Атлантическая сага, или Последнее путешествие солютрейцев

Табарев Андрей Владимирович ::: Гипотеза трансатлантической миграции солютрейцев. Дискуссия

А.В. Табарев

Атлантическая сага, или Последнее путешествие солютрейцев (некоторые аспекты дискуссии о маршрутах первоначального заселения Нового Света)[1]

Резюме. Предложенная американски­ми учеными Д. Стэнфордом и Б. Брэдли солютрейская (атлантическая, иберийская) версия о возможности первоначального заселения Северной Америки носителями культуры солютре (Западная Европа) вы­звала активную полемику в среде архео­логов. Ее авторы сделали акцент на техно­логические параллели между индустриями кловис и солютре (наконечники, бифасы, нуклеусы для получения призматических пластин, клады) и комфортный характер продвижения по кромке североатлан­тического ледника на пике последнего ледникового максимума. В статье дается детальный анализ аргументов «за» и «про­тив» атлантической гипотезы.

Ключевые слова: первоначальное засе­ление Америки, солютрейская гипотеза, наконечники, клады.

Tabarev A. V. Atlantic saga or the last travel of the Solutreans (some aspects of the discussion about the routes of the initial peopling of the New World). The «Solutrean» (Atlantic, Iberian) hypothesis coined by D. Stanford and B. Bradley generated numerous and intensive debates among archaeologists. It describes the possible scenario of the initial peopling of the New World from West Europe by the bearers of the Solutrean culture. The authors made their focus on the technological similarities between the Clovis and Solutrean industries (points, bifacies, cores for prismatic blades, and caches) and comfort conditions for the movement along the edge of the North Atlantic Ice sheet during LGM.

Key words: initial peopling of America, Solu­trean hypothesis, points, caches.

Введение

Не выноси приговора, не выслушав обеих сторон.

Солон

Проблема времени и путей первоначального заселения Американского кон­тинента обсуждается в научной литературе достаточно давно. Сделанные на территории США в конце 1920-х — начале 1930-х гг. находки специфических наконечников с желобком (fluted points) в одном контексте с костями плей­стоценовых животных стали основой для выделения древнейшего пласта материальных свидетельств присутствия человека в Новом Свете — так называ­емого «палеоиндейского периода». Речь идет о двух последовательно появля­ющихся типах наконечников для оснащения охотничьего снаряжения — кловис и фолсом[2]. Согласно внушительной серии радиоуглеродных датировок время существования наконечников кловис определяется в пределах 11,5-10,9 тыс. л. н. (здесь и далее по тексту приводятся некалиброванные даты. — А. Т.). В последнее время наметилась тенденция уточнения хронологии, и часть аме­риканских специалистов предлагает более узкие рамки — 11,05-10,8 тыс. л. н. (Waters, Stafford 2007).

Именно временной рубеж и стал отправной точкой для предмета основной дискуссии. Является ли кловис древнейшей культурой на континенте, или су­ществуют свидетельства (артефакты, памятники или их отдельные горизонты) более ранних комплексов (Pre-Clovis)? Формируется ли оригинальная техно­логия желобчатых наконечников в Северной Америке, или ее базовые элемен­ты привнесены с первой волной мигрантов? Где (на каком континенте и в ка­ком культурном комплексе) находятся истоки кловис (Fiedel 2000; Waguespack 2007)?

На сегодняшний день разработан и предложен ряд гипотез первоначаль­ного заселения Американского континента, которые можно свести к четырем основным моделям (Dixon 1999; Табарев 2009). Две из них сформулированы уже достаточно давно:

—      берингийская (здесь и далее по тексту курсив мой. — А. Т.), определя­ющая основное направление миграций по внутренней части Берингийского моста из районов крайнего северо-востока Азии (Якутия, Чукотка, Камчатка) на Аляску и далее, по мере появления прохода между Корди­льерским и Лаврентийским ледниками, в континентальную часть Север­ной Америки. Наиболее благоприятные условия для движения по берингийскому мосту определяются в широком диапазоне от 40 до 25 и от 14 до 10 тыс. л. н.;

—      прибрежно-островная, основанная на физической возможности движе­ния мигрантов из Азии по цепи островов и побережьям северной части Пасифики и последующего проникновения на Американский континент в районах Южной Аляски, Британской Колумбии, Калифорнии и продви­жения на юг вдоль побережий вплоть до Мезоамерики и Южной Америки. Сторонники считают, что такие миграции могли иметь место уже около 15-14 тыс. л. н.

Обе гипотезы (модели) имеют свои плюсы и минусы, обе уязвимы для кри­тики и требуют дополнительной аргументации, но категоричного отрицания в среде специалистов не вызывают.

Третья гипотеза — южнотихоокеанская — предполагает возможность мор­ских миграций через Южную часть Пасифики на южноамериканский континент на побережье Перу и Чили, где известны стоянки с достаточно ранними (в том числе, докловисными) датами. Несмотря на то что археологических следов такой миграции до сих пор не выявлено, физическая возможность переме­щения по цепи островов на пике последнего оледенения (LGM) и при низком уровне океана существует (Wyatt 2004).

И, наконец, наделавшая в последние годы немало шума четвертая гипо­теза — солютрейская (атлантическая, иберийская). Ее авторы американцы Деннис Стэнфорд и Брюс Брэдли с конца 1990-х гг. последовательно настаи­вают на технологической связи культуры солютре, известной по памятникам на юго-западе Франции и Иберийском полуострове для периода 22-17 тыс. л. н., и культуры кловис. По их убеждению, это результат миграции носителей культуры солютре по кромке атлантического ледника в восточные районы Се­верной Америки.

Солютрейская гипотеза вызвала оживленную реакцию представителей раз­личных научных дисциплин, как одобрительную, так и резко критическую. На страницах американских и европейских научных изданий, на научных конфе­ренциях и на интернет-форумах идет активная и исключительно интересная дискуссия.

Автор настоящей публикации полагает, что есть целый ряд причин, по кото­рым уже давно имеет смысл поговорить о данной дискуссии более детально.

Во-первых, она интересна уже как пример научной полемики и обмена ар­гументами, чего, к сожалению, так не хватает в современной отечественной археологии. Авторы солютрейской гипотезы не претендуют на сенсационность своего подхода или на открытие мирового масштаба, внимательно относятся к критике, последовательно на нее отвечают и наращивают собственную ар­гументацию. Здесь присутствует диалог, а не серия монологов, доминирует исключительно этичный подход, а не обмен колкостями и оскорблениями.

Во-вторых, отечественная археологическая наука до сих пор так и не сфор­мулировала своего мнения (мнений) относительно солютрейской гипотезы (я имею в виду печатные работы в научных изданиях или публичные выступ­ления на конференциях в устной форме; в беседах с весьма авторитетными коллегами мне неоднократно приходилось слышать лишь крайне категорич­ную оценку гипотезы: «чушь», «бред», «этого не может быть никогда» и далее в таком же духе. При этом никаких объяснений такой позиции мне добиться от собеседников не удавалось).

В-третьих, как это ни печально, но в русскоязычной литературе практиче­ски нет работ, посвященных технологическим аспектам (а именно они — суть гипотезы Стэнфорда и Брэдли) индустрии солютре. Более того, вообще нет ни одной обобщающей работы по солютре (памятники, индустрия, искусство, экономика). В то же время постоянно повторяются ошибочные штампы типа «солютре — это всё, что между ориньяком и мадлен», «листовидные клинки, обработанные струйчатой ретушью» и т. п.

Не намного лучше ситуация и с освещением технологии и инструментария палеоиндейского комплекса кловис. У большинства отечественных коллег пре­обладают весьма приблизительные представления о внешнем виде и технике изготовления наконечников, ареале их распространения в пределах американ­ского континента и хронологии существования. Безусловно, это обстоятель­ство существенно затрудняет участие в дискуссии по первоначальному засе­лению Нового Света и оценку аргументации сторон.

Ситуация, мягко говоря, парадоксальна: предметного участия в дискуссии и аргументов нет, а огульное отрицание есть. Вряд ли это можно назвать науч­ным подходом к проблеме. А ведь критика подразумевает прежде всего ком­петентность и осведомленность.

Итак, прежде чем отрицать, давайте попробуем разобраться, выслушать аргументы «за» и «против», посмотрим внимательно на наиболее важные де­тали, и лишь после этого постараемся сформулировать некий вердикт.

Таким образом, предложение о публикации, поступившее от «Российского археологического ежегодника», оказалось как нельзя кстати и было принято нами с благодарностью.

Обзор основных публикаций и выступлений по солютрейской гипотезе

...Not from Siberia but from Iberia!

Б. Брэдли, Д. Стэнфорд

Начнем с того, что гипотеза о сходстве западноевропейских и североамери­канских палеолитических материалов не является изобретением Д. Стэнфорда и Б. Брэдли: отдельные идеи высказывались еще в конце XIX — начале XX в. (Ч. Абботт, У. Холмс и др.), а в 1960-х годах в пользу таких связей и контактов в ряде публикаций выступил Эмерсон Гринмэн (Greenman 1960; 1963). В ста­тьях приводились данные о возможной антропологической близости эскимо­сов и европейцев, а также явные, по мнению Э. Гринмэна, сходства солютрейских наконечников с боковой выемкой и наконечников из пещеры Сандия (штат Нью-Мексико).

Подавляющее большинство специалистов критически оценили эти пред­положения. Например, Ф. Борд отметил, что солютрейские и палеоиндейские комплексы существенно отличаются друг от друга, а возможные сходства объ­ясняются оптимальными приемами обработки камня и природными условиями (Bordes 1964: 321). В том же ключе высказался и другой эксперт в области палеолитоведения — А. Елинек (Jelinek 1971).

Тем не менее в конце 1990-х годов идея была возвращена к жизни. Денис Стэнфорд[3] и Брюс Брэдли[4] вновь активно заговорили о связях солютрейской культуры и культуры кловис.

Здесь надо сделать два важных замечания. Первое: Д. Стэнфорд и Б. Брэд­ли — авторитетные специалисты, участники многих исследовательских проек­тов, признанные знатоки в области технологии расщепления камня и инструмен­тария каменного века. Реанимируя солютрейскую версию, они ни в коей мере не занимались саморекламой, наоборот, оба весьма рисковали, вступив на эту тропу. Второе: солютрейская версия в исполнении Д. Стэнфорда и Б. Брэд­ли — это не только и не столько серия публикаций[5]; это многочисленные выступления на конференциях самого разного уровня, лекции в университе­тах и научных обществах Америки и Европы, интервью для СМИ[6], телевиде­ния и Интернета, учебные и научно-популярные фильмы. Таким образом, речь идет о широкой кампании по презентации научной идеи и открытой дискуссии со сторонниками и оппонентами.

Не менее эшелонированно с самого начала «новой жизни» солютрейской версии была выстроена и ее критика. Уже после первых выступлений Д. Стэн­форда в журнале «Current Research in the Pleistocene» целый ряд специалистов достаточно жестко высказались против идеи о миграции солютрейцев в Аме­рику. Например, американский археолог Ф. Селле любые сравнения солютре и кловис отнес к примитивным: «.неужели сходные формы указывают на сходный возраст, а сходные формы в разных частях света указывают на кон­такты или миграции.?» (Sellet 1998: 68). Любопытно, что среди критиков ат­лантической гипотезы были как консервативные приверженцы позиций «Clovis first», так и сторонники берингийской и прибрежно-островной моделей.

Одно из первых развернутых выступлений о солютрейской версии было сделано Д. Стэнфордом 30 октября 1999 года на банкете при закрытии кон­ференции «Clovis and Beyond» в г. Санта-Фе (Hall 2000). В нем были тезисно представлены практически все основные пункты гипотезы:

1.       Несмотря на многолетние поиски и работу с коллекциями на Аляске, в азиатской части России и в Китае, нам <Стэнфорду, Брэдли> не уда­лось найти никаких следов, связывающих эти регионы с культурой кло­вис. Там для изготовления наконечников метательных орудий доминиру­ет микропластинчатая техника (вкладышевые инструменты), а в культуре кловис — листовидные наконечники. Это принципиально разные техни­ческие решения.

2.       Пластинчатая техника (пластины и нуклеусы), известная в культуре кло­вис, в основном распространена в восточной и юго-восточной частях США.

3.       Где еще наблюдается такое редкое сочетание развитой пластинчатой техники и техники изготовления крупных листовидных бифасов? В куль­туре солютре. При этом наибольшие сходства проявляются в комплексах Иберийского полуострова и юго-западной Франции.

4.       Исключительно важным моментом сходства двух каменных индустрий (солютре и кловис) является систематическое использование приема outrepassé (overshot) — снятие с поверхности бифасиальных заготовок ши­роких плоских отщепов. Это позволяет изготавливать крупные, широкие, но при этом тонкие в сечении наконечники. Для снятия таких отщепов требуется специальная (с абразивной подправкой) подготовка ударной площадки. Прием outrepassé регулярно применялся лишь в палеоиндейских культурах, в последующих периодах его нет.

5.       Другой примечательный факт — наличие в культурах кловис и солютре кладов, состоящих из крупных наконечников, для изготовления которых использовались лучшие виды сырья, часто принесенного за многие де­сятки и сотни километров.

6.       Хронологический разрыв в 6 тысяч лет между кловис (не древнее 11,5 тыс. л. н.) и финалом солютре (около 16-17 тыс. л. н.) действительно пока является проблемой. В то же время уже известен и, несомненно, будет расширен список памятников в восточных и юго-восточных районах США, где исследователями выделены ранние горизонты с возрастом древнее кловис (17-15 тыс. л. н.) и наконечниками без выраженного желобка (на­пример, Кактус Хилл в Вирджинии, Мидоукрофт в Пенсильвании и др.).

7.       Преодоление пути из Западной Европы в Америку вдоль кромки северо­атлантического ледника лишь на первый взгляд является невозможным. Этнографические данные по арктическим культурам (например, эскимо­сы) свидетельствуют о высочайшей степени адаптации и мобильности людей.

Практически сразу последовала весьма обстоятельная и острая критика оп­понентов, в том числе и из числа специалистов, имевших опыт работы на па­леолитических памятниках Западной Европы (Дж. Кларк, Л. Строс, С. Фидель и др.).

Примечательна в этом ряду статья Л. Строса «Солютрейское заселение Се­верной Америки? Оценка реальности» в журнале «American Antiquity» (Straus 2000), в которой автор однозначно объясняет все визуальные сходства солютре и кловис «конвергентностью и параллелизмом», а Стэнфорда и Брэд­ли упрекает за явную недооценку большого хронологического разрыва между двумя культурами. Он также подчеркивает, что: 1) при значительном разно­образии наконечников солютре среди них нет ни одного со следами желобка или попытками его снятия; 2) в свою очередь, в комплексе кловис абсолютно нет столь распространенных в солютре наконечников с выемкой и с черешком; 3) солютрейцы не демонстрируют развитой приморской адаптации и следов морского промысла; 4) у солютрейцев присутствуют самые разные формы мо­нументального и мобильного искусства, а в кловис его практически нет.

В более детальном виде солютрейская гипотеза была презентована в 2002 г. в журнале «Memoirs of the California Academy of Sciences» (Stanford, Bradley 2002). Статья называется «Океанские пути и тропы в прериях. Мысли о про­исхождении кловис». Авторы разделили ее на сюжеты, посвященные соответ­ственно отсутствию фактов, подтверждающих происхождение кловис из Азии, ранним свидетельствам использования водного транспорта (Австралия, Япо­ния), сходству кловис и солютре, а также хронологическим проблемам. В спи­сок технологических сходств наряду с приемами изготовления бифасиальных наконечников и кладами были добавлены способы подготовки нуклеусов для снятия пластин, следы термического воздействия на каменное сырье для улуч­шения его свойств, орудия из бивня мамонта и костяные иглы с ушком, а также гальки с геометрической гравировкой.

В 2003 г. автор настоящей статьи принимал участие в работе Всемирного археологического конгресса, познакомился с Д. Стэнфордом и неоднократно беседовал с ним в стенах Смитсоновского института. Тогда же по ходу кон­гресса Д. Стэнфорд организовал просмотр рабочих материалов своего филь­ма, посвященного первоначальному заселению Нового Света. Основной акцент в нем был сделан на адаптационных способностях палеоиндейцев и многочис­ленных этнографических параллелях. После просмотра ученый около часа от­вечал на различные вопросы собравшихся коллег, подавляющее большинство которых было критически настроено по отношению к атлантической гипотезе.

Важной вехой в процессе популяризации идеи о европейских истоках кло­вис стал выпущенный в 2004 г. компанией NOVA сначала на телеэкраны, а по­том отдельным диском часовой фильм «America’s Stone Age Explorers». В филь­ме рассматриваются все возможные маршруты первоначального заселения Нового Света, материалы наиболее интересных памятников, изученных на побережьях Аляски, Чили и Атлантики, а свои суждения по этой проблеме вы­сказывают авторитетные американские археологи Дж. Адовайсио, Дж. Диксон, К. Тэнкерсли, Д. Килби, Д. Мельцер, а также Д. Стэнфорд и Б. Брэдли.

Отдельным сюжетом освещена работа с коллекциями солютре в Националь­ном музее доистории в Лез-Эйзи-де-Тайяк (юго-запад Франции). Б. Брэдли пишет: «.если бы мне показали эти материалы в США, то я бы поинтересо­вался, откуда эти прекрасные образцы кловис.»[7]. И, несмотря на временной промежуток, именно поразительное технологическое сходство индустрий солютре и кловис позволяет искать и другие звенья этой гипотезы.

В том же 2004 году в статье, опубликованной в журнале «World Archaeology», последовало обстоятельное изложение солютрейской гипотезы (Bradley, Stan­ford 2004). К уже ранее озвученным тезисам добавились два важных сюжета: 1) определение облика индустрии, которая могла бы стать основой для кло­вис; 2) развернутый тип-лист инструментария кловис и солютре, позволяющий говорить об их очевидном сходстве.

«.Мы полагаем, что такой ансамбль должен как минимум включать при­емы бифасиального уплощения, крупные бифасы, крупные пластины, бифасиальные наконечники с тонким сечением, концевые и боковые скребки, а также набор орудий из бивня и кости, включая стержни, шилья и иглы. Вдобавок мы ожидаем увидеть детальные сходства в техниках, включая приемы овершот (overshot), отжимное ретуширование и обработку основания наконечников аб­разивом.» (Bradley, Stanford 2004: 462). И чуть выше: «.среди специфических проявлений технологии кловис — клады крупных бифасов с предпочтением эк­зотических пород камня.» (там же).

Сходство тип-листов кловис и солютре проиллюстрировано двумя таблица­ми (там же: 466-467). На первой (рис. 1) представлен орудийный набор (кон­цевые скребки на пластинах, сверла, проколки, резцы, резчики, выемчатые инструменты) и крупные бифасиальные формы[8]. На второй таблице приведены аналогичные, по мнению Д. Стэнфорда и Б. Брэдли, нуклеусы для получения призматических пластин и стержни из бивня мамонта (sagai). Они специально подчеркивают, что сходство между кловис и солютре прослеживается по многим категориям орудий, тогда как аналогии сибирским материалам — единичны.

Рис. 1. Орудийные наборы индустрии кловис (a-k) и солютре (l-v) по Д. Стэнфорду и Б. Брэдли (Bradley, Stanford 2004).

Рис. 1. Орудийные наборы индустрии кловис (a-k) и солютре (l-v) по Д. Стэнфорду и Б. Брэдли (Bradley, Stanford 2004).

Fig. 1. Toolkit of Clovis (a-k) and Solutre (l-v) industries according to D. Stanford and B. Bradley (Bradley, Stanford 2004).

Не менее эффектна и третья таблица (там же: 468), на которой представ­лена подборка оснований двусторонне обработанных наконечников (без выра­женного желобка) из коллекций кловис восточной части США (Delmarva, Page- Ladson, Cactus Hill) и солютре (Las Caldas).

В итоге Стэнфорд и Брэдли констатируют, что ни археологически, ни палео­географически ранние миграции из районов северо-восточной Азии не про­слеживаются. В свою очередь, миграция солютрейцев из Западной Европы в восточные районы Северной Америки подтверждаются очевидными сходства­ми в технологии кловис, физической возможностью преодоления Атлантичес­кого океана по кромке ледника, а также рядом памятников (Мидоукрофт, Как­тус Хилл), которые заполняют тот самый временной промежуток в несколько тысяч лет между кловис и солютре.

В 2005 г. под эгидой Центра по изучению первых американцев (г. Остин, Техас) был опубликован сборник статей, посвященных первоначальному засе­лению континента. Среди них коллективная статья «Происхождение палеоаме­риканцев: модели, свидетельства и перспективы исследований» (Stanford et al. 2005). Основной ее пафос направлен против консервативной оценки времени заселения континента (Clovis first). При рассмотрении возможных путей ран­них миграций в Новый Свет атлантическая версия (North Atlantic Paleo-Maritime model) упоминается как весьма многообещающая и соответствующая всем критериям научно обоснованной гипотезы. Среди свидетельств, подтверж­дающих раннее освоение человеком атлантического побережья, упоминается наконечник кловис, найденный на территории штата Вермонт и изготовленный из сырья, источник которого расположен за сотни миль на север (на полуост­рове Лабрадор).

В том же 2005 г. в журнале «World Archaeology» появляется и первая по- настоящему подробная и акцентированная критическая статья по названием «Атланты каменного века? Анализ связи солютре-кловис». Ее авторами высту­пили американские специалисты Л. Строс, Т. Гёбл и Д. Мельцер, которые пре­дельно жестко раскритиковали практически все аргументы (археологические, палеогеографические, адаптационные) модели Стэнфорда и Брэдли (Straus, et al. 2005). По их мнению, типологических различий между ансамблями со­лютре и кловис гораздо больше, чем сходств, Стэнфорд и Брэдли эпатируют публику эффектными выборками, не учитывая многих существующих матери­алов и коллекций, а также реальных природных условий Северной Атлантики в финальном плейстоцене[9].

В заключительной части статьи они приводят список вопросов, без ответов на которые солютрейская версия остается умозрительной:

—      в восточной части Северной Америки должны быть бесспорные памятни­ки с датами 17 тыс. л. н. или древнее;

—      на этих памятниках должны быть четко выделены инструменты солютрейского комплекса, включая лавролистные и иволистные наконечники с бо­ковой выемкой, черешковые и выемчатые наконечники, резцы, пластинки с притупленной спинкой, наконечники из кости, иглы, лопаточки, жезлы и др., наличия которых в кловис авторами солютрейской гипотезы пока не продемонстрировано;

—      необходим детальный сравнительный анализ всех категорий артефактов, а не только выборки;

—      ранние комплексы на атлантическом побережье Америки должны в обя­зательном порядке включать различные формы искусства и украшений, столь характерных для солютре;

—      пещеры и гроты, в которых будут материалы, соответствующие солютрей­ской миграции, должны сопровождаться формами монументального ис­кусства (росписями, петроглифами, гравировками, рельефами);

—      необходим антропологический материал и данные по ядерному и митохондриальному ДНК-анализам, подтверждающие физическое родство с европейскими популяциями верхнего палеолита;

—      если предполагаемая миграция произошла по морю, то нужны доказа­тельства развитой приморской адаптации и водного транспорта у со­лютрейцев.

До тех пор, подытоживают авторы критической статьи, пока нет научно ар­гументированных ответов на эти вопросы, берингийское направление в изу­чении первоначального заселения Америки остается единственным. Задача состоит в том, чтобы интенсифицировать исследования в прилегающих к Берингии районах Сибири и Аляски (Straus, et al. 2005: 525).

Не прошло и года, как на страницах того же журнала появилась статья Д. Стэнфорда и Б. Брэдли «Связь солютре-кловис: ответ Стросу, Мельцеру и Гёблу» (Bradley, Stanford 2006).

Разбирая критику оппонентов, Стэнфорд и Брэдли отмечают, что принципи­ально не согласны с двумя аспектами: 1) упрощенным пониманием технологии расщепления камня и 2) требованием того, что все или практически все харак­теристики культуры солютре должны быть представлены в культуре кловис.

По их мнению, критики подошли к проблеме «солютре-кловис» не техно­логически, а типологически, апеллируя к формам заготовок и орудий, а не к процессам их изготовления. Принципиальное отличие своего подхода к оп­ределению возможности сходства и различия индустрий Стэнфорд и Брэдли видят в изучении не только всех категорий орудий, но и подробного анализа дебитажа, позволяющего реконструировать последовательность изготовления (stages of reduction).

Например, недооценка приема outrepassé (overshot). Оппоненты указы­вали на то, что следы его использования можно обнаружить в самых разных уголках мира и временных промежутках — от ашеля до раннего бронзового века. Стэнфорд и Брэдли приводят статистику с учетом использования этой техники на всех стадиях изготовления бифасов. Для среднепалеолитических и ранних верхнепалеолитических комплексов Европы процент негативов outrepassé (overshot) на бифасах равен 1,7%. Для сравнения: по трем стадиям подготовки солютрейских бифасов этот показатель достигает 35-36%, а для бифасов в культуре кловис — до 60-67% (там же: 708-709). То есть для кловис и солютре речь идет не о ситуативном, а о систематическом использовании данной техники.

Не согласны авторы атлантической версии и с утверждением критиков о том, что индустрии солютре и кловис сильно различаются по развитию техни­ки получения призматических пластин. Материалы ряда памятников и кладов, по мнению Стэнфорда и Брэдли, красноречиво свидетельствуют о широком использовании техники расщепления подпризматического нуклеуса (рис. 2), типология которого на всех стадиях утилизации близка к нуклеусам, извест­ным в индустрии солютре.

Более того, анализ совокупности различных технологических характери­стик (подготовка площадок, отжим, использование outrepassé) и последова­тельности изготовления орудий в рамках пластинчатой и бифасиальной техник и т. д., выполненный в форме кластерной диаграммы (Bradley, Stanford 2006), приводит авторов солютрейской гипотезы к заключению, что индустрии севе­ро-восточной части Азии (Ушки, Дюктай) и Аляски (Мейса, Ненана) принципи­ально отличаются от кловис и солютре.

В последние 3-4 года авторы атлантической гипотезы продолжают аргу­ментировать и отстаивать свою позицию в форме лекций, выступлений на кон­ференциях и в интервью. В них регулярно озвучиваются новые факты и новые аспекты обсуждаемой проблемы.

Так, в 2007 г. научно-популярный канал «Дискавери» показал фильм «Ко­лумбы каменного века. Кто был первыми американцами?», где в игровой фор­ме была показана история небольшой группы солютрейцев, отправившихся в дальнее плавание и достигших нового континента. Д. Стэнфорд и Б. Брэдли выступают в фильме в роли главных научных консультантов, комментируют на­ходки наконечников в пещере Мидоукрофт, много говорят о сходстве наконеч­ников в солютрейских и палеоиндейских кладах. В финале фильма происходит встреча солютрейцев с племенем, пришедшим в Америку с запада (из Азии), а Д. Стэнфорд и Б. Брэдли подчеркивают, что никогда не отрицали возмож­ность параллельных миграций.

Рис. 2. Пластинчатая техника в индустрии кловис. 1-2 — нуклеусы, 3 — изделия на пластинах (Collins 1999).

Рис. 2. Пластинчатая техника в индустрии кловис. 1-2 — нуклеусы, 3 — изделия на пластинах (Collins 1999).

Fig. 2. Clovis blade technique. 1-2 — blade cores, 3 — tools on blades (Collins 1999).

Весьма знаменательным событием в дискуссии о первоначальном засе­лении Нового Света явилась тематическая конференция «Происхождение палеоамериканцев», состоявшаяся в феврале 2008 г. в г. Остин (штат Техас, США)[10]. За три дня в рамках заседаний с большими (по 40-50 мин) докладами выступили около 30 приглашенных специалистов по археологии, палеонтоло­гии и палеогенетике. Тематика охватывала все возможные гипотезы и модели первоначального заселения Северной Америки, новые данные по палеоиндейским стоянкам, проблемы стратиграфии и датирования. Практически в равной степени были представлены как сторонники модели «Clovis first», так и ее оппо­ненты. С большой презентацией «Прибрежный атлантический путь» выступил и Д. Стэнфорд, которого в ходе начавшейся дискуссии активно поддерживали Б. Брэдли, М. Джодри и М. Коллинз.

Презентация была построена как ответ на критику оппонентов солютрей- ской гипотезы. Д. Стэнфорд, сопровождая свое выступление многочислен­ными слайдами, продемонстрировал и этапы работы с археологическими коллекциями в научных центрах Франции и Испании, и образы морских мле­копитающих, редко, но встречающихся в солютрейском искусстве, и пред­ставительную серию галек с гравировками по палеоиндейским памятникам (в частности, памятник Голт в Техасе), и (впервые) совпадения по изделиям из кладов с наконечниками (клад Вольгю для солютре и клады Фенн, Саймон и Анзик для кловис) (рис. 3) и т. д.

Наиболее интересная часть его доклада была посвящена новым находкам на атлантическом побережье (штаты Мэриленд и Делавэр). В ряде пунктов (Милз, Джефферсон Айленд, Ойстер Коув) были прослежены горизонты с фаунистическими остатками и фрагментами каменных орудий (в том числе, нако­нечников) и пластинчатых нуклеусов, которые могут датироваться возрастом 13-14 тыс. л. н. Он подчеркнул, что атлантический шельф — ключ к доказатель­ствам солютрейской гипотезы, и именно из этого района ожидаются наиболее яркие находки уже в самом ближайшем будущем.

В том же 2008 г. Д. Стэнфорд выступил в качестве приглашенного профес­сора в престижном учебном заведении — The Gustavus Adolphus College (Мин­несота) — с часовой лекцией «The Ice-Age Discovery of the Americas: Construct­ing an Iberian Solution». Он продемонстрировал любопытные фото с массовым фаунистическим материалом плейстоценового возраста, который регулярно попадает в сети рыболовецких траулеров. В качестве «десерта» — крупный каменный наконечник (18,5 см), идентичный по форме изделиям солютре, со следами сколов в стиле овершот, который в 1970-х годах был поднят с шельфа вместе с костями мастодонта и хранился в маленьком провинциальном музее в штате Делавэр (рис. 4). Этот пункт, находящийся в 18 милях от берега, по­лучил название Shawn Mastodont Site. Кости мастодонта по радиоуглероду да­тируются возрастом 18 тыс. л. н. «Леди и джентльмены, — произнес склонный к театральным жестам Д. Стэнфорд, — перед вами, возможно, древнейший наконечник, найденный в Новом Свете!».

Рис. 3. Солютрейские наконечники из клада Вольгю, демонстрируемые Д. Стэнфордом.

Рис. 3. Солютрейские наконечники из клада Вольгю, демонстрируемые Д. Стэнфордом.

Fig. 3. Solutrean points from Volgu cache demonstrated by D. Stanford.

Рис. 4. Наконечник с атлантического шельфа (Shawn Mastodont Site). Лекция Д. Стэнфорда в The Gustavus Adolphus College, 2008 г.

Рис. 4. Наконечник с атлантического шельфа (Shawn Mastodont Site). Лекция Д. Стэнфорда в The Gustavus Adolphus College, 2008 г.

Fig. 4. Point from Atlantic shelf, Shawn Mastodont Site. Stanford’s presentation in The Gustavus Adolphus College, 2008.

5 февраля 2010 г. в Обществе доколумбовой истории (г. Вашингтон) была запланирована лекция Д. Стэнфорда, на которой он обещал представить но­вые и еще более убедительные факты о связи культур солютре и кловис. Од­нако снегопад, парализовавший все атлантическое побережье США, привел к переносу лекции на неопределенное время.

Клады и наконечники

...Предметом археологии является технический прогресс... Ни одна из других наук не занимается им столь детально.

Р. Брэйдвуд

Прежде чем сделать какие-либо выводы о солютрейской версии и дискус­сии вокруг ее аргументации, обратимся к некоторым сюжетам, связанным с технологическими особенностями индустрий солютре и кловис.

Приведенное высказывание Р. Брэйдвуда, на наш взгляд, очень точно отра­жает специфику работы археологов с коллекциями каменного века — мы дей­ствительно погружаемся в анализ деталей и мелочей, атрибутов и признаков (типы ретуши, характер подготовки площадок, варианты подправки и пр.), чи­таемых и видимых только специалистами.

Одним из важных сходств культур кловис и солютре Д. Стэнфорд и Б. Брэд­ли неоднократно называли клады (caches), состоящие из необычно крупных наконечников и их заготовок. По их мнению, лишь в этих двух культурах они встречаются в столь ярком и технологически совершенном виде. Это утверж­дение, безусловно, заслуживает внимания.

Рис. 5. Наконечники кловис из клада Ричи-Робертс (штат Вашингтон) (Bradley 1992).

Рис. 5. Наконечники кловис из клада Ричи-Робертс (штат Вашингтон) (Bradley 1992).

Fig. 5. Clovis points from Richey-Roberts cache (Bradley 1992).

Итак, что мы знаем о кладах в культуре кловис? В пределах современной территории США известно около 20 находок компактных наборов каменных изделий, относящихся к периоду кловис. Наиболее известные клады с на­конечниками из халцедона, агата, яшмы и даже хрусталя — Ричи-Робертс (Richey-Roberts), Фенн (Fenn), Дрейк (Drake), Анзик (Anzick) и Саймон (Simon) (рис. 5). В подавляющем большинстве они были найдены случайно или в ходе строительных или сельскохозяйственных работ. Все палеоиндейские клады достаточно подробно описаны, опубликованы и проанализированы американ­скими археологами в статьях и отдельных монографиях (например, Bradley 1992; Frison, Bradley 1999)[11]. Специалисты едины в том, что функционально подобные клады связаны с проявлением престижных технологий, изготовле­нием предметов ритуально-церемониального цикла, демонстрацией высших технических достижений культуры.

Значительно сложнее с кладами культуры солютре. Мы уже упоминали, что в отечественной литературе ее развернутое описание, к сожалению, от­сутствует. Есть отдельные сюжеты (например, Ефименко 1953: 339-344; Монгайт 1973: 136-137 и др.) в работах советского периода и лаконичные харак­теристики (Васильев и др. 2007) в словарях и энциклопедиях последних лет, сопровождаемые выборочным иллюстративным материалом из публикаций Г. Мортилье, Ф. Борда и Д. Сонневиль-Борд. Практически везде говорится о листовидных наконечниках и о так называемой «струйчатой» или «выструги­вающей» солютрейской ретуши, применявшейся при их изготовлении, однако никакого упоминания о солютрейских кладах там нет.

Лишь в изданной еще в 1924 году книге Г. Ф. Осборна обращает на себя внимание подрисуночный комментарий к рис. 79: «.Рис. 79. Типичные воен­ные и охотничьи орудия (оружие) солютрейской эпохи. По Мортилье. Обе по­верхности и края этих лавролистных наконечников покрыты изящной ретушью. Мортилье полагал, что это были скорее клинки кинжалов, чем наконечники дротиков.» и далее «.130. Один из одиннадцати очень крупных лавролистных наконечников, найденных в Вольгю; это были, вероятно, жертвенные прино­шения, так как орудия слишком тонки для употребления, и одно из них имело следы краски.» (Осборн 1924: 262).

Чуть ниже Г. Осборн приводит и более точную информацию: «Отличительным орудием средне-солютрейской эпохи является крупный лавролистный нако­нечник, оббитый с обеих сторон и достигающий поразительного совершенства в технике обработки и в симметричности очертаний. Прекрасные образцы этих наконечников найдены в Вольгю, в деп. Сонны-и-Луары в 1873 г.; четырнад­цать наконечников были обнаружены здесь в укромном месте и, по-видимому, предназначались для жертвенного приношения, так как один из них был покрыт красной краской, и все они представлялись слишком хрупкими и тонкими, для того чтобы употребляться на охоте. Они были необычайно крупных размеров: самый малый достигал величины 22 сант., а самый большой — 34 сант. По изя­ществу отделки их можно сравнить только с удивительными неолитическими образцами из Египта и Скандинавии.» (там же: 266).

Автор постарался собрать всю возможную информацию об этом интерес­нейшем комплексе и в целом познакомиться с литературой по технологиче­ским аспектам изучения индустрии солютре, поскольку к экспертам в области европейского палеолита никогда себя не причислял и не причисляет.

Оказалось, что в мировой археологической науке существует лишь одна монография, полностью посвященная культуре солютре (Smith 1966). Это фундаментальное исследование «Солютре во Франции», опубликованное на французском языке почти полвека назад и уже давно ставшее библиографи­ческой редкостью[12].

В последние 10 лет интерес к солютре значительно возрос. Опубликован целый ряд интереснейших работ по анализу сочетания в солютрейской индуст­рии пластинчатой и бифасиальной техник (Aubry et al. 2008), по особенностям изготовления крупных и мелких листовидных наконечников (Aubry et al. 2003; Foucher et al. 2002), по экспериментальному изготовлению листовидных нако­нечников (Aubry et al. 2008)[13], по планиграфическим наблюдениям о распреде­лении материала на открытых и пещерных стоянках (Aubry et al. 2007) и т. д.

В августе 2007 г. в Прейи (Франция) состоялся международный коллокви­ум, посвященный сорокалетию публикации книги Ф. Смита, на котором было представлено более 30 докладов по самым разным аспектам (археология, палеонтология, искусство, эксперимент) изучения солютрейских комплексов. Материалы коллоквиума готовятся к публикации.

Итак, к истории клада Вольгю. В 1874 году[14] при рытье канала недалеко от населенного пункта Вольгю (Volgu) на р. Ару (приток Луары, деп. Сонны-и-Луары) примерно на глубине 1 метра рабочие наткнулись на клад каменных изделий[15]. По официальной версии было найдено 14 двусторонне обработан­ных наконечников. Из них 11 сразу были переданы в музей (Denon de Chalon- sur-Saone), а 3 сильно поврежденных — разделены между инженерами. Два изделия позже оказались в том же музее, а третье пропало и известно лишь по фотографии. Позднее появились сведения, что клад состоял из большего числа наконечников — еще два долгое время хранились в частной коллекции и в 1890 г. выставлялись в другом французском музее (Saint-Germain-en-Laye), а один — в Британском музее в 1919 г. Принадлежность еще одного наконеч­ника, экспонировавшегося в музее г. Лион в 1897 г., к кладу Вольгю по мнению специалистов сомнительна. Таким образом, речь идет о комплексе из 16 со­лютрейских наконечников (рис. 6), но вполне возможно, что часть клада все еще находится в частных коллекциях (Aubry et al. 2009).

Первое детальное описание находок содержится в статье Ф. Шаба (при­сутствовавшего при открытии), датируемой тем же 1874 г. (Chabas 1874). Он приводит размеры 11 целых наконечников (длина, ширина, толщина). Согласно этим данным, самый крупный наконечник (№ 1) был 35 см длиной при ширине 8,8 см и толщине 0,9 см, а самый «миниатюрный» (№ 7) — 23 см х 7,8 см х 0,8 см соответственно. Отметим также самый тонкий наконечник (№ 3) — всего 0,6 см (там же: 7).

Рис. 6. Клад Вольгю. 1 — солютрейские наконечники и их фрагменты (Aubry et al. 2009); 2 — нако­нечник №10 в музейной экспозиции.

Рис. 6. Клад Вольгю. 1 — солютрейские наконечники и их фрагменты (Aubry et al. 2009); 2 — нако­нечник №10 в музейной экспозиции.

Fig. 6. Volgu cache. 1 — Solutrean points and fragments (Aubry et al. 2009), 2 — point N 10 in the museum exposition.

Сырьем для изготовления наконечников послужил высококачественный ме­ловой кремень коричневого и серо-коричневого оттенков, который происходит из 4 разных источников. Самый удаленный находится на расстоянии 150 км от места находки клада (Aubry, Peyrouse, Walter 2003; Aubry et al. 2009). Технологи­ческий анализ изделий, произведенный группой французских и португальских специалистов, позволил им предположить, что наконечники были изготовле­ны двумя искусными мастерами. Их отличает исключительное знание свойств кремня и совершенная последовательность изготовления — от преформы до законченного изделия (Aubry et al. 2009: 5).

Солютрейский наконечник № 1 из клада Вольгю — самый крупный из извест­ных на сегодняшний день. В публикациях первой половины ХХ в. можно найти упоминания о достаточно крупных изделиях, но длины 35 см они не достигают. Например, Э. Патте (Patte 1944) сообщал о двух наконечниках из Ла Гутьере (часть клада — ?) длиной 32,5 и 33,3 см при толщине 0,8 и 1 см соответственно (рис. 7). Интересна в данном случае информация о весе изделий (386 и 882 г), поскольку она позволяет определить вес преформы, с которой работал мас­тер. С учетом 70-75% отходов он мог составлять порядка полутора килограм­мов для первого из упомянутых наконечников.

Рис. 7. Солютрейские наконечники из Ла Гутьере (Patte 1944).

Рис. 7. Солютрейские наконечники из Ла Гутьере (Patte 1944).

Fig. 7. Solutrean points from La Guitiere (Patte 1944).

К сожалению, подробной информации о других солютрейских кладах с на­конечниками нам найти пока не удалось, хотя в археологической литературе есть упоминание о двух кладах во Франции и Португалии (Montaud dans le Lan­des, de Monte da Fainha), но без иллюстративного сопровождения и описания (Aubry, et al. 2003: 248).

Некоторые выводы

...Когда я был мальчишкой и изготавливал кремневые на­конечники для моих стрел, то делал небольшую выемку с одной из сторон, чтобы лучше прикрепить его к древку. Так, может быть, я палео-солютрейский индеец.

Ф. Борд

Теперь можно подытожить наш обзор дискуссии по поводу возможной миг­рации солютрейцев из Западной Европы в Северную Америку и возникновения технологии желобчатых наконечников кловис на базе солютрейской техноло­гии обработки камня.

Само ее появление (точнее, возвращение к ранее высказанной идее) вполне объяснимо: к сожалению, за последние четверть века никаких новых данных, подтверждающих ранние миграции по берингийскому мосту из Северо-Восточ­ной Азии, не добавилось. По-прежнему, в распоряжении археологов нет данных о стоянках на Чукотке, Камчатке и Аляске, чей возраст был бы древнее 12­11,5 тыс. л. н. Безусловно, открытие Янской палеолитической стоянки (Pitulko 2004) может быть аргументом в пользу обитания человека в высоких широтах до LGM, но оно никак не доказывает возможности передвижения в широтном на­правлении и миграции в Америку. Отсутствие новой информации по ранее сфор­мулированной гипотезе приводит к возникновению альтернативных гипотез.

В то время как у американских и европейских оппонентов «атлантической саги» критика предметна, у отечественных коллег, к сожалению, проходится констатировать ее недооценку, вызванную недостаточной осведомленностью в вопросе.

У солютрейской версии, между тем, есть ряд заслуживающих внимания и детального рассмотрения аргументов. Попытки построить версию о связях североамериканского и европейского палеолита, высказывавшиеся ранее, основаны на формально-типологическом сходстве отдельных орудий и были обречены на провал. Спор о возможности сравнивать различные индустрии по типам изделий, равно как и спор о том, сколько нужно аналогов или различий для вывода о сходстве двух индустрий, непродуктивен.

В основе модели Д. Стэнфорда и Б. Брэдли лежит технологический, а не типологический подход, он использует данные эксперимента, подробного ана­лиза дебитажа, сырьевые особенности и т. д.

Прием овершот действительно сближает индустрии солютре и кловис: под­готовка площадок для снятия отщепов с поверхности солютрейских бифасов (рис. 8) и снятия желобка у наконечников кловис идентичны.

Наконечники с желобком (кловис и фолсом) известны только для раннего палеоиндейского периода и не являются идеальным решением для оснаще­ния метательных орудий. В рамках последующего позднего палеоиндейского периода, архаики и Вудлэнд в Северной Америке существовали десятки не менее эффективных форм и модификаций наконечников. Снятие желобка тех­нологически сложно[16] и вряд ли функционально детерминировано, скорее это некий показательный элемент, связанный с уровнем мастерства исполнителя, демонстрацией высочайшей степени контроля над обрабатываемым сырьем.

Факт остается фактом — наибольшая концентрация наконечников кловис прослеживается именно в восточных и юго-восточных районах США. Их при­сутствие в западных районах значительно скромнее, а на тихоокеанском по­бережье (штаты Калифорния, Орегон, Вашингтон, Британская Колумбия) еди­нично. Поэтому именно ближе к атлантическому побережью логичнее искать и истоки кловис.

Действительно, клады изящных изделий являются важным элементом культур каменного века, концентрированным показателем технологических достижений.

Рис. 8. Экспериментальные наконечники солютре с характерной обработкой поверхностей широ­кими сколами (overshot) и приостряющей краевой ретушью. 1 — работа Б. Мэдсена, длина 17,5 см; 2 — работа Ж. Пелегрина, длина 21 см.

Рис. 8. Экспериментальные наконечники солютре с характерной обработкой поверхностей широ­кими сколами (overshot) и приостряющей краевой ретушью. 1 — работа Б. Мэдсена, длина 17,5 см; 2 — работа Ж. Пелегрина, длина 21 см.

Fig. 8. Experimental Solutrean points with typical overshot flakes surfaces preparation 1 — work of B. Madsen, length 17,5 cm; 2 — work of J. Pelegrin, length 21 cm.

Вслед за авторами солютрейской версии мы полагаем, что сходство кладов в разных культурах заслуживает внимания.

Исключительно интересны демонстрируемые Д. Стэнфордом и Б. Брэдли находки с самого атлантического побережья и прилегающего шельфа, их да­тировки и морфологические признаки.

Теперь — о вопросах к авторам солютрейской гипотезы. А их, разумеется, много. И далеко не на все из них у авторов гипотезы есть сегодня исчерпыва­ющие ответы.

Во-первых, какова палеогеографическая и палеоклиматическая ситуация, на фоне которой происходило движение солютрейцев вдоль кромки лед­ника? По утверждению Д. Стэнфорда и Б. Брэдли, она была благоприятной и комфортной, но есть и другие мнения. Например, обстоятельная работа по палеогеографии Северной Атлантики «Солютрейская атлантическая гипотеза: Взгляд из океана» (Westley, Dix 2008). В ней приводятся интереснейшие данные о реконструкции природной обстановки, состояния кромки ледника и плотно­сти биомассы, которые, по мнению К. Уэстли и Дж. Дикса, никак не свидетель­ствуют в пользу комфортности для путешествий и промыслов во время LGM.

Во-вторых, не находят пока ответов и такие вопросы, как причины, привед­шие к переориентации части солютрейских племен на морские ресурсы, до­казательства существования у них водного транспорта и мотивация все более дальних походов в Северную Атлантику.

В-третьих, есть вопросы и по технологии. У авторов солютрейской версии нет четкого объяснения тому, где и когда впервые появляется техника овершот — изобретена ли она в культуре солютре или существовала раньше, на что справедливо указывают некоторые оппоненты. Солютрейские и палеоиндейские клады действительно похожи, но есть в них и различия: например, круп­ные бифасы-нуклеусы известны пока только для кладов кловис (Фенн, Анзик, Ричи-Робертс).

В-четвертых, палеоиндейская культура не представлена столь выразитель­ными и многочисленными формами искусства как солютре, аналогии (весьма условные) прослеживаются лишь по гравированным галькам.

И, наконец, без данных по физической антропологии, полученных из стра­тиграфически четких комплексов, а также данных по палеогенетике, подтверж­дающих родство европейских и доколумбовых североамериканских популя­ции, солютрейская гипотеза объективно уязвима для критики.

И все-таки, именно археологические свидетельства и факты способны склонить чашу весов в этой дискуссии. Если количество данных о памятниках и материалах с докловисным возрастом на атлантическом побережье Север­ной Америки и на шельфе будет расти, то в попытках объяснить их происхож­дение специалисты неизбежно обратятся к европейским (солютрейским или иным) культурам палеолита.

Солютрейская версия, по нашему убеждению, носит не спекулятивный, а на­учный характер. Она выстроена авторитетными специалистами в области архео­логии, предлагает тезисы научного порядка и, в свою очередь, может быть про­тестирована и критикуема в рамках научной полемики и обмена мнениями. Она не менее научна, чем любая другая гипотеза (модель) первоначального заселе­ния Америки. С другой стороны, в ее рамках находят свое объяснение факты, не укладывающиеся ни в берингийскую, ни в прибрежно-островную модели.

В завершение нашего обзора заметим, что было бы обидно оставаться в данной дискуссии лишь сторонними наблюдателями. Работа с коллекциями финальнопалеолитических материалов из районов российского Дальнего Вос­тока (Приамурье, Приморье, Сахалин), а также Японского архипелага (Хоккай­до, Хонсю), проведенная в последние годы (Табарев 2010; Tabarev 2008), дает автору возможность выстроить не менее интересную ответную версию и тем самым стать полноценным участником дискуссии. И это уже сюжет для следу­ющей статьи.

Благодарности: данная работа не могла бы состояться без очного обмена мнениями и многолетней переписки с ведущими американскими и европейскими специалистами по проблемам изучения технологий каменного века — Д. Стэн­фордом, Б. Брэдли, Ф. Смитом, А. Елинеком, Т. Обри, Дж. Фризоном, М. Корн- фелдом, Т. Гёблом, С. Фиделем, Ж. Пелегрином и многими другими. Выражаю им свою искреннюю признательность.

Литература

Васильев С. А. 2004. Древнейшие культуры Северной Америки. СПб.: Петербургское востоковедение.

Васильев С. А., Бозински Г., Брэдли Б. А., ВишняцкийЛ. Б., Гиря Е. Ю., Грибченко Ю. Н., Желтова М. Н., Тихонов А. Н. 2007. Четырехъязычный (русско-англо-франко-немец­кий) словарь-справочник по археологии палеолита. СПб.: Петербургское востоко­ведение.

Васильев С. А., Березкин Ю. Е., Козинцев А. Г. 2009. Сибирь и первые американцы. СПб.: ИИМК РАН.

Ефименко П. П. 1953. Первобытное общество. Киев: Изд-во АН Украинской ССР.

МонгайтА. Л. 1973. Археология Западной Европы. Каменный век. М.: Наука.

Осборн Г. Ф. 1924. Человек древнего каменного века. Л.: Путь к знанию.

Табарев А. В. 1999. Палеоиндейские клады-тайники Северной Америки // Гуманитар­ные науки в Сибири 3. 84-87.

Табарев А. В. 2006. Введение в археологию Южной Америки. Анды и тихоокеанское побережье. Учебное пособие. Новосибирск: Сибирская научная книга.

Табарев А. В. 2009. Северо-Восточная Азия и заселение Американского континента: современное состояние проблемы и новые подходы // А. В. Харинский (ред.). Социо­генез в Северной Азии. Иркутск: Изд-во ИрГТУ. 33-37.

Табарев А. В. 2005-2009. Дело о спрятанных наконечниках (клады-тайники каменных изделий на территории Северной Америки) // SP 1. 300-333.

Табарев А. В. 2009. Тайная сила каменных клинков (к возможной трактовке ритуальных изделий палеоиндейцев) // Культурно-антропологические исследования 1. 55-66. Табарев А. В. 2010. Некоторые итоги и перспективы развития американистики в Ново­сибирском научном центре // Г. И. Медведев (ред.). Евразийское культурное про­странство. Актуальные проблемы археологии, этнологии, антропологии. Иркутск: От­тиск. 119-129.

Aubry T., Peyrouse, Walter B. 2003. Les Feuilles de Laurier de Volgu (Saone-et-Loire): Une Énigme en Partie Résolue? // Paleo 15. 245-250.

Aubry T., Almeida M., Neves M. J., Walter B. 2003. Solutrean Laurel Point Production and Raw Material Procurement During the Last Glacial Maximum in Southern Europe: Two Ex­amples from Central France and Portugal // Dibble H. (ed.) Multiple Approaches to the Study of Bifacial Technologies. Philadelphia: University of Pennsylvania Museum of Ar­chaeology and Anthropology. 165-182.

Aubry T., Almeida M., Chehmana L., Thiennet, Walter B. 2007. De la fin du Solutréen au Mag- dalénien moyen dans les vallée de la Claise et de la Creuse // BSPF 104. 699-714.

Aubry T., Bradley B., Almeida M., Watter B., Neves M.J., Pelegrin J., Lenoir M., Tiffagom M. 2008. Solutrean Laurel Leaf Production at MaTtreaux: An Experimental Approach guided by Techno-Economic Analysis // WA 40. 48-66.

Aubry T., Almeida M., Mangado Llach J., Pelegrin J., Peyrouse J.-B., Neves M.J., WalterB. 2009. Les Grandes feuilles de laurier solutréennes: données intrinseques et context de dé- couverte // Bonnardin S. (ed.) XXIXe rencontres internationals d’archéologie et d’histoire d’Antibes. Antibes: Édition APDCA. 1-13.

Bordes F. 1964. The Upper Paleolithic and the New World // CAn 5, 321.

Bradley B. 1992. Clovis Ivory and Bone Tools // Hahn J. (ed.) Le travail et l’usage de l’ivoire au paléolithique supérior. Ravello: Insituto Poligrafico e Zecca dello Stato. 259-273.

Bradley B., Stanford D. 2004. The North Atlantic Ice-Edge Corridor: a Possible Paleolithic Route to the New World // WA 36. 459-478.

Bradley B., Stanford D. 2006. The Solutrean-Clovis Connection: Reply to Staraus, Meltzer and Goebel // WA 38. 704-714.

Chabas F. 1874. Les Silex de Volgu (Saone-et-Loire). Chalon-sur-Saone.

Clark G. A. 2004. Deconstructing the North Atlantic Connection // Barton C. M. (ed.) The Sett­lement of the American Continents. Tucson: University of Arizona Press. 103-112.

Collins M. B. 1999. Clovis Blade Technology. Austin: University of Texas.

Dixon E. J. 1999. Bones, Boats and Bison: Archaeology of the First Colonization of Western North America. Albuquerque, NM: University of New Mexico Press.

Fiedel S. J. 2000. The Peopling of the New World: Present Evidence, New Theories, and Fu­ture Directions // JAR 8. 39-103.

Foucher P., Simmonet R., Jarry M. 2002. L’atelier de taille solutréen de Coustaret // Paleo 14. 49-62.

Frison G., Bradley B. 1999. The Fenn Cache, Clovis Weapon and Tools. Santa Fe, NM: One Horse Land & Cattle Co.

Greenman E. F. 1960. The North Atlantic and Early Man in the New World // Michigan Archaeo­logist 6. 19-39.

Greenman E. F. 1963. The Upper Paleolithic and the New World // CАn 4. 41-91.

Hadingham E. 2004. America’s First Immigrants // Smithsonian Magazine. November. 5-9. Hall D. A. 2000. The North Atlantic Hypothesis // Mammoth Trumpet 15. 1-7.

Jelinek A. J. 1971. Early Man in the New World: A Technological Perspective // ArAn 8. 15-21. Patte E. 1944. Le Solutréen dans la Vienne // BSPF 41. 42-46.

Pitulko V. 2004: The Yana RHS Site: Humans in the Arctic Before the Last Glacial Maximum // Science 303. 52-56.

Preston D. 1997. The Lost Man // New Yorker. June 16. 70-81.

Sellet F. 1998. The French Connection: Investigating a Possible Clovis-Solutrean Link // CRP 15. 67-68.

Smith P. E. L. 1966. Le Solutréen en France. Publicationes de I’Institut de Préhistoire de l’Uni- versité de Bordeaux I. Mémoire 5.

Stanford D., Bradley B. 2002. Ocean Trails and Prairie Paths? Thoughts about Clovis Ori­gins // Memoirs of the California Academy of Sciences 27. 55-271.

Stanford D., Bonnichsen R., Meggers B., Steele D. G. 2005. In: Bonnichsen R. (ed.) Paleo- american Origins, Models, Evidence, and Future. Paleoamerican Origins: Beyond Clovis. Center for the Study of the First Americans, Texas A&M University. 313-352.

Starus L. G. 2000. Solutrean Settlement of North America? A Review of Reality // AA 65. 219-226.

Straus L., Meltzer D., Goebel T. 2005. Ice Age Atlantis? Exploring the Solutrean-Clovis «con­nection» // WA 37. 507-532.

Tabarev A. V. 2008. Late and Final Paleolithic in the Continental Part of the Russian Far East: Current Situation and Some Perspective Directions of Research // Sato H. (ed.) Human Ecosystem Changes in the Northern Circum Japan Sea Area (NCJSA) in Late Pleistocene. Tokyo: Tokyo University. 106-114.

Turner C. G. II. 2003. Three Ounces of Sea Shells and One Fish Bone Do Not a Coastal Migra­tion Make // AA 6. 391-395.

Waguespack N. M. 2007. Why We’re Still Arguing About the Pleistocene Occupation of the Americas // EA 16. 63-74.

Waters M. R., Stafford T. W. Jr. 2007. Redefining the Age of Clovis: Implications for the Peop­ling of the Americas // Science 315. 1122-1126.

Westley K., Dix J. 2008. The Solutrean Atlantic Hypothesis: A View from the Ocean // Journal of the North Atlantic 1. 85-98.

Wyatt S. 2004. Ancient Transpacific Voyaging to the New World via Pleistocene South Pacific Islands // Geoarchaeology 19. 511-529.



[1] Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, грант № 09-06-00006, и Про­граммы фундаментальных исследований Президиума РАН «Историко-культурное наследие и духовные ценности России».

[2] На русском языке см.: Васильев 2004; Васильев и др. 2009; Табарев 2006 и др.

[3] Глава Департамента археологии, директор Палеоиндейской программы, Музей естественной истории, Смитсоновский институт, г. Вашингтон, США.

[4] Экспериментатор, в настоящее время профессор Департамента археологии в Университете Экзитер, Англия.

[5] Фактически крупных публикаций по солютрейской гипотезе у авторов всего три (Stanford, Bradley 2002; Bradley, Stanford 2004; Bradley, Stanford 2006).

[6] Интервью Д. Стэнфорда на странице Смитсоновского института в 1997 г. и статья журналиста Д. Престона на страницах «New Yorker» в 1997 г. со ссылками на высказыва­ния Б. Брэдли относительно связи солютре и кловис (Preston 1997).

[7] Речь идет о коробках с дебитажем и фрагментами орудий. Эти же слова приводят­ся в научно-популярной статье в журнале «Smithsonian Magazine» (Hadingham 2004).

[8] Для комплекса кловис выбрана заготовка наконечника из клада Фенн (Fenn Cache), а европейский аналог представлен лавролистным наконечником по эпонимному памят­нику Солютре (Solutré).

[9] На эти же обстоятельства указывает в статье «Разрушение северо-атлантической связи» и другой американский археолог Дж. Кларк (Clark 2004), а несколько ранее — К. Тернер (Turner 2003).

[10] Организаторами конференции выступили Центр по изучению первых американцев и Смитсоновский институт.

[11] В русскоязычной археологической литературе описания кладов приводятся в мо­нографии С. А. Васильева (Васильев 2004: 36-38), а также в трех статьях автора настоя­щей публикации (Табарев 1999, 2005-2009, 2009).

[12] Лишь в 2009 г. после личного знакомства с Ф. Смитом мне удалось познакомиться с большей частью работы. Кроме того, с разрешения Ф. Смита Б. Брэдли готовит элект­ронную версию книги для открытого доступа в сети Интернет.

[13] Подробное описание стадий изготовления наконечников и значение системати­ческого использования приема овершот. Очень хорошо показано, что знаменитые солютрейские листовидные наконечники изготавливались с помощью ударной техники, ретушь использовалась лишь на заключительной стадии для подправки краев.

[14] У Г. Осборна 1873 год указан ошибочно.

[15] Клад найден всего в 60 км от эпонимного памятника культуры солютре.

[16] У экспериментаторов до сих пор нет единого рецепта эффективной техники сня­тия желобка. С другой стороны, и по данным эксперимента, и по анализу археологиче­ских коллекций наибольший процент сломанных наконечников приходится именно на стадию подготовки и снятия желобка.