Легенда о водопаде Текендама

:::
Мифы и легенды
:::
чибча

Очень давно, когда люди мало чем отличались от дика­рей, на плоскогорье Богота появился один старец с очень длинной и густой бородой. Его звали то Бочикой, то Немке-теба, то Зухе. Именно он научил жителей Боготы всем ре­меслам и наукам.

Но он привел с собой и прекрасную Чиа (она же Юбе-кайгуайа или Хувтака). Была она настолько злой, что закол­довала реку Фунсу, которая вышла из берегов, затопив всю долину Боготы. Много тогда погибло людей. Спаслись лишь те, кто успел вскарабкаться на вершины соседних гор.

Тогда разгневанный Бочика прогнал Чиу с Земли, и она стала Луной, освещающей Землю по ночам.

Старец же не только одним ударом могучей руки рас­сек скалы и создал водопад Текендама, но и наладил лю­дям жизнь.

«...Он велел всем племенам снова спуститься в долину Боготы, построил им города и велел поклоняться Солнцу. Он дал им вождей и разделил между ними власть - жречес­кую и светскую. Сам же старец под именем Идаканса удалился в священную долину Ираки, близ Тунхи, и прожил там еще две тысячи лет жизнью праведника».

Большое почтение оказывалось также богу (богине?) Фуратене священного озера Гуатави­та в области Боготы. С этим круглым тихим озе­ром с зеркально гладкой поверхностью, располо­женным в лесной чаще, связаны две поэтические легенды. Одна, всемирно известная, вызвавшая бурю страстей и домыслов и повлекшая за собой цепь событий, знакома многим. Другую, более древнюю, послужившую основой Легенде об Эль­дорадо, знают единицы - о ней в первую оче­редь и пойдет речь.

Согласно этой легенде, давным-давно в окрестностях озера Гуатавита правил могучий и богатый муискский пра­витель. Изделия его золотых дел мастеров были известны далеко за пределами подвластных ему земель. Однажды главная жена правителя изменила ему. Разгневанный муж-рогоносец приказал умертвить ее любовника, а жену приго­ворил к позорному наказанию: заставил публично съесть гениталии прелюбодея. Оскорбленная его местью, не в си­лах вынести позора, она схватила в объятия свою малолет­нюю дочь, убежала к озеру и утопилась в холодных водах.

Узнав об этой трагедии, правитель приказал верховно­му жрецу, жившему на берегу озера, опуститься на дно, найти тела несчастных и с помощью магии вернуть их к жизни. Однако все оказалось напрасным: осветив дно факе­лами, жрец увидел, что жена правителя живет там в пре­красном дворце у дракона и не желает возвращаться. Пра­витель попросил жреца вернуть ему хотя бы дочь, но тот вы­плыл, неся мертвую девочку, - дракон выел у нее глаза, и пришлось ее возвратить назад.

«...Понял тут Гуатавита, что это воля змея, которого он чтил, и не посмел идти наперекор. Он велел колдуну броcить девочку обратно в озеро, сам же вернулся во дворец, скорбя о своей утрате, ибо он любил жену, несмотря на все горе, которое она ему причинила. Так бывшая жена правителя стала могущественной богиней, от которой зависела судьба местных индейцев.

И пошел слух о том по всей земле муисков. Со всех сторон стали стекаться к озеру бедные и обездоленные, ища помощи и спасения, ибо и подданные Гуатавиты, и люди из других земель, до которых дошла молва об этом, твердо ве­рили, что жена правителя им не откажет. Отовсюду шли сюда люди, неся свои дары, и бросали они их в воду, говоря при этом о своих желаниях. И пролегло вокруг озера много-много больших дорог и маленьких тропинок.

Говорят, что иногда жена Гуатавиты поднималась на­верх и являлась индейцам; многие даже будто бы видели ее (но, может быть, это был дьявол в ее образе): она была до пояса нагой, внизу же прикрыта юбкой из красной шерсти. Иногда она вещала будущее, и предсказания ее нередко сбывались: не раз она предсказывала засуху или мор, бо­лезнь или смерть правителей. Кончив свои пророчества, она вновь опускалась на дно, и индейцы твердо верили, что это жена их правителя Гуатавиты и что в ее власти подарить им счастье или обречь их на горе».

С тех пор каждый новый правитель Гуатавиты совершал в честь бывшей жены правителя, а те­перь - могущественной богини «золотое» жертво­приношение на озере Гуатавита. Это жертвоприно­шение происходило во время самой пышной цере­монии муисков - «коронации» нового правителя.

Благодаря рассказу одного из родственников последнего гуатавитского правителя, записанно­му испанским хронистом начала XVII в. Хуаном Родригесом Фрейле, мы располагаем описанием этой «золотой» церемонии на священном озере Гуатавита.

«Церемония состояла в том, что на этом озере строили большой плот из тростника, который богато украшали. На не­го ставили четыре жаровни, в которых сжигалось большое ко­личество моке - местного благовония, а также скипидара, сме­шанного с различными ароматическими веществами. <...>

По берегам озера скоплялись несметные толпы муж­чин и женщин в украшениях из перьев <...> и в золотых ко­ронах. Вокруг разводилось множество огней; и в то время, когда благовония начинали жечь на плоту, их сжигали и на берегу, причем в таком количестве, что дым нередко засти­лал дневной свет.

В этот момент наследника раздевали донага, намазы­вали клейкой землей и осыпали его золотым песком и золо­тым порошком так, что он оказывался полностью покрытым толстым слоем золота. Затем он вставал на плот, а у его ног складывали гору золота и изумрудов в дар боже­ству. Вместе с ним на плот всходили четверо его наиболее знатных подданных, украшенных перьями, золотыми коро­нами, браслетами, нагрудниками и серьгами, со своими соб­ственными подношениями богам.

Как только плот отплывал от берега, начинали звучать музыкальные инструменты и крики толпы заполняли доли­ны и горы. И этот шум продолжался до тех пор, пока плот не достигал середины озера, откуда с помощью флага подавал­ся сигнал к молчанию.

Индеец, покрытый золотом, совершал свое жертвопри­ношение, бросая в воду все имевшееся при нем золото с изу­мрудами и смывая его с себя, а его сопровождающие делали то же самое. Затем они опускали флаг, который был поднят все время, по­ка шло жертвоприношение. Тогда вновь начинались крики, музыка, танцы и пляски. Такова была церемония, во время которой наследник становился правителем».

Именно эта церемония легла в основу легенды об Эльдорадо (в переводе с испанского - золоченный, золотой), со временем обраставшей все новы­ми и новыми красочными описаниями и домыслами. Легенда будоражила умы алчных до золота искате­лей приключений еще многие столетия спустя, а ее название стало синонимом сказочного богатства. Сказка об Эльдорадо, одна из самых притягатель­ных на свете, оказалась также и одной из самых же­стоких, если вести счет жизням искателей золота и судьбам уничтоженных в погоне за сокровищами народов. Но это уже тема другого повествования... Культура муисков была быстро разгромлена завоевателями, а в XVIII веке исчез и язык этих индейцев. Большая часть мифологического насле­дия безвозвратно утрачена. Ясно одно: муиски не создали сколько-нибудь подробного мифа о сотво­рении мира. У них известны лишь два основопо­лагающих сюжета - о создании первых людей и восстановлении страны муисков после потопа. Последний дошел до нас в исторических сочине­ниях, написанных испанцами в XVII веке.

«...Богиня-прародительница, отождествлявшаяся с Луной, считалась хозяйкой вод и могла принимать образ змеи. Как-то она обратилась к людям с «проповедью, кото­рая отличалась лукавством и новизной», и стала учить ин­дейцев совсем иному, нежели бог Бочика. За это он переместил ее на небо, то есть сделал ночным светилом, а по другой вер­сии - превратил в ночную птицу, сову. Потерпев пораже­ние, богиня устроила потоп, но Бочика прорубил в скале вы­ход водам. Так образовался один из крупнейших в Колум­бии водопад Текендама...»

Хотя на северо-востоке Колумбии, в горном массиве Сьерра-Невада, до сих пор сохранились индейские племена, близкие по языку и культуре исчезнувшим муискам, но в остальном сведения об фольклоре и мифологии муисков весьма по­верхностны и фрагментарны.


Источник - «Мифы Центральной и Южной Америки», Я.Н. Нерсесов. Изд. АСТ; 2004