Об изобилии продуктов питания, имеющихся на Юкатане, и об изумительных строениях, которые на нем находятся

Диего Лопес Когольюдо, Книга четвёртая ::: История Юкатана

Глава II. Об изобилии продуктов питания, имеющихся на Юкатане, и об изумительных строениях, которые на нем находятся

В лесах Юкатана имеется большое количество оленей и диких свиней, которые имеют пуп на позвоночнике, и если после смерти их сразу же не разделать, их мясо очень быстро портится. Имеется много индюков и лесных индюшек, с более красивым пером, чем у домашних, которые также имеются в громадном изобилии, и их обычно называют петухами и курами этой страны, и их обычная цена два реала за курицу или индюшку, и четыре за петуха.

Есть многочисленные горлинки, перепела, лесные голуби, перепела, похожие на испанских, хоть и в небольшом количестве, и другие разнообразные большие и малые птицы, которые съедобны. Кроликов столько, что еще до сих пор в некоторых селениях собираются мальчишки и убивают их палками, но они не так вкусны, как испанские.

В глухих лесах есть тигры и львы, хотя они не достигают такой величины, как в других странах. Две разновидности или вида лисиц, одни, у которых самка имеет открытую сумку на внешней стороне брюха, в которую собирает детенышей, когда они маленькие, и она убегает, будучи напуганной, и они ее ищут, и так она носит восьмерых и десятерых, которых рожает. У других тело меньше, и они имеют очень красивую внешность, с разноцветными пятнами, но если они видят, что их преследуют, испускают мочу, и никто не может из-за дурного запаха устоять на расстоянии двух или трех квадр, а если случится, что она попадет на одежду, почти невозможно вывести его, по крайней мере, не иначе, как за долгое время наполовину.

Имеются и другие животные разных видов, и среди ни много змей или гадов, и из них такие, которых называют удавы [bobas], которые неядовиты, но из них некоторые настолько велики, что, обвившись вокруг тела оленя, убивают его, а затем съедают; также ядовитые, которые убивают ядом своего укуса. Среди них есть разные разновидности; у одних вырастают погремушки, и говорят, что ежегодно по одной, другие так вредоносны, что, укусив какое-либо животное, причиняют ему кровотечения изо всех пор его тела, и в двадцать четыре часа самое сильное погибает, и не найдено какого-либо действенного средства против этого яда, как это проверено для других разновидностей, чьи укусы смертельны, если немедленно не наложить лекарство на полученную рану, для чего наилучшее лечение – немного размельченного табака [ambir] в лимонном соке, если он есть, и только в теплой воде.

Есть много видов ядовитых пауков, и среди них один, называемый хам [Ham], чей яд заставляет того, кого он укусит, повторять жалобный стон, вызываемый болью: "Хам, хам!" – пока тот не умрет, а тельце у него крохотное.

Мало или никаких бед не случается из-за этих животных с испанцами /175/, впрочем, они не так многочисленны как индейцы, которые постоянно ходят по лесам.

Поскольку число индейцев так велико (по сравнению с живущими в этой стране испанцами), и все они выращивают кастильских кур, их столько, что обычно стоят один реал в индейских селениях, хотя, когда их приносят в город Мериду, их цена полтора реала. Их столько потому, что, хотя индейцы их и выращивают, редко их едят, разве что они сдохнут, и держат их, не убивая, для подарков и для облегчения своих болезней, и они так скупы в этом. Разводят большие стада свиней, которых откармливают кукурузой, их мясо очень вкусное и полезное. Для рогатого скота нет корма, как в других странах, из-за неудобства пастбищ и водопоев, но его достаточно для потребностей испанцев, хотя из-за голода и эпидемий последних лет остались очень опустошенными малые городки, где имелся этот скот, из-за чего он подорожал. Это настоящее несчастье для бедняков, так как он был обычной едой в их домах. По названной причине очень малы стада баранов, овец и коз, хотя этот недостаток для испанцев восполняет обилие кур, местных и кастильских, поскольку индейцы очень мало употребляют их в пищу, и так баранину едят как праздничное и необычное мясо.

Все или большинство плодов жарких стран из этих королевств находятся на Юкатане в величайшем изобилии, и слаще, чем я ел их в других. Из кастильских имеются хороший виноград, гранаты, фиги и превосходные дыни, и они были бы круглый год, если бы их высаживали. Другие не плодоносят, и если посеют зерна яблок, привезенных из Новой Испании, то на них прививают гуайявы [guayabas], которые являются еще одним видом плодов, имеющихся в этих местах, из них одна или две есть в саду нашего монастыря в Ицамале, и несколько в Мериде, хотя плоды гуайявы, которые эти приносят, имеют более нежный вкус, чем тамошние. В огородах растут очень хорошая белокочанная и другая капуста, латук, лук, шпинат, свекла, чеснок и другие овощи. Не удаются артишок, цикорий и некоторые другие. Есть много апельсинов, цитронов, грейпфрутов, сладких и горьких лаймов, местных лимонов, которые мелки, и некоторое количество больших из Кастилии. В году тысяча шестьсот тридцать четвертом, когда я прибыл оттуда в эту страну, несколько их черенков привез капитан Алонсо Каррио де Вальдес [Alonso Carrio de Valdés], получив от них сладкие лимоны, каковы они были в Испании, семена от них позже посеяли, и выросли деревья, которые принесли горчайшие лимоны, хоть и того же размера, и похожие по виду, и такое изменение не произошло с апельсинами.

Для того, чтобы была видна крепость некоторых видов древесины этой земли, я расскажу одну вещь, вызывающую изумление. В селении Сотута [Zotuta] мне рассказали (в году тысяча шестьсот сорок седьмом, когда я начал эти записи), что есть одна водочерпалка, которой тогда было более пятидесяти лет, где поставили в качестве косяка или опоры для вращения колеса обрубок дерева, в котором проделали отверстие, куда установили его ось; и произошло так, что, сделанная из стали, в течение стольких лет она износилась от постоянного движения, но относительно отверстия обнаружилось, что оно осталось той же ширины, какой было прорезано, хотя несло там на себе всю нагрузку, и, двигаясь в нем, износилась та вещь. В древних сооружениях (о которых я сейчас расскажу) при входе во внутренние помещения есть притолоки из такого дерева /176/, что, спустя столько столетий после того, как их поставили, испытав все немилосердие этого климата, кажется, что сегодня их только что закончили делать.

Все посевы на Юкатане на расчищенных зарослях. Не осуществляют какого-либо возделывания земли или обработки, кроме того, чтобы сжечь расчищенное и сделать палкой ямку, в которую закапывают все семена, которые высевают на полях, потому что невозможно ни пахать, ни сильнее вскапывать ее, потому что она такая каменистая, как уже сказано. При всем этом она так плодородна, что нашлись любознательные, которые подсчитали людей, которые есть, и сколько необходимо для пропитания, и они говорят, что если каждый индеец посеет такое малое количество, что это вызывает удивление, то, хотя бы и урожай был скудным, было бы невозможно, чтобы был ощутимый голод в этой стране. Но индейцы такие лентяи, что даже то, в чем нуждаются для выживания, имеют только потому, что касики их селений заставляют их его сеять, а потом голодают и прибегают к двум десяткам уловок, чтобы прокормится, так что стыдно видеть это.

От случая к случаю находят некоторое количество янтаря на пляжах Отмели Вознесения, и в губернаторство маркиза де Санта-Флоро нашли такое количество, что кажется невероятным. Среди многих, кто с большими лишениями и трудами ищет его, и иной раз, когда они проходят по ней, ее накрывает морской прибой, а другой они не находят ее, один старый испанец по имени Фернандо Ландерас [Fernando Landeras] имел в качестве слуги одного индейца, ее большого знатока. Этот индеец однажды нашел такой большой кусок, что испугался и, спрятав его, чтобы другой им не поживился, пришел и дал знать об этом хозяину, который тут же пошел с ним в то место, где он был спрятан. Добрый старик был в восхищении, изумленный как его величиной, так как в нем было больше семи арроб[v] веса, так и качеством, потому что он был наилучшим из найденных в этой стране. Для того, кому суждено быть бедным, мало значат случаи стать богатым, как и произошло с этим добрым стариком, потому что мот растранжирил названное, разбив его на куски, продав одни за бесценок, а остальные раздарив бесплатно, и это можно было бы предотвратить (не отдавая ему его вещь), но этого не сделали, из-за чего через короткое время он вернулся к жизни в прежней бедности.

В прежнее время эта земля Юкатан была такой здоровой, что, рассуждая о ней, отец Торкемада приводит такое мнение: "Люди умирали от чистой старости, потому что здесь не было болезней, как в других землях, и если и были дурные соки, зной их высушивал, и поэтому, говорят, у них не было потребности во врачах". Это можно говорить о тех временах, но в настоящее, когда мы живем, в ней страдают многочисленнейшими болезнями, и очень опасными, которые требуют ученейших лекарей, поскольку, хоть и остался зной, как и ранее, он не высушивает дурных соков, от которых они приходят, хотя мы и больше от него потеем.

Строения, которые, когда открыли и завоевали эту землю, нашли, стали предметом обоснованного восхищения писателей, которые имели сведения о них, и они остаются тем же для тех, кто сегодня видит то, что от них осталось. Их много в полях и лесах, некоторые из них являются огромнейшими сооружениями, особенно те, что в Ушмале [Vxmál] и Чичен-Ице [Chichen Ytzá], и другие, которые, как говорят, находятся на восток от дороги из Болончена [Bolonchen] в Тикуль [Ticúl], следуя из селения Нохкакаб [Nohcacab], и рядом там видны служившие храмами, о чьей форме говорится впереди. Возле здания храма в некоторых местах есть другое, где /177/ жили девственницы, которые были как монахини, вроде дев-весталок у римлян. У них была главная, которую называли Ишнакан K'атун [Ixnacan Katun], "Та, которую поднимают на войне", из-за заботы об ее девственности и тех, кто находились на ее службе. Если некая нарушала целомудрие, когда находилась там, то умирала от стрел, хоть они могли уйти, чтобы выйти замуж, с разрешения верховного жреца. Имели привратницу для охраны своей обители и заботились об огне, который поддерживался в храмах, и если он гас, подвергали казни ту, которая должна была заботиться о нем. В Ушмале есть большая замкнутая галерея со множеством отдельных помещений, как в монастыре, где жили эти девственницы. Это сооружение, достойное восхищения, потому что внешняя часть стен вся из обработанного камня, где есть фасады с рельефными фигурами вооруженных людей, разнообразием зверей, птиц и других вещей, о которых невозможно узнать, ни кто были эти мастера, ни как они смогли сделать это в этой стране. Со всех четырех сторон этот большой двор (который можно назвать площадью) опоясывает змея, выполненная из того же камня, что и стены, хвост которой заканчивается под головой, и вся она по окружности имеет четыреста шагов

К югу от него находится другое строение, о котором говорят, что это было жилище владыки этой страны, оно не в форме замкнутой галереи, но из обработанного камня и с фигурами, описанными относительно другого, и по соседству там много меньших, которые, как говорят, были домами полководцев и знатных господ. Дальше к югу есть один фасад внутри строения, который (хоть и очень вытянутый) чуть выше человеческого роста, и по всему нему идет карниз из очень гладкого камня, образующий изысканнейший угол, ровный и очень совершенный, где (помнится мне) был фасад из такого же камня, а в нем поставлено кольцо, такое изящное и красивое, что можно подумать, что оно сделано из чеканного золота; очевидны признаки, что это работа превосходных мастеров. Кто они были – неизвестно, и у индейцев нет преданий об этом. Некоторые говорили, что это работа карфагенян или финикийцев, но это обычно отвергается по общим соображениям того, что неизвестно ни из каких исторических сочинений, чтобы такие народы достигали этих царств. Доктор Агиляр говорит в своем сообщении, что их создали мексиканские индейцы, но я не нашел, чтобы кто-нибудь другой говорил такие вещи, и потому кажется, что это его собственное предположение. Правда была неизвестна еще в начале Конкисты, и уже нет способа исследовать ее, но с очевидностью ясна достоверность ее великолепия и о нем в следующих словах размышляет епископ дон Бартоломе де Лас-Касас в своей "Апологетической истории": "Воистину, земля Юкатана являет нашему разумению вещи совершенно особенные, и большой древности огромного, восхитительного и непомерного вида строениями, и надписями некими знаками, каких не находили ни в каких других странах". И если бы они были сделаны мексиканцами, как говорит доктор Агиляр, с большим основанием их нашли бы в Новой Испании.


[v] 1 арроба (arroba) = 11,5 кг