Миф об установлении мирового порядка и происхождении царской власти

Стюфляев Максим ::: История царств майя

В иероглифических надписях майя нередко встречаются упоминания о первых легендарных правителях и божественных предках. Цари майя использовали прием проведения параллелей между событиями из легендарного прошлого и собственными деяниями в целях обоснования легитимности своей власти.[iv] Сказания о божественных предках известны в Тикале, Наранхо, Пьедрас-Неграс. Но самая полная версия династического мифа сохранилась в надписях из Паленке. При изучении дошедших до нас текстов из этого городища порой бывает сложно определить, где оканчивается миф и начинается реальная история баакульской династии. Основным источником наших знаний о первых правителях Баакуля является ретроспективная надпись на центральной панели из «Храма Креста», посвященного старшим сыном К'инич-Ханааб'-Пакаля I К'инич-Кан-Б'аламом II во второй половине VII века.[v] В этом большом тексте можно условно выделить мифологическую, историческую и ритуальную части. В рамках единого повествования осуществляется плавный переход от событий, происходивших в начале текущего мирового цикла, к первым историческим правителям Баакуля. Четкое разграничение между легендарной и реальной историей отсутствует, и совершенно очевидно, что основная идея текста заключалась в подчеркивании преемственности эпох, непрерывности царской власти.[vi]

Надпись на центральной панели из «Храма Креста»
Надпись на центральной панели из «Храма Креста»

Прежде чем перейти к изложению мифа о происхождении местной династии, следует сказать несколько слов о мифологии майя. К сожалению, имеющиеся в нашем распоряжении источники по религии майя классического периода очень ограничены. Мы знаем, что у майя было множество богов и мифологических персонажей, многих из них можно распознать по внешнему виду и отдельные эпизоды из связанных с ними сказаний исследователи часто находят на расписной керамике или стенах храмов. Однако зачастую мы мало знаем о том, какие представления связывались с богами или какой смысл имели мифы, в которых они участвовали. До нас не дошло каких-либо подробных священных текстов, которые бы помогли понять религию классических майя, сущность их религиозных практик и обрядов. Вероятно, таких аналогов Библии никогда и не существовало. Мифология майя классического периода имела четко выраженный локальный характер, это подтверждается тем, что различные боги и мифы были тесно связаны с политической историей того или иного царства. Что же касается знаменитого позднего эпоса майя-киче «Пополь-Вух», то он, видимо, может помочь в интерпретации значительной части иконографии классических майя, однако в целом мифология таких городов, как Тикаль, Копан или Паленке, существенно отличалась от мифов киче о героях-близнецах.[vii]

Большинство совершавшихся в Лакамхе религиозных действ было связано с почитанием богов так называемой «Паленкской Триады», которая, кажется, выступала в качестве коллективного покровителя местной династии. Существование богов «Паленкской Триады» впервые доказал в 1963 году выдающийся майянист Генрих Берлин, который, не зная, как читались их имена, условно обозначил членов Триады как Бога I («GI»), Бога II («GII») и Бога III («GIII»).[viii] Эти условные обозначения по-прежнему широко используются в литературе, хотя за десятилетия, прошедшие с момента публикации Берлина, дешифровка иероглифической письменности майя существенно продвинулась вперед, и сегодня мы уже можем хотя бы частично прочесть личные имена древних богов.

Главным и самым старшим членом Триады был бог «GI». Его иероглифическое имя имеет два основных варианта, но оба они на сегодняшний день полностью не расшифрованы. В течение многих лет исследователи связывали «GI» с планетой Венера, однако Дэвид Стюарт убедительно показал, что этот бог ассоциировался с солнцем и водным миром. Возможно, «GI» олицетворял восходящее солнце перед его выходом из подземного мира.[ix] Как член Триады «GI» был «сотворен» в день 1.18.5.3.2, 9 Ик' 15 Кех (21 октября 2360 года до нашей эры), однако в текстах из Паленке он выступает в качестве ключевого действующего лица мифологической истории задолго до этой даты. Так, в надписи на южной стороне платформы из «Храма XIX» сказано, что в день 12.10.1.13.2, 9 Ик' 5 Моль (10 марта 3309 года до нашей эры) «GI» «воссел на владычество» в небесах, и его воцарение происходило в присутствии Йаш-Наах-Ицамнааха, одного из воплощений бога Ицамнааха. Ицамнаах каким-то образом «руководил» инаугурацией, словно он был «сюзереном» «GI» или, по крайней мере, обладал гораздо более высоким статусом. На полихромной керамике Ицамнаах («Бог D») обычно изображается сидящим на вершине трона, перевязанного небесной повязкой. Следовательно, местом Ицамнааха было небо, вероятно, он считался небесным владыкой и верховным божеством в религии майя.[x] «GI» не назван баакульским владыкой, а указание на «небеса» как место совершения церемонии свидетельствует о том, что он считался царем в некоем общем, космическом смысле.

Надпись на южной стороне платформы из «Храма XIX» продолжается сообщением о том, что в день 12.10.12.14.18, 1 Эц'наб 6 Йашк'ин (18 февраля 3298 года до нашей эры) «GI» обезглавил одного или двух «Звездных кайманов» (текст позволяет разные толкования). Подобные сюжеты известны в мифах о творении, дошедших до нас от поздних месоамериканских культур, и все они, несомненно, восходят к некоему очень древнему первоисточнику. В повествовании из Паленке мы читаем, что в результате жертвоприношения потекли три потока крови и, кроме того, вероятно, был создан ритуальный огонь. Опять-таки, по всей древней Месоамерике принесение жертвенной крови и творение огня являются двумя тесно связанными церемониями, необходимыми для установления и поддержания космического порядка.[xi]

Дальнейший ход событий восстанавливается по надписи на центральной панели из «Храма Креста». В день 12.19.13.4.0, 8 Ахав 18 Сек (7 декабря 3121 года до нашей эры) родился «прародитель Триады» бог Аканаль-Ишим-…-Муваан-Мат. Флойд Лаунсбери, а позднее Линда Шиле считали Аканаль-Ишим-…-Муваан-Мата «матерью-богиней», однако Дэвид Стюарт показал, что это было не женское божество, а, скорее, одно из проявлений бога маиса.[xii] Затем в день 13.0.0.0.0, 4 Ахав 8 Кумк'у (13 августа 3114 года до нашей эры) «окончились тринадцать бак'тунов». Это событие упоминается по всей области древних майя как начальная точка текущей эпохи творения, когда, согласно некоторым толкованиям источников, мировые боги то ли собрались вместе, то ли были расположены в некоем порядке. В надписях из Паленке и других городов говорится также, что в этот день «был обновлен очаг» - прямое указание на создание «нового огня», игравшего важную роль в ацтекских концепциях обновления мирового порядка. Менее чем через полтора года после дня творения произошло очередное важное событие. В день 0.0.1.9.2, 13 Ик' 0 Ч'ен (5 февраля 3112 года до нашей эры) «GI» «сошел с небес» и посвятил «на севере» мифический храм, часть названия которого можно перевести как «Шестой Небесный Дом». Безусловно, это не случайное совпадение, что почти так же называлось внутреннее святилище «Храма Креста», самого северного здания в «Группе Креста», и, разумеется, украшающая этот храм небесная символика была призвана вызвать ассоциацию с тем мифическим местом, куда спускался «GI».[xiii]

Наконец, после всех этих событий, мы читаем на панели из храмов «Группы Креста» о «творении» Аканаль-Ишим-…-Муваан-Матом богов «Паленкской Триады» в 2360 году до нашей эры. Дэвид Стюарт высказал предположение, что появление богов Триады представлялось не как буквальное «рождение», а как творческий акт совершения Аканаль-Ишим-…-Муваан-Матом ритуального кровопускания.[xiv] В надписях творение членов Триады описывается как их «прибытие» в Матвиль – мифическую прародину, которая занимала центральное место в религиозных концепциях и политической идеологии Баакуля. Через 4 дня после «GI» в Матвиль прибыл «GIII», а еще 14 днями позднее «GII». Вероятно, во время создания Триады произошло перерождение богов, получение ими нового статуса. Если прежде «GI» принимал участие в событиях общего космического значения (воцарение в небесах под эгидой Йаш-Наах-Ицамнааха, обезглавливание «Звездных кайманов»), то в рамках Триады он предстает более локальным божеством, тесно связанным с династией Баакуля.[xv]

Аканаль-Ишим-…-Муваан-Мат, который дал начало Триаде богов, выступает во многих отношениях в качестве прообраза поздних баакульских царей. В день 2.0.0.10.2, 9 Ик' 0 Сак (7 сентября 2325 года до нашей эры) он был коронован как «Священный Владыка Матвиля», и в одном из источников сказано, что он «первым пришел (?) как владыка». С сообщения об этой коронации начинается «историческая» часть текста на центральной панели из «Храма Креста», состоящая из стандартизированных формул, сообщающих о рождениях и коронациях двух мифологических и семи исторических правителей Баакульского царства, заканчивая Кан-Б'аламом I.[xvi] Поздние баакульские цари, особенно К'инич-Акуль-Мо'-Наб' III, прилагали огромные усилия для того, чтобы подчеркнуть свою связь с Аканаль-Ишим-…-Муваан-Матом. Провозгласив о происхождении от этого бога-творца, цари тем самым обосновывали легитимность своей власти, а также такой характер взаимодействия правителей с богами Триады, при котором цари обязаны были заботиться о богах и защищать их.[xvii] Таким образом, земные владыки следовали установленному их божественным предшественником порядку.[xviii]

Панель простенка из внутреннего святилища «Храма Креста».  К'инич-Кан-Б'алам II в костюме древнего стиля с именем Укокан-Чана в головном уборе
Панель простенка из внутреннего святилища «Храма Креста». К'инич-Кан-Б'алам II в костюме древнего стиля с именем Укокан-Чана в головном уборе

Надпись на центральной панели из «Храма Креста» продолжается перемещением более чем на тринадцать столетий вперед, когда в день 5.7.11.8.4, 1 К'ан 2 Кумк'у (11 марта 993 года до нашей эры родился), а в 5.8.17.15.17, 11 Кабан 0 Поп (28 марта 967 года до нашей эры) воцарился Укокан-Чан.[xix] Этот персонаж имеет титулы «Священного Матвильского Владыки» и «Священного Баакульского Владыки», то есть изображается как подобный другим царям в истории Баакуля. В отличие от Аканаль-Ишим-…-Муваан-Мата, Укокан-Чан имел человеческую продолжительность жизни и стал царем в возрасте 26 лет, но его господство связано со столь древними временами, что трудно поверить в историчность этого персонажа. Линда Шиле в свое время высказывала предположение, что Укокан-Чан мог быть важным правителем «ольмеков» - культурным героем, которого помнили и почитали баакульские цари. Но проверить эту гипотезу нет никакой возможности. Мы, вероятно, никогда не узнаем, был ли Укокан-Чан реальной исторической фигурой или мифическим персонажем, но, по крайней мере, правители Баакуля рассматривали его как протоцаря, который был достоин того, чтобы ему подражали, а память о нем чтили. На панели простенка из внутреннего святилища «Храма Креста» К'инич-Кан-Б'алам II изображен в костюме древнего стиля, а в его головном уборе содержится имя Укокан-Чана. Тем самым могущественный позднеклассический царь лично отождествлял себя с этим полумифическим предшественником.[xx]

Еще один персонаж, историческое существование которого вызывает сомнения, упоминается на каменной панели из «Храма XXI», обнаруженной археологами в августе 2002 года. Его именной иероглиф пока не расшифрован, с уверенностью можно лишь сказать, что префикс слева от главного знака, несомненно, читается как «ч'а», однако чтение собственно главного знака неизвестно. Как мы вскоре увидим, несколько веков спустя это имя снова было использовано другим царем Баакуля. В надписи говорится о том, что в день 7.5.3.10.17, 10 Кабан 5 Муваан (17 июля 252 года до нашей эры) Ч'а… руководил совершением обряда в честь богов Триады. Таким образом, время его правления соответствует позднему доклассическому периоду. Хотя недавние находки в Сан-Бартоло (Гватемала) свидетельствуют о том, что уже в доклассическую эпоху у майя сложилась сложная социально-политическая организация с развитой системой письма, сообщение о существовании царей на территории Паленке в III веке до нашей эры все же следует признать легендой.[xxi]

Несомненно, позднеклассические баакульские цари, заявляя о своем происхождении от легендарных ранних владык, стремились тем самым укрепить собственную легитимность, придать своей власти сакральное обоснование. В позднеклассические времена представления об Укокан-Чане и Ч'а… практически слились в едином образе первопредка. На прекрасной панели из «Храма XXI» К'инич-Ханааб'-Пакаль I явно отождествляется с обоими этими правителями и имеет их именные иероглифы в своем головном уборе.[xxii]


Примечания:

[iv] Беляев Д.Д., Токовинин А.А. Сакральная власть майяских царей (III–IX вв. н.э.) // Сакрализация власти в истории цивилизаций. М., 2005. Ч. 1. С. 146–160. http://www.mezoamerica.ru/indians/maya/sacral_power.html

[v] Русский перевод надписи на центральной панели из «Храма Креста», а также других текстов из Паленке смотрите в публикации «Хроники баакульских владык» // перевод, вступление и комментарии Виктора Талаха. Электронный текст, 2009, страницы 11-13 http://kuprienko.info/las-cronicas-de-los-senores-de-baakul/

[vi] Stuart D., Stuart G. Palenque… Р. 109

[vii] Stuart D., Stuart G. Palenque… Рр. 191-192. Подробнее о соотношении «Пополь-Вух» и религии майя классического периода смотрите: Таубе Карл. Мифы ацтеков и майя. – М., ФАИР ПРЕСС, 2005 http://www.indiansworld.org/myth_taube3.html Беляев Д.Д. Новый доклассический скульптурный фриз из Эль-Мирадора: При чем тут «Пополь-Вух»? http://www.mezoamerica.ru/we/news09-02.html

[viii] Berlin H. The Palenque Triad // Journal de la Société des Américanistes. 1963. T. 52. P. 91–99 http://www.persee.fr/web/revues/home/prescript/article/jsa_0037-9174_1963_num_52_1_1994

[ix] Stuart D. The Inscriptions from TempleXIX at Palenque: A Commentary. — San Francisco, 2005. Рр. 161-170 http://www.mesoweb.com/publications/stuart/TXIX.pdf

[x] Stuart D. The Inscriptions… Рр. 60-68; Хроники… страница 5

[xi] Stuart D. The Inscriptions… Рр. 68-77, 176-180

[xii] Stuart D. The Inscriptions… Рр. 180-181

[xiii] Stuart D., Stuart G. Palenque… Рр. 212-213; Хроники… страница 11

[xiv] Stuart D. The Inscriptions… Р. 183

[xv] Stuart D. The Inscriptions… Р. 173

[xvi] Хроники… страница 15

[xvii] Одна из обязанностей правителя заключалась в украшении и ритуальном одевании богов. Вероятно, он исполнял этот долг в форме ритуального акта одевания глиняных или деревянных идолов. В текстах «Группы Креста» боги Триады упоминаются как «заботливо выращенные» царем. Если исходить из этого поэтичного определения, то боги были для царя тем же, чем дети были для их матери, соответственно он их одевал и кормил.

[xviii] Stuart D., Stuart G. Palenque… Рр. 211, 214

[xix] В литературе этого правителя иногда называют также Ук'иш-Чаном (смотрите, например, Skidmore J. The Rulers of Palenque. Fifth edition, 2010. Рр. 2-3 http://www.mesoweb.com/palenque/resources/rulers/PalenqueRulers-05.pdf), однако К'иш – это, скорее, условное обозначение, а не дешифровка знака «Шип для кровопускания» (Т212). Чтение KOKAN для Т212 было предложено Альбертом Давлетшиным.

[xx] Stuart D., Stuart G. Palenque… Рр. 109-110, 215

[xxi] Skidmore J. The Rulers… Р. 3; Stuart D., Stuart G. Palenque… Р. 110

[xxii] Stuart D., Stuart G. Palenque… Рр. 110-111