Альварадо в 1529 – 1541 гг.

Талах Виктор Николаевич ::: Обезьяна Кортеса. Педро де Альварадо в землях майя и пипилей

Оправданиями на процессе 1529 г. заканчиваются сведения о Конкисте Гватемалы, принадлежащие собственно Педро де Альварадо.

Бедственное положение, в котором аделантадо Гватемалы оказался в конце лета 1529 г., продолжалось недолго. Пока в Мехико шли судебные разбирательства над ним и Кортесом, в Испании в результате торга и борьбы придворных партий было наконец решено позволить Кортесу вернуться в Мексику со званием капитан-генерала, предоставив в наследственное владение огромный Маркизат Долины Оахака и многочисленные привилегии. Когда об этом стало известно Гусману, он осенью 1529 г. срочно отправился в поход в западную Мексику, оставив вместо себя совершенно неавторитетного Матиенсо. Злоупотребления, насилия, взяточничество настолько подорвали репутацию Первой Аудиенсии, что в январе 1530 г. её полномочия были прекращены и назначена Вторая Аудиенсия во главе с епископом Санто-Доминго Себастьяном де Фуэнлеалем. Последний, впрочем, не очень торопился в Мехико, там опять воцарилось безвластие. В таких условиях сами оказавшиеся в крайне неопределённом положении Матиенсо и Дельгадильо не стали больше удерживать Альварадо в Новой Испании. 11 апреля 1530 г. губернатор, капитан-генерал и аделантадо вернулся в Гватемалу.

За время его отсутствия там многое поменялось. Педро де Альварадо прибыл уже в новую столицу своего губернаторства, основанную Хорхе де Альварадо в ноябре 1527 г. в долине Альмолонга (Бульбушийа). За три с лишним года остутствия старшего брата Хорхе и Гонсало де Альварадо удалось добиться заметных успехов в покорении индейцев. Кроме Кускатлана, окончательно завоёванного в конце 1528 года, были подчинены еще одно крупное вождество пипилей, Хальпатава на тихоокеанском побережье, Текисистлан и Теколотлан в современном гватемальском Верапасе, Сакапулас, Агуакатан и Пойуматлан близ Уэуэтенанго. Вскоре после возвращения Педро де Альварадо конкистадоры достигли в Гватемале крупного успеха: 9 мая 1530 г. ему сдались верховные вожди какчикелей Белехеб-Кат и Кахи-Имош. Чуть позже, в сентябре – декабре были подчинены индейцы ишиль и успантек из области Кучуматан. На этом активное вооруженное спротивление индейцев Горной Гватемалы европейским завоевателям практически прекратилось.

Педро де Альварадо. Портрет работы Хуана Хосе Росалеса (1751-1816). Фрагмент. Музей Сантъяго-де-Кабальерос, Гватемала Антигуа.

Педро де Альварадо. Портрет работы Хуана Хосе Росалеса (1751-1816). Фрагмент. Музей Сантъяго-де-Кабальерос, Гватемала Антигуа.

Альварадо, между тем, был полон новых авантюрных планов. Он попытался было наладить в Гватемале и Чиапасе добычу золота, но его месторождения оказались незначительны, а рабочих рук для промывки не хватало. В 1532 г. Альварадо получил губернаторство также в соседнем Гондурасе и занялся подготовкой к экспедиции на Острова Пряностей (соотвествующее соглашение с королевским двором было утверждено 5 августа), принявшись строить флот на тихоокеанском побережье. Однако его намерения коренным образом изменились после того, как стало известно о сказочной добыче, полученной Франсиско Писарро в Кахамарке, и вместо островов в океане в феврале 1534 г. Педро де Альварадо высадился на побережье Южной Америки, где, после почти пятимесячных блужданий по сельве и горам, оказался близ Кито. Однако, там уже были испанцы – Диего де Альмагро и Себастиан де Беналькасар с товарищами, которые совершенно не собирались уступать законной добычи пришлому авантюристу. В конечном счёте Альварадо передал им флот, лошадей и пожелавших остаться солдат в обмен на компенсацию в 100 тысяч песо, а сам в апреле 1535 г. вернулся в Гватемалу.

Самоуправный поход в Южную Америку и многочисленные жалобы колонистов на притеснения со стороны Альварадо, его родственников и друзей привели к тому, что Аудиенсия Мехико в октябре 1535 г. отстранила Альварадо от губернаторства и назначила для управления Гватемалой и расследования деятельности Альварадо Аудиенсию Гватемалы во главе с одним из своих членов, лиценциатом Алонсо де Мальдонадо. Вступивший вскоре в должность первый вице-король Новой Испании Антонио де Мендоса подтвердил это решение. Мальдонадо имел репутацию честного и неподкупного правоведа, с сочувствием относился к взглядам Бартоломе де Лас-Касаса, потому ничего хорошего от него Альварадо ожидать не приходилось. Не дожидаясь приезда Мальдонадо, весной 1536 г. Альварадо отбыл в Гондурас, а осенью отплыл оттуда в Испанию. В феврале 1537 г. Педро де Альварадо вновь был в Кастилии. Как и в предыдущий раз, Альварадо обратился к помощи семейства де Ла-Куэва и их могущественного свойственника, министра Лос-Кобоса. Благодаря им Карл V еще на семь лет продлил губернаторские полномочия Альварадо и гарантировал ему иммунитет от судебных преследований со стороны властей Новой Испании. В ответ Альварадо обещал осуществить экспедицию на Острова Пряностей и установить с ними бесперебойное сообщение[1]. В октябре 1538 г. пятидесятитрёхлетний Педро де Альварадо сочетался вторым браком с сестрой своей первой жены Беатрис де Ла-Куэва. В январе следующего года во главе флота из почти двух десятков кораблей губернаторская пара отбыла в Новый Свет.

Памятник Педро де Альварадо в Бадахосе, Испания. Автор Эстанислао Гарсиа.

Памятник Педро де Альварадо в Бадахосе, Испания. Автор Эстанислао Гарсиа.

В апреле 1539 г. Альварадо с женой и свитой высадился в Пуэрто-Кабальо в Гондурасе. Там он обнаружил, что за время его отсутствия в Гондурасе стал хозяйничать его старый соратник и соперник, аделантадо Юкатана и губернатор Табаско Франсиско де Монтехо. Альварадо решил проблему в свойственной ему манере: силой захватил Монтехо в губернаторском доме и заставил согласиться обменять Гондурас на Чиапас. Из-за проблем с Монтехо, в Сантъяго-де-Гватемала он вернулся только в сентябре, после того как оттуда уехал Мальдонадо. Возвращение аделантадо ознаменовалось новыми поборами, притеснениями и преследованиями противников. В частности, в мае 1540 г. были казнены правитель киче Тепепуль и правитель какчикелей Кахи-Имош.

Главное внимание, однако, Альварадо уделял подготовке экспедиции на Острова Пряностей. Он отплыл со своим флотом из 12 кораблей из порта Акахутлы 1 сентября 1540 г., направившись к побережью Западной Мексики в нынешнем штате Халиско. Гватемальскому губернатору необходимо было заручиться содействием вице-короля Мендосы, равно как пополнить припасы и запастись дополнительным снаряжением. Из Пуэрто-де-Навидад Альварадо отправился в Мехико, так как прослышал о будто бы открытых Маркосом де Нисой и Франсиско Васкесом де Корнадо к северо-западу от Новой Испании «городах Циболы», полных золота и серебра. В столице Новой Испании аделантадо задержался до начала июня 1541 г. На обратном пути к тихоокеанскому побережью Халиско Альварадо по просьбе местных колонистов ввязался в карательную экспедицию против восставших индейцев. Во время перехода по горной тропе в местечке Ночистлан близ Гвадалахары произошёл несчастный случай, о котором информированный Антонио де Эррера сообщает следующее:

«… И когда им [восставшим индейцам – В.Т.] показалось, что настало время, они вышли в хорошем порядке и заняли проход с двух сторон, где были кастильцы и мечоаканцы, и заперли их таким образом, что, так как им не могли помочь лошади, они принуждены были отступить, и из-за беспорядка [капитан] Фалькон был первым, кто пал замертво с остальными семью или восемью солдатами и некоторыми индейцами, и их было бы больше, если бы отступление не было хорошо организовано, и, не удовлетворившись этим, восставшие спустились на равнину, в которой, если бы сезон не был влажным и дождливым, и почва не была бы болотистой и слякотной, были бы наказаны, но по этой причине кастильцы не решились вступить в сражение с ними, и так они отступали до одного хуторка (или фермы как говорят португальцы), называемого Агуаликан [Agualica(n)], на окраине Гвадалахары, и индейцы следовали за ними вплоть до одной реки, по другую сторону которой имеется подъём, такой крутой, что на него нельзя было взобраться верхом, и было необходимо, чтобы лошади шли справа, и когда Аделантадо шёл в арьергарде, одна лошадь, из тех, что шли впереди, упала и, кружась, придавила Аделантадо, который, так как шёл в латах и был уже человеком грузным, не смог избежать столкновения с лошадью, которая на него упала и причинила такой сильный удар в грудь, что в течение трёх дней он умер»[2].

Гибель Педро де Альварадо. «Кодекс Теллериано-Ременсис».

Гибель Педро де Альварадо. «Кодекс Теллериано-Ременсис».

Педро де Альварадо скончался 4 или 5 июля 1541 г. Первоначально его похоронили в монастыре в Вилла-Тирипетио [villa Tiripetío] в Мичоакане, где находилась энкомьенда его брата Хуана. В 1568 г. внебрачная дочь конкистадора Леонор перенесла останки отца в собор Сан-Хосе в тогдашней столице Гватемалы, Гватемала Антигуа. Погребение было повреждено землетрясением 1669 г., а после катастрофического землетрясения 1773 г., превратившего собор в развалины, могила конкистадора долгое время считалась утраченной, пока не была вновь обнаружена во время раскопок начала 1940-х годов. При этом останки были эксгумированы и находились в разных гватемальських государственных учреждениях вплоть до 2007 года, когда их, без публичных церемоний, возвратили в крипту среди руин собора Сан-Хосе. Испанская писательница и блоггер Валерия Арданте, посетившая место захоронення Альварадо в 2015 г., так делится своими впечатлениями: «Каковы же были моё негодование и печаль, когда я обнаружила, что великолепный собор полностью в руинах. Я приблизилась к надгробию и наклонилась, чтобы прочитать его и сфотографировать, несмотря на сильные запахи мочи и гнили, которые заставили меня поспешно убраться»[3].

Надгробная плита Педро де Альварадо, его жены Беатрис и дочери Леонор. Гватемала Антигуа.

Надгробная плита Педро де Альварадо, его жены Беатрис и дочери Леонор. Гватемала Антигуа.

Мексиканский автор Луис Перес де Леон Риверо назвал Педро де Альварадо «Сидом Кампеадором Нового Света»[4]. Сомнительный комплимент для Сида Кампеадора … При ближайшем знакомстве скорее вспоминаются известные слова Генриха Гейне, написанные по поводу Эрнана Кортеса, которому Альварадо большую часть жизни старался следовать, и успехов и славы котрого так и не достиг:

Не герой он был, не рыцарь –

Атаман разбойной шайки …

И громче всего об этом кричит сам Педро де Альварадо-и-Контрерас, губернатор, капитан-генерал и аделантадо Гватемалы, командор ордена Сантъяго-де-Компостелла. Послушайте сами …



[1] На самом деле к тому времени было ясно, что Острова Пряностей – это Молуккский архипелаг, где с 1512 г. имелись португальские фактории, так что их следовало не столько «открыть», сколько отвоевать у другого европейского государства.

[2] Herrera y Tordesillas, Antonio de. Historia General de los hechos de los castellanos en las Islas, y Tierra firme del mar Oceano. Decada setima. (Madrid, 1615.) P.52.

[3] http://valeriaardante.blogspot.com/2016/04/la-polemica-figura-de-pedro-d...

[4] http://ozdenhistoriademexico.blogspot.com/2013/07/vida-y-muerte-de-pedro...