дома Понсед де Леона. Реконструкция.

Атака испанской пехоты.

Аркебузники атакуют

Собака Понсе де Леона – Бесеррико.

Собака Понсе де Леона – Бесеррико.

Плотные шеренги испанцев шли неумолимо на своих врагов. Прижатые к частоколу своей деревни, индейцы не имели возможность кидать камни, копья, дротики и стрелы и решили, что лучше будет снова схватиться с испанцами в бою.

Поэтому волна индейцев бросилась на испанскую пехоту.

Тут воины Понсе де Леона остановились и их снова обошли аркебузники. И снова три шеренги аркебузников одна за одной дали залпы, буквально изрешетили оставшихся воинов Таино. Это было похоже на скалы, которые разбивают прибрежные волн, превращая воду в брызги. Немногие из уцелевших индейцев были нанизаны на копья кастильцев как туши свиней на вертел.

Индейцев было около тысячи. Лишившись за короткое время сразу около двухсот человек, и увидев, что испанцы не потеряли никого, пыл индейцев угас.

Понсе был во главе своих войск. Он командовал и делал все, чтобы все сохраняли строй – основу превосходства и залог победы испанских солдат.

В один момент выпрыгнули псы, приведенные кастильцами. Псы войны. Индейцы их боялись гораздо больше испанцев.

Животные бросились на индейцев и внесли великую панику в их ряды. Теперь никто уже не помышлял о битве. Индейцы кинулись в рассыпную, оставляя лежать на поле боя своих умирающих товарищей. Псы носились и рвали в клочья тела индейцев, которые замешкались и не успели убежать. А в тоже время стройные ряды пикинеров быстрым шагом достигали раненых или искалеченных индейцев и добивали их своими пиками и секирами.

Сам вождь Таино Агуэбана тоже побежал. Он не был трусом или плохим воином, но силы были неравны. Одна собака стоила десятерых индейских воинов. Все кастильцы были в доспехах, их уже нельзя было достать ни стрелами, ни ножами, ни копьями с наконечниками из камня, которые были у индейцев.

Ни один из испанцев не был убит в этом бою. И покидая поля боя, Агуэбана и его вожди были в большом замешательстве и их вера в то, что испанцы все-таки смертны пошатнулась.

***

Сражение между индейцами и испанцами.

Наголову разбитые Таино бросились в чащу леса, надеясь на спасение. Но многих из них настигали собаки, наученные вгрызаться в живот врага. Пули испанцев настигали индейцев повсюду, легко проходя сквозь листву и ветки. Войско Таино таяло с ужасающей быстротой.

Через короткое время уже на месте боя не осталось ни одного живого индейского воина. Испанцы зашли в индейскую деревню. Оставшихся там немногих женщин испанцы взяли в Каппоро. Испанцы также нашли доспехи, снятые индейцами с кастильцев и унесенные из разрушенной деревни Сотомайора и других.  Вещи погрузили на телегу, а затем подожгли индейскую деревню.

Уходя, Понсе де Леон думал, что больше ему не придется делать ничего подобного. Ведь самого войска Агуэбана уже не осталось, а то, что осталось вряд ли поднимет оружие еще раз.

Однако он просчитался. Агуэбана исчез. Но бежал он не в дебри мангровых лесов острова, а, сев в каноэ, поплыл к своим извечным врагам –  индейцам-карибам. У него не было выбора – или он сумеет договориться с давними врагами и освободит свой остров от христиан, или он не сможет никогда увидеть свою землю и ее захватят ненавистные ему испанцы, превратив его народ в рабов.

***

Призраки Кристобаля и Принцессы Борикена.

Призраки Кристобаля и Принцессы Борикена.