Обращение перьев в Месоамерике

Франсес Ф. Бердан
:::
Статьи и материалы
:::
ацтеки и науа

Вступление


Рис.1. Карта империи ацтеков, 1519 год. Из 'Ацтекских имперских стратегий' (под ред. М. Е. Смит и Ф.Ф. Бердан), 324, 1996 г. ||| 21Kb Перья, особенно, перья разноцветных тропических птиц, считались в доколумбовой Месоамерики самым ценным материалом. Точно также ремесло изготовления изделий из перьев считалось одним из самых важных и почётных в месоамериканском мире. Перья использовались в изысканных украшениях для знати и богов, их вплетали в яркие ткани, предназначенные для элиты и ими украшали щиты и военное обмундирование отличившихся воинов. На них также был огромный и непрерывный спрос не только в качестве материала для этих элитных изделий. Это требовало предсказуемых экономических, политических и социальных механизмов для перемещения таких огромных объёмов этих драгоценных товаров из разных источников до конечных потребителей.

В этой статье рассказывается о том как птицы, перья и изделия из них переходили из рук в руки в сложном процессе приобретения, обработки и, наконец, потребления в течение последнего столетия до испанской конкисты. Я сфокусировала внимание на различные роли торговли, рынков, дани и обмена среди элиты в движении этих драгоценных товаров из различных экологических зон (тропических низменностей и холодных высокогорий), из сельской местности в город, и через социальные слои общества. Перья и изделия из перьев в качестве ценных товаров играли важную роль в месоамериканском мире, но здесь мы рассмотрим период расцвета ацтеков (мешика из Теночтитлана), длившийся в течение последнего столетия до покорения их испанцами, то есть приблизительно период экспансии самой ацтекской империи (Рис.1).

Первоначальный анализ

Ремесло изготовления предметов из перьев и широкое использование самих перьев в Месоамерике было составной частью сложной культурной среды и комплексной системы деятельности и экономических, социальных, политических и религиозных институтов. Как и в случаях со многими другими аспектами месоамериканской культуры и социальной жизни, эта область также страдает от недостатка информации и трудностей интерпретации.

Во-первых, нет единого мнения о том, перьями каких птиц пользовались индейцы – это важная проблема. Например, связками красных перьев в Marticula de Tributos и в Кодексе Мендосы могут быть как перья розовой колпицы (тлаукечоль - tlauhquechol), так и перья красного ары (ало - alo); зелёными перьями в тех же документах могут быть как перья зелёного или тихоокеанского длиннохвостого попугая, так и трогона; жёлтыми перьями (тостли - toztli) – могут быть перья как желтоголового амазона (Amazona ochrocephala), так и оропендолы (Саагун 1950-82, Книга 11; Гаско и Вурхис 1989). Более того, у большинства птиц перья бывают разных цветов. Так, в частности, у красных ара помимо красных есть и синие, и жёлтые перья, а у зелёных длиннохвостых попугаев перья варьируются от жёлтого до зелёного цвета, а перья розовой колпицы темнеют от ярко красного до мягко розового оттенка. Некоторые из этих птиц обитают в различных регионах и у них разные жизненные циклы и поведение, что существенно для понимания процесса их добычи и пути следования к «потребителям перьев». Однако, одной из тем статьи является моё видение мешика и их соседей в качестве «оппортунистов» и «рационализаторов», и в некоторых случаях я допускаю использование ими перьев различных птиц, а не только тех, что были перечислены в источниках.

Во-вторых, необходимо учесть определённую долю лингвистической неопределённости и путаницы. Например, термин циницкан (tzinitzcan) можно отнести как к определённому роду птиц (возможно, это мексиканский трогон), так и к перьям головы, шеи или спины любой птицы (Саагун 1950-82, Кн.11:19, 54). К тому же глоссарии на науатле в кодексах не всегда точны: иногда имеется в виду птица (например, кецалли - quetzalli), иногда название перьев (например, кецалин – cuecalin, перья красного ары или ало). В этом частном случае названия обманчиво схожи (особенно учитывая различные практики произношения в 16 веке) и создают благодатную почву для ошибок.

Кодекс Мендосы, лист 67r.  ||| 268Kb В-третьих, следует учитывать разнообразное применение различных видов перьев в древней Месоамерике. Их вплетали в модные накидки и прочие пышные одеяния знати, ими украшали костюмы воинов, они были основным материалом для составления изысканных мозаик на щитах и других предметах. Они были украшением для божеств и знати, прославленных воинов и, временами, для всего населения Теночтитлана, во время специальных ритуальных действий, когда они носили их в качестве ниспадающих украшений, прикреплённых к рукам и ногам, или несли их как флаги и опахала (которые носили также послы и посыльные во время заданий [например, Бердан и Анауолт 1992, т.III; листы 66r, 67r, 68r, 70r]). Перья часто выступали в качестве ритуальных пожертвований как для божеств во время ежемесячных церемоний, так и на похоронах правителя. Также перья служили и для более практичных целей, например, оперением для стрел, ингредиентами в лекарствах (Эрнандес 1959, II: 325, 330, 343, 361) или даже для не причиняющей вреда дубинки воина для гладиаторского жертвоприношения (возможно, не таким уж «не причиняющим вреда», как-никак). Были они и ставками в азартных играх. Так, некоторые перья требовались в огромных количествах всё время, некоторые – только для специальных мероприятий, проводимых в различные времена года, а третьи требовались лишь изредка. Некоторые перья после мероприятий разрешено было использовать повторно. Другие уничтожались, скапливались, в общем, требовалась их замена на новые, таким образом стимулируя постоянный кругооборот перьев. Повсеместно самыми используемыми мешиками перьями (как упоминается об этом в документальных источниках) были перья птиц кецаля (кецалли - quetzalli), красного ары (ало - alo), розовой колпицы (тлаукечоль - tlauhquechol), мексиканского трогона или зелёного длиннохвостого попугая (циницкан - tzinitzcan), красивой котинги [Cotinga amabilis] (шиутототль - xiuhtototl), желтоголового амазона или оропендолы (тостли - toztli), цапли (астатль - aztatl), орла (куаутли - quauhtli).

В-четвёртых, птицы были обычно широкодоступны на всей территории ацтекского государства, от разнообразных цапель до северных орлов, водных птиц высокогорных озёр и морского побережья, мистических кецалей из туманных лесов и насыщенных цветом тропических птичек побережья и южных тропических лесов. Местные птицы высокогорья, например, цапли, орлы, утки, граклы и колибри широко использовались мешиками, поэтому они особо ценили оперенье птиц из далёких краёв. Это требовало наличия действующей, рабочей системы сбора дани или торговли, но в некоторых случаях у людей долины Мехико не было нужды в дальних путешествиях для доступа ко всем этим ценным перьям: правитель Мотекусома Шокойоцин (1502-1520) содержал тотокалли (totocalli), то есть вольер (в котором были как минимум орлы, розовые колпицы, трупиалы, жёлтые попугаи, длиннохвостые попугаи, огромные попугаи и фазаны), а также мастерскую со специально нанятыми правителем мастерами по работе с перьями (Саагун 1950-88, Кн.8:45). Дуран (1994:203) сообщает нам, что в качестве дани выплачивались также и живые птицы: «некоторые были зелёными, некоторые – красными, другие – синие; попугаи большие и малые; другие замечательные и красиво окрашенные птицы, например, орлы, канюки, ястребы, ястребы-перепелятники, вороны, цапли, и маленькие и большие дикие гуси». Из всех перечисленных птиц только орлы упоминаются на страницах кодекса Мендосы / Matricula de Tributos. Как бы они не поступали туда, посредством дани или другими способами, вполне возможно, что эти птицы были в вольере.

В конце концов, птицы и их перья стали частью богатой и сложной системы обозначений месоамериканского народа. Это послужило причиной выбора ими перьев для определённых ритуалов и других целей. Например, орёл символизировал солнце, а колибри – перевоплощённых воинов; кецалли (quetzalli) служило метафорой для обозначения чего-либо очень ценного и эти перья использовались в целях особой важности.

Важно отметить, что перья выбирались не в случайном порядке: решение базировалось на доступности, художественном исполнении и соответствующей символичности. Несмотря на трудности в определении специфических перьев и переводе документального языка, очевидно, что они пользовались в различных целях фактически в каждой сфере ацтекской жизни, что было доступно огромное количество видов птиц и перьев и что были необходимы институциональные механизмы для перемещения этих драгоценных товаров от их места распространения до конечных потребителей.

Обращение перьев в ацтекском государстве

Торговля и рынки


То, что в этой статье фокусом выбран поздний доиспанский период совсем не означает, несмотря на заявления информаторов Саагуна, что драгоценные тропические перья не были широко доступны в долине Мехико и других высокогорных регионах до этого периода. Саагун (1950-82, Кн. 9) предполагает, что эти драгоценные перья, украшающие изысканные изделия и орнаменты, достигли долину Мехико во время правления Ауисотля (1486-1502). Возможно здесь идёт речь о поступлении добычи или дани после долгой военной кампании в дальние края или о результатах спонсируемых государством торговых экспедиций. Добрый монах, всё же, не осознавал, что перья различных видов широко использовались как в высокогорьях, так и в низменностях Месоамерики ещё до прибытия ацтеков. Например, большое количество визуальных данных (фрески, стелы и сцены на керамических сосудах) свидетельствуют о повсеместном использовании изящных изделий из перьев среди майя классического периода, а также их современниками из высокогорного Теотиуакана и немногим позже людьми из Какаштлы, чья фрески свидетельствует о том, что они торговали перьями и прочей роскошью. Более того, перья красного ары проделывали путь от южного или центрального побережья Мексики до американского юго-запада по крайней мере за 400 лет до создания ацтекской империи (см. Борсон 1998). Другими словами, перья имели широкое обращение по всей Месоамерике и за её пределами ещё до ацтекской гегемонии и её обширной системы сбора дани. Система сбора дани в более ограниченном виде могла существовать и в ранние времена (например, в Теотиуакане), однако, можно утверждать, что большая часть птиц и перьев проходила тогда через древнюю торговую сеть. Эти торговые сети (не только перьев, но и других видов товаров) появились как минимум за несколько сотен лет до образования ацтекской империи.

Рис.2. Дань мешикам, собираемая украшениями из перьев красного ары. По книге 'Ацтекские имперские традиции' (под редакцией Майкл Е. Смит и Франсес Ф. Бердан): 324, 1996 г. ||| 22Kb Второе, эти торговые сети неизменны и продолжают существовать вне меняющихся статусов городов-государств и имперских политик, и дани. Цивилизации и империи приходят и уходят, а торговые сети остаются практически нетронутыми несмотря на волатильные политические и военные изменения (см. Бердан 2003). В качестве примера – дистрибуция ацтекской дани из перьев красного ары была в большой степени ориентирована на северо-запад, по торговым путям до Пакиме и до американского юго-запада (см. Рис.2).

Рис.3. Ацтекская внешняя торговля в начале 16 века. Пути движения товаров. ||| 16Kb Было несколько видов, даже «уровней» торговли. Торговля перьями, и непремерно самыми ценными, была в основном сосредоточена в руках профессиональных торговцев с дальними регионами (почтека [pochteca] в центральной Мексике, пполом [ppolom] у майя). Эти торговцы (по крайней мере почтека) торговали как имперскими, так и собственными товарами в своих коммерческих походах (в которых многие из них добились значительного благосостояния). В одном источнике сообщается как правитель мешиков Ауисотль (1486-1502) вверил свои товары (накидки) в руки таких торговцев. Торговцы доставляли эти товары до торговых центров побережья залива (и, возможно, до тихоокеанского побережья) и обменивались ими на ценные товары, в числе которых были перья: кецаля (хвостовые и другие перья), красивой котинги (шиутототль), трогона или зелёного длиннохвостого попугая (циницкан), розовой колпицы (теукечоль), синих цветочниц (чальчиутотоли - chalchiuhtotoli) и жёлтого попугая [или оропендолы] (тосиуитль - tocihuitl) (Саагун 1950-82, Кн. 9:17,19). Мы можем назвать такую деятельность «внешней торговлей», поскольку они носили политическую подоплёку и происходили между отдалёнными друг от друга политиями (см. Рис.3).

Но те же самые торговцы также вели коммерческую деятельность в пределах ацтекской империи. На самом деле, торговля внутри империи, возможно, была основной их деятельностью (Бердан 1987). Где бы они ни торговали, внутри или вне империи, они имели дело с ценными товарами – теми, которые были небольшими по объёму, но очень ценными (как перья). Их доходы были высокими и многие торговцы из их числа накапливали огромное состояние.

Большинство их сделок происходило на рынках. Перья были среди тех товаров, которые обменивались на многочисленных шумных рынках государства (по крайней мере на самых больших). И, конечно же, ими обменивались на огромном рынке долины Мехико в Тлателолько, а также в Коаиштлауакане на юге и в Тепеакаке на востоке (Дуран 1994: 159, 182; Саагун 1950-82, Кн. 8: 67-68 [только птицы], илл.96; Кн. 10:61). В Тлателолько, сообщает нам Саагун (ibid), среди тех кто продавал перья были как сами мастера по изготовлению изделий из перьев, так и торговцы, и они вели торговлю разноцветными роскошными тропическими перьями: по крайней мере перьями кецаля, трогона, трупиалов, красивых котинг, а также красно-зелёными перьями. (На иллюстрации в Кн. 8 (илл. 96) у Саагуна изображены возможно перья хвоста кецаля и перьевая накидка, продаваемые на рынке). На рынке продавали как сами перья, так и изделия из них. Покупателями должно быть были в основном знать, отличившиеся воины и жрецы. Однако некоторыми перьями пользовалась и основная масса людей, поэтому, скорее всего, они были доступны на рынках: речь идёт, в том числе, и о небольших перьях, прикрепляемых на руки и ноги молодёжи и девушек во время определённых церемоний, а также о перьях, используемых на свадьбах и похоронах.

Дань

Зная о широком использовании тропических перьев в повседневной жизни и ритуалах мешиков, не удивительно, что мы находим их среди главных предметов дани. Перья запрашивались и посылались в качестве дани как в необработанном виде, так и в законченных изделиях. Информация о дани есть, но возможно она неполная. Например, в этой статье в основном в основу взята информация со страниц о дани кодекса Мендосы / Matricula de Tributos. Однако, текстовые документы 16 века предполагают, что на покорённые провинции также могла накладываться и выплата другой дани (или разная дань платилась в разное время). Например, первоначальная дань, выплаченная провинцией с побережья залива, Куэтлаштлан, состояла из «множества цветных перьев» вместе с рыбой, морскими улитками, раковинами и черепахами; только перья кецаля и ничего более из упомянутых товаров зафиксированы на страницах подати касательно этой провинции (Дуран 1994:194). Схожая ситуация с первоначальной данью тихоокеанского Шоконочко, которая включала в себя одежду – упоминания об этом нет в соответствующих рисунчатых документах (ibid.: 379).

Дань, выплачиваемая перьями была значительной и выплачивалась покорёнными провинциями по всей территории империи. Следует отметить, что больше перьев выплачивалось в форме готового продукта, например, воинскими костюмами, мозаичными щитами и различными украшениями, чем доставлялось в необработанном виде, то есть собственно перьями. Те провинции, которые поставляли в качестве дани перья, грубо говоря, являлись ареалом обитания тех птиц. Это применимо к тропическим птицам южных и прибрежных провинций и к орлам на севере.

В то время когда поставка перьев велась из дальних провинций, практически все остальные покорённые провинции отправляли изделия из перьев. В отличие от выплачивающих перья провинций, выплачивающие дань готовыми изделиями провинции чаще были расположены в районах, находящихся на значительном удалении от естественной среды обитания экзотических птиц и, соответственно, их роскошных перьев.

Деятельность по обработке перьев велась во всех концах империи (а также и вне), поэтому квалифицированные мастера этого дела были во многих местах империи, а не только в её центре. Для того, чтобы передавались знания, навыки и высокие стандарты качества мастерам с высокогорья необходимо не только соответствующее окружение, но также и предсказуемый доступ к драгоценным перьям из отдалённых экологических зон. Это приводило данных ремесленников к необходимости вовлечения в сложившиеся системы внешней торговли, региональной коммерции и обмена на рынке. В некоторых могущественных территориях для некоторых мастеров по перьям мог быть организован доступ к хранилищам дани (Саагун пишет о «дворце ремесленников»); некоторые из этих складов могли быть заполнены подарками от других правителей, собранных системой взаимообмена подарками между элитой (см. ниже).

Покорённые регионы не только отправляли воинские пышные облачения и щиты в качестве дани, но они также использовались ими и в своих военных кампаниях как против соседей, так и против ацтекских войск. Зачастую такие материалы собирались победителями с поля боя в качестве трофей и также пускались в оборот, правда этот способ менее предсказуем.

Множество перьев широко использовались мешиками, но не были запротоколированы в податных документах. Сюда входили (среди прочих) перья уток (для накидок правителей), цапли (для многочисленных головных уборов), разнообразных видов колибри (для различных декоративных целей) и граклов (для мозаик). Если их не получали в качестве дани, тогда доступ к источникам этих важных широко используемых перьев должны были обеспечиваться торговлей и рынками. Даже «дворец ремесленников» вынужден был пользоваться другими видами получения перьев для полной комплектации своих великолепных изделий.

Рис.4. Дань из провинций Шоконочко, в том числе перья. Из кодекса Мендосы (Франсес Ф. Бердан и Патриция Р. Анауолт): том 4: лист 47r. 1992 г. Беркли: University of California Press. ||| 35Kb Было бы интересно узнать о количественной составляющей, но здесь есть несколько проблем. Две провинции, Шоконочко и Точтепек, особенно специализировались в отправке в Теночтитлан в качестве дани огромное разнообразие перьев (см. Рис.4).

Небольшие предметы в количестве 400 (Шоконочко) и 8 000 (Точтепек) помечены в кодексе Мендосы как «манохос» (стр. 46r, 47r). Вполне вероятно, что это пригоршни перьев – маленьких перьев необходимых для сложных мозаик из перьев. Я провела предварительный эксперимент для подсчёта необходимого количества птиц для исполнения требований дани. Во-первых, я подсчитала сколько таких перьев в пригоршне (приблизительно 60; использовались руки разных людей), а затем подсчитала сколько перьев у некоторых птиц. Для небольших птиц, таких как трогон и желтоголовой амазон количество перьев на голове, шее, спине и грудке варьируется от 438 до 480, то есть где-то 7-8 пригоршней с каждой птицы. Так как требуется 8 000 пригоршней, то это означает, что перьев надо собирать с 1 000 птиц ежегодно. Для Шоконочко надо было отсылать 400 пригоршней перьев 2 раза в год, соответственно – 50 птиц за раз. Большие птицы, например красный ара, дают в среднем 20 пригоршней перьев, соответственно каждая упомянутая податная провинция должна была собирать это количество с 400 и 20 птиц. Эти цифры неточные и приблизительные (и предварительные), но предлагают некоторые предположения о влиянии дани на птичью популяцию (другие факторы уменьшающие это влияние, например, использование перьев после линьки или различия в определении «пригоршни», также должны учитываться).

Взаимообмен между элитой

Часто не придаётся значение тому, что большая часть изящных изделий из перьев даже с большей интенсивностью обменивалась между элитами с разным контекстом – церемониальным, политическим или социальным. Правители городов-государств контролировали разные «государственные казны» и распределяли её по желанию, нужде или надобности. В каждом городе-государстве некоторые вещи (в том числе и прекрасные перья) распределялись ниже по социальной лестнице отличившимся воинам, другие вещи давались в оплату за труды дворцовым ремесленникам и рабочим, а третьи вещи (в основном продовольствие) распределялись среди основной массы населения на определённых церемониальных праздниках.

В дополнение к иерархическому распределению товаров, обмен также часто происходил между правителями союзных или соперничающих, или даже враждебных городов-государств. Это было своего рода политическим позиционированием для того, чтобы впечатлить другого правителя и большая часть прекрасных перьев и изделий из них обменивались с этими целями. Также подразумевалось, что все правительственные хранилища должны были постоянно пополняться если не за счёт подарков от других правителей, то за счёт налогов и «подарков» от своих подчинённых и за счёт производимых дворцовыми ремесленниками изделий. Опять-таки, это означало, что значительная часть изделий из перьев производилась по всей империи, а не только в её центре. Районы, которые не могли похвастаться достаточным количеством мастеров по перьям вынуждены были уповать на торговую сеть для обеспечения этой необходимой роскошью, которая, соответственно, требовалась для поддержки собственного политического и социального статуса.

Заключение

Различные виды и уровни торговли, накладываемая империей дань и широко используемая аристократией система взаимного обмена подарками – всё вносило свой вклад в обращение птиц, перьев и изделий из перьев из мест их первоначального местонахождения или изготовления к конечным потребителям. Некоторые из них продавались на рынках местными ремесленниками и изготовителями. Нет свидетельств того, что государство или империя контролировала доступ к перьям, то есть птицам, и к изготовлению изделий из перьев. Это очень интересная характеристика для сырьевых материалов Месоамерики, включая и важный обсидиан (см. Смит и Бердан 2003).

Некоторые перья поставлялись на дальние расстояния профессиональными торговцами и продавались на далёких рынках или транспортировались как часть имперской казны. Многие поставлялись в качестве дани или добычи с поля боя. А другие меняли владельцев в рамках обязательного процесса вручения знатью подарков во время церемоний или политических мероприятий. Большей частью ценные перья оставались у знати и жрецов и использовались ими в общественных и религиозных церемониях.

Однако, некоторые перья и изделия из них спускались по классовой лестнице в качестве подарков отличившимся воинам, в качестве выигрыша пари, или для участия в определённых каждодневных церемониях. И, что важно, конца спросу не было видно. Ацтекская экономика становилась всё более и более расточительной, а интенсивные военные кампании требовали как поставок новых перьевых одеяний, так и бесконечную починку повреждённых в бою костюмов и щитов. Для всего этого было необходимо налаживание новых поставок перьев в качестве необходимого материала для поддержания порядка в социально, политической и религиозной иерархии. Предсказуемая и эффективная система торговли, рынков, дани и обмена среди элиты была необходима для поддержания и продвижения этого постоянного потока социально значимого материала.


Библиография:

  • Berdan, Frances F. “The economics of Aztec luxury trade and tribute.” In The Aztec Templo Mayor (Elizabeth Hill Boone, ed.): 161-183. Washington, D.C: Dumbarton Oaks Research Library and Collection, 1994.
  • Berdan, Frances F. and Patricia Rieff Anawalt The Codex Mendoza, 4 vols. Berkeley: University of California Press, 1992.
    “Borders in the Eastern Aztec Empire.” In The Postclassic Mesoamerican World (Michael E. Smith and Frances F. Berdan, eds.): 73-77.
  • Borson, Nancy, Frances Berdan, Edward Stark, Jack States, and Peter J. Wettstein “Origins of an Anasazi Scarlet Macaw Feather Artifact.” American Antiquity vol. 63 (1): 131-142.
  • Duran, Diego The History of the Indies of New Spain (Doris Heyden, trans.). Norman: University of Oklahoma Press, 1994.
  • Gasco, Janine and Barbara Voorhies “The ultimate tribute: the role of the Soconusco as an Aztec tributary.” In Ancient Trade and Tribute: economies of the Soconusco region of Mesoamerica (Barbara Voorhies, ed.): 48-94. Salt Lake City: University of Utah Press, 1989.
  • Hernandez, Francisco Historia natural de Nueva Espana. 2 vols (vols. 2 and 3 of Obras completas). Mexico City: Universidad Nacional de Mexico, 1959.
  • Sahagun, Bernardino de Florentine Codex: General History of the Things of New Spain (Arthur J.O. Anderson and Charles E. Dibble, eds. and trans.). Salt Lake City: University of Utah Press, 1950-82. [особенно книга 2, где описано использование перьев в ритуалах; книга 8, где перечисляются используемые правителями перья; книга 9, где подробно описывается изготовление изделий из перьев; и книга 11, где говорится о самих птицах]
  • Smith, Michael E. and Frances F. Berdan (editors) The Postclassic Mesoamerican World. Salt Lake City: University of Utah Press, 2003.

    Автор - Франсес Ф. Бердан, 2004 г. California State University, San Bernardino, Department of Anthropology Перевод с англ.яз. - Sam (www.indiansworld.org)
    Источник - Circulation of Feathers in Mesoamerica