Глава 16. Победа Таино.

Ашрафьян Константин ::: История Флориды от... Книга 2. Мифы и Герои. 1511 – 1513

Лицо сестры Агуэбана было встревоженным и угрюмым. Чем больше воинов приходило, и чем сильнее звучали песни войны, и чем радостней светилось лицо Агуэбана, тем мрачнее становилась его сестра.

Агуэбана знал, что она встречается с кастильцем - красавцем Доном Кристобалем Сотомайором. Он понимал, что, если любовника сестры предупредят, то испанцы могут напасть первыми или скрыться прежде, чем он соберет достаточное войско.

Он приказал привести его сестру к нему.

Они стояли друг напротив друга и смотрели в глаза.

В глазах сестры читалась ненависть и испуг. В глазах Агуэбана же читался вопрос.

Наконец, молчание было нарушено.

 - Позволь тебе сказать, сестра моя, что твоя любовь к этому бородачу обречена на неудачу и, может быть, ведет тебя к предательству твоего народа, который так хочет свободы. Твое счастье не должно строиться на смерти твоих родных и близких людей.

Сестра Агуэбана молчала, потупив взор.

- Нас распределяют как последних рабов вместе с нашими землями и с нашими детьми в услужение испанцам. Они даже не будут думать, что ты являешься принцессой знатного рода - для него ты просто игрушка на ночь! У тебя и твоих детей нет будущего – испанцы будут тебя презирать, а индейцы будут тебя ненавидеть за предательство! Одумайся! Брось своего кастильского мужчину и найди себе достойного из числа своих – своей крови и расы! Ты всегда была красивой, и многие достойные касики хотели бы жениться на тебе.

 - Брат, ты хоть знаешь, что такое любовь? – спросила, вскинув голову принцесса Борикена.

- Знаю, у меня этой любви море!  - усмехнулся Агуэбана. – Но жизнь и твоя и моя принадлежит народу…

- Моя жизнь принадлежит мне!  Я люблю, и я живу! Когда я вижу Кристобаля, моя жизнь наполняется смыслом и красками! Он многое видел, его интересно слушать – он знает столько того, что не знаем мы! Ни твои вожди, ни ты сам даже не видели маленькой доли из того, что видел и знает он! Я учу его язык, я познаю его мир и мне смешно, что ты мне говоришь, что я должна выйти замуж за твоих касиков нашего острова Борикен, которые ничего не знают и не видели, кроме как охотиться и ловить рыбу…

- Твои слова позорят наш народ! Мы знаем не меньше, чем твои заносчивые пришельцы. У нас без них было все – еда, танцы, счастье, радость! Вспомни себя, когда ты была девочкой: ты была счастлива, веселилась с подружками, твой смех радовал наших родителей, вокруг не было беды. А теперь все вокруг стонут, умирают мужчины от непосильной работы, женщины перестают рожать детей, накладывают на себя руки, любая девушка может быть забрана этими бородачами. У людей нет будущего. Смех ушел с нашей земли и все вокруг уже несколько лет наполняется слезами! Ты наследница нашего рода, а эти христиане вообще не имеют понятия даже о том, как велико твое положение в нашем обществе!

- Мне все равно, что ты говоришь… - ответила сестра. – Я хочу Кристобаля! Хочу быть его женой! Хочу от него детей! Хочу, чтобы мои дети были другие и знали куда больше, чем ты и все вокруг. И мне все равно -  знают ли испанцы о том, что я происхожу из рода касиков или из ни-таино (знать у племени Таино – прим. автора К.А.)! Кристобалю все равно кто я - принцесса или просто набориа (так назывались простые люди у племени Таино – прим. автора К.А.). Он не женат! И он хотел бы взять меня в свои супруги.

 - Да знаешь ли ты, что именно твой Кристобаль и стал причиной моей мести! – заорал Агуэбана. – Он приписал нашу семью – и тебя, и меня, и всех нас -  к себе в собственность вместе с нашим племенем и всеми нашими людьми как будто мы камни (по законам репартьементо  именно вся область с людьми, где жил Агуэбана отходила к Дону Кристобалю Сотомайору – прим. автора К.А.). Это наша земля и мы на ней правим и не дадим каким-то заносчивым христианам выгнать нас только потому что они так хотят прибрать все наши земли к своим алчным рукам. И ты ему не нужна! И твои дети будут рабами, а женится он на такой же, как и он сам!

- Я не хочу тебя слушать! – заткнула уши сестра Агуэбана. – Я ухожу!

 - Ну и уходи прочь, предательница! – закричал ей вслед Агуэбана. – Только помни, если ты предашь нас, то ты не скроешься от моего гнева! Через два дня все будет кончено!

  - Ха-ха-ха! – зло рассмеялась сестра. – Ты сможешь поднять свою руку и убить меня?

 - Если это надо будет сделать ради Нашей Земли и Нашего Народа, то - «Да»! - с ненавистью и решительностью сказал ей Агуэбана.

Сестра Агуэбана вышла прочь и побежала из деревни… Она побежала к Кристобалю Сотомайору – своему любимому мужчине, которому хотела рассказать о том, что происходит в лагере и предупредить его об опасности.

Сотомайор сначала, выслушав свою возлюбленную только посмеялся. Но девушка не унималась.

 - Иди, я умоляю тебя, - она умоляла своего любовника, - пока еще есть время, в течение двух дней, следовательно, ты сможешь сразиться! Ты не веришь мне? Тогда присылайте кого-нибудь из твоих мужчин, переодетых индийцами, и пусть слушают как наши воины повторять боевые песни в лесу ". 11

  Вняв просьбам возлюбленной, Сотомайор послал своего человека, переодетого индейцем - Хуана Гонсалеса - понаблюдать за Агуэбана.

*

Прошло не очень много времени и Хуан Гонсалес вернулся. Испанец рассказал, что видел сотни индейцев, поющих военные песни и красят лица в боевую раскраску, это означало, судя по всему, что они готовятся к войне.

Сотомайор быстро собрался и заторопился к Понсе де Леону за помощью.

Для похода он взял несколько проводников и носильщиков, этим он сделал непростительную глупость, так как индейцы тут же отправили к Агуэбана посыльного и рассказали, что Сотомайор со своими испанцами в спешном порядке покидает свой дом. Они также сказали о том, что они поведут испанцев длинной дорогой к оврагу, где легко можно устроить засаду.

Агуэбана тут же взорвался: его предала его же сестра! Он чуть не взвыл от обиды и горя.

Агуэбана выбежал из дома и позвал воинов. Он сам повел их в деревню испанцев, чтобы, во что не стало, нагнать Сотомайора и убить его и всех его людей. Большой отряд  Таино, состоящий из воинов самого Агуэбана (Gueybaná) и воинов касиков Урайона (Urayoán)  и  Орокобикса (Orocobix) вышел из лагеря индейцев почти сразу же как было сообщено о передвижении испанцев.

 Сестра Агуэбана в это время возвращалась от своего возлюбленного обратно в деревню. Увидев выбегающих воинов, она побежала вслед за ними. Но вскоре отстала.

Все было правильно рассчитано. Агуэбана засел в густых зарослях папоротника, на склоне огромного оврага, поджидая пока подойдут испанцы.

Сотомайор и его пять товарищей шли беспечно в середине между идущими впереди индейцами проводниками и следующими позади индейцами-носильщиками.

Вдруг тропка оборвалась, а все сопровождающие их индейцы их бросились в разные стороны.

Он остановился. И тут несколько стрел пронеслись рядом с ним, а его уши заложило от дикого крика, который буквально разорвал тишину леса.

Его друзья бросились доставать свои мечи, и хватать щиты, но стрелы и копья буквально изрешетили их.

Кристобаль Сотомайор попытался вытащить меч, но из леса на него вылетел сам… Агуэбана со своим топором. Он мощным ударом пригвоздил Кристобаля к земле и свернул шею Сотомайору, который просто был сбит с ног и не успел защититься или отойти в сторону.

***

Реальное фото индейцев Пуэрто-Рико. Начало XIX века.

Реальное фото индейцев Пуэрто-Рико. Начало XIX века.

Его племянник - Диего Сотомайор успел вытащить меч, но озлобленные индейцы схватили его и буквально распяли на земле, не давая встать.

Пока несколько человек держали Диего за руки и за ноги, самый мощный из индейцев сдавливал его горло. Тут же и все товарищи братьев Сотомайоров были задушены восставшими индейцами Таино. Все закончилось очень быстро.

- Боги наши, кого мы боялись? – произнес, покачивая головой от удивления, Агуэбана. – Мы боялись этих людей только потому, что нам кто-то внушил, что они бессмертны. А их можно также легко убивать, как и прихлопнуть москита! Их шеи тонки, а их доспехи бесполезны перед нашими руками! Мы сильнее их!

-  Смерть испанцам! – закричал он, и его поддержали его воины.

 Воодушевленный победой, отряд индейцев двинулся в деревню испанцев, основанную семьей Диего и Кристобалем Сотомайорами.

 Вожди Урайона Urayoán and  Орокобикса Orocobix, Утадо и Гуарионекс (Utuado, Guarionex) и их воины также вместе с Агуэбаной и его людьми объединились и двинулись в поход, чтобы разрушить селение испанцев.

***

Современное фото индейцев Таино.

Современное фото индейцев Таино.