Кодекс Чимальпопока

Джон Бирхорст, отрывок
:::
Статьи и материалы
:::
ацтеки и науа

Вступление

Приблизительно к 1430 году когда новая ацтекская столица Мехико-Теночтитлан консолидировала силу и начала покорение далёких земель, её правящая элита решила сжечь все старые пиктографические истории. Согласно традиционному объяснению, в тех рассказах содержалась «неправда», которая могла бы нанести вред государству. Возможно книги, которые их заменили, преувеличили дела мешиков в начале их развития и записали легенду, что мешика сами основали Теночтитлан, однако, мы можем лишь догадываться какие изменения появились в новых историях или в чём ранние записи противоречили им.

Сотни лет спустя книги снова были сожжены, на этот раз испанскими миссионерами, которые воспользовавшись конкистой 1521 года ринулись уничтожать всё, что могло напоминать местным жителям об их дохристианском прошлом и могло таким образом помешать их обращению. Опять из пепла выросли новые истории. И именно эта вторая волна записи истории (большинство сохранившихся документов относится к этой волне) формирует основу наших детальных, а то и приукрашенных местами, знаний о расцвете ацтекской цивилизации.

Ревизионистские элементы в новых историях не всегда легко изолировать. Среди них, очевидно, есть множество ссылок на кометы, затмения, оракулов подобных Кассандре и прочих предзнаменований прибытия испанцев, свершившихся как минимум за поколение до самого факта прибытия. Необходимо просмотреть теперь большее количество неуловимых новшеств по отношению к ацтекской религии, которая стала предметом немалой чувствительности после конкисты. Следует отметить, что автор «Анналов Куаутитлана» (хотя это не относится к автору «Легенды о Солнцах») постоянно пренебрежительно называет старых богов «волшебниками» или даже «дьяволами»; нам даётся понять, что «дьяволы» обманом вовлекли в человеческие жертвоприношения в отличие от схожего с христианскими божествами Кецалькоатля. Но даже такими светскими темами как воцарение мешикских царей (с ~1350 – 1521), в том числе и их именами и приблизительными датами правления могли манипулировать постконкистские историки.

Как минимум очевидно, что в записях есть различия. Различия можно отчасти объяснить конкурирующими между собой городами-государствами, каждый из которых имел своих собственных хранителей записей. Даже внутри самого Мехико было соперничество между Теночтитланом и несомненно более слабым, небольшим городком, Тлателолько. Разделяли контроль над обширной ацтекской империей в форме тройственного альянса город Тлакопан, в 4-х километрах к западу от Мехико и важный город аколуа Тескоко, около 30 километров на восток от Мехико. Тескоко, который по некоторым оценкам был приблизительно той же силы, что и Мехико, развивал свои собственные традиции, часто отличные от мешикских. Также в долине Мехико – высокогорный бассейн с центром в городе Мехико и имеющий в длину с севера на юг 120 километров и приблизительно 60 километров в ширину с востока на запад – были такие города как Куаутитлан, Куитлауак и Чалько Амекемекан, каждый из которых сохранил записи дошедшие до наших дней. За пределами долины такие народы как тлашкальцы и город-государство Куаутинчан также обозначали истории в течение раннего колониально периода.

И хотя каждый хронист следует своей собственной версии, существует соглашение об основной цепочки событий. Считалось, что Толлан, старая имперская столица на северной окраине долины, потерпел коллапс в 12 или 13 веке н.э. Примерно в это же время племена с пустынного севера начали мигрировать на юг, постепенно основывая или беря под контроль Тескоко, Куитлауак, Мехико и другие города. В начале 15 века тепанеки, чьи города были расположены в западной части долины, подчинили своих соседей и построили небольшую, региональную империю. Ведомые Мехико или Мехико и Тескоко, объединённая армия одержала верх над тепанеками в 1430 году. Именно тогда были сожжены старые истории и мешики начали главную эру экспансии. Ко времени прихода Кортеса и его людей в 1519 году у новой империи уже были аванпосты на побережье Мексиканского залива и Тихого океана и даже на территории современной Гватемалы. Обычно хронисты при составлении своих манускриптов об этих событиях вели рассказ до последних к тому моменту событий постконкистских лет и в некоторых случаях начинали свой рассказ с мифа о четырёх первобытных эпохах, или солнцах, таким образом обеспечивая читателей материалами, которые можно даже назвать историей мира.

Несколько новых манускриптов, таких как кодекс Теллериано-Ременсис, около 1563 года, или кодекс Аубин 1576 года, выполнены в докортесском стиле когда цепочка символов лет следует друг за другом в хронологическом порядке и каждая сопровождается пиктограммами, описывающими примечательные события. Чтобы читателям 16 века было понятно о чём речь, писцы добавляли подстрочные комментарии алфавитным шрифтом, которым их обучили миссионеры. Возможно некоторые из этих хроник были адаптированы из старых книг, избежавших ауто-да-фе. Монах Диего Дуран категорически утверждал, что не сохранилось ни одной книги. Монах Бернардино де Саагун, обычно более сдержанный, заявляет, что их было много и они были доступны для ссылок на них. Возможно так и было, но до наших дней не дошло ни одной подтверждённой докортесской исторической книги из долины Мехико.

Второй класс хроник, более современных и более ценных, был без пиктографий и представлял собой рассказ символами, которые были призваны заменить пиктографии. Включая в себя яркие описания, разговоры, речи и тексты песен, эти более полные истории представляют собой богатый пример ацтекской устной литературы, для которой пиктографические кодексы служили в качестве книг-напоминаний.

Среди основных представителей этой второй категории есть «Anales de Cuauhtitlan» («Анналы Куаутитлана») 1570 года и «Leyenda de los Soles» («Легенда о Солнцах»), датируемая 1558 годом - оба сохранились в манускрипте ныне известном широкой публике под названием «Кодекс Чимальпопока».

Легенда о Солнцах

Вероятней всего у автора «Анналов Куаутитлана» помимо устных рассказов был и доступ к пиктографическим источникам. В 51:31 он говорит о том, что было «нарисовано» и при перечислении приветственных даров в 28:28-34 он очевидно делает усилия прочесть картинку без глоссов. Но в «Легенде о Солнцах», втором из двух текстов на науатле, сохранившихся в кодексе Чимальпопока, использование рисунков даже более очевидно. Здесь автор говорит нам как будто мы находимся у него за спиной, а он указывает нам на рисунки и поясняет, что к чему. «Это Солнце было 4 Ягуар», - пишет он; «этих людей … сдуло»; «здесь, когда …»; «это, когда …». Местами текст читается как последовательность подписей, как будто невидимые рисунки могли бы передавать тему рассказа. Даже сам рассказ смягчается и преподаётся в более лёгком стиле там, где речь опирается на рисунки, поскольку он и так уже на устах рассказчика. Окончательным эффектом является то, что обладающий знаниями традиционалист проделал свой путь через единственный хорошо составленный труд по мифо-истории. (Несмотря на некоторые моменты неуклюжести текста, «Легенда о Солнцах» является одной из самых великолепных, чистейших источников дошедшего до нас ацтекского мифа. Более того, она является единственным эпосом о создании, дошедшим до нас на науатле.)

Поскольку автор использует фразу «мы сегодня, кто мешика» (79:1), то её появление может означать, что он идентифицирует себя с Мехико; и, несомненно, свой текст, сфокусированный на Теночтитлане, является мешикским документом. Однако, это совершенно не означает, что он записывал официальную догму. Фрагменты мифа, сохранившиеся в тексте, в основном испанские, однозначно дают понять, что варианты были вполне допустимы. Или, называя вещи своими именами, догма была эластичной до определённых пределов.

И хотя отдельные мифы о создании можно найти в различных источниках, лишь два таких ресурса помимо «Легенды о Солнцах» можно назвать эпосами создания: это эпос на испанском языке «Historia de los mexicanos por sus pinturas» и эпос «Histoyre du Mechique», являющийся французским переводом 16 века утерянного испанского оригинала. Из них «Historia» является наиболее полной версией и, поскольку она в значительной степени схожа с «Легендой о Солнцах», служит в качестве помощника для толкования «Легенды о Солнцах» и наоборот.

В начале «Легенды о Солнцах» автор заявляет в короткой преамбуле, что он расскажет о том «как образовалась земля» - обещание, которое он не выполнит. Но в «Historia» сообщается о том, что боги создали землю из тела чудовища-рептилии. После этого бог Тескатлипока стал солнцем.

Люди, жившие во время первого солнца были съедены ягуарами, а само солнце было «уничтожено». Согласно «Historia» люди были гигантами и именно Тескатлипока в форме ягуара уничтожил их после того как его сбросил с неба Кецалькоатль. Затем Кецалькоатль стал солнцем – вторым солнцем.

Во время второго солнца людей сдуло ветром и они превратились в обезьян. Солнце также сдуло прочь. Солнце, Кецалькоатль, был сброшен с неба Тескатлипокой после чего бог дождя, Тлалокантеуктли, стал третьим солнцем.

Во время третьего солнца люди были уничтожены огненным дождём. Огонь был наслан Кецалькоатлем. Жена бога дождя, Чальчиутликуэ, стала следующим, четвёртым солнцем.

Четвёртое солнце завершилось когда «обрушились небеса», вызвав потоп. Выжили лишь один мужчина и одна женщина, которых предупредили найти убежище в полом бревне; позже, нарушив наставления, эта пара съела всё зерно, которое было дано им, зажарила рыбу, когда проголодалась и была наказана превращением в собак. Когда воды отступили, небеса были снова «установлены». Небеса были подняты на их прежнее место Тескатлипокой и Кецалькоатлем.

Когда шёл второй год после потопа, год 2 Тростник, Тескатлипока высверлил огонь. С тех пор церемония рождения огня празднуется каждые 52 года.

Для повторного заселения земли, Кецалькоатль спустился в подземный мир, чтобы достать кости людей предыдущих поколений. Из них боги и создали новую расу людей. «Боги создали людей такими, какими они были ранее».

Для обеспечения заново воссозданных людей едой, Кецалькоатль проследовал за муравьём во внутрь «пищевой горы» и обнаружил там тайник зёрен маиса; боги дождя разбили гору, обеспечив контроль над маисом и другими зерновыми. Об этом мифе не упоминается в «Historia» и в других ацтекских ресурсах, хотя он является хорошо известным в современном мексиканском и Центральноамериканском фольклоре.

Со времени потопа мир был во мраке. Боги создали новое солнце из костра «духовной печи» в Теотиуакане, а также луну из менее горячего пепла на краю костра. Они накормили солнце своей собственной кровью, чтобы оно могло взойти на небо. Непосредственно до создания солнца Тескатлипока создал 400 людей и 5 женщин; мужчины были принесены в жертву, чтобы обеспечить солнце первоначальной пищей, но женщины остались в живых, чтобы сыграть впоследствии свою роль (см. ниже).

После восхода солнца родилось 400 мишкоа, а затем ещё 5 мишкоа родились, начавшие войну против 400 мишкоа, чтобы дать солнцу «напиться». Бог Мишкоатль создал 400 чичимеков и пятерых воинственных, чтобы охотиться на них, «чтобы у солнца были сердца для еды».

Из 400 мишкоа лишь нескольким удалось выжить в резне, включая Шиунеля и Мимича. К выжившим чичимекам Шиунелю и Мимичу присоединился бог Мишкоатль (также называемый Камаштли), который сам стал чичимеком.

Пара двухголовых оленей спустились с неба. Двухголовый олень спустился с неба.

Пара оленей стала женщинами; Шиунель (и Мимич?) вовлекли этих опасных женщинам в половую связь, результатом чего стало убийство Шиунеля и уменьшение Мимича до слёз. Мишкоатль же приобрёл священную связку, которую он носил с собой как свой талисман, подавляя врагов и совершая завоевания. Будучи на тропе войны он подчинил так называемых женщин Уицнауа, одну из которых он изнасиловал; эта женщина, Чимальман, родила героя Се Акатля. Мишкоатль брал с собой на сражения двухглавого оленя в качестве своего талисмана, таким образом добиваясь лёгких завоеваний. Его враги в конце концов схватили оленя пока он был отвлечён одной из пяти женщин, созданных перед пятым солнцем (см. выше); от Мшкоатля эта женщина родила героя Се Акатля, то есть Топильцина Кецалькоатля.

Мишкоатль при отсутствии удачи был убит его тремя ненавистными братьями Апанекатлем, Солтоном и Куильтоном – тремя мишкоа, пережившими резню после создания пятого солнца. Желая отомстить, Се Акатль столкнулся с тремя братьями и ловко убил их. Схожий эпизод обнаружен не в «Historia de los mexicanos por sus pinturas», а в «Histoyre du Mechique»: у Мишкоатля вроде как было трое ненавистных сыновей, которые убили своего отца, когда узнали, что тот благоволит четвёртому сыну, Кецалькоатлю. В отместку Кецалькоатль убивает троих братьев.

Се Акатль (Кецалькоатль) исполнил ритуальные жертвоприношение телами братьев. Согласно «Histoyre»: «Поскольку он ввёл обычай жертвоприношения, его почитали богом [люди Толлана], которых он научил многим вещам, [строительству] храмов для него и других [монументов], и он жил как бог той страны 160 лет». Согласно «Historia» Се Акатль был правителем Толлана и построил большой храм; но спустя 4 года после завершения строительства храма, бог Тескатлипока пришёл к нему и посоветовал ему покинуть Толлан.

Проследовав на восток, Се Акатль достиг Тлапаллан где умер и был кремирован. «Historia»: он проследовал в Тлапаллан где заболел и умер.

После уходя Се Акатля, то есть Топильцина Кецалькоатля, Толлан наводнило предзнаменованиями о судьбе: смердящее тело, которое нельзя было сдвинуть, четыре года засухи, маленькая старуха, продающая флажки и пророчество от богов дождя о том, что мешики наследуют землю. В «Historia» (гл.11) упоминается лишь старуха, продающая флажки.

Тем временем из Астлана, их родины, отправились на юг мешики. Пройдя через соседний Толлан, они достигли Чапольтепека, испытывали трудности в стране Колуаке и, наконец, основали город Теночтитлан. В «Historia» описывается миграция подробнее, сообщая о том как мешиков вёл их племенное божество Уицилопочтли.

Упоминаются правители Теночтитлана и города, которые каждым из них были покорены. Первым правителем был Акамапичтли, затем Уицилиуитль, Чимальпопокацин, Ицкоацин и так далее до Мотеуксомацина младшего, в чьё время правления прибыл Кортес. В «Historia» это тоже описывается и завершается рассказ событиями конкисты и после вплоть до 1529 года.


Автор: Джон Бирхорст, 1992
Перевод с англ.яз. - Sam (www.indiansworld.org)
Источник - History And Mythology Of The Aztecs