Куваи и его жена

Книга для взрослых ::: Мифы индейцев Южной Америки


Внимание!
Данный материал предназначен для прочтения лицам старше 18 лет. Если Вы не достигли этого возраста, Вы должны немедленно покинуть эту страницу!


Женщин ещё не было, поэтому даже сам Куваи. Жил одиноко. Рядом с его домом росло лавровое дерево. Невысоко над землёй ствол раздваивался, и при порывах ветра две половины тёрлись одна о другую со скрипом. Этот звук вызывал у Куваи непонятное возбуждение, но прошло время, пока он понял: скрип стволов напоминал женский смех. Тогда, взяв топор, Куваи срубил дерево и вырезал куклу. Древесина лавра распространяла замечательный аромат, поэтому Куваи дал кукле имя Благоуханная.

Закончив работу, Куваи сообразил, что по прямому назначению фигуру пока использовать невозможно. Поэтому он застрелил обезьяну, отрезал хвост и стал вдавливать кончик между ног кукле. Хвост вошёл в древесину, будто в масло, и получилось отверстие подходящей формы и величины. После этого Куваи обкурил жену табаком, та ожила, и они счастливо соединились.

Обладая единственной женщиной, Куваи вызывал всеобщую зависть. Особенно переживали стервятники, решившие похитить Благоуханную. Чтобы осуществить свой замысел, они обратились к Куваи с просьбой устроить праздник. Тот согласился, не подозревая подвоха. Велел жене готовить пиво на большую компанию, а сам отправился в лес поискать что‑нибудь на закуску. Едва Куваи забрался на пальму срезать орехи, как увидел стервятников. Птицы тоже его увидели. Вождь стервятников гриф произнёс заклинание, и Куваи камнем полетел вниз. Однако он только сделал вид, будто разбился насмерть.

Сожрём труп потом, а сейчас быстро пить пиво! скомандовал гриф, и толпа гостей направилась к Благоуханной.

Женщина влюбилась в грифа с первого взгляда. Сосуды с пивом ходили по кругу, а она все танцевала с новым знакомцем. Между тем Куваи ожил, прикинулся старичком и явился на праздник. К дому он подошёл с задней стороны. Никем не замеченный, вдоволь понаблюдав за неверной женой, он пошёл обратно, лёг на тропу и насыпал сверху кончики листьев дерева кумаре, которые выглядят в точности как мушиные яйца. Поверх же всего положил волшебные листья пальмы, способные защитить от любого оружия.

Проспавшись, стервятники пошли искать труп. Вынули мачете и принялись крошить мясо, но их ножи отскакивали от Куваи, не оставляя даже царапин.

Что за дела, произнёс гриф, дайте‑ка я попробую!

Но не успел он по‑настоящему размахнуться, как Куваи вскочил и схватил грифа за ноги. Птицы захлопали крыльями, поднялись в воздух, а Куваи занялся тем, что стал выдёргивать стервятнику его маховые перья. Одно перо крепко сидело, и Куваи решил вырвать его зубами. Напрягшись и потянув, он почувствовал адскую боль первую зубную боль в мире.

Люди будут от неё умирать! радостно завопил стервятник.

Ещё чего, только болеть и страдать, возразил Куваи.

Как сказал, так и стало.

Вскоре Куваи надоело возиться с грифом. Он созвал всех людей и зверей, нескольких из них назначил сторожить пленника, а прочим велел рассесться в кружок и отвечать на вопросы.

Слушайте внимательно и отвечайте быстро: кто будет рожать сразу много детей?

Я! послышался хриплый ответ из заднего ряда.

Ты кто?

Собака.

Решено: собака станет производить на свет сразу много щенков, а женщина лишь одного ребёнка, заключил Куваи. Пошли дальше, продолжал он. Кто, постарев, сменит кожу и сделается вновь молодым?

На этот важнейший вопрос первой ответила дикая гуайява, под кроной которой состоялось собрание. С тех пор она периодически сбрасывает кору и знай растёт, а мы, состарившись, умираем.

Куваи задавал все новые вопросы, а тем временем люди, поставленные сторожить стервятника, изнывали от скуки. Гриф, перья которого отросли быстрее, чем ожидалось, увидел, что сторожа задремали, и скрылся. Немного отдохнув и оправившись окончательно, он проник в дом Куваи, посадил Благоуханную себе на спину и поднялся с нею в небо.

Вернувшись в пустой дом, Куваи сильно встревожился. Он бросился разыскивать жену по лесу, расспрашивать каждого встречного, но ничего не узнал. Наконец, на тихой речной протоке ему попалась на глаза водоплавающая птица, которую индейцы зовут змеешейкой. Она щипала траву и не сразу заметила подошедшего Куваи.

Ты зачем траву рвёшь? спросил тот из праздного любопытства.

Гриф гостей собирает, обещает пиво подать; надо же принести какой‑то подарок!

Куваи насторожился: он не знал никого, кроме пропавшей жены, кто бы умел варить пиво. Сообщённые змеешейкой приметы («красивая, благоуханная») укрепили Куваи в его подозрениях. Когда змеешейка предложила ему пару крыльев, он сразу же полетел вместе с нею на небо. Там Куваи прикинулся стариком. Начались танцы. Благоуханная выходила плясать исключительно с молодыми людьми и лишь по просьбе змеешейки снизошла до Куваи. Разумеется, она его не узнала. К вечеру все утомились и разошлись, однако Куваи попросил не выгонять его: мол, чувствует себя отвратительно, жар, лихорадка, нельзя ли отлежаться? Стервятники не возражали.

Наутро они отправились искать червей в туше дохлого тапира, или по их словам, «ловить рыбу в озере». Благоуханная принялась хлопотать по хозяйству, а старик вызвался ей помогать. Тут‑то оба и узнали друг друга: Куваи жену по тому, как ловко она приготовила лепёшки из маниока, а жена его по быстроте, с какой росла куча нарубленных дров. Женщина провела на небе больше года и уже успела народить детей от стервятников, однако больше года и успела народить детей от стервятников, однако Куваи велел ей все бросить: посадил себе на спину и спустил на землю. Пока летел, думал: нужна ли ему такая жена? От Благоуханной разило падалью, и сама мысль лечь с ней в один гамак вызывала тошноту. Приземлившись, Куваи, к счастью, встретил куницу, только что разорившую гнездо пчёл. Куница любезно поделилась награбленными сотами, Куваи натёр мёдом тело жены и неприятный запах исчез.

Приключение со стервятником не сделало Благоуханную целомудреннее. Скорее наоборот. Не прошло и недели, как женщина сбежала к селезню, обещавшему в обмен за любовь много рыбы. Куваи снова нашёл беглянку и вернул её. Однако, следующее приключение оказалось серьёзнее предыдущих. Любовником Благоуханной стал сам Кана‑кананьи, Хозяин Вод. Каждое утро женщина шла к реке, захватив с собой миску из тыквенной скорлупы. Перевернув её отверстием вниз, Благоуханная шлёпала миской по воде. На этот хлопающий звук выплывал Кана‑кананьи. Женщина садилась ему на спину, и любовники скрывались в глубине, где стоял просторный дом Хозяина Вод. Удовлетворив свои желания, Благоуханная выныривала на поверхность и возвращалась к мужу. Некоторые говорят, что Кана‑кананьи был крокодилом, другие что больше напоминал анаконду, а третьи что он гораздо страшнее обоих, однако женщину это не смущало. Она не пропускала дня без того, чтобы не провести пару часов в подводном жилище. Впрочем только там и можно было найти многие фрукты и клубни, ныне растущие на земле.

Куваи оставался бы ещё долго в неведении, если бы не двое птенцов какой‑то водяной птицы, с которыми он встретился на охоте. В ответ на насмешки и издевательские жесты Куваи догнал сорванцов и пригрозил поломать им стрелы, если не расскажут, на что они намекают. Таким вот образом ему стала известна история с Канакананьи. Утром Куваи незаметно увязался за женой, дошёл с ней до берега. Кана‑кананьи вылез из воды, а Куваи послал двух оводов ужалить его в тестикулы. Однако, получилась промашка: чудовище не обратило на укусы внимания. Куваи исправил ошибку, послав других оводов не жёлтых, а чёрных. Дикий рёв разнёсся над рекой. Крича от боли Хозяин Вод упал, подёргался и скончался.

Едва появилась первая пара оводов. Благоуханная почувствовала опасность и бросилась в лес. Куваи между тем вынул нож, отрезал Кана‑кананьи пенис, посыпал его перцем и солью, завернул в листья и понёс домой.

Ты смотри, какую личинку нашёл я в гнилом стволе! обратился муж к жене, протягивая ей пенис любовника.

Благоуханная схватила лакомство и начала, причмокивая, пожирать его. Куваи сделал вид, будто нечаянно оступился, и опрокинул единственный в доме кувшин, а жена, наглотавшись перца, стала искать, чем бы утолить жажду. Видя, что кувшин пуст, она бросилась к реке, наклонилась и принялась жадно пить. Тут подошёл Куваи и прибил её палкой. Тело свалилось в реку и превратилось в амазонского дельфина, на морде которого до сих пор видна вмятина от удара. Все нынешние дельфины дети Благоуханной. Иногда жена Куваи выходит на берег и принимает вновь облик женщины.

Когда случилась эта история, Благоуханная держала в руке горячую головню. Попав в воду, та превратилась в жалящего ската. А из брошенной в реку дубинки Куваи получился электрический угорь.