Долина реки Чикама

Башилов Владимир Александрович ::: Древние цивилизации Перу и Боливии

Древности перуанского побережья

Берег Тихого океана в Перу представляет собой узкую полоску песков и каменистых всхолмлений. Эта пустыня прорезана много­численными долинами мелких речек, сбега­ющих с гор, стеной стоящих на востоке. При­брежная полоса — Коста — расширяется на севере и на юге. Вдоль побережья много скалистых островов.

Климат здесь умеренный. Близость холодно­го Перуанского течения ослабляет жару тро­пических широт. Анды закрывают доступ влажному восточному ветру, и Коста иссушается ветрами с юга. Здесь почти никогда не бывает дождей. Только на севере побережья более влажно, но и там количество осадков невелико.

Фауна Косты скудна. Здесь водятся лисицы, броненосцы, ящерицы и черепахи. На севере изредка встречается ягуар. Зато прибрежные воды полны рыбы, а на островах обитают все­возможные морские птицы.

Жизнь на побережье издревле сосредоточи­валась в речных долинах и была тесно связа­на с океаном.

ДРЕВНОСТИ СЕВЕРА ПРИБРЕЖНОГО ПЕРУ

Северное побережье Перу считается наибо­лее археологически изученным районом этой страны. Такое убеждение проистекает преж­де всего от широкой известности культур Мочика и Чиму, великолепная керамика которых обязательно встречается во всех музейных собраниях перуанских древностей. Многочис­ленные руины долин Северного берега также издавна привлекали внимание ученых, но археологические исследования проводились только в отдельных долинах. Большая часть материалов из этого района не имеет точного паспорта и происходит из обследований или случайных находок.

Именно поэтому часть памятников не во­шла в дальнейшее описание, так же как не учитывался и ряд вещей, принадлежность ко­торых к той или иной культуре сомнительна.

В ранние периоды истории в каждой долине складывались самостоятельные культуры, но со времени культуры Мочика все Северное по­бережье можно рассматривать как единое целое.

Долина реки Чикама

Памятник типа Раннее Гуаньяпе

Самая ранняя керамика в долине Чикама связана с небольшим жилым холмом 5, лежа­щим подле знаменитого докерамического па­мятника Уака Приета[697]. Здесь были обнару­жены постройки из вертикально стоящих цилиндрических и маленьких овальных адобов на глиняном растворе[698]. Здесь же встре­чены обломки гладкой бытовой посуды, сход­ной с керамикой раннего этапа культуры Гуаньяпе в долине р. Виру.

Культура Куписнике

В долине р. Чикама Р. Ларко Ойле иссле­довал несколько могильников, своеобразный материал которых он выделил в особую культуру — Куписнике[699]. Отдельные относящиеся к ней находки известны и в других долинах Северного берега.

Строительные остатки. Вблизи некоторых могильников найдены остатки построек, отно­сящиеся, по-видимому[700], к этой же культуре. Они сооружены из камней и конических адо­бов. Перуанский археолог считает, что адобы стали применяться несколько позже, чем ка­мень[701]. И камни, и адобы клались на большом количестве глиняного раствора, причем сыр­цовые конусы укладывались рядами попарно, острыми концами друг к другу[702]. Стены по­крывались глиняной обмазкой.

Фигурный сосуд, изображающий дом с дву­скатной крышей, возможно, позволит предста­вить внешний вид этих строений[703].

Погребения. Большинство могил культуры Куписнике в Барбакоа, Паленке и других мо­гильниках представляет собой круглые грун­товые ямы различной глубины, зачастую пе­рекрытые камнем. Иногда камнем выложены и стены[704]. Изредка встречается подбой, при­чем вход в него имеет каменный заклад[705].

Костяки скорчены или реже вытянуты. Чет­ко зафиксированного положения нет. Погре­бенный может лежать и на спине, и на боку, и даже лицом вниз. Также нет определенной ориентировки покойников. Погребения одиноч­ные, но встречено одно парное захоронение[706].

Широко распространен обряд посыпания покойников красной, а иногда и зеленой кра­ской. В некоторых случаях она толстым слоем лежит на черепе, прикрытом сверху тканью.

Вместе с умершим в могилу помещали один-два сосуда, несколько бусин и пищу. Часты раковины, зажатые в руке (могилы 17 и 22 могильника Барбакоа А и могила 3 в Бар­бакоа D). Изредка в могилах встречаются скелеты собак.

Только одно погребение содержало более обильный материал, чем остальные (могила 19 могильника Барбакоа А)[707]. Обряд захороне­ния здесь тоже необычен. Судя по публикации Р. Ларко Ойле, костяки в могилах, как пра­вило, не потревожены. Но в этом погребении останки покойного разбросаны, причем кости ног лежат вместе, в анатомическом порядке [708]. Череп найден несколько выше, в заполнении могилы. Погребение не ограблено, и это за­ставляет предполагать расчлененное захоро­нение. То же наблюдается и в могиле 28 этого могильника [709], но она не отличается обилием вещей.

Инвентарь могилы 19 состоит из большого количества каменных, костяных и раковинных бус. Здесь же найдены костяные лопаточки, покрытые резными изображениями, большое количество раковин и несколько свертков тка­ни с кусками краски внутри.

Керамика. Посуда культуры Куписнике, осо­бенно фигурная, делалась обычно с помощью форм [710]. Чрезвычайно характерны сосуды со стремевидным горлом. Р. Ларко Ойле по фор­ме петли и горлышка выделяет четыре их раз­новидности [711]. Тулово может быть сфериче­ским, почти цилиндрическим, иногда остроре­берным. Другая очень распространенная фор­ма — бутылки с высоким горлом и туловом различного вида [712].

Кроме того, встречаются округлые горшки и миски [713]. Интересна «кружка» [714] и сосуды с вы­ступающей боковой ручкой [715].

Культура Куписнике

Культура Куписнике

1—18, 21 — керамика; 19, 20 — костяные украшения; 22 — каменное украшение; 23, 34 — каменные навершия булав; 24 — каменный наконечник; 25, 33 — костяные орудия; 26 — резная ложечка из кости; 27, 39 — каменные сосуды; 28—32, 37 — каменные пряслица; 35 — личина из кости с инкру­стацией; 38 — каменная ступка с пестом; 39 — каменная фигурка

Керамика украшалась скульптурными изо­бражениями, нарезкой и реже росписью, в ко­торой использовались красная, пурпурная, ро­зовая и черная краски. Часто встречаются поверхности, покрытые оттисками зубчатого штампа в сочетании с гладкими узорами, ограниченными нарезкой по контуру. Нередки маленькие овальные налепы с нарезкой, ко­торые часто покрывают все тулово сосуда, и штриховка на стенках.

Орнамент состоит из концентрических кру­гов[716], ломаных линий[717] и других геометриче­ских фигур. Есть растительные узоры[718] и зоо­морфные изображения[719]. Последние обычно, восходят к крайне стилизованному рисунку головы кошачьего хищника, причем манера их стилизации близка к резьбе по камню куль­туры Чавин[720]. Вероятно, с ней связано и не­сколько чисто орнаментальных мотивов[721].

Особое место в орнаментике керамики за­нимает скульптура. При этом наблюдаются две группы образов. Первая связана с изобра­жениями кошачьего хищника или его морды в чавиноидной трактовке [722], причем некоторые из них имеют черты, сближающие их со вто­рой стилистической группой изваяний Чавин де Уантар. Особенно интересна личина, одна половина которой принадлежит морде хищ­ника, а другая — человеческому лицу [723]. Встре­чается образ змеи с головой ягуара или пу­мы [724]. Есть и полные фигуры хищника, по своеобразной трактовке близкие к изображе­ниям второй группы фигурной керамики [725].

В эту группу входят сосуды, изображающие различных животных[726], птиц[727], растения[728] и людей[729]. Они выполнены в реалистической манере и без канонической чавиноидной трак­товки. Особенно хорош фигурный сосуд, изоб­ражающий кормящую мать[730]. Шедевром искусства гончаров Куписнике по праву счи­тается сосуд в виде головы старухи, предво­схищающий замечательные портретные сосуды культуры Мочика [731].

Текстиль, камень, кость и раковины. Со­хранность органических остатков на Севере перуанского побережья плоха, однако в по­гребениях культуры Куписнике обнаружено несколько обрывков тканей простого полотня­ного переплетения[732]. Они изготовлены из хлопка или шерсти ламы. Найдены также мотки ниток [733].

Носители культуры Куписнике хорошо уме­ли обрабатывать камень и выделывали из него украшения и различную утварь. Это сту­пы и песты[734], цилиндрические и сферические сосуды[735], а также навершия палиц с высту­пающими лопастями[736] и наконечники копий[737].

Среди наиболее частых находок в погребе­ниях каменные бусы различных форм, подве­ски [738] и украшения, продевавшиеся в уши[739]. Встречаются также зеркала из антрацита с длинной ручкой сзади [740].

Каменные вещи часто украшены резьбой. Мотивы ее носят ярко выраженный чавиноидный характер. Эти изображения часто трак­туются близко к изваяниям второй стилисти­ческой группы культуры Чавин с характерным начертанием глаз в виде кружка с двумя треугольниками[741]. Интересна деталь, встре­ченная у антропоморфной личины на украше­нии из бирюзы, — полоса, идущая под глаза­ми через всю щеку [742].

Кость широко применялась в культуре Ку­писнике. Из нее делали проколки и иглы[743], бусы и подвески [744], кольца [745], гребни [746] и укра­шения, продевавшиеся в уши[747]. Особенно интересны лопаточки из длинных трубчатых костей животных и человека[748]. Р. Ларко Ойле полагал, что это орудия гончара[749]. Но то, что на многих из них есть богатая резьба, а в упо­минавшейся могиле 19 могильника Барба­коа А найдено три таких предмета, заставляет думать, что они имели скорее культовое на­значение.

Раковины тоже использовались для изготов­ления различных украшений. Основные моти­вы резьбы на вещах из кости и раковин-имеют ярко выраженный чавиноидный облик[750]. И здесь наблюдаются те же две стилистиче­ские группы, причем примерно в равных про­порциях.

Культура Куписнике принадлежала оседло­му населению, уже знавшему земледелие. Об этом говорят и скульптурные изображения на сосудах арахиса, перца, плодов каигуа и клуб­ней маниока, и находки ступок с пестами.

В слое культуры Куписнике, перекрываю­щем раннекерамические слои жилого холма 5 близ Уака Приета, обнаружены остатки ку­курузы. Найдены также остатки тыкв, ара­хиса, авокадо и хлопка[751]. Наравне с земле­делием жители долины Чикама занимались, конечно, рыболовством и собирательством.

В погребениях культуры Куписнике нет за­метной имущественной дифференциации. Ин­вентарь наиболее богатой могилы 19 могиль­ника Барбакоа А отличается от других только количественно. Качественное отличие этой мо­гилы — редкий обряд расчлененного захороне­ния — имеет скорее всего религиозный харак­тер. Поэтому можно считать, что если погре­бенный и занимал несколько особое положе­ние в обществе, оно было связано с религией. Общая картина совпадает с фазой I развития имущественной дифференциации в погребе­ниях по В. М. Массону[752] и соответствует об­ществу, стоящему еще на ступени родового строя.

Культура Салинар

Могильники с материалом культуры Сали­нар также сосредоточены в долине р. Чикама, хотя отдельные вещи этой культуры по­падаются и южнее, в долине р. Виру [753].

Строительные остатки. Архитектурные остатки, относящиеся к этой культуре, пока не найдены, и о типе строений приходится судить только по изображениям домов на фи­гурных сосудах[754]. Это четырехугольные зда­ния, открытые с одной стороны, с плоской односкатной крышей, покоящейся на балках. Были, судя по изображениям, и строения типа башен [755].

Культура Куписнике

Культура Салинар

1 — 13 — керамика; 14, 15 — резные ложечки из кости; 16—19 — металлические украшения

Погребения. Погребения культуры Салинар более изучены. В вытянутых овальных грун­товых ямах помещались одиночные, изредка парные захоронения[756]. В ямах иногда имелся небольшой подбой с каменным закладом. Тела умерших клали в вытянутом положении, на правом боку и подпирали сосудами или кам­нями. Ноги иногда слегка согнуты, руки вы­тянуты.

Погребенных покрывали тканями и снабжа­ли украшениями. Иногда рот умершего за­крыт золотой пластинкой. В могилы вместе с покойником помещали глиняные и тыквен­ные сосуды с едой. Иногда встречаются зер­нотерки и терочники. Часто здесь же находят­ся и скелеты собак.

Важная черта погребального обряда — при­сутствие красной краски в комках.

Ориентировка костяков не постоянна, но в большинстве случаев покойники лежат голо­вой на северо-запад.

Керамика. Среди основных форм посуды культуры Салинар выделяются сосуды со стремевидным горлышком и «бутыли». Новы­ми формами были кувшины с плоской ручкой и сосуды с двумя горлышками, причем одно из них обычно оформлено в виде скульптур­ной фигурки. Встречаются и небольшие округ­лые сосуды.

Для украшения посуды применяются преж­де всего скульптурные приемы. Фигурные со­суды культуры Салинар очень специфичны и сильно отличаются от керамики Куписнике. Здесь нет такого обилия изображений ко­шачьего хищника, а в одинаковой степени распространены антропоморфные, зооморфные и другие фигуры, но гораздо более стилизо­ванные. Очень характерная деталь всех этих изображений — круглая голова с уплощенны­ми щеками и маленькими, совершенно круг­лыми глазками с точкой в центре[757].

Кроме скульптурного оформления сосудов, использовалась, хотя и реже, роспись, допол­няемая нарезкой. В ней чаще всего применял­ся белый цвет на красном фоне глины. Очень часто краска служила для украшения от­дельных частей скульптуры на фигурных со­судах.

Среди геометрических мотивов встречаются ступенчатые фигуры, переплетенные полосы, треугольники, свисающие по плечам сосуда, волнистые линии и другие элементы[758].

Вся орнаментика керамики культуры Сали­нар очень своеобразна и не имеет ярко вы­раженных следов влияния культуры Чавин.

Текстиль, кость, металл. Найденные в моги­лах обрывки текстильных изделий изготовле­ны при помощи самых простых технических приемов из шерсти и хлопка. Чаще всего это плетеные изделия.

Представление о головных уборах и внеш­нем облике людей, которым принадлежала эта культура, дают антропоморфные изображения на посуде. На голове носили шапку или по­вязку, два конца которой закреплены или спу­скаются на спину. Другой головной убор — коническая шапочка. Волосы челкой закры­вают лоб, а сзади спускаются на шею[759]. В ушах часто изображаются продетые укра­шения, на шее — ожерелья или бусы, на ру­ках — браслеты.

Кроме керамики и текстиля, в погребениях встречаются костяные лопаточки и иглы, иног­да с резным орнаментом чавиноидного обли­ка [760], и каменные бусы.

Найдены и украшения из золота, расплю­щенного в тонкие листы. Это золотые кольца, украшения носа и пластинки, закрывавшие рот покойнику [761]. На некоторых золотых изде­лиях встречены следы пайки.

В погребениях культуры Салинар обнару­жены остатки кукурузы, тыквы и изображе­ния пепино и лукумы на фигурных сосудах [762]. Находки костей ламы, птиц и раковин мор­ских моллюсков говорят о том, что раститель­ная пища дополнялась животной.

О степени развития общества у носителей культуры Салинар нет никаких данных.


[697] J. В. Bird, 1948b, стр. 26, 27.

[698] Там же, рис. 12.

[699] В публикации, посвященной этой культуре (R. Larco Hoyle, 1941), автор раскопок не показывает распреде­ление керамики и вещей по погребальным комплексам, а описывает каждую категорию материала суммарно. Это очень затрудняет пользование его работой.

[700] Поселения систематически не копались.

[701] R. Larco Hoyle, 1941, стр. 115; Он же, 1946, стр. 150.

[702] R. Larco Hoyle, 1941, рис. 189—191; Он же, 1946, рис. 19.

[703] R. Larco Hoyle, 1946, табл. 61, b.

[704] R. Larco Hoyle, 1941, рис. 221, 223, 224.

[705] Там же, рис. 225.

[706] Там же, рис. 237.

[707] Там же, стр. 193—203.

[708] Там же, рис. 260.

[709] Там же, стр. 213—217.

[710] Приведенный ниже перечень форм сосудов не пред­ставляет, по-видимому, всей посуды этой культуры. Это только погребальная керамика, так как в моги­лах не встречено простых бытовых сосудов.

[711] R. Larco Hoyle, 1941, стр. 34, рис. 49—52.

[712] Там же, рис. 41, крайний справа; 44, справа; 60; 102; 112; 113; 116; 117; 121.

[713] Там же, рис. 41, второй справа; 42, кроме центрально­го; 61; 62; 64; 65, 74—76; 90.

[714] Там же, рис. 63.

[715] Там же, рис. 66.

[716] R. Larco Hoyle, 1941, рис. 87.

[717] Там же, рис. 88—90; 94; 95.

[718] Там же, рис. 99—102.

[719] Там же, рис. 23; 27; 41, кроме крайнего справа; 46, крайний слева; 58; 64; 103—113; 115; 208; 210.

[720] Степень этой близости установить невозможно. Во-первых, трудно сравнивать изображения, сделанные в камне и в глине, хотя бы и в одной технике резьбы. Во-вторых, и это главное, фотографии в книге Р. Ларко Ойле оставляют желать лучшего. Разбирать иконо­графию изображений по ним нельзя. А прорисовок орнамента, как правило, не дается.

[721] R. Larco Hoyle, 1941, рис. 38, 97, 98, 119, 121.

[722] Там же, рис. 54, 63, 211, 215.

[723] Там же, рис. 212—214.

[724] R. Larco Hoyle, 1946, табл. 63, d.

[725] R. Larco Hoyle, 1941, рис. 216.

[726] Там же, рис. 18, 56, 122—127.

[727] Там же, рис. 125.

[728] Там же, рис. 57, 205.

[729] R. Larco Hayle, 1941, рис. 53, 55, 193.

[730] R. Larco Hoyle, 1946, табл. 64, с.

[731] R. Larco Hoyle, 1941, рис. 53.

[732] Там же, рис. 200, 202,

[733] Там же, рис. 201.

[734] Там же, рис. 129—131.

[735] Там же, рис. 132—135, 142, 144, 145.

[736] Там же, рис. 136, 137.

[737] Там же, рис. 138.

[738] Там же, рис. 149.

[739] Там же, рис. 139.

[740] Там же, рис. 146.

[741] Там же, рис. 143 и др.

[742] Там же, рис. 140.

[743] Там же, рис. 164, 165.

[744] Там же, рис. 168.

[745] Там же, рис. 171, 172; R. Larco Hoyle, 1946, табл. 62, внизу.

R. Larco Hoyle, 1941, рис. 166.

Там же, рис. 169, 170.

[748] Там же, рис. 155—163.

[749] Там же, стр. 86.

[750] Там же, рис. 156—163, 169, 171, 173—177; Он же, 1946, табл. 62.

[751] М. A. Towle, 1961, стр. 108.

[752] В. М. Массон, 1967, стр. 85.

[753] Культура Салинар выделена и описана Р. Ларко Ойле (R. Larco Hoyle, 1944а; Он же, 1945а), но эти его работы были мне недоступны, и единственным источником было краткое описание этой культуры в Handbook of South American Indians (R. Larco Hoyle, 1946).

[754] R. Larco Hoyle, 1946, табл. 66, с.

[755] Там же, стр. 157.

[756] Там же, стр. 69, в середине.

[757] R. Larco Hoyle, 1946, табл. 66, a, d—г; 67, d, g, і.

[758] R. Larco Hoyle, 1941, рис. 327; Он же, 1946, табл. 67, а—с, е.

[759] R. Larco Hoyle, 1946, табл. 66, е.

[760] Там же, табл. 68, вверху.

[761] R. Larco Hoyle, 1946, табл. 68, внизу.

[762] М. A. Towle, 1961, стр. 109.