«ДИКИЕ ТЕОРИИ»

Гуляев Валерий Иванович ::: Сколько раз открывали Америку?

ГЛАВА 1

Столкновение двух миров

Ранним утром 3 марта 1517 г. сторожевые посты индейцев на северном побережье полуострова Юкатан (Мексика) заметили далеко в море три странных темных предмета. Попутный ветерок быстро приближал их к берегу, и вскоре часовым удалось различить, что перед ними три парусных судна невиданной величины. Бородатые люди на борту кораблей пристально всматривались покрасневшими от ветра глазами в незнакомый берег. Командующий эскадрой испанский идальго Фернандо де Кордова был доволен. Правда жестокий шторм, трепавший эскадру несколько суток, наделал немало бед, но разве не он же отбросил корабли далеко к югу от намеченного маршрута, к этой неизвестной и загадочной земле? Что сулит она мореплавателям?

До сих пор испанцы сталкивались лишь с полудикими обитателями островов Карибского моря и побережья Центральной Америки. Но у местных индейцев не оказалось ни золота, ни драгоценных камней, ради которых пускались в далекие и опасные океанские плавания все новые и новые отряды авантюристов.

Поэтому трудно описать то изумление, которое испытали участники экспедиции Кордовы при виде большого и красивого города, раскинувшегося на желтом каменистом побережье Юкатана. Окутанный легкой утренней дымкой, он как бы парил в воздухе, являя собой сказочное, почти нереальное зрелище. Но вот первые лучи солнца, поднявшегося над морем, пробили туман и осветили стены и здания города во всем их великолепии. А грозные отряды воинов, спешивших со всех сторон к пристани, окончательно убедили испанцев, что это не мираж, а первая высокоразвитая цивилизация, встреченная ими в Новом Свете.

«Когда посланцы Европы,- писал американский историк Уильям Прескотт,- добрались до берегов Нового Света, то это выглядело так, как будто они ступили на другую планету. ...Все здесь было так непохоже на привычные им картины. Их знакомили с новыми видами растений и животных. Да и местный человек, повелитель природы, был в равной мере необычен по внешнему виду, языку и общественному устройству. И пораженные увиденным, европейцы нарекли только что открытые земли «Новым Светом».

Дальнейшее развитие событий хорошо известно. Через четыре года, в 1521 г., Кортес разгромил государство ацтеков и утвердил власть испанской короны в Мексике. Затем наступила очередь других областей. В погоне за золотом отряды испанских конкистадоров убивали, грабили, резали и жгли во имя святой католической церкви и короля. К середине XVI в. покорение основной массы индейцев было завершено, и тогда вслед за солдатами двинулась армия королевских чиновников и переселенцев из-за океана. Испания и Португалия начали широкую колонизацию новых владений на Американском континенте.

Ошибка Колумба

Историческое заблуждение Колумба, считавшего, что найденные им земли - часть Восточной Азии, было вскоре рассеяно открытиями Бальбоа(1513 г.) и Магеллана (1519 г.). Выяснилось, что и на западе, так же как и на востоке, Америку отделяет от остальных частей света огромное пространство океана. Признание этого факта сразу же вызвало множество догадок относительно происхождения американских индейцев. Были ли они исконными обитателями континента? Если нет, то откуда они пришли? Каким образом пересекли океаны?

К тому времени, когда испанские каравеллы впервые появились у берегов Америки, весь этот огромный континент, включая и острова Вест-Индии, был населен тысячами племен и народов, которых Колумб по ошибке назвал «индейцами». Большинство их вело жизнь бродячих охотников, рыболовов и собирателей либо занималось примитивным земледелием. И когда в Мексике и Перу конкистадоры встретили высокоразвитые государства, увидели многолюдные города с великолепными дворцами и пышными храмами, бесчисленные индейские армии и богатства местных правителей, то они без всяких колебаний решили: полуголые язычники-индейцы не могли сами создать эти блестящие цивилизации; значит, корни их нужно искать в Старом Свете.

Начало спора

Поскольку знания европейцев XVI в. о древних цивилизациях были весьма ограничены, для объяснения американского «феномена» были привлечены все имеющиеся под рукой источники и, конечно, в первую очередь, Библия. Но в этой почтенной книге ничего не говорилось относительно краснокожих обитателей Нового Света. Стоит ли удивляться, что первоначально испанские завоеватели вообще предпочитали не считать индейцев людьми, называя их «слугами дьявола». Подобная точка зрения сулила колонизаторам и немалые материальные выгоды, оправдывая порабощение и чудовищную эксплуатацию коренного индейского населения и смягчая одновременно угрызения совести у ревностных защитников святой христианской веры. И вот «благородный» идальго Хинес де Сепульведа, ничтоже сумняшеся, говорит об индейцах, что они «настолько ниже испанцев по благоразумию, изобретательности и добродетели, насколько дети ниже взрослых, а женщины - мужчин. Различие между ними столь же велико, как между ...обезьянами и людьми».

Но в дальнейшем католическая церковь и испанский король, обеспокоенные быстрым сокращением числа своих новых подданных, отвергли эту точку зрения. Большую роль сыграла здесь и специальная булла папы Павла III от 9 июня 1537 г., объявившая всех индейцев людьми, достойным принять свет христианской веры. Одновременно францисканский монах Бартоломео де Лас Касас возвысил свой негодующий голос гуманиста против зверств и насилий европейских завоевателей, призвав уважать человеческое достоинство аборигенов Америки. «Для него,- писал американский исследователь Льюис Ханке,- индейцы Нового Света... были не зверями, не рабами по природе, не инфантильными созданиями с ограниченным или застывшим умом, а подлинными людьми, со всеми их достоинствами и способностями».

В конце концов индейцев тоже стали считать частью рода человеческого. Но это еще более обострило вопрос об их происхождении. Ученым мужам того времени было над чем поломать голову.

«Десять колен израилевых»

Создатели первых гипотез о происхождении индейцев и не подозревали о том, что сходные обычаи или черты культуры могут возникнуть у разных народов независимо друг от друга. Для них каждый такой случай сразу же становился бесспорным доказательством конкретных исторических связей. Ранние историки и богословы, воспитанные на Библии, лучше всего знали культуру древних израильтян. И когда некоторые их обычаи и верования, считавшиеся до того уникальными, удалось обнаружить у индейцев, разразилась настоящая буря. Одна догадка сменяла другую. Наконец, в XVI в. тот же Бартоломео де Лас Касас выдвинул идею о переселении в Новый Свет исчезнувших «десяти колен израилевых». В Ветхом Завете сказано, что после разгрома Израильского царства ассирийцами в VIII в. до н. э. некоторые местные племена куда-то исчезли и с тех пор не упоминались в анналах истории. Казалось бы, что здесь примечательного: разве мало мы знаем примеров гибели целых народов и цивилизаций под ударами беспощадных завоевателей? Но по глубокому убеждению некоторых авторов, «племена израилевы» вовсе не исчезли, а каким-то таинственным способом добрались до Нового Света. И, конечно же, именно им было приписано создание тех высоких цивилизаций, с которыми столкнулись в XVI в. завоеватели. Больше того, «исчезнувшие племена израилевы» вполне серьезно рассматривались как непосредственные родоначальники коренного населения Америки - индейцев.

Приверженцы этой гипотезы утверждали, что в ранних испанских хрониках сохранились ясные доказательства того, какую большую роль играли библейские элементы в религии доколумбовой Мексики. Стоило, например, католическим монахам узнать, что у древних майя существовало предание о потопе, как его тотчас же сопоставили с известной библейской легендой. В храмах майя были найдены изображения крестов, которым поклонялись индейцы. Мексиканский бог Кецалькоатль высказывал якобы в проповедях ряд христианских догм и даже имел среди своих регалий крест. А индейцы-миштеки знали, оказывается, и о распятии Христа, Изображение этой сцены, правда, переделанной на американский лад, встречается в некоторых старинных доиспанских манускриптах. Ну разве все это- не яркое доказательство благотворного влияния «священной земли» Востока?

Таким образом, в первые годы после конкисты предков индейцев чаще всего искали среди различных семитских народов Старого Света. Католические авторы, выполняя волю римского папы и короля Испании, изо всех сил стремились доказать, что аборигены Америки - прямые потомки сыновей Ноя и принадлежат, следовательно, к тому же миру, что и остальные люди.

В XIX в. английский вельможа лорд Кингсборо собрал и опубликовал в девяти роскошных томах «Мексиканских древностей» множество бесценных индейских рукописей. Но все его старания найти сколько-нибудь убедительные параллели между культурами Центральной Америки и библейскими странами потерпели неудачу. Истратив на эти бесплодные изыскания все свое огромное состояние, Кингсборо очутился в конце концов в долговой тюрьме г. Дублина, где и умер от горя и тоски. Однако отстаиваемая им теория происхождения индейцев Америки после этого отнюдь не исчезла, Рецидивы ее встречаются и в наши дни, причем основные догмы этой теории взяли на вооружение члены большой и влиятельной религиозной секты «Церковь Иисуса Христа» (мормоны), процветающей в США.

Священная книга

В «Книге мормонов» (первый печатный вариант ее появился в США в 1830 г.) черным по белому сказано, что создателями доколумбовых цивилизаций Америки были различные мифические семитские племена - харедиты, нефиты, ламаниты, переплывшие в разное время Атлантику. При этом духовные пастыри мормонов, будучи людьми отнюдь не лишенными практической сметки, не ограничиваются одними лишь ссылками на авторитет своей священной книги. Целиком на деньги секты в США был создан специальный университет - Брингхэм Янг, превратившийся в главный рассадник взглядов мормонов. Прикрываясь маской учености, некоторые работники университета вновь пытаются вытащить на свет самые фантастические и нелепые гипотезы прошлых веков.

В 1953 г. в «Бюллетене» Брингхэм Янга были опубликованы две статьи, посвященные анализу мотива креста в искусстве древних майя. Авторы статей без намека на иронию пытались утверждать, что крест - неоспоримое доказательство проникновения христианства в Америку задолго до Колумба. Там же мы вновь встречаем и старую версию о том, что древние майя знали библейский миф о потопе, а их бог Кукулькан-Кецалькоатль - не кто иной, как сам Иисус Христос.

Мексиканский бог ветра Кецалькоатль, которого мормоны отождествляли с Христом. Древнеиндийский рисунок
Мексиканский бог ветра Кецалькоатль, которого мормоны отождествляли с Христом. Древнеиндейский рисунок

Вряд ли стоило так подробно останавливаться на всех этих абсурдных домыслах, если бы, к величайшему сожалению, они не появлялись время от времени и на страницах нашей популярной литературы. Теперь уже ни для кого не секрет, что изображение креста имелось у многих древних племен и народов и связано обычно с культом огня, солнца. Христианство взяло этот символ из древних языческих религий. Поэтому крест никак нельзя считать исключительной принадлежностью одного народа, одной религии, а тем более христианской. Интересно, что в Мексике изображение креста встречается на расписных глиняных сосудах начала I тысячелетия до нашей эры, то есть задолго до появления официального христианского учения. А легенды о потопе - это отражение реальных стихийных бедствий и катастроф, постигавших разные народы в разные времена. У майя, как и у других народов древности, также существовали сходные по характеру предания. Согласно их верованиям, мир четыре раза уничтожался потоками воды, падающей с неба. Эту страшную картину и запечатлел для потомков на страницах рукописи, относящейся к XII в. н. э., какой-то безымянный индейский художник.

'Распятие Христа': согласно утверждениям мормонов этот рисунок из древнеиндийской рукописи изображает именно такую сцену
'Распятие Христа': согласно утверждениям мормонов этот рисунок из древнеиндейской рукописи изображает именно такую сцену

«Легенды о великом потопе, после которого уцелели лишь немногие избранные, - пишет историк Р. Диксон из США, - распространены повсеместно (лишь в Африке это более редкое явление). Однако общее в них - только идея потопа. Все остальное различно, и не только в деталях, но и по существу. В одной легенде потоп возникает случайно. В другой - как следствие божьего гнева. В третьей он оказывается результатом столкновения двух небесных сил. Спасались от потопа по-разному: на лодке, на высоком дереве или на горе... Эти вышедшие из берегов воды и по сей день дают мистикам возможность создавать фантастические теории».

Погибшие континенты Атлантида и Му

Не меньшей популярностью пользовалась у первых европейских историков Индий и так называемая «атлантическая» теория, согласно которой истоки всех блестящих цивилизаций древности следует искать на Атлантиде - огромном сказочном острове, исчезнувшем в океанской пучине после какой-то таинственной катастрофы. Греческий философ Платон, создавая в IV в. до н. э. эту красивую легенду, в которой воплотились его идеи об идеальном государстве, вряд ли предполагал, что окутанный романтической дымкой остров впоследствии будут пытаться использовать для решения многих загадок древней истории. Когда мечи испанских конкистадоров приоткрыли перед изумленной Европой завесу неведомого, скрывавшую до тех пор Новый Свет, и все увидели богатства поверженных индейских цивилизаций, миф об Атлантиде тотчас же всплыл на поверхность. Атлантида была объявлена родиной всех высоких культур доколумбовой Америки. И первыми приложили руку к пропаганде этой идеи испанский историк Фернандо де Овьедо (1535 г.) и поэт Джираломо Фракасторо (1530 г.). В XVII в. известный английский философ Фрэнсис Бэкон в своем трактате «Новая Атлантида» прямо отождествил этот сказочный остров с Америкой. Верили в существование Атлантиды и такие великие умы своего времени, как Вольтер и Монтень. Почти в неизменном виде миф об Атлантиде сохранился до 1882г., когда никому не известный до тех пор американский юрист Игнатиус Донелли выпустил книгу под названием «Атлантида - допотопный мир». Написанная в духе лучших бестселлеров того времени, она изобиловала довольно смелыми утверждениями, к сожалению, совершенно лишенными научной основы. Целиком уверовав в реальность исчезнувшего острова, Донелли утверждал, что переход от варварства к цивилизации совершился именно на Атлантиде.

А затем могучий народ атлантов принес плоды высокой культуры во все уголки земного шара: на берега Мексиканского залива и в Скандинавию, в долину реки Миссисипи и в Средиземноморье.

Книга имела у публики шумный успех. К 1890 г. она выдержала уже 23 издания в США и 26 - в Англии, а у Донелли появилось множество последователей. Еще бы, ведь гораздо проще объяснить любую загадку древней истории исчезновением таинственных континентов с неправдоподобно ранними цивилизациями, нежели ломать себе голову над подлинными причинами тех или иных событий! Вскоре невинная легенда греческого философа превратилась для многих в самую фанатичную религию. Теософы, мистики, декадентствующие интеллигенты пестрым роем закружились вокруг сказочного острова, словно дети вокруг новой заманчивой игрушки. О, здесь было где развернуться всякому любителю таинственных и потусторонних явлений - целый мифический континент, да к тому же еще и затонувший в океанской пучине во избежание разных неприятностей со стороны не в меру придирчивых ученых. Атлантида стала своего рода модой. И вот русский поэт К. Д. Бальмонт, постояв перед величественными руинами древнего майяского города Ушмаля, со слезами умиления запишет в своем дневнике:

«Я не решаюсь говорить об этих развалинах. Их тайна слишком велика. Их красота, как ни уменьшена она людьми и временем, уводит мысль к тайне, которая связывает уловимой, но зыбкой связью в одной мистерии такие различные страны, как Египет, Вавилон, Индия и этих неразгаданных майя. Думаешь о погибшей Атлантиде, бывшей очагом и колыбелью совсем различных мировых цивилизаций. Чувствуешь, что без Атлантиды невозможно понять и объяснить огромного числа явлений из области космогонинеских помыслов и созданий ваяния, живописи и строительного искусства. Слишком красноречивы сходства и тождества».

Ученые, вместо решения многих назревших проблем истории Нового Света, вынуждены были тратить время и силы на бесконечные и бесплодные дебаты о достоверности существования Атлантиды. В то же время последователи Донелли, стремясь развить идеи своего учителя, создавали все новые и новые труды. По их описаниям получалось, что Атлантиду населяли человеческие существа, которые задолго до наших дней имели чудесные металлы, воздушные корабли, подводные лодки и пользовались к тому же атомной энергией. Когда же сей великий континент затонул, уцелевшие атланты добрались до диких берегов Америки и стали первыми ее обитателями.

В 1893 г. американец Блэкет заявил, что храм гватемальских индейцев в Утатлане и есть тот грандиозный храм атлантов, который был описан Платоном. Шестьдесят четыре года спустя археологическая экспедиция Тулэйнского университета (США) начала в Утатлане широкие исследования древних руин. В ходе раскопок выявилась поразительная картина: и храм, на который ссылался Блэкет, и весь город в целом были построены 8 XV в. н. э., то есть 1900 лет спустя после смерти Платона и 10 тыс. лет спустя после предполагаемой гибели Атлантиды!

Логическим завершением многовековых дебатов о сказочном острове явились труды англичанина Льюиса Спенса «Атланты в Америке» (1924 г.) и «Проблема Атлантиды» (1925 г.). Шел XX в. Время фантастических небылиц в науке уже давно прошло. Поэтому Спенс не утверждал больше, что Атлантида - колыбель всех Древних цивилизаций человечества. Вместо того он вновь попытался доказать, что все крупнейшие изобретения американских индейцев, включая металлообработку, письменность, архитектуру и календарь, сделаны не ими, а принесены пришельцами с Атлантиды. В поисках следов их пребывания в Новом Свете Спенс обратил внимание на импозантную фигуру мексиканского бога Кецалькоатля. В одной из древних индейских рукописей имелось изображение этого божества в виде фигуры, поддерживающей руками небесный свод. Этого оказалось для Спенса вполне достаточно. Он тут же объявил, что Кецалькоатль - это мексиканский Атлас и что они были божествами атлантов.

«Кецалькоатль и Атлас - братья-близнецы,- писал Л. Спенс. - И тот и другой - волшебники, обожествленные народами, которым ведомо было искусство мумификации. На плечах того и другого покоится Земля. И тому и другому приносили в жертву девственниц. Девушек майя бросали в священный колодец в Чичен-Ице, а на Канарских островах девушки бросались в море, принося себя в жертву богу океана».

Кецалькоатль (он же Атлас), держащий на плечах небесный свод. Древнеиндейский рисунок
Кецалькоатль (он же Атлас), держащий на плечах небесный свод. Древнеиндейский рисунок

В конце 30-х годов скелеты, найденные в «Колодце Жертв» Чичен-Ицы, были тщательно исследованы профессором антропологии из США Эрнестом Хутоном, Оказалось, что из 42 скелетов 13 принадлежали мужчинам, 8 - женщинам и 21 -детям в возрасте от 6 до 14 лет. Причем скелеты взрослых были страшно изуродованы: пробитые черепа, переломанные кости и т. д.

«Таким образом, - заключает Э. Хутон, - совершенно очевидно, что... взрослые люди, брошенные в колодец, не пользовались всеобщей любовью до принесения их в жертву».

Стоит ли говорить, что до сих пор не было и нет никаких геологических, исторических или археологических данных, доказывающих существование в Атлантике крупного острова или материка «напротив Столбов Геркулеса» (Гибралтара). Но, несмотря на это, всевозможные общества атлантологов и поныне продолжают процветать в США и некоторых странах Западной Европы. Они устраивают ежегодные встречи, выпускают специальные марки в честь Атлантиды, публикуют массу журналов и книг. Зачастую между такими обществами ведется ожесточенная конкурентная борьба, принимающая в ряде случаев отнюдь не академические формы. Так, в 1927 г. на ежегодном съезде «Общества атлантических этюдов» в Париже некий террорист из соперничавшей организации бросил в президиум бомбу.

Легенда об Атлантиде - родине цивилизации, не только древнеамериканской, но и всего человечества, продолжает, к сожалению, бытовать и сейчас; причем на ее основе пишутся даже пространные «научные» труды, призванные доказать недоказуемое. За последние годы проблема Атлантиды получила вдруг неоправданную популярность и на страницах наших газет и журналов.

Наиболее видный пропагандист «атлантологии» в Советском Союзе Н. Ф. Жиров, опубликовавший несколько статей и объемистую книгу на эту тему, настойчиво проводил мысль о том, что Атлантида действительно существовала в виде огромного острова посредине Атлантического океана и что, переселившись затем в Америку, атланты оказали заметное влияние на развитие культур местных индейцев. В качестве доказательств своей гипотезы Жиров ссылался на многочисленные факты из самых разных областей науки. Однако источники, которыми он пользовался, ~ крайне неравноценны. Очень часто брались на веру выводы авторов XIX в., иногда совершенно фантастические по своему характеру. Подлинные тексты многих исторических источников и документов искажались в передаче Жирова до неузнаваемости.

Не утруждая себя критическим анализом столь своеобразного литературного произведения, каковым являются диалоги Платона «Критий» и «Тимей», Н. Ф. Жиров брал на веру буквально каждое слово древнегреческого философа об Атлантиде. Больше того, определив местонахождение этого легендарного острова «посредине Атлантики»и приписав атлантам тесные связи с аборигенами Нового Света, он значительно «развил» и «исправил» основные положения платоновского произведения. В критической рецензии на книгу Жирова «Атлантида» (М., Географгиз, 1957) крупнейший специалист в области древней истории и этнографии американских индейцев Ю. В. Кнорозов показал полную несостоятельность гипотетических построений автора «Атлантиды». Самое любопытное состоит в том, что даже беглое знакомство с содержанием диалогов Платона не позволяет искать Атлантиду за пределами Средиземноморья, на что справедливо указывали многие авторы.

Последующие события целиком подтвердили это предположение. Греческий археолог Спиридон Маринатос обнаружил в ходе раскопок на острове Тира в Эгейском море руины древнего города, засыпанного толстым слоем вулканического пепла. Город относился к так называемой крито-микенской культуре и погиб в XV в. до н. э. в результате извержения близлежащего вулкана Санторин. Дальнейшие работы, в том числе с привлечением геологов, показали, что в результате гигантского вулканического взрыва часть острова Тира погрузилась в морскую пучину. Все это и позволило ученым отождествить Атлантиду Платона с минойской державой II тысячелетия до нашей эры, центром которой были острова Эгейского моря. Результаты последних археологических исследований в районе Восточного Средиземноморья и подробное освещение проблемы Атлантиды изложены недавно в популярной книге И. А. Резанова «Атлантида: фантазия или реальность?» (М., «Наука», 1975).

Опоры об Атлантиде еще продолжались, когда из глубин Тихого океана по воле англичанина Джеймса Чёрчварда всплыл еще один мифический континент - My. Этот огромный кусок суши существовал якобы в центральной части океана между Америкой и Азией и имел грубо треугольную форму. Одним углом он упирался в Гавайские острова, а другим, южным, - в остров Пасхи.

Книга Чёрчварда «Погибший континент My», вышедшая в Англии в 1929 г.- классический образец самой дешевой сенсационности и беспардонной лжи. Главным источником информации послужили для автора так называемые Наакальские таблички, переданные Чёрчварду неким таинственным индусским жрецом. Этот жрец, которого никто никогда не видел, перевел якобы тексты этих табличек и устно изложил автору дополнительную информацию о жителях My.

По словам Чёрчварда, сам континент держался на поверхности беспокойных вод Тихого океана лишь благодаря каким-то загадочным газовым поясам. Как только эти пояса лопнули около XII тысячелетия до нашей эры, My, словно торпедированный дредноут, медленно погрузился в океанские глубины. Но прежде чем это случилось, континент успел, по словам его создателя, Распространить далеко вокруг себя массу всевозможных предметов, людей, животных, в том числе и динозавров.

И здесь выяснилось, что именно континент My - Родина всех древних цивилизаций нашей планеты, так как незадолго до гибели острова жители его успели будто бы бежать в Мексику и Египет, где возникли их многочисленные и процветающие колонии. А поскольку континента My сейчас нет, рассуждал Чёрчвард, то и гипотезу о былом его существовании ничем опровергнуть нельзя! По иронии судьбы, незадачливый создатель новых континентов вскоре попал в крайне неловкое положение. Когда он писал свою книгу, древнейшие памятники на территории Мексики были науке почти неизвестны. Но уже через каких-нибудь 15-20 лет стало ясно, что в XII тысячелетии до нашей эры здесь обитали лишь первобытные охотники на мамонтов, царила культура каменного века. Хороши же были «цивилизованные» пришельцы с континента My!

Археологические аргументы и данные подводной геологии не подтверждают гипотезы о существовании в океанах крупных массивов суши, погибших уже во времена появления человека.

Это не уменьшает энтузиазма приверженцев My и Атлантиды. Не так давно они объединили свои ряды. Было объявлено, что «муанцы» прорыли через горные хребты Анд специальный канал в бассейн реки Амазонки, связав тем самым Тихий океан с Атлантическим. Именно по этому каналу муанские корабли плавали якобы к берегам Атлантиды. Однако достаточно посмотреть на грозные пики упирающихся в небо Андских хребтов, чтобы стало ясно: канал здесь может быть плодом не инженерного расчета, а больного воображения.

Странные превращения «бородатого бога»

Среди многочисленных гипотез о трансатлантических плаваниях древних в Америку совершенно особое место принадлежит легенде о Кецалькоатле («Пернатом Змее»). Многие авторы считают, что древнемексиканские мифы и предания, связанные с этим весьма почитаемым индейским божеством, содержат вполне достоверную историческую информацию о прибытии в Новый Свет задолго до Колумба различных европейских (и изредка - азиатских) мореплавателей, принесших с собой более высокую, чем у индейцев, культуру. В подобного рода трудах утверждается, что Кецалькоатль всегда выступает в индейских мифах как белокожий бородатый персонаж, приплывший в Мексику с востока и впоследствии туда же удалившийся, но с обещанием вернуться в один прекрасный день и час.

Повсюду, где Кецалькоатль ступал на мексиканскую землю, он насаждал среди местных племен ростки цивилизации, учил их письменности, земледелию, обработке металлов, ремеслам и т. д. Выше уже отмечалось, что католические монахи еще в XVI-XVII вв. приписывали этому божеству и пропаганду милосердной, похожей на христианство религии и даже находили среди его регалий изображение креста. По словам ранних испанских хроник, легенда о возвращении Кецалькоатля сильно облегчила Кортесу завоевание могущественного государства ацтеков, так как Монтесума принял предводителя конкистадоров за вернувшегося бога и без боя сдал ему свою хорошо укрепленную столицу Теночтитлан. «Все варианты данного предания,- пишет американский историк С. Гордон,- говорят о белых людях с бородами, которые пересекли Атлантику и сделали фундаментальный вклад в дело передачи достижений культуры Средиземноморья и Европы в Мезоамерику и некоторые области Южной Америки».

Этот автор стремится связать «просветительскую» деятельность Кецалькоатля на мексиканской земле с плаваниями греческих мореходов, так как статуя «Пернатого Змея» с человеческой головой и змеиным туловищем украшала когда-то и афинский Акрополь.

Однако Чарльз Боланд из США утверждает, в свою очередь, что легенда о Кецалькоатле связана с проникновением в Америку монахов, бежавших от нашествия норманнов из Исландии в неизведанные просторы океана около 1010г. н.э. В стране тольтеков (Северо-Восточная Мексика) предводитель европейских мореплавателей был обожествлен индейцами, став их богом Кецалькоатлем.

«Он, - продолжает Ч. Боланд,- ввел среди них новую, более гуманную религию, без человеческих жертвоприношений, научил местных жителей земледелию и ремеслам и т. д. Потерпев неудачу в своих религиозных и политических начинаниях, Кецалькоатль ушел от тольтеков на побережье Мексиканского залива и там исчез, обещав вернуться в годовщину своего рождения - в год Се Акатль тольтекского календаря. Его пророчество совпало с появлением Кортеса в 1519 г.- в год Се Акатль по ацтекскому календарю, и это помогло конкистадорам быстро победить Монтесуму».

Далее, согласно Боланду, этот католический монах-проповедник, укрывшийся под личиной индейского божества, объявился на Юкатане, среди индейцев майя, которые знали его под именем Кукулькан. Он захватил город Чичен-Ицу и жил там около 10 лет (до 1030 г. н. э.). Но ветер странствий не позволял Кецалькоатлю долго сидеть на одном месте. Вскоре он уплыл с Юкатана на юг и где-то в Центральной Америке, видимо, в районе будущего Панамского канала, перетащил свои ладьи по суше из Атлантики в Тихий океан и таким образом попал в страну инков, где ему дали имя Виракоча. В инкских легендах его описывают старым, светлолицым человеком с длинной бородой и в длинном белом одеянии.

В качестве материальных доказательств своей гипотезы Ч. Боланд ссылается на «поразительное сходство» религиозных обрядов ацтеков, майя и инков с обрядами католической церкви. Кроме того, все три упомянутых индейских народа знали, оказывается, библейское предание о потопе и спасшемся по воле богов избраннике в образе Утнапиштима; а ацтекская богиня Сиукоатль - это в действительности христианская Ева и т. д. Далее, по обе стороны Атлантики широко применялся обряд кропления «святой» водой; у инков были своего рода женские монастыри так называемых «девственниц Солнца», давших обет безбрачия; кресты из дерева и камня возводились в стране майя, и им поклонялись и т. д.

В свою очередь, мексиканец Франсиско Абадиано отождествляет Кецалькоатля с древнескандинавским божеством Вотаном и считает это вполне достаточным, чтобы говорить о плаваниях норманнов в Мексику.

Есть точки зрения, которые связывают происхождение легенды о Кецалькоатле с появлением у берегов Нового Света кораблей (или корабля) из Ирландии (плавание Святого Брендана в VI в. н. э.), из Норвегии (X- XI вв. н. э.), из Восточного Средиземноморья (финикийцы - I тысячелетие до нашей эры, шумеры - III тысячелетие до нашей эры). Но, пожалуй, самую необычную версию на этот счет выдвинул недавно представитель одной религиозной секты из США Поль Хансон. Он утверждает, будто Кецалькоатль - это сам Иисус Христос, прибывший в Америку со своими приверженцами, сразу же после своего чудесного воскрешения. Абсолютно то же самое говорится и в священной книге мормонов

Таким образом, загадочную персону древнемексиканского божества использовали и используют для доказательства самых разных, подчас взаимоисключающих Друг друга взглядов о влияниях древних цивилизаций Старого Света на Америку.

Вокруг фигуры Кецалькоатля накопилось сейчас столько всевозможных домыслов, догадок и более чем смелых гипотез, что порой не только читателю, но и специалисту трудно разобраться в этом бумажном море, отличить строго проверенные факты от ловких выдумок и беспардонной лжи.

В настоящее время можно считать твердо установленным, что в доколумбовой Мексике среди индейцев языковой группы нахуа существовало представление по меньшей мере о двух Кецалькоатлях. Один из них - Се Акатль Топильцин-Кецалькоатль - видимо, лицо историческое: так звали одного из тольтекских правителей Толлана (древний город на месте современной Тулы в штате Идальго, Мексика), жившего в X в. н. э. Согласно преданию, после ожесточенной борьбы за власть с соперниками из противоборствующей группировки знати и жрецов, Топильцин потерпел поражение и вынужден был бежать со своими приверженцами на юго-восток, к побережью Мексиканского залива. С именем Топильцина-Кецалькоатля связывают начало тольтекского вторжения в области майя (полуостров Юкатан и горная Гватемала) в X в. н. э. В таком случае не исключено, что изгнание этого тольтекского правителя из Толлана и нападение тольтеков на города майя - события взаимосвязанные и непосредственно следующие друг за другом.

Второй Кецалькоатль - сложное, синкретическое божество индейцев-нахуа - бог воздуха и ветра, изобретатель письменности, покровитель знаний, т. е. божество, наделенное чертами культурного героя. Именно этому божеству многие средневековые и современные авторы приписывают пророчество о возвращении и европеоидный облик.

Однако ни в одном из древних индейских документов, ни в одном рисуночном кодексе доколумбовых времен нет упоминаний о том, что бог Кецалькоатль вернется в Мексику с востока и вновь получит там верховную власть. Нигде, кроме позднейших (XVI-XVII вв.) писаний испанских хронистов и монахов, нет данных о том, что этот бог имел светлые волосы, белую кожу и необычайно высокий рост.

Кецалькоатль у ацтеков никогда не был главным божеством, хотя и занимал достаточно почетное место в их пантеоне.

В этой связи мне хотелось бы привести слова одного из выдающихся знатоков ацтекской культуры, американского ученого Джорджа Вайяна, как бы подводящие итог дискуссии о Кецалькоатле: «Монахи, - пишет он, - решили использовать этот миф (миф о Кецалькоатле.- В. Г.) как доказательство того, что апостол Фома посетил в свое время Мексику и обратил в христианство жителей, затем вновь вернувшихся к язычеству. Стремясь оправдать завоевание, монахи придавали огромное значение мифу о белокуром боге, обещавшем при прощании со своим народом вернуться к нему с востока по морю. Однако Кецалькоатль долины Мехико никогда не был белокурым, Его обычно изображали с черной бородой и раскрашенным лицом, если он только не был представлен в обличье бога ветров - в маске в виде утиного клюва».

Таким образом, не подлежит сомнению, что в первые же годы после конкисты испанские священники и монахи взяли на вооружение некоторые индейские мифы и предания о Кецалькоатле и, искусно изменив и «подправив» их, использовали в своих корыстных целях: для оправдания жестокостей испанской конкисты и для облегчения христианизации основной массы индейцев ссылками на их же религию.

Широко распространенное в литературе мнение о том, что американские индейцы, имеющие в массе своей азиатское происхождение, абсолютно во всех случаях лишены бороды и низкорослы, - явно ошибочно. Новый Свет всегда отличался удивительным разнообразием языковых, этнических и физических признаков местного населения. Сейчас твердо установлено, что в Ряде случаев и в Южной (Патагония) и в Северной Америке обитали довольно рослые люди, носившие иногда густые бороды (как, например, гуаты и сирионы в Боливии, некоторые племена Панамы и др.). И все они и при этом, несомненно, индейцами.

Бородатые индейцы-майя. Резная кость из Копана. Гондурас, середина I тысячелетия нашей эры
Бородатые индейцы-майя. Резная кость из Копана. Гондурас, середина I тысячелетия нашей эры

Выше уже говорилось, что в доиспанских документах Кецалькоатль тоже всегда изображался именно с черной бородой. Бородатые персонажи встречаются на рельефах и скульптурах ольмеков, майя, тотонаков, сапотеков и других культурных народов Мексики. Не проще ли предположить, что древние мексиканцы запечатлели в этих загадочных образах не заокеанских пришельцев, а своих же сородичей - различные, хотя и численно небольшие группы индейцев с более значительным, чем обычно, развитием волосяного покрова на лице,- которые были разбросаны практически по всему континенту?

Бородатый пленник майя на стеле, I тысячилетие нашей эры, из Пьедрас-Неграс, Мексика
Бородатый пленник майя на стеле, I тысячелетие нашей эры, из Пьедрас-Неграс, Мексика

При этом весьма показательно, что бородатыми изображались не только боги, но и жалкие пленники, стоящие на коленях у трона победоносных правителей майя (скульптуры из древних городов Пьедрас-Неграс, Наранхо и т. д.).

Пропавший флот Александра Македонского

В 1947 г. на прилавках книжных магазинов США появилась небольшая книга в яркой суперобложке и с лаконичным названием «Человек пришел из Азии». Имя автора - Гарольд Гладвин - было известно лишь сравнительно узкому кругу специалистов - археологов и антропологов и ничего не говорило обычному читателю.

В свое время Гладвин - человек весьма состоятельный и трезвый - неожиданно увлекся археологией. Он раскопал на собственные деньги древнее городище индейцев на юго-западе США и построил музей в штате Аризона. Но роль мецената ему быстро наскучила, и он решил попробовать свои силы в иной области. Пользуясь тем же методом, с помощью которого ранее умудрились приплести к истории древней Америки «колена израилевы», Гладвин легко решил все сложнейшие проблемы американистики.

«Вместо того, чтобы считать индейцев суперменами,- писал он, - которые в течение нескольких веков добились таких же достижений, какие остальное человечество приобрело после целых тысячелетий мучительных поисков, нужно посмотреть правде в глаза. Гораздо логичнее предполагать, что развитые и сложные черты их цивилизаций были принесены извне белыми бородатыми людьми...» И вновь уже звучит знакомый нам мотив: Разве наиболее почитаемые божества индейцев Кецалькоатль и Виракоча не изображались в индейских преданиях в виде белых бородатых людей - покровителей культуры и знаний? А скульптуры бородатых фигур, найденные среди развалин древних мексиканских городов? Чьи они? Не могли же у бронзовокожих индейцев, почти лишенных растительности на лице, появиться сами собой такие странные образы! И Гладвин решает: «Да, носителями цивилизаторской миссии среди «диких» индейцев действительно были белые бородатые люди».

Но при чем здесь европейцы? Ведь, по Гладвину, все американское происходит из Азии. Пытаясь устранить это явное противоречие, он переносит нас в Восточное Средиземноморье эпохи Александра Македонского. После смерти великого полководца (323 г. до н. э.) его огромная империя, созданная только силой оружия, разваливается на части, словно карточный домик. Между наследниками Александра начинается ожесточенная борьба за власть. И лишь Неарх, адмирал огромного греческого флота, подготовленного для далекого похода на восток, не принимает в ней никакого участия. Он попросту «исчезает» вместе со всеми своими кораблями.

Неизвестность - самое удобное поле деятельности для всякого рода манипуляторов историческими фактами. По воле Гладвина «исчезнувший» флот Александра Македонского совершает огромный переход от Средиземноморья до западных берегов Америки. Около 300 г. до н. э. цивилизованные греки, «впитав» в себя по пути многие достижения восточной культуры, добираются до Американского континента. И там, где ступала нога пришельцев, расцветали впоследствии индейские цивилизации. Но уцелели ли какие-либо следы их пребывания в Новом Свете? «Конечно, - говорит Гладвин. - А изображения воинов в греческих шлемах с гребнями на перуанских вазах; скульптуры бородатых людей из Мексики и, наконец, индейские легенды?»

Подобные доводы были рассчитаны на самых наивных людей. Вряд ли они казались убедительными и самому Гладвину. Поэтому он попытался возместить слабые стороны своей гипотезы яростными нападками на профессиональных ученых - твердолобых академиков, догматиков от науки, обвиняя их в нетерпимости к смелым взглядам и оригинальным теориям.

Гладвин не ошибся в своих предположениях. За редким исключением отзывы специалистов о его книге были самые отрицательные. Это и понятно, ибо все выводы автора были абсолютно беспочвенными.

Перуанские сосуды с изображениями воинов в шлемах, на которые ссылается Гладвин, относятся к культуре Мочика (400-800 гг. н. э.). Скульптуры бородатых персонажей из Мексики имеют якобы ярко выраженные азиатские черты. Но одна из них, найденная в Трес Сапотес (Веракрус), датирована не ранее 300 г. н. э.; т. е на 600 лет позднее предполагаемого появления греческого флота. Другая вообще изображает не человека, а ягуара. Остаются, правда, легенды индейцев о белых бородатых богах. Но у нас, как уже говорилось, пока нет никаких доказательств в пользу древнего происхождения этих преданий - они известны нам только е пересказе испанских авторов, писавших не ранее XVI в. н. э.

Каменный рельеф с изображением фараона Нармера, убивающего врага. Египет, конец IV тысячелетия до нашей эры
Каменный рельеф с изображением фараона Нармера, убивающего врага. Египет, конец IV тысячелетия до нашей эры

На наш взгляд, приведенные выше гипотезы полезны в одном лишь отношении - они привлекают внимание к ряду общих черт в культурах Старого и Нового Света, требуют их убедительного объяснения, В чем же заключается причина поразительной близости некоторых мотивов искусства Древнего Востока и Америки? По-видимому, дело здесь не только в том, что на обеих сторонах Атлантики строили пирамиды, знали предание о потопе и высекали на камне изображение креста Древние цивилизации индейцев Мексики и Перу были близки первым очагам высокой культуры в Египте и Месопотамии по самой своей сути - по уровню развития экономики (основой которой служило высокопродуктивное земледелие), общественному и политическому устройству. Причем эту близость никак не объяснишь непосредственными контактами между названными областями: в Шумере и Египте цивилизация возникла в конце IV тысячелетия до нашей эры, тогда как в Мексике и Перу это происходит в лучшем случае на рубеже нашей эры. Огромный хронологический разрыв почти в три тысячи лет исключает возможность прямого влияния древнейших государств Старого Света на процесс становления и развития высоких культур доколумбовой Америки. Единственное правильное объяснение некоторых общих черт в культуре и искусстве обеих областей следует искать в независимом происхождении (конвергенции).

Каменная стела майя с изображением правителя 'на поле брани'. Мексика, I тысячелетие нашей эры
Каменная стела майя с изображением правителя 'на поле брани'. Мексика, I тысячелетие нашей эры

Дело в том, что население Мексики и Перу, благодаря высокоразвитому земледельческому хозяйству, достигло к началу нашей эры примерно тех же рубежей в экономике, политике и культуре, какие были пройдены в Египте и Двуречье еще в конце IV - начале III тысячелетия до нашей эры. Значительное сходство хозяйственных и социально-политических форм раннеклассового индейского общества с древневосточным, а также тот факт, что искусство в классовом обществе выполняет вполне определенную социальную функцию (прославление царя и царской власти, обслуживание культа всевозможных, главным образом, земледельческих богов и т. д.), и породили в конечном счете ряд сходных моментов в культуре по обе стороны Атлантики. И все же, есть «какие-нибудь осязаемые доказательства пребывания в Америке древних мореходов Старого Света в эпоху, предшествующую открытиям Колумба?

Рельеф с царем-воином из Бонампарка. Мексика, культура майя VIII в. н. э.
Рельеф с царем-воином из Бонампака. Мексика, культура майя VIII в. н. э.