«Белая книга» Пьера Трюдо

Стельмах В.Г., Тишков В.А., Чешко С.В. ::: Тропою слез и надежд. Книга о современных индейцах США и Канады

Уже с конца 50-х годов появились первые заяв­ления представителей индейских общин, особенно из западных провинций, о том, что именно индейцы в дей­ствительности являются первожителями страны и их права должны быть не менее оговорены и признаны по сравнению, скажем, с франкоканадцами. Необхо­димость пересмотра политики и действующих прави­тельственных программ все больше ощущали и прави­тельственные чиновники, подвергавшиеся довольно резкой критике со стороны индейцев и канадской общественности.

Для сбора информации и выработки рекоменда­ций правительству в середине 60-х годов действовала специальная комиссия в составе 52 специалистов, глав­ным образом ученых, которая в 1967 г. представила обширный доклад «Обзор современного положения индейцев». Этот документ еще раз показал, в каком бедственном положении пребывают коренные жители страны: нищета, безработица, алкоголизм, низкий об­разовательный уровень, дискриминация. В 151 реко­мендации комиссии содержались предложения по осу­ществлению новых правительственных программ раз­вития для аборигенов, а также по расширению участия провинций в этом процессе, особенно в сферах обра­зования и медицинского обслуживания. И все же, несмотря на исчерпывающий характер обследования, комиссия не смогла предложить каких-либо действи­тельно радикальных реформ, которые изменили бысам правительственный механизм и правовую основу индейской политики канадских властей.

С середины 60-х годов федеральные власти начали проводить политику «совещательного федерализма», предполагавшую совместные федерально-провинци­альные ассигнования на индейские программы, преж­де всего в сферах образования и медицинского обслуживания. Стремление федеральных властей частично переложить ответственность и расходы на провинции власти последних встретили без всякого энтузиазма. Правящие круги в провинциях предпочи­тали придерживаться провозглашенного еще в 1867 г. принципа ответственности центральных властей за ко­ренное население и его нужды. Неудачной была также попытка создать из представителей индейцев совеща­тельные советы на национальном и региональном уровнях: правительство чаще всего игнорировало эти рекомендации.

Возглавивший в 1968 г. правительство либералов П. Э. Трюдо в принципе оставался приверженцем старого курса. Более того, будучи последовательным сторонником системы буржуазной демократии, новый канадский лидер был убежденным противником ка­ких-либо специальных прав для индейцев, эскимосов и метисов, полагая, что обеспечение «равных возмож­ностей» для всех канадцев, независимо от их расовых, этнических или религиозных отличий,— это единствен­ный путь обеспечения равноправия и демократии. Фактически Трюдо выступил сторонником все той же ассимиляции, но только не в ее постепенной и более естественной форме, а в наиболее радикальном и скорейшем осуществлении.

Новая позиция федеральных властей была обнаро­дована в 1969 г. в виде «Белой книги по индейской политике», в основу которой лег тезис о том, что всякие особые права и статус индейцев только усили­вают сегрегацию и дискриминацию их в канадском обществе и поэтому стоят на пути ассимиляции. Прави­тельственное заявление предлагало: а) в течение пяти­летнего периода прекратить деятельность министер­ства по делам индейцев, б) отменить Закон об индей­цах и принять новый закон о статусе индейских земель, в) передать все осуществляемые федеральным мини­стерством программы в руки провинциальных органов и других федеральных министерств, г) отказаться от признания за индейцами исконных прав на землю. Что касается заключенных с индейцами договоров и обя­зательств властей по ним, то на этот счет П. Трюдо высказался следующим образом: «Я считаю неприем­лемым, что в обществе одна его часть имеет договор с другой частью. Мы должны быть все равны перед законами, и мы не должны подписывать между собой договора... Я не думаю, что нам следует поощрять индейцев в их чувстве, что эти договоры должны су­ществовать вечно в Канаде... Они должны стать канадцами, как и все остальные канадцы»

Заявление правительства было встречено корен­ными жителями безоговорочно отрицательно. Более того, оно вызвало настоящую политическую бурю и дало значительный импульс движению' канадских индейцев за свои права. Критика индейцами «Белой книги» сводилась к трем главным моментам: а) прави­тельство осуществило выработку новой политики в строгой секретности, изолировало индейцев от участия в этом и не учло рекомендаций индейских органи­заций и общин; б) индейцы решительно против упразд­нения резерваций и территорий, на которые у них имеются особые права, и никогда не примирятся с ут­ратой этих земель; в) они не согласны с передачей полномочий по осуществлению политики в отношении аборигенов в руки провинциальных органов, которые еще менее способны учитывать интересы коренного населения, чем федеральные. Канадская обществен­ность также в целом критически оценила основные положения «Белой книги», которая никак не учитывала даже самые элементарные права индейцев.

Столкнувшись с решительным протестом, канад­ское правительство было вынуждено маневрировать, отложить на неопределенное время, а затем и совсем отказаться от претворения в жизнь программы 1969 г. Под воздействием нарастающего с начала 70-х годов индейского движения правительство отступило от прежней жесткой линии и пошло на ряд уступок. В 1973 г. за нестатусными индейцами было признано право на владение землями при решении в их пользу судебных исков на неохваченные договорами террито­рии. В 1975 г. был образован совместный комитет из членов правительства и представителей Национального братства индейцев с целью выработки единой позиции по важнейшим вопросам политического и со­циально-экономического положения аборигенного на­селения. Однако деятельность этого комитета не дала особых результатов: позиции и интересы сторон оказались несовместимыми. В итоге вплоть до конца 70-х годов канадским властям так и не удалось вы­вести из тупика свою политику в отношении индейцев.