У берегов океана

Лиелайс Артур Карлович ::: Каравеллы выходят в океан

Нашествие арабов на Пиренейский полуостров.Начало расцвета Португалии.Великие торговые пути на Восток.Средневековое невежество.В страну золотаАфрику!

В юго-западной части Европы, там, где Гибралтарский пролив соединяет лазурные воды Средиземного моря с суровым Атлантическим океаном, греется в лучах южного солнца Пиренейский полуостров. На его широких плоскогорьях, в горах и долинах обитали в древности племена иберов и лузитан — предков нынешних португальцев и испанцев. Морские просторы издавна манили мореходов. Финикийцы, греки и карфагеняне, избороздив вдоль и поперек Средиземное море, основали на Пиренейском полуострове свои колонии. Железным маршем прошагали по этой земле легионы древнего Рима. Они принесли с собой рабство, романский язык и культуру. А затем могучий Рим рухнул под ударами варваров, началось великое переселение народов, и на полуостров двинулись дикие орды аланов и вандалов, за которыми последовали вестготы.

В VII веке с Аравийского полуострова во все стороны света ринулись конные армии арабов. Воинственные мусульмане, мечом прокладывая дорогу учению пророка Магомета, вскоре покорили всю Северную Африку. А уже в VIII веке волна завоевателей хлыостров, и он долгие столетия оставался под игом арабов (мавров). Непокоренные племена нашли себе пристанище в неприступных горах на севере и западе полуострова. Там они образовали мелкие независимые государства и пытались отразить наступление мавров.

Прошли века, и огромный арабский халифат стал постепенно распадаться, а мелкие государства на севере полуострова, наоборот, росли, крепли, объединялись и в свою очередь перешли в наступление. Началась реконкиста — отвоевание полуострова. Эта кровавая война христиан с мусульманами тянулась беспрестанно вплоть до XV века. Мусульманам приходилось отступать, оставляя область за областью. На Пиренейском полуострове в жестоких сражениях рождались два новых государства — Испания и Португалия.

Португальцы изгнали мавров в 1249 году — на два с половиной века раньше, чем испанцы, и основали государство с сильной королевской властью. Уже в XIV веке маленькая Португалия — страна пахарей, виноделов и пастухов — создала могучий флот.

Но в то время она находилась в стороне от больших, очень важных торговых путей, которыми владели ее могущественные соперники: на Северном и Балтийском морях хозяйничал Ганзейский союз, на Средиземном море и его побережье, помимо арабов, торговали купцы североитальянских городов, в первую очередь Венеции и Генуи, и каталонцы из Испании. Средиземное море соединяло Западную Европу с великими торговыми путями на Восток — в Индию, Среднюю Азию и далекий Китай.

С Востока поступали пряности — перец, гвоздика, корица, мускатный орех, кардамон, шафран, которые в Западной Европе ценились на вес золота и были доступны одним лишь богачам. Этим пряностям даже приписывалась чудотворная сила. Без них не обходилось ни одно пиршество, они придавали самой однообразной пище остроту, вкус и аромат.

В азиатских странах торговлю пряностями, драгоценными камнями, жемчугом, изделиями из золота и слоновой кости, шелком, парчой, гобеленами, коврами, оружием, фарфором, ароматическими веществами — ладаном, миррой — и другими драгоценными товарами монополизировали арабские купцы. Арабы завладели древними торговыми путями через Среднюю Азию и Аравийский полуостров. Бесконечным потоком шли товары: из Индии — морем, а из далекого Китая — владений великого хана — через всю Азию издревле известными караванными тропами — Великим шелковым путем. Караваны верблюдов медленно шагали по бескрайним степям и пустыням, преодолевали дикие, неприступные горы, пока не добирались до берегов Средиземного моря. Тут привезенные ими товары становились собственностью итальянских купцов, и генуэзские и венецианские парусники развозили их по всему побережью. Заморские товары, переходя из рук в руки, становились в стократ дороже. Торговля ими приносила баснословные барыши, и каждая страна стремилась захватить торговлю со странами Востока. Португалия не являлась исключением.

 

в древности весельные галеры бороздили воды Средиземного моря главным образом вдоль побережья.

 

Однако, хотя Португалия и превратилась в XV веке в могущественное государство, она не могла и мечтать о господстве на Средиземном море — слишком сильны были ее соперники. Естественно, что взоры португальских феодалов, жаждавших богатства и новых земель, обратились к западному побережью Африки. Возбуждая всеобщее любопытство, жадность и честолюбие, из уст в уста передавалась молва о таинственном материке, сказочно богатом золотым песком и слоновой костью, к тому же расположенном гораздо ближе к Португалии, чем далекая Индия. К ней еще надо было искать не захваченный конкурентами морской путь вокруг Африки.

Но бескрайний, неведомый океан страшил мореходов. До сих пор они на своих парусниках и галерах ходили лишь вдоль его берегов, не отваживаясь отправиться вдаль.

Что было ведомо людям средневековья о необозримых просторах океана, о форме и величине Земли?

Ведь уже Аристотель — один из величайших умов древней Греции — утверждал, что Земля — это шар. А греческий географ Эратосфен первый в мире, и до-вольно точно, определил длину земной окружности.

Однако в средние века эти и многие другие открытия античного мира, которые так пригодились бы мореплавателям и открывателям новых земель, оказались погребенными под сводами темных келий европейских монастырей, были утеряны и забыты. Просвещение заглохло, даже правители не умели ни читать, ни писать. Процветали суеверие, предрассудки, невежество. Бывало, что целые страны и народы с трепетом ожидали страшного суда.

Монахи и священники отвергли идею шарообразности Земли. В учении о Земле и Вселенной господствовали библейские представления. Так, например, монах Козьма Индикоплевст утверждал, будто Земля не шар, а четырехугольник, подобный ларю Моисея, и что эту четырехугольную Землю со всех сторон окружает океан, который вместе со своими четырьмя заливами — Среднеземным, Красным, Персидским и Каспийским морями — отделяет населенную людьми сушу от восточных стран, где расположен рай и берут начало четыре реки — Нил, Ганг, Тигр и Ефрат. Сверху Землю плотно прикрывает четырехугольный небесный свод. В верхней части его — царствие небесное. Там, вокруг высокой конусообразной горы, возвышающейся на севере, ангелы вращают небесные светила.

 

Морское чудовище увлекает корабль в пучину (по старинной гравюре).

 

Мрак невежества застилал людям взор, и им мерещились всякие чудища и привидения. Шла молва, будто за краем Земли обитают диковинные люди — об один глаз или об одну ногу, без носа или рта, с собачьей головой или лошадиными ногами. По ночам над океаном гаснут звезды, и суда в кромешной тьме сбиваются с пути, днем же под палящими лучами солнца вода в море закипает и становится тягучей, как смола. Моряков подстерегают огромные единороги, пронзающие зараз три корабля, из пучины поднимаются гигантские осьминоги, обхватывают длинными щупальцами судно и увлекают его в бездну.

Но шло время, и Европа понемногу освобождалась от невежества, пробуждалась от тяжкого сна. Этому в какой-то степени способствовали крестовые походы, организованные в XI—XIII веках Римской церковью для освобождения Палестины и «гроба господня» от неверных. Проходили они под эгидой распространения христианства, но их действительной целью было порабощение, ограбление народов Ближнего Востока и захват торговых путей. Эти закончившиеся бесславно походы значительно расширили кругозор европейцев, углубили их географические познания и вызвали тягу к путешествиям и поискам новых земель. Побывав в чужих странах, участники крестовых походов познакомились с мусульманской культурой и с удивлением обнаружили, что арабы сохранили научные богатства античного мира, знакомы с учениями древних философов, математиков и географов, хранят старинные рукописи, торгуют со странами Востока и совершают дальние путешествия.

Вскоре после этих походов в Европе наступила великая эпоха Возрождения, когда ожили античная наука и искусство, стала развиваться техника.

Преодолев страх перед неведомым океаном, европейцы отправились на поиски новых морских путей и уже в XIII—XIV веках открыли Канарские острова, которые приобрели потом большое значение для испанских мореплавателей как опорный пункт их походов за океан. Захватив эти острова, испанцы безжалостно уничтожили населявших их туземцев-гуанчей.

А Португалии широкие перспективы поисков новых стран и новых морских путей к богатому Востоку сулил только южный путь вдоль Африканского побережья. В начале XV века португальцы предприняли попытку завоевать северо-западную часть Африки — теперешнее Марокко. Один из военачальников, двадцатилетний принц Энрике, допрашивая пленных арабских купцов, узнал из их уст о богатой стране, расположенной за горами, к югу от великой пустыни Сахары. Купцы поведали принцу, что в пустыне имеются оазисы, населенные людьми, и что мавры посылают караваны через бесплодные пески, и они выходят к широкой реке, в страну, поросшую густыми зелеными лесами, и привозят оттуда золото и чернокожих рабов. По-видимому, решил Энрике, это и есть та сказочно богатая страна Офир, в которой по библейским преданиям царь Соломон добывал золото для Иерусалимского храма.

И молодой полководец возвратился из Марокко домой с твердой решимостью снарядить суда и направить их в разведку к западным берегам Африки, чтобы найти морской путь в эту обильную золотом страну, а затем и в страны Востока.

Король назначил Энрике магистром великого ордена Христа. Этот орден был основан для борьбы с неверными и за долгие века своего существования накопил несметные богатства, которые молодой магистр мог теперь использовать для осуществления своих замыслов.