Глава 11. Понсе де Леон и поиски Источника Молодости.

Ашрафьян Константин ::: История Флориды от... Книга 2. Мифы и Герои. 1511 – 1513

Шел июль 1511 года.

Лодка с индейцами среди которых был индеец, лишенный глаз, плыла с острова Эспаньолы к острову Борикен (Сан-Хуан-Батиста или современный Пуэрто Рико – прим. К.А.).  Сюда ехал с ними и доминиканский монах Антонио де Монтесинос (которого История сделала Великим доминиканским монахом, благодаря его знаменитой проповеди, произнесенной на Эспаньоле - прим. автора К.А.)14.

Там, на Эспаньоле, ослепленного индейца привели к доминиканским монахам, у которых он жил раньше и которые его узнали. Все доминиканские монахи помнили, что он прожил вместе с ними некоторое время, а затем он отправился с братом Ортизом на остров Куба в поисках Волшебного Озера.

Он рассказал монахам о том, что затем отец Ортиз и он поехали на север. Там они увидели Источник Молодости, затем пришли гонцы индейцев и сказали, что испанцы напали и разрушили деревни и увели всех в плен. Тогда отношение к ним поменялось: их сделали заложниками и его лишили глаз, принеся его в жертву своему Богу, Поедающему Глаза. Он объяснил, что сжалившийся над ним индеец того племени вывел его во время урагана, посадил в лодку и привез сначала на Кубу, затем помог переплыть на юг острова Куба. После этого, царь провинции Макака выделил ему своего родственника и лодку для переправы на остров Эспаньола. Он также поведал, что брат Ортиз сейчас в плену у другого народа, где они нашли Источник Молодости. И именно его и сопровождающего его индейца «калуса-таино»   попросил брат Ортиз встретиться с приором доминиканского монастыря Педро де Кордоба и передать от него письмо.

Подплывая к острову, сопровождающий лишенного глаз индейца-Таино родственник царя провинции Макака спросил несчастного:

- Почему бородатые люди называют остров Борикен таким трудным -названием Сан-Хуан-Батиста?

  - Это потому, что они назвали этот остров в честь их святого человека – Святого Иоанна Крестителя, который дал им их веру, – ответил Таино-переводчик. - Эта вера дает им ту силу, которая повергает их врагов. Эта вера дала силы и мне, чтобы я не умер от боли и добрался сюда.

 - Бородатые люди теперь живут на этом острове? – спросил родственник индейского царя.

 - Они захватывают все земли, где высаживаются, - сказал переводчик. – Но тех, кто принимает их веру, они не трогают. А тех, кто им сопротивляется, они уничтожают. Они ценят дружбу и любят друзей. И они беспощадны к врагам. Они обладают знаниями, которыми не обладает никто.

 - Даже шаманы? – спросил его провожатый.

Слепой индеец переводчик засмеялся.

 - Я не могу судить сколько знают шаманы из того, что знают эти люди. Но если бы они знали больше, то смогли победить пришельцев. Но этого не бывает… Даже сами бородатые пришельцы поклоняются таким как брат Ортиз и не могут их ослушаться. Брат Ортиз не смог меня спасти, потому что не знал, что с нами будет… иначе пришел бы на помощь. Но то, что он вызвал ураган, разметавший всех наших врагов и моих мучителей и отомстил им за мои глаза – это то, что я знаю наверняка…

Сопровождавший его индеец задумался и замолчал…

Индейцы с острова Кубы сидели в лодке (которая очень отличалась от их индейского каноэ) и вспоминали, что они видели за эти дни. Эспаньола, со своей столицей Санто-Доминго была сказочным миром для индейца. Дома, строения, люди, одежда, мычание коров, блеяние овец, ржание удивительных лошадей и лай страшных собак, невиданная еда, странные напитки, блеск доспехов и сверкающее оружие, шлемы, панцири, щиты и копья. А удивительные телеги и устройства с колесами так легко перевозящие тяжелые вещи! (у индейцев Флориды до прихода европейцев не было изобретено колесо! – прим. К.А.). А больше всего на него произвели впечатления корабли и пушки! Это незабываемое удивительное зрелище, когда один из кораблей дал залп из пушки, было подобно грому и молнии, которые покорили и подчинили себе люди.

Их путь лежал в город Капарра - столицу острова Сан-Хуан (или по-индейски – Борикен). Здесь с 1508 года основался прибывший сюда с отрядом конкистадоров Понсе де Леон. Он же – Хуан Понсе де Леон, который стал и первым губернатором острова (см. примечания)0.

***

В это время Хуан Понсе де Леон сидел вместе с бишопом приор доминиканского монастыря - Педро де Кордоба, своим другом – Хуаном Боно де Кэхо (Juan Bono de Quejo), а также с казначеем короля Фердинанда в Новом Свете –  Мигелем де Пасамонте за столом и обсуждал проблемы, которые были на острове.

Вдруг раздался стук и в проеме появился один из вооруженных слуг Хуана.

Важный для Хуана Понсе де Леона разговор прервался на полуслове.

- Что случилось? – грозно спросил Хуан.

– К приору доминиканского монастыря Педро де Кордоба приехали монахи из Санто-Доминго и просят для себя и для двух индейцев аудиенции.

 - Что такое? – удивился приор доминиканского монастыря Педро де Кордоба. – Пусть зайдут сюда.

Вся процессия из четырех человек зашла в обеденную комнату Понсе де Леона. Вперед вышел один из монахов доминиканцев – а именно брат доминиканского ордена Антонио де Монтесинос и его брат по крови, вере и монашескому ордену -  Реджинальдо де Монтесинос остался стоять чуть поодаль вместе с двумя индейцами.

- Мы привезли известия от брата Ортиза. Сам он находится в плену у индейцев, что живут севернее Кубы у царя Макака.

 - Что за известие? – спросил приор доминиканского монастыря Педро де Кордоба.

- Вот они приехали от брата Ортиза и привезли от него письмо!  -  кивнул в сторону индейцев брат Антонио де Монтесинос.  – Они искали Вас. Известие очень важное и мы привезли его сюда.

 - У меня нет секретов от Королевского казначея и Понсе де Леона: только благодаря им мы строим доминиканские храмы в Новом Свете!  И они могут услышать все, что вы скажете.

Все поняли по не очень внятному разговору, что приор доминиканского монастыря Педро де Кордоба немного, мягко говоря, пьян. Но навлекать на себя гнев и перечить приору, тем более в присутствии королевского казначея и Понсе было бы непростительной глупостью. Поэтому брат Антонио де Монтесинос отступил назад и подтолкнул вперед индейца сопровождавшего переводчика.

Он достал из своей нехитрой одежды письмо и передал приору доминиканского монастыря - Педро де Кордоба.

Приор Педро развернул письмо, и его лицо стало печальным. Он сказал вслух, протягивая письмо обратно Понсе де Леону, сидевшему рядом.

 - Прочти, Сын Мой! Я не могу это сделать. Прочти это письмо от брата Ортиза.

Понсе взял письмо и стал читать. Уже с первых строк наступила тишина. Тишина была такой, что биение сердец было слышно в обеденной зале.

- .. На севере у индейцев есть вода необыкновенной силы, индейцы молятся на эту воду: вода делает их моложе, красивее, разглаживает морщины и вызывает омоложение, лечит от всех болезней и затягивает раны, а называют они ее Источник Юности…

- Ты видел это озеро? – спросил у индейца бишоп Приор доминиканского монастыря Педро де Кордоба.

- Это последнее, что я видел в своей жизни! -  сказал, выступая вперед слепой индеец.

- О, Господи! Святая Дева Мария! – воскликнул приор, узнав немого индейца.  – Что случилось с тобой, сын мой? Я помню тебя зрячим еще несколько месяцев назад, сын мой!

 - Меня лишили зрения именно за то, что я видел Волшебное Озеро! - с горечью сказал индеец. – Затем отец Ортиз вызвал ураган. А во время урагана он помог мне сбежать с нашим другом (и он кивнул приблизительно в сторону индейца, который дал письмо). – И он вывез меня из плена. Затем он доставил меня на Кубу, откуда нам помогли добраться сюда те цари и касики, которые дружат с испанцами.

Приор доминиканского монастыря Педро де Кордоба посмотрел на всех присутствующих.

В то время, когда письмо было зачитано, в комнате присутствовали двое индейцев, которые знали об озере, двое доминиканских монахов, которые тоже знали об этом, что король Фердинанд ищет этот Источник Молодости и Понсе де Леон –  бывший губернатором острова.

Немного поразмыслив и помолчав, приор доминиканского монастыря попросил обоих монахов увести двух индейцев за пределы комнаты и подождать самим снаружи.

Когда это было сделано, и они втроем – Хуан Понсе де Леон, Мигель Пасамонте и бишоп Приор доминиканского монастыря Педро де Кордоба остались в комнате и продолжили разговор.

- Как вы поняли, дети мои! – тоном, полным секретности, начал Приор доминиканского монастыря Педро де Кордоба. – Король Фердинанд через бишопа Фонсеку, передал нашему ордену Доминиканцев личное послание, чтобы мы нашли этот Источник Молодости. И, судя по всему, наш брат Ортиз нашел его на землях на севере от Кубы. Так или иначе, но речь идет о каких-то новых землях и наверняка это будет новое распоряжение короля о присоединении этих земель к христианскому миру.

 - Я бы выразился точнее – к землям короля Фердинанда II Арагонского. - Вставил свое слово казначей короля - Мигель де Пасамонте.

- Поскольку на эти земли нужно будет кого-то послать, то есть прямое предложение к тебе, сын мой, Хуан. – Обратился священник к Понсе де Леону. - Ты был бы хорошей кандидатурой для этого. Наследники Христофора Колумба больше благоволят к францисканскому ордену. А ты мог бы помочь нам расширить сферы нашего влияния в деле распространения христианства среди язычников индейцев на новых землях.

 - Я помогу тебе составить бумагу, Понсе! – заулыбался казначей Мигель де Пасамонте. – Сама Дева Мария дарит тебя этот случай, чтобы ты изменил свою судьбу и принес знамя христианского мира на новые земли.

- Речь идет об Источнике Молодости, ведь так? – спросил Понсе. – Мне 38 лет. И у меня четверо детей и жена. У меня все в порядке как у мужчины…

- Ха-ха, – засмеялся Пасамонте… - как у мужчины у тебя может и нет проблем, а как у конкистадора – есть! Ты приехал сюда в 508 году (при общении в средние века пропускали 1000 год и считали, что 1508 год – это год 508 – прим. автора К.А.). Наладил прекрасные отношения с местным царем. Стал губернатором с помощью наместника Эспаньолы Николаса де Овандо, опередил упустившего возможность стать губернатором Висенте Пинсона. Сделал себе трех дочек и сына – Луиса и думал, что все будет хорошо. А тут Овандо уезжает, и ты теперь имеешь постоянные проблемы с вице-королем Индий и сыном Христофора Колумба -  Диего, который удачным браком вернул все свои земли и стал вице-королем Индий.  А он считает, что это его земля. И теперь, спустя три года – сегодня – июль 1511 года, мы сидим и думаем, как не лишиться всего!!!

- Да. Мигель, ты прав... – понурив голову, сказал Понсе. – Но где гарантия, что именно меня король пошлет открыть  новые земли?

 - Гарантий нет, но сидеть вот так и ждать, когда тебя выпрут с твоего же острова и лишат всего – глупо и преступно по отношению к себе! – с ухмылкой сказал казначей короля.

- Да, сын мой! – воскликнул Приор доминиканского монастыря Педро де Кордоба. – Не стоит пренебрегать посланным тебе Святой Марией случаем и нужно воспользоваться этой возможностью, чтобы помочь себе и нам. Мои монахи нашли новые земли, так совместим усилия во имя Господа! Королю нужен Источник Молодости, тебе – новое Губернаторство и земли, Риму – новые христиане, а мне – новые прихожане. А я так понимаю сын мой, Мигель, вам нужны новые источники золота во имя короны?

- У вас ясный ум, отец мой! – заулыбался Пасамонте. – Давайте займемся бумагами и отошлем их для нашего Короля. Это сделаем мы с Понсе. А для его бишопа короля Фердинанда II Арагонского – Фонсеки -  это сделаете вы, Отец Наш, дорогой наш приор де Кордоба!

***

 

Понсе де Леон. Марка Испании.

Понсе де Леон. Марка Испании.

- Тогда, давайте пройдем в мой кабинет! – предложил Хуан Понсе де Леон, улыбающийся от внезапно открывшийся надежды на изменение своей жизненной ситуации.

 - Да, стоит это сделать сегодня! – воодушевился Мигель де Пасамонте. – Ибо на этой неделе уходит корабль в Бургас (Бургас - столица Королевства Кастилия и Леон, где в то время находился Король Фердинанд II – прим. К.А.).

 - Тогда в своих бумагах бишопу Фонсеке я рекомендую вас, Понсе! А вы поможете нам выстроить наш доминиканский храм - обитель Господа Нашего на новой земле.

И все трое проследовали в кабинет Хуана Понсе де Леона.

***

 

Монета Пуэрто-Рико. Понсе де Леон.

Монета Пуэрто-Рико. Понсе де Леон.