Возвращение

Свет Яков Михайлович ::: Колумб

13 марта «Нинья» покинула Риштеллу и направилась на юг. На следующий день она обогнула мыс Сан-Висенти и вошла в кастильские воды. А день спустя, незадолго до полудня, Адмирал с утренним приливом миновал от­мель Сальтес и, поднявшись вверх по Рио-Тинто, привел корабль в Палос. Это был 225-й день беспримерного плавания. Пятница, 15 марта 1493 года.

С тем же приливом, но чуть позже в Палос пришла «Пинта». Она не погибла во время жестокой февраль­ской бури, она уцелела и в мартовский шторм. Мартин Алонсо Пинсон дошел до Кастилии раньше Адмирала, буря вынесла его не к Лиссабону, а к галисийской гава­ни Байоне близ города Виго. Он поспешил известить о своем возвращении королевскую чету (двор всю зиму и всю весну сидел в Барселоне), он просил аудиенции у Изабеллы и Фердинанда, но в этом ему было отказано. Королева и король желали получить отчет о плавании не от Мартина Алонсо Пинсона, а от главы экспедиции. Этот отказ был для Мартина Алонсо Пинсона ката­строфой. Приведя «Пинту» в Палос, он тайком сошел на берег, затворился в своем доме и умер недели три спустя.

Палое встречал Адмирала как героя, весь город стол­пился на берегу Рио-Тинто, в церкви святого Георгия и в Рабиде благодарственные мессы шли под перезвон колоколов.

Не обошлось и без ложки дегтя. В материалах тяж­бы Колумба есть свидетельство очевидца событий 15 мар­та. Он заявил: «Когда «Нинья» пришвартовалась к при­стани, на борт поднялись инквизиторы и потребовали, чтобы им предъявили списки команды. В списках чис­лились лишь правоверные католики, но инквизиторы заметили на палубе индейцев и готовы были приступить к дознанию. Тогда Адмирал принес одну из золотых масок касика Гуаканагари, перерубил ее пополам, и большую часть вручил инквизиторам, которые тут же покинули корабль» (56, VIII, 18).

От Палоса до Барселоны расстояние не малое, но курьеры их высочеств преодолевали его за пять-шесть дней. Связь между Адмиралом и королевской четой под­держивалась постоянно, и главе экспедиции велено было как можно скорее явиться ко двору. Побывав в Рабиде, Адмирал направился оттуда в Каталонию. Путь его ле­жал через Севилью и Кордову.

Ко двору он взял шестерых индейцев (в Кастилию доставлено было десять пленников, но четверо из них настолько были истомлены переходом через Атлантику, что их пришлось оставить в Севилье). Взял он и образ­цы заморских диковинок, и в том числе крикливых попугаев, для них были изготовлены специальные клетки.

В вербное воскресенье, 31 марта 1493 года, Адмирал со своей свитой прибыл в Севилью и здесь провел всю пасхальную неделю. Тут он получил радостное для себя письмо от королевской четы, в котором Изабелла и Фердинанд горячо благодарили его за сообщение об от­крытиях «столь полезных и выгодных».