«РУБИТЕ ЖЕ ГОЛОВУ, СКОРЕЕ РУБИТЕ!»

Свет Яков Михайлович ::: Последний инка

В день святого Матвея, в субботу 21 сентября 1572 года, победители вступили в Куско.

Впереди знаменосцы несли боевые стяги, белые и красно-желтые, с зубчатой башней и поджарым львом – гербами Кастилии и Леона. За знаменосцами шло войско. Впереди на белоснежном арабском коне гарцевал разрушитель Виткоса – Абрието, за ним – капитаны Лойола, Сотело, Сьерра де Легисано, Паломино, Менесес, Перейра, за капитанами – конники в стальных кирасах, за конниками – пехотинцы в кожаных колетах, за пехотинцами – пленники в грязных лохмотьях. И в первом ряду – инка Тупак-Амару Первый.

У ворот Куско с него сняли ветхое рубище. Его нарядили в алый бархатный камзол с разрезными, подбитыми шелком рукавами. На плечи накинули красную мантию, голову увенчали пурпурным царским льяуту. На грязные, израненные ноги надели башмаки из мягкой альпаковой шерсти. Кузнец, он же палач, затянул на горле инки железный собачий ошейник, стреножил пленника железными путами и приковал его железной цепью к соседям по шествию.

Бархат и железо, царственное льяуту и собачий ошейник – так приказал нарядить инку его светлость вице-король.

«Я хочу, – сказал он, – чтобы все Куско видело испанское ожерелье на шее инки. Я хочу, чтобы все Куско знало: в Перу только один государь – его величество Филипп Второй».

Инку вели через весь город на Главную площадь, во дворец вице-короля. Вели по улицам древней тауантинсуйской столицы, распятой бородатыми дьяволами.

Несметная толпа запрудила улицы, до краев заполнила Главную площадь. Люди взбирались на крыши, на каменные ограды, гроздьями свисали с карнизов, теснились на балконах, втискивались в узкие проемы окон.

Люди молчали.

Молчали испанские поселенцы – это шествие внушало им не радость, а смутное беспокойство. Молчали индейцы, исконные жители Куско.

Над городом плыл густой медный звон. Звонили во всех церквах.

Инка шел, слегка прихрамывая. Он поддерживал плечом левого соседа – верховного военачальника Царства Солнца, Юлпу-Юпанки, тяжело раненного солдатами Лойолы.

Золотые подвески царского льяуту падали инке на лоб, они мешали ему, но руки его были в цепях, и он не мог сдвинуть в сторону эту назойливую бахрому.

Лицо его было бледно и спокойно.

Инку ввели во дворец. Он стоял перед вице-королем, опутанный цепями… Абрието густым басом рапортовал его светлости о великих победах:

– Мы выжгли осиное гнездо, мы одолели наглых и дерзких язычников. Пресвятая дева умиляется нашим победам, одержанным во славу господа нашего Иисуса Христа и короля нашего Филиппа Второго…

Тонкие склеротические пальцы его светлости перебирали золотые звенья цепи Золотого Руна – высшего ордена Испании. Чудо из чудес – вице-король улыбался. Щерились мелкие желтые зубы, слегка тряслась седая козлиная бородка.

– Долгие лета его величеству королю, слава достойному наместнику короля, его светлости дону Франсиско де Толедо…

Абрието закончил, и мгновенно вице-король окаменел.

– От имени короля благодарю вас, – тихо проговорил он. И, обращаясь к распорядителю триумфального шествия, добавил: – Инку в тюрьму.

Вице-король послал за доктором Габриелем Лоарте, главным судьей перуанского вице-королевства.

– Его величество, – сказал вице-король, – дал мне совершенно недвусмысленные указания. Его величество желает, чтобы инка Тупак-Амару был осужден. Осужден строго по закону.

Главный судья отвесил глубокий поклон королевскому портрету.

– Я понял вас, ваша светлость. Приговор мы вынесем в среду.

– Не спешите, сеньор Лоарте. Ведь инка пока еще язычник, а умереть он должен христианином. Потребуется неделя, чтобы ввести его в лоно нашей матери-церкви…

Габриель Лоарте знал, как старый тигр Писарро и старая лиса Вальверде расправились с Атауальпой. Точно такую же комедию легко можно было разыграть и с Тупаком-Амару. Не хватало иуды Фелипильо, казненного в свое время палачами Альмагро. Лоарте, однако, нашел мерзавца, который мало в чем уступал писарровско-му толмачу. То был метис Гонсало Хименес, сын испанского солдата и индианки, и ему Лоарте велел вести допрос пленников. На языке своей матери Хименес задавал им невинные вопросы, на языке своего отца он вписывал в протоколы «следствия» убийственные ответы. Несчастным пленникам приписаны были показания, которые обличали инку во всех смертных грехах.

Тупак-Амару оказался узурпатором, убийцей, осквернителем христианских храмов, клятвопреступником, вором (он-де утаил сокровища дома инков), а каждое из этих «преступлений» каралось жестокой смертью.

Лоарте, получив опросные листы, немедленно вынес инке приговор: всенародно обезглавить на площади.

В пятницу 3 октября он с этим приговором явился к его светлости.

Дон Франсиско прикоснулся к кончику пера.

– Тупое! Подать острое.

Он обмакнул перо в бронзовую чернильницу, сдул волосок и твердо, без росчерков поставил свою подпись.

В Куско давно уже не было публичных казней, о чем вице-король весьма сожалел. Сеньор Лоарте оправдал его надежды и в список смертников внес около двадцати имен.

Отсечения головы удостоился только инка. Остальные приговаривались к менее почетной казни: повесить за шею, пока не умрут.

Эшафот и виселицы поставили на Главной площади, против кафедрального собора.

После полудня 4 октября 1572 года Тупака-Амару вывели из темницы и одновременно доставили к месту выхода процессии осужденных на смерть соратников инки. Процессия должна были пройти через весь город.

На улицах теснилось еще больше народу, чем в день святого Матвея. На этот раз, как будто из-под земли, доносился до вице-королевского дворца глухой и грозный ропот. Поэтому сотня испанцев и четыреста вооруженных до зубов индейцев каньяри, злейших врагов инки, конвоировали процессию, поэтому на всех перекрестках стояли альгвасилы, поэтому площадь оцепили отряды копейщиков, поэтому поставили фальконеты у подъезда вице-королевского дворца.

Инка шел в сопровождении иезуита и доминиканца. Снова облачили его в царские одежды, снова увенчали пурпурным льяуту.

Герольд огласил приговор, перечислил «вины и преступления» осужденного. Иезуит доминиканец нашептывали ему на ухо какие-то елейные слова.

Инка молчал.

Вице-король затворился во дворце. Он никого не принимал. К нему прорвались добрые люди, возмущенные приговором.

На коленях они умоляли его светлость помиловать инку.

– Отправьте его в Испанию, вы не вправе судить его, – говорили они, – пусть король решает судьбу пленника.

– Приговор отмене не подлежит. – Так ответил вице-король. Он тут же отправил на Главную площадь гонца. – Ускорьте казнь. Ускорьте во что бы то ни стало.

В первую очередь казнили соратников инки. Не всех. Их пытали всю ночь напролет, и трое осужденных умерли по дороге к лобному месту. Двоих с трудом дотащили до виселиц, но они испустили дух еще до того, как палач накинул на них петлю. Повесили трупы, а затем вздернули живых.

Затем на высокий помост из грубых, неоструганных досок ввели инку. Палач-индеец из племени каньяри выхватил из-за пояса огромный нож.

И случилось диво дивное, говорит очевидец, огромная толпа индейцев, что теснилась на площади, испустила такой страшный и жалобный вопль, что казалось, будто пришел час страшного суда, и даже испанцы, все испанцы, которые были на этой площади, горько зарыдали.

Инка же, слыша и видя все это, оттолкнул палача и поднял правую руку.

Инка был спокоен, спокойнее всех, кто был на этой площади, и царственно горд. И это спокойствие, и эта гордость покорили всех, и очень тихо стало на площади, и все молчали, затаив дыхание, – и те, кто стоял у эшафота, и те, кто находился поодаль от места казни.

Тупак-Амару обратился к толпе с прощальной речью. Он говорил на рума-сими, языке своих предков и своих подданных, и каждое его слово доносилось до самых отдаленных уголков Перуанского вице-королевства.

Но ему не дали договорить. Гонец вице-короля врезался в толпу. Его конь мчался бешеным галопом, сбивая всех, кто стоял на пути. Размахивая длинным жезлом, он подскакал к эшафоту и крикнул:

– Немедленно рубите голову инке! Рубите же голову, скорее рубите! Так приказал вице-король.

Инка снова оттолкнул палача, стал на колени и положил голову на плаху.

Колокольный звон плыл над городом. Толпа молча расходилась. Тело инки доставили в дом его матери, голову водрузили на высоком шесте, в самом центре Главной площади.

Его светлость дон Франсиско де Толедо торжествовал. Инка казнен, инки больше нет, а в Куско все спокойно. Иначе и быть не могло. Ведь сделано было все, чтобы опорочить инку.

Все Куско знает – инка перед смертью был крещен, стало быть, он отступился от богов своей земли. О! Это был очень ловкий ход, именно так поступил в свое время старый тигр Писарро с инкой Атауальпой. И, кроме того, память инки опорочена позорной казнью. Голова инки выставлена на всеобщее обозрение. Это очень хорошо. Но тело надо торжественно похоронить по христианскому обряду. Голова – палачу, сердце – христианскому богу. Великолепная комедия, и его величество король – он улыбается еще реже, чем дон Франсиско, – покатываясь со смеху, будет читать подробное донесение о похоронах инки, а индейцы-язычники отступятся от своего вождя, погребенного не по обрядам древнего культа Солнца.

На следующий день после казни обезглавленное тело инки из дома его матери привезли в кафедральный собор. Заупокойную мессу служил сам епископ, на ней присутствовали все без изъятия монахи и священники Куско.

Преклонив колени на черную бархатную подушку, в черном камзоле и черной мантии, перебирая пальцами мелкие звенья цепи Золотого Руна, молился об убиенном инке его светлость вице-король…

Поздно вечером во дворец вице-короля ворвался капитан Сьерра де Легисано. Скрестив алебарды, стражники преградили вход в покои его светлости. Старый ветеран отбросил часовых и ворвался в вице-королевский кабинет.

Его светлость писал. Писал мелко и четко, без росчерков, на аккуратно нарезанных узких листках.

Он отложил перо и снял со свечи нагар.

– Я не принимаю в эти часы, капитан, – сказал он.

– Это вы… вы приказали… Позор!.. Иисус-Мария, какой позор! Голова… – Сьерра де Легисано задыхался, он не мог говорить, руки его дрожали, лицо налилось кровью.

– В чем дело, сеньор Сьерра, какая голова? Объяснитесь, прошу вас. – Вице-король налил воду в узкий граненый бокал. – Выпейте и успокойтесь… Вот так. Ну-с, я вас слушаю.

Старик жадно выпил воду и, глядя в глаза вице-королю, сказал:

– Вы опозорили Испанию, вы опозорили всех честных христиан. Ведь это по вашему приказу голова инки выставлена на площади. Полюбуйтесь на дело рук своих – теперь все Куско кричит, что вы негодяй, подлец и лицемер. Ну, да это и так ясно! Не в этом дело. Беда в другом. Знаете ли вы, что со всего Перу индейцы идут в Куско, чтобы поклониться отрубленной голове инки? Где ваши альгвасилы? Или они не осмеливаются донести вам, что этой голове перуанцы поклоняются, как святыне?

Вице-король побледнел как полотно.

– Благодарю вас, сеньор Сьерра, – сказал он. – Моя вина, моя ошибка. Голову я велю убрать.

Он хлопнул в ладоши. В кабинет вошли стражники.

– Проводите капитана!

Через час голову перенесли в собор и положили в гроб, где покоилось тело инки. Площадь оцепили, все ворота Куско наглухо заперли. На дорогах по приказу его светлости поставлены были рогатки, всех индейцев, идущих в Куско, хватали и силой возвращали восвояси.

Через год или два вице-король приказал тайно удавить метиса Гонсало Хименеса, того самого, который вел допрос инки.

Вице-король помянул раба божьего Гонсало в своих молитвах: «Иисусе сладчайший, не суди меня строго – этот грязный метис слишком много знал»,

В день казни инки близ Виткоса заложен был город Сан-Франсиско-де-Вилькапампа – испанская крепость на неиспанской земле. Именем вице-короля розданы были испанским поселенцам нового города все индейцы Вилькапампы. Осталось их немного – тысяч пять или шесть. Этих индейцев переселили на пригородные плантации.

Прошло сорок лет, и следа не осталось от Сан-Франсиско-де-Вилькапампы. Колонисты ушли в более приятные и гостеприимные места. В 1610 году всеми землями в окрестностях этого мертвого города владел плантатор Луис де Паломино. Триста подневольных индейцев разводили на его полях перуанский дурман, коку, и корзины с ней шли в Потоси на серебряные рудники.

Порядок наведен был в Вилькапампе…