ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?

Лаврецкий Иосиф Ромуальдович ::: Панчо Вилья

Возвращаясь в Чиуауа, Вилья даже не подозревал, что конфликт его и Ороско с Мадеро принес последнему большую пользу. Победа над своим главнокомандующим и его правой рукой Вильей превратила Апостола в подлинного героя в глазах тех, кто боялся потерять свои земли и собственность в результате падения диктатуры Диаса.

Осадив необузданного Ороско и отделавшись от Вильи, Мадеро тем самым показал, что он не только мечтатель, но и энергичный человек, способный в случае надобности победить дух анархии и произвола, господствовавший в крестьянской массе.

Спасение жизни Наварро, отпущенного по распоряжению Мадеро в США, расположило к Апостолу и многих сторонников Диаса.

Не прошло и нескольких дней после столкновения с Ороско и Вильей. как в Хуаресе представители Диаса подписали с Мадеро соглашение. Диктатор обязался немедленно подать в отставку и выехать из страны. Временным президентом назначался де ла Барра, бывший министр иностранных дел в кабинете Диаса. Новый, глава государства был ставленником реакции: крупный помещик, как и все приближенные Диаса, он пользовался доверием иерархов католической церкви и американских банкиров.

Де ла Барра обещал в ближайшее время провести президентские выборы, объявить амнистию политическим заключенным и восстановить демократические свободы. Мадеро, со своей стороны, отказался от титула временного президента и согласился распустить освободительную армию, бойцам которой правительство де ла Барры обещало уплатить причитавшееся им жалованье и сохранить присвоенные им военные чины.

25 мая, ни с кем не простившись, престарелый диктатор специальным поездом под охраной верного телохранителя генерала Викториано Уэрты отбыл в порт Веракрус. Три дня спустя немецкое судно «Ипиранга» увезло дона Порфирио во Францию, где, всеми забытый, он умер в 1915 году.

На следующий день после отъезда Диаса из Мехико временный президент де ла Барра сформировал новое правительство, в которое вошли наряду со ставленниками Порфирио Диаса и представители Мадеро: его дядя Эрнесто стал министром финансов, а Васкес Гомес - министром внутренних дел.

 

Целую неделю из Хуареса в столицу движется поезд, который везет Мадеро и его приближенных. На всем пути народ восторженно приветствует его. Сто тысяч человек на улицах Мехико встречают победителя. Сопровождаемый людской толпой, Мадеро направляется в Чапультепек с визитом к временному президенту.

С приездом Мадеро в столице начинают разгораться политические страсти. По существу, власть продолжает всецело находиться в руках порфиристов. Во главе федеральной армии по-прежнему стоят генералы, вымуштрованные Диасом, ненавидящие революцию. Осталась и прежняя полиция. Даже сенат и палата депутатов, сплошь состоящие из сторонников бывшего диктатора, не распущены. В министерствах, в учреждениях - всюду хозяйничают те же люди, что были и при Диасе. Все они ненавидят революцию, боятся Мадеро, мечтают о том, чтобы укрепился у власти де ла Барра или один из генералов-порфиристов. Даже называют имя нового кандидата в диктаторы - это генерал Бернардо Рейес, прибывший в столицу из Парижа.

Газеты, находящиеся в руках порфиристов, используют вновь завоеванную свободу печати для нападок на революцию. Изо дня в день в них высмеиваются Мадеро и другие революционные деятели.

Порфиристы организуются, собирают силы, готовятся к наступлению.

Вождь революции Франсиско Мадеро не замечает или не желает замечать происходящих вокруг событий. Он словно живет в лучшем из миров. Его речи и выступления пропитаны ничем не обоснованным оптимизмом. Мадеро утверждает, что революция победила, что теперь остается только ждать наступления нового, счастливого века, который начнется с приходом его, Мадеро, к власти.

Наиболее дальновидные советники Апостола пытаются спустить его с неба на землю. Они предупреждают Мадеро о заговорах порфиристов, о том, что необходимо срочно решить земельный вопрос. Если это не будет сделано, произойдет новая, крестьянская революция, которая сметет не только помещиков, но и самого Мадеро.

Апостол не прислушивается к здравым голосам. Более того, он отстраняет от себя своих доброжелателей. Его представитель в правительстве Васкес Гомес - точно кость в горле порфириста де ла Барры. Васкес Гомес - радикал, выступает против роспуска освободительной армии. Он выгнал из министерства внутренних дел порфиристов и заменил их преданными революции людьми. Неудивительно, что де ла Барра требует отставки Васкеса Гомеса. Удивляет Другое: Мадеро не только одобряет отставку, но и публично осуждает своего верного и преданного товарища. Васкес Гомес выходит из правительства и из друга превращается во врага Мадеро.

Мадеро стремился установить мир и порядок в стране ценой подчинения народных сил господствующим классам. Правда, исходил он при этом из самых добрых побуждений. Он считал, что, поступая так, действует в интересах народа. В результате Мадеро терял друзей среди революционеров и не завоевывал их среди порфиристов.

В штате Морелос власть по-прежнему находилась в руках вооруженных крестьян, которых возглавлял Эмилиано Сапата. Крестьянский вождь отказался разоружить своих бойцов и не признал правительство де ла Барры.

Мадеро едет к Сапате в город Куаутлу. От имени правительства он обещает возвратить крестьянам Морелоса некогда захваченные у них помещиками земли и отозвать из штата федеральные войска. Сапата верит Мадеро. Он отдает приказ о роспуске своих отрядов. Однако правительство, от имени которого действует Мадеро, отказывается признать достигнутое им соглашение. Против отрядов Сапаты бросают карательную экспедицию под командой генерала Викториано Уэрты. Все это происходит, когда Мадеро еще находится в гостях у Сапаты в Куаутле.Узнав о выступлении против них войск Уэрты, бойцы Сапаты пытаются линчевать Мадеро, а тот, в полное недоумении от действия правительства, поспешно уезжает из Куаутлы под возгласы разъяренных крестьян: «Смерть предателю!» С тех пор Сапата, будет всегда считать Мадеро врагом мексиканского народа

1 октября состоялись президентские выборы. Кандидат в президенты был только один - Франсиско Мадеро. Зато кандидатов в вице-президенты был0 трое: поэт и адвокат Пино Суарес, рекомендованный Мадеро; Васкес Гомес, бывший сподвижник Мадеро, а теперь его противник, и, наконец, де ла Барра, выдвинутый вновь созданной католической партией. Победили Мадеро и Пино Суарес.

На следующий день американская газета «Глоб» издевательски писала: «Сумасшедший, спирит, неуравновешенный реформатор избран президентом Мексики. За него единодушно проголосовал мексиканский народ, который считает его освободителем, апостолом и провидцем. В то же время два самых реалистических мексиканца, великие политически деятели и примерные помещики, генерал Диас и его министр Лимантур, находятся в ссылке в Европе, точно вульгарные испано-американские тираны. Мы до сих пор смеялись над Мадеро и над спиритизмом, обещаем больше не смеяться в случае, если вновь какой-нибудь спирит восстанет против очередного испано-американского деспота».

6 ноября 1911 года де ла Барра передал бразды правления вновь избранному президенту. Из Национального дворца, находящегося в центре города на площади Соколо, торжественный кортеж, возглавляемый новым президентом, направился в Чапультепек.

Толпы народа приветстовали нового президента. Простые люди продолжали верить в Мадеро. Для них он все еще оставался символом справедливости. Теперь, когда после стольких мытарств он стал президентом - вершителем судеб своей страны, Мадеро сможет осуществить все то, что он обещал.

- Смотри, Панчо, каким красавцем выглядит Паскуаль Ороско рядом с твоим тезкой, - сказал Томас Урбина, ухмыляясь и толкая в бок Вилью, когда кортеж проезжал по главному проспекту столицы - Пасео де ла Реформа.

Вот уже два дня как неразлучные друзья находились в городе дворцов, куда они приехали из Чиуауа, с тем чтобы побывать на торжествах.

- А кто это по другую сторону коляски президента пляшет на буланом? - спрашивает Панчо своего кума Урбину, показывая на незнакомого ему генерала, сопровождавшего Мадеро.

- Наверно, какой-нибудь сукин сын. Эй, амиго, - обращается Урбина к стоявшему рядом рабочему, - кто этот генерал с собачьей мордой, что на буланом, рядом с Мадеро?

- Викториано Уэрта, сеньор.

- Ты слышишь, Панчо, с кем дружит теперь твой тезка?

Вилья угрюмо молчит.

Что же будет дальше, компадре Панчо?

- Кто знает, компадре Томас... Поживем - увидим...