Глава 18

Ашрафьян Константин ::: История Флориды от... Книга 1. 1511. Предыстория

Утро уже наступило.  В  поднимающемся солнце три корабля испанцев как  огромные пятна появились на фоне светила.

На берегу мыса Баракоа собрались воины разных племен и мест с Кубы под предводительством Атуэя – касика бежавшего с острова Эспаньола со своими 400 воинами.

Выстроившиеся  вдоль всего побережья бухты индейцы заворожено смотрели на приближающиеся корабли.

Индейцев было около двух тысяч  – это были и новые и старые воины. Было много тех, кто в первый раз пришел воевать с испанцам. Многие были убеждены речами Атуэя об угрозе бородатых людей. А были и те, кто в первый раз увидел корабли.

 - Воины! – обратился Атуэй к соплеменникам; его голос, отраженный водой, был хорошо слышен каждому стоявшему в заливе индейцу.  - Пришел наш час! Мы покинули родные дома, чтобы те, кто сейчас идут на этих больших лодках – бородатые белые пришельцы христиане из другого мира не посмели даже думать ступить на эту землю.

Он  продолжал  и ветер Кубы разносил  его слова.

- Многие из нас не раз уже видели, что это просто люди. И они не бессмертны. Они также как и мы  - имеют кровь и плоть. Они беспощадны и не имеют жалости. Мы должны не дать им ступить на берег. Только так мы можем уберечь себя, своих жен и детей от смерти, которые они несут всем вокруг себя. Вы должны помнить, что кроме нас некому будет защитить наших близких и родных. Не бойтесь ничего,  чтобы не случилось – не давайте пришельцами выйти со своих лодок. Заклинаю вас об этом.

Он замолчал. Застучали кожаные барабаны и заиграли высокие звуки,  выдуваемые из ракушек индейцами таино.

В это время на кораблях  тоже услышали звуки индейцев, и  Веласкес  криво усмехнулся.

- А нас  ждут в гости! – улыбаясь, обратился  он  к стоявшему рядом Кортесу.   – А мы к ним не в гости… мы к ним навсегда придем…

И он рассмеялся….

И на кораблях стали звонить в корабельные колокола….

Идальго Лопес одним из первых залез со своими людьми в лодку.

Лодки отделились от каждого из трех судов и направились к берегу.

На некотором расстоянии от них в бухту тихо входили испанские корабли.

Индейские барабаны зазвучали громче и быстрее,  и  с берега  стали доноситься крики боевого клича индейцев.  Эти крики начинались негромко, а потом стали все сильнее и сильнее - как ветер,  превращающийся в бурю.

В лодках по всей их длине плотно примкнули щиты и  друг к другу испанские солдаты, сами облаченные в доспехи.

На берегу выделялся вождь Атуэй. Он стоял на берегу,  всматриваясь вдаль,  и громко кричал команды индейским воинам.

Когда лодки были еще достаточно далеко, то в них уже полетела куча стрел. Но стрелы  падали большей частью вокруг даже не задев самих лодок. Чем ближе подплывали лодки, тем сильнее и точнее летели стрелы в  испанцев.  Однако сомкнутые щиты и доспехи достаточно легко отражали летевшие в них стрелы, на конце которых или не было наконечников или они были  из камня.

Только два испанских солдата были ранены в глотку и шею. 

Расстояние между врагами сокращалось. Индейцы стали метать свои копья. Их было так много, что кастильские щиты уже не выдерживали и иногда в них возникали бреши. Несколько испанцев свалилось за борта лодок…

Видя это, индейцы приободрились…  Их копья  и стрелы еще гуще стали окутывать испанских солдат.

Лодки остановились недалеко от берега.

- Давайте!!! Еще, еще!!!  Топите пришельцев!!! – ликовал Атуэй, когда одна из лодок стала отходить к кораблю. – Гоните их назад!

И тут произошло то, что обозначило конец эпохи индейцев и устрашило их на многие дни  вперед.

Диего Веласкес усмехнулся и, посмотрев  на скопившихся  на берегу воинов Атуэя, приказал трижды ударить во второй корабельный колокол. На двух других кораблях ответили тем же. И  тут же пушки на всех кораблях стали палить по скопившимся индейцам.

О пушках Атуэй не предупреждал тех воинов, которые были посланы к нему другими касиками острова Кубы. Они никогда не видели и не слышали ничего подобного.   Поскольку корабли стали напротив солнца, то индейцам казалось, что это пришельцы рвут солнце и пускают в них куски – грохот, огонь, свист летящих  ядер, взрывы, кровь, оторванные конечности собратьев привели в животный ужас всех стоящих на берегу индейских воинов. Почти все из тех, кто был первый раз,  оторопели от изумления и стали еще более легкой целью пушкарей на кораблях.

Когда же щиты в лодках открылись и из-за них раздались громкие хлопки, огонь и летящие пули от аркебуз, то это привело к паническому бегству многих защитников острова.

Не их вина и не их трусость управляли ими! Просто невозможно было  воевать с куском дерева, даже остро заточенным перед свистящими и разносящими в куски человеческие тела огромными «кусками солнца», которые пускали в них пришельцы.

Бегущие воины с «ошалелыми» глазами буквально сметали с пути пытающихся остановить их бывалых воинов Атуэя,  вовлекая их в свое бегство.

Однако все-таки Атуэй  попытался остановить врагов. Он  кинулся в воду навстречу подъезжающим к берегу лодкам. За ним бросились и многие его воины, по крайней мере, те из них, которые смогли пробиться сквозь плотную массу соплеменников, убегавших в беспамятстве  с берега.

И  тут с кораблей прицельным огнем еще раз испанцы поддержали своих, не жалея сил и пороха. Меткими выстрелами они вынудили индейцев отступить от кромки берега.

Выпрыгнувшие из лодок испанские солдаты вынули мечи и схлестнулись с атаковавшими  их остатками защитников острова.

Среди индейцев был и воин из племени калуса - Тампа.

Он вошел в воду и, орудуя мечом так, как за это время он научился у Изабелл, двумя руками, сбивал  врагов с ног, защищая Атуэя. И тут он лицом к лицу столкнулся с идальго Лопесом.  Тампа бросился на него, но получил сильный удар и был отброшен в воду. Тогда он поднырнул и,  выпрыгнув резко из воды, вонзил меч между ног идальго.

В этот момент идальго Лопес  замахнулся, чтобы разрубить пополам одним ударом стоявшего сбоку индейца.   Он получил неожиданно этот страшный удар, который был как  удар мясника, который протыкает на вертеле свинью: этот  удар тоже   прошел снизу и через все тело.

Оторопевший испанский наследник древнего рода, из-за которого было погублено столько невинных душ  испанцев и индейцев на Эспаньоле, вздрогнул и застыл с мечом в руках. А затем, опустив его резко вниз, упал и скрылся навсегда под водой.

Бой шел в воде недолго. Некоторые испанцы все-таки смогли выйти на берег.  И тут наступил интересный момент, когда около 200 человек во главе с Атуэем перехватили инициативу и стали плотной массой давить на вышедших из воды испанцев, стараясь загнать их в лодки. Вышедшие на подмогу несколько каноэ с индейцами, попытались захватить лодки сбоку.

С кораблей не могли ничем помочь и только палили по берегу и мангровым зарослям, чтобы не дать остальным индейцам, убежавшим до этого, прийти в себя и вернуться на подмогу своим. Одно они смогли сделать –  прицельным огнем потопить оба каноэ индейцев.

У кромки берега и в воде тем временем разыгралась жестокая битва. Отчаянные и умелые испанские воины дрались неистовство и со смелостью с огромным числом индейских воинов, которые также знали почти все о своих противниках. Ненависть друг к другу была так велика, что в ход шло и оружие и ломка рук  и зубы и голова. Индейцы не отступали и все сильнее теснили в воду испанцев. И тут ….

Тут произошло то, что тысячу раз выручало всех испанцев в битвах с аборигенами.

Из лодок выпрыгнули собаки и бросились на индейских воинов.

Страшный рык. Безжалостные клыки, вырванные животы, перекушенные руки и ноги. Собаки беспощадно хватали живых людей и в один момент из них делали еще живые, но уже умирающие существа. Спасения от них не было. Это был ужас…. Индейцы с вываливающимися внутренностями, свист пуль аркебуз, рык и лай собак, грохот орудий….. вся вода и берег  стала красной  от крови. Индейцы дрогнули и начали отступать.

И тут по задним рядам еще раз ударили прицельным огнем пушки с кораблей….

Атуэя,  высокого  индейца-калуса  - Тампу и  всех,  кто  был  рядом  с  ними и дрался в воде, испанцы почти отрезали от берега,  и стали окружать.  Но тут индейцы, видя, что могут лишиться своего героя и предводителя, навалились и прорвались к нему. Затем, прикрывая его своими телами,  стали быстро уводить его  к мангровым зарослям у берега.

Тампа отбивался, как мог. Его тело было изранено, но он не замечал этого. Одного из его соплеменников – индейца калуса  разорвала испанская собака…  Истекая кровью и умирая, он пытался собрать остатки сил, но меч испанца разрубил его пополам.

И Тампа все это видел своими  глазами… Дико закричав, он бросился на испанца и получил от него страшный удар мечом.  Он попытался защититься …. Но отлетел в сторону с резаной раной….

Индейцы отступали. Кто-то из индейцев схватил Тампу, положил на спину и поволок его в мангровые заросли.

Испанцы быстро захватили берег и палили теперь наугад по  зеленым зарослям, в которых скрылись убегающие защитники острова….

Заняв берег, испанцы перебили раненых индейцев и  стали ждать высадки остальных солдат с кораблей.

Веласкес торжествовал….

 Он посмотрел на поле боя и весело сказал находящемуся рядом с ним Кортесу:

- Земля ждет своего губернатора!  - с этим словами он взошел на лодку, которая причалила к берегу.

Начался новый отсчет  ИСТОРИИ  КУБЫ  и  приблизилось  НАЧАЛО ИСТОРИИ ФЛОРИДЫ.