О ГУБЕРНАТОРАХ И КАПИТАНАХ

Жозе ди Аншиета ::: Сообщение о Бразилии и ее капитаниях - 1584

Жозе ди Аншиета

СООБЩЕНИЕ О БРАЗИЛИИ И ЕЕ

КАПИТАНИЯХ – 1584 год[1]

JOSEPH DE ANCHIETA

INFORMAÇÃO DO BRASIL E DE SUAS CAPITANIAS – 1584

Cartas, Informações, Fragmentos Historicos e Sermões do Padre Joseph de Anchieta, S. J. (1554-1594). Cartas Jesuiticas III. Civilização Brasileira S. A., 1933.

 

Первыми Португальцами, что прибыли в Бразилию, были Педру Алвариш Кабрал  с некоторыми людьми в одном корабле[2], шедшем в Восточную Индию в год 1500-й, и он причалил в Порту-Сегуру[3], коему дал сие название потому, что нашел порт, называемый Санта-Круш, весьма надежным и добрым для судов. И вся провинция называлась вначале Санта-Круш; затем возобладало название Бразилия, по причине дерева, что в ней есть, каковое служит для краски.

Имеет же провинция Бразилия семь капитаний[4], именуемых, scilicet[5]: Пернамбуку Баия, Ильеус, Порту-Сегуру, Эспириту-Санту, Рио-де-Жанейро, Сан-Висенти. Хотя в Пернамбуку есть и иная [капитания], кою называют Тамаракá (Tamaracá), ныне она есть нечто незначительное и являет собою не более, нежели малый остров, на коем расположен малый поселок, хотя ее разграничение (repartição) и достигает 50 легуа[6], как и прочих[7]. Тем же образом имеется в Сан-Висенти другая [капитания], каковая есть иной остров, называемый Гуаибé (Guaibe)  или Санту-Амару[8], и имеет такое же разграничение легуа. Вначале она была заселена, со своим капитаном, жителями, и одним сахарным энженью[9], однако при постоянном натиске Тамойос (Tamoios), Индейцами Рио-де-Жанейро, она обезлюдела, и нет у нее отдельного правосудия, все вершится в Сан-Висенти[10]. В ней построил ныне Диогу Флориш ди Валдеш, генерал армады, кою Его Величество направил в Магелланов пролив, форт с людьми и артиллерией, ибо находится она по другую сторону Рио, каковая есть гавань Сан-Висенти, куда могут заходить большие суда (naus grossas). В сей гавани побывали в прошлом году 1583-м два английских галеона, кои хотели торговать с жителями, и, по прибытии трех судов оной армады, поврежденных бурями, отправили Англичане одно из них на дно, причинив смерть некоторым людям, и искали убежища[11].

Баия и Рио-де-Жанейро принадлежат Королю, города же и все прочие капитании принадлежат сеньориям и поселкам. От Пернамбуку, коя есть первая капитания, находящаяся на восьми градусах, до Сан-Висенти, коя есть последняя и находится в тропике Козерога почти на 24°, может быть 350 легуа по побережью, двигаясь с Севера на Юг, с Северо-востока на Юго-запад, и от Сан-Висенти до лагуны Патус, где берет начало народ Карижос (Carijós), каковые [Индейцы] всегда были в завоевании у Кастилии,  может быть 90 легуа в том же направлении.

Все эти язычники сего побережья, кои также распространяются на более чем 200 легуа по сертану[12], и сами Карижос, кои по сертану доходят до гор Перу, имеют один и тот же язык[13], что есть величайшее благо для их обращения. Между ними в дебрях есть различные народы иных варваров, разнообразнейших языков, каковых сии Индейцы называют Тапуйяс (Tapuias), что означает рабы, поскольку всех, кто не из их народа, держат за таковых и со всеми ведут войну. Этими Тапуйяс в древности было населено сие побережье, как утверждают Индейцы, и то доказывают многочисленные названия многих местностей, кои остались от их языков, каковые и доныне используются; однако [Тапуйяс] постепенно удалялись в дебри, и многие из них живут среди Индейцев побережья и сертана. Сии, хотя и имеют некое подобие алдей (aldeias)[14] и продовольственных плантаций, со всем тем суть [нечто] гораздо меньшее, нежели Индейцы, и главное в их жизни – это поддерживать себя охотою, и посему они имеют природу столь неусидчивую, что никогда не могут оставаться долгое время на одном месте, что есть основное препятствие для их обращения, ибо, alioquin[15], они суть люди с хорошими наклонностями, и многие их народы не едят человечьего мяса и выказывают себя большими друзьями Португальцев, говоря, что они их родичи, и посредством их [Португальцы] заключают мир с Индейцами, кои с ними [Тапуйяс] общаются и прежде были их [Португальцев] врагами. Только [Индейцы] одного народа из их числа, называемого Гуаймуре (Guaimuré), вначале бывшие друзьями Португальцев, суть ныне жесточайшие враги, постоянно бродят в дебрях и привели в отчаянное положение капитанию Порту-Сегуру и Ильеус и уже почти дошли до Баии[16].

О ГУБЕРНАТОРАХ И КАПИТАНАХ

Первым капитаном Баии и ее сеньории был Франсишку Перейра Котинью. Он вел войны с Индейцами, до тех пор, пока они не вынудили его вывести население (despovoar), и он укрылся в Порту-Сегуру. Когда же затем вернулся он в саму Баию, его, в конце концов, убили Индейцы[17].

В пору 1549 [года] прибыл Томе ди Соза, первый генерал-губернатор Бразилии, человек весьма богобоязненный и весьма справедливый в делах правосудия и преданный Обществу[18]. Он прибыл в то время, когда вся [сия] земля полна была дебрями и алдейями Индейцев; было, должно быть, шесть или семь человек Португальцев, со всех сторон окруженных противниками. Они высадились в Вила-Велья, где те люди пребывали в такой опасности, и водрузили крест на возвышенном и открытом месте. Сей [губернатор] построил город Баия [в том месте], где он находится ныне, и после стали возводиться церкви среди Индейцев, и имело место благоразумие, как он сохранял во все во время, что управлял.

В пору 1553 [года] прибыл второй губернатор дон Дуарти да Кошта[19]. В его время поднялись некоторые из алдей Индейцев, с коими он вел войну и вновь умиротворил [их], и в его время начали возводиться церкви среди Индейцев, и было положено более целенаправленное начало обращению[20].

В пору 1557 [года] прибыл третий губернатор Мен ди Са[21]. Сей подчинил почти всю Бразилию, имел войну с Индейцами с [реки] Парагуасу, пограничными с Баией и весьма могущественными, в каковой [войне] сжег у них 160 алдей, убив многих, большинство же покорив. Он усмирил [Индейцев] Ильеуса, кои пребывали в мятеже и уже разрушили множество фазенд, приведя капитанию в отчаянное положение. Над сими было много славных побед, до тех пор, пока не оказались покорены все соседние с Баией Индейцы от Камаму (Camamú) до Итапукуру (Itapucurú), что есть 40 легуа. Он подчинил [их] закону Божьему и собрал вместе, и приказал строить церкви, и таким образом необычайно возросло обращение, начатое во время дона Дуарти да Кошты.

В пору 1560 [года] он отправился в Рио-де-Жанейро и разрушил сильнейшую крепость Французов, кою они прежде возвели там на одном острове, с множеством артиллерии и людей, и с той поры и впредь лишились Французы надежды претворить в жизнь свои намерения, в кои входило утвердиться там и сделаться господами той земли, и оттуда ожидать судов из Индии, на высоте мыса Доброй Надежды или острова Святой Елены.

В пору 1566 [года] он снова вернулся в Рио-де-Жанейро, каковой начинал заселяться его племянником Эштасиу ди Са, и с его прибытием были разрушены две сильнейших алдейи, кои были пограничными, и все доверие Тамойос, и с сими победами начали заключать мир другие [Индейцы], что были рассеяны по всему Рио-де-Жанейро, и уступать свою землю, коею владели столько лет.

В год 1572-й он умер в Баие, и за 14 лет, что управлял Бразилией, он неизменно исповедовался и причащался в Обществе, и за четыре или пять лет до своей смерти он совершал сие каждые восемь дней, и в тот самый день, когда он умер, один из наших принял у него генеральную исповедь. Он читал Божественную Службу и во все дни недели, какие бы бури и дожди ни стояли, не переставал приходить в Коллегию[22], дабы слушать заутреннюю мессу. Он построил за свой счет церковь Коллегии, в каковой и был похоронен, и, кроме того, сделал ей дар из своих земель в Камаму, кои суть 12 квадратных легуа с 8 водами (aguas) для сахарных энженью[23].

Мена ди Са сменил Луиш ди Бриту ди Алмейда, что было в год 1573-й[24]. Сей никогда не дозволял творить значительных притеснений по отношению к алдейям новообращенных [Индейцев] (aldeias da doutrina), находящимся под началом Отцов, и не разрешал забирать из них некоторых Индейцев, там укрывавшихся, из тех, что Португальцы обманом приводили из сертана. В его время – и он отправился туда лично – была проведена война на реке Реал, где Отцы прежде возвели некоторые церкви, и в них было собрано много Индейцев, как будет пространно показано в бумаге[25], коя идет с настоящим.

В пору 1574 [года] прибыл д-р Антониу Салема[26] с юрисдикцией над всею Бразилией и с титулом генерал-губернатора капитаний юга, sc.: Эспириту-Санту, Рио-де-Жанейро и Сан-Висенти[27], при том приказал доброй памяти Король Д.[28] Себастьян, чтобы было поделено управление Бразилией на две части. Исполнив же свою службу согласно юрисдикции в некоторых частях побережья, он отправился на пребывание в Рио с оным титулом и полномочиями губернатора в отведенной ему по разделу части. В его время еще держались Тамойос с Кабу-Фриу, большого прибежища Французов, откуда они являлись совершать набеги в пределы самого Рио, вследствие чего было решено объявить им войну, и таким образом, при поддержке капитании Сан-Висенти, из коей прибыл капитан Жерониму Лейтан с большею частью Португальцев и многими Индейцами, христианами и язычниками, и с сею помощью [губернатор] претворил в жизнь предприятие и завершил разгром всего народа Тамойос, каковой все еще был весьма надменен и силен, имея много оружия Французов, шпаги, кинжалы, эспадроны, аркебузы и большие пушки (tiros grossos), и не осталось у него ни одной алдейи, кою бы [сей народ] не подчинил, вплоть до острова Санта-Ана, каковой есть предел сих [алдей], что есть где-то 30 легуа от Рио-де-Жанейро. Многих Индейцев убил [губернатор] в первой алдейе, коя была самою сильною, и после сего сдались ему прочие [Индейцы] почти без войны, из каковых многие собрались в алдейе индейцев-христиан, что ранее были его врагами, и крестились, и доныне живы некоторые [из них].

С сим известием пришли некоторые Тамойос из сертана, жители Параибы, дабы просить у него мира, и соединились с остальными. С сими победами оказалась вся та земля обезлюдевшей, а у Французов [был] отбит главный порт, что имели они для торговых сношений, каковой есть Кабу-Фриу. Завершил же Антониу Салема свое правление, когда прибыл губернатором Лоренсу да Вейга, и снова оказалось все побережье под [властью] одного генерал-губернатора, как прежде.

В начале года 1578-го прибыл губернатором Лоренсу да Вейга, каковой лично посетил алдейи новообращенных, находящиеся под началом Отцов, с большим удовольствием и слезами благочестия, видя проповеди, шествия, бичевания (diciplinas) и причастия у Индейцев, и мессы, служившиеся в [форме] песнопений с органом, с флейтами, детьми самих же Индейцев. Он покровительствовал христианству во всем, чем только мог, приказав отправиться в оные алдейи Христиан некоторым Индейцам, коих Португальцы обманом привели из сертана, и никогда не пожелал приказать передать их тем, кто притязал на них, как бы на сем не настаивали, и таким образом многие из них [Индейцев] умерли крещенными, а некоторые живы и доныне; и он всегда заботился о том, чтобы сохранить свободу всех Индейцев. Умер он в Баие в год 1581-й.

В год 1583-й прибыл губернатором Мануэл Телиш Баррету[29]. Да будет угодно Господу, чтобы много помогал он христианству и покровительствовал свободе Индейцев, как Король, Наш Господин, настоятельно ему предписывает[30].


[1] Опубликовано в “Revista do Instituto Historico”, VI, стр. 404-35, в соответствии с предоставленной Варнхагеном копией манускрипта, находящегося в Библиотеке Эворы, португальский язык и почерк которого принадлежали XVI веку. Капистрану ди Абреу, которому удалось достать более точную копию, вторично опубликовал ее в номере I Materiais e Achêgas para a História e Geografia do Brasil (Rio, Imprensas Nacional, 1886, стр. 1-30), приписав ее Аншиете. Это авторство, ранее уже предложенное Варнхагеном в первом издании História Geral и поддержанное Кандиду Мендисом ди Алмейдой в “Rev. do Inst. Hist.” (XLV, часть II, стр. 191-2), прежде всего следует, согласно Капистрану, из той скрупулезности, с которой «Сообщение» «повествует о Сан-Паулу, упоминая войну с Индейцами 1562 года, длившуюся только два дня, указывая на nescio quid с большею добродетелью, благочестием и любовью к Обществу, выделяющееся в этой земле, сообщая о перестройке церкви в Итанхаене и скале в Сан-Висенти, в которой видны следы людей». При сравнении этих подробностей с «краткой манерой, в которой оно рассказывает о Севере» следует вывод, что «автору был гораздо ближе Юг, чем Север», как это и было именно в случае Аншиеты, который до времени своего провинциалата бывал в Баие только дважды и короткое время. Имеется, кроме того, упоминание о «некоторых событиях, при которых он присутствовал и о которых сообщается, другие же известны только из его писем, как, например, основание Рио-де-Жанейро; захват при этом французского судна; история монахов в белых рясах; основание Сан-Паулу, окружающие его 12 первоначальных алдей и холод, от которого страдали первые поселенцы, столь живо описанный; неудачное путешествие отца Мануэла да Нобреги на реку Прата». Наконец, в «Сообщении» «не единожды проставлен год, в котором оно было написано — 1584», и оно упоминает о смерти отца Мануэла ди Пайвы в Эспириту-Санту 21 декабря того же года, откуда вывод, что оно было написано между 21 и 31 декабря 1584 года. Далее, пишет Капистрану, «благодаря Фернану Кардину (Narrativa epistolar, стр. 89-97) мы знаем, что в это время Аншиета находился в Рио-де-Жанейро, куда прибыл вместе с отцом Криштованом ди Говеа 20 декабря после путешествия с приключениями. Именно при виде мест, где разворачивалось так много важных событий, в которых он играл выдающуюся роль, его воспоминания ожили, и поэтому он пустился в столь любопытные подробности». Капистрану еще не было известно «Краткое повествование о вещах, имеющих отношение к Коллегиям и местопребываниям Общества в сей Бразильской провинции, в год 1584» (Breve narração das coisas relativas aos Colegios e residencias da Companhia nesta provincia Brasilica, no ano de 1584), опубликованное только в 1897 году «Анналами Национальной библиотеки» (“Anais da Bibliotéca Nacional”). Отсюда — единственное замечание, которое можно сделать к его основной аргументации. Поскольку этот документ, написанный в Баие 28 декабря 1584 года, доказывает, что Аншиета не находился в это время в Рио-де-Жанейро, — не означает ли это, что «Сообщение» датируется тем же самым днем? В ноябре судно визитадора* Криштована ди Говеа затратило семь дней на путешествие от Баии до Эспириту-Санту. Для того чтобы «Сообщение» могло быть датировано 28-м числом, было бы необходимо, чтобы судно, доставившее в Баию известие о смерти Мануэла ди Пайвы, пришедшейся на 21-е, отбыло бы в тот же самый день из Эспириту-Санту и также за неделю преодолело бы в обратном направлении 120 легуа пути. Более вероятно, однако, что упоминание о смерти Пайвы было добавлено впоследствии, уже в 1585 году, на что, по-видимому, указывают выражения, в которых о ней сообщается: «…отец Мануэл ди Пайва, скончавшийся в Эспириту-Санту 21 декабря 84-го», не так, как Аншиета пишет ниже; правильнее было бы «…21 декабря настоящего года 84-го».  — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS.  

* Визитадор (visitador) – ревизор (куратор). — Комм. перев. 

 

[2] Примечание Капистрану (Mat. e Ach., I): “Или же тринадцати, имена командующих которыми с небольшими различиями приводят Каштаньеда, Гашпар Корреа, Барруш и другие». — См. примечание Родолфу Гарсии к Варнхагену (Hist. Ger., 4a ed., I, стр. 85-6). — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS. 

[3] Porto Seguro – «Надежная Пристань». — Прим. перев.

[4] Капитания, капитанство (порт. capitania, от позднелат. capitaneus — военачальник), в период господства в Бразилии португальских колонизаторов (XVI — начало XIX вв.) сначала наследственное феодальное владение, затем административно-территориальная единица. В 1532-36 гг. территория Бразилии была разделена на 13 донатарий или наследственных капитаний, земли которых в качестве бенефициев от короля получили донатарии или капитаны (капитан-моры — см. примечание 37)  — выходцы из португальской феодальной знати. Однако не все из донатариев располагали достаточными ресурсами для создания колоний, так что на практике было создано только 7 наследственных капитаний. Капитаны не только получали доходы, но и располагали неограниченной военной и гражданской властью в пределах капитаний. Во 2-й пол. XVI в. капитаны лишились административной власти в результате централизации колониального управления и образования Бразильского генерал-губернаторства. Сама система наследственной власти была ликвидирована в 1759 г. с реформами маркиза ди Помбала, упразднившего должности 9 существовавших к тому времени феодальных донатариев, капитании превратились в административно-территориальные единицы вице-королевства Бразилии. Окончательно система капитаний была упразднена 28 февраля 1821 г., незадолго до провозглашения независимости страны. Капитании стали провинциями, территории некоторых вошли в состав вновь образованных провинций. — Прим. перев.   

[5] Именно (лат.). — Прим. перев.

[6] Легуа (лига) — старинная путевая мера длины, выражала расстояние, которое человек или лошадь могли преодолеть за час, реальное значение варьировалось в зависимости от эпохи, страны и региона (обычно составляло от 4 до 7 км). С XVI в. португальцы ввели в употребление т. н. надельную (шестерную) лигу (légua de sesmaria), равную 3 000 брас (морских саженей) или 6 600 м. Надельная лига использовалась в Бразилии до 1968 г.*, когда страна официально перешла на международную десятичную метрическую систему. — Прим. перев.

[7] Примечание Капистрану (l. c.): «То, что земли, полученные в дар Перу Лопишем, донатарием Капитаний Итамарака и Санту-Амару, составляли 86 легуа, доказывает д-р М. Лопиш Машаду в “Revista do Instituto Arqueologico e Geografico Pernambucano”, Recife, 1884, IV, стр. 107-26. — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS.

[8] Как показывает Эужениу ди Кастру, остров Санту-Амару стал «известен под этим именем в официальных документах только после 1545 года», и это был остров Солнца, у одного из пляжей которого стало на якорь судно Мартина Афонсу ди Созы 21 января 1532 года (Diario da Navegação de Pero Lopes de Sousa, Rio, 1927, I, стр. 337-8). Остров Гуаибе или Гуаимбе (Guaimbé) получил имя Санту-Амару от часовни, посвященной этому святому, которую возвел там капитан Жоржи Феррейра и другие «жители-принципалы» (“habitantes principais”) (frei Gaspar, Mem., 3ª ed., стр. 282). — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS.

[9] Энженью  (engenho) — небольшой сахарный завод вместе с плантацией сахарного тростника. Энженью возникли с самого начала колониального периода в Бразилии и были ориентированы на удовлетворение сахарного спроса в Европе. Типичный энженью представлял собой производственный комплекс, в который входили:  каза-ди-энженью или мойта (moita — собственно завод, включавший помещение с жерновами для отжима сахарного тростника, помещение для котлов и помещение для очистки), каза-гранди (дом хозяина)  и сензала (senzala помещения для рабов). Весь комплекс вместе с плантациями со временем получил название энженью-банге (engenho-banguê). Вплоть до середины XX века энженью являлись преобладающим типом сахарных предприятий, одной из опор бразильской экономики, особенно в штатах Пернамбуку, Рио-де-Жанейро, Алагоас и Сан-Паулу. Как историческое явление они исчезли с развитием сельского хозяйства и появлением современных заводов по производству сахара и спирта. — Прим. перев. 

[10] Первыми представителями власти на Санту-Амару были Гонсалу Афонсу, в должности овидора (ouvidor), и Криштован ди Агиар ди Алтеру, в должности наместника (loco-tenente), оба назначены в 1542 году донной Изабел ди Гамбоа, опекуншей донатария Перу Лопиша. После смерти последнего Жоржи Феррейра был назначен овидором и наместником, соединив таким образом две должности. В 1557 году его сменил Антониу Родригиш ди Алмейда. К этому времени остров был уже почти полностью покинут по причинам, которые приводит Аншиета. Только после заключения мира с Тамойос из Ипероига поселение Санту-Амару было возрождено. В 1578 году Лоренсу да Вейга, прокуратор* преемников третьего донатария Мартина Афонсу ди Созы, приказал овидору Сан-Висенти, чтобы он «получил сведения о делах, касающихся Капитании, от ее составных частей» (“tomasse conhecimento das causas respetivas á Capitania dos seus constituintes”) (frei Gaspar, o. c., стр. 277-93). Отсюда и причина того, что на Санту-Амару не было «отдельного правосудия» и все вершилось в Сан-Висенти, как говорит Аншиета. — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS.   

* Прокуратор (procurador) – уполномоченный, поверенный. — Прим. перев.

  

[11] Аншиета говорит здесь о пребывании Эдварда Фентона в Сантусе, куда тот прибыл с двумя боевыми галеонами 19 января 1583 года, и о сражении, в которое с ним вступил пять дней спустя Андреш Ижину (или Эгину), под командованием которого находились три судна из армады Диогу Флориша ди Валдеша. Именно Ижину приказал построить и снабдить гарнизоном «форт при заходе в гавань Сан-Висенти», строительство которого Валдеш приписал себе, чтобы компенсировать провал своей экспедиции в Магелланов пролив (Varnh., Hist. Ger, 4a ed., I, стр. 473-4, а также примечания Капистрану и Р. Гарсии). Строительство форта было закончено только в 1590 году (прим. Р. Гарсии к F. Cardim, Trat., стр. 413). — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS. 

[12] Сертан (sertão) — в Бразилии: дикая местность, удаленная от поселений и возделанных земель; лесные заросли в глубинных районах материка или вдали от побережья; внутренние засушливые районы. — Прим. перев.

[13] Имеется в виду ныне исчезнувший язык тупи (старый тупи, классический тупи, прибрежный тупи, варварский тупи, тупинамба, тупиникин, бразильский язык, язык побережья, язык моря, язык тупи, абаньенга), берущий свое начало от индейцев тупинамбас. Принадлежал к языковой группе тупи-гуарани. Грамматика языка тупи была изучена иезуитами (в первую очередь Жозе ди Аншиетой). От этого языка произошли два диалекта, считающиеся сегодня самостоятельными языками: лингуа жерал паулиста (lingua geral paulista – паулистский общий язык) и ньенгату (nheengatu – общий амазонский язык). — Прим. перев.

[14] Aldeia в переводе означает «деревня». Однако в данном контексте уместнее оставить это слово без перевода, поскольку в ходе завоевания и освоения Бразилии португальцами оно приобрело здесь совершенно определенный смысл: им стали обозначать исключительно селения индейских аборигенов. — Прим. перев. 

[15] Иначе, напротив (лат.). — Прим. перев.

[16] О Тапуйяс вообще см. Г. Соариша (o. c., стр. 315 и след.), и в частности об Айморес, Гандаву (Trat., стр. 32-3, и Hist., стр. 142-4) и Ф. Кардина (o. c., стр. 198-9). — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS.

 

[17] Франсишку Перейра Котинью уже находился в Баие 20 декабря 1536 года — дата грамоты о сешмарии* для Диогу Алвариша, скопированной Варнхагеном (o. c., I, стр. 249-51). В 1545 году, в обстановке враждебности со стороны колонистов и натиска со стороны тупинамбас, он укрылся в Порту-Сегуру, где находился более года. Был убит Индейцами Итапарики в конце 1546 или начале 1547 года, после кораблекрушения судна, на котором возвращался в Баию (Capistrano, Esclarecimentos, в Inf. e Frag. Hist., стр. 77-8, и примечания к Varnhagen, о. с., I, стр. 252 и 261-2). — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS.    

* Сешмария (sesmaria) – пустующая земля, предоставляемая португальской короной в качестве пожалования частным лицам (становившихся т. н. «сешмейруш» – sesmeiros) с целью освоения колониальной территории, стимулирования производства и возвращения доходов в королевскую казну. — Комм. перев.

[18] Здесь и далее имеется в виду Общество Иисуса, к которому принадлежал Аншиета. — Прим. перев.

[19] Примечание Капистрану (l. c.): «В коллекции Сан-Висенти, находящейся в рукописном виде в Лиссабоне, Лину д’Ассунсан обнаружил следующую неизданную запись: «Армада, в коей прибыл д. Дуарти. — В армаде, в коей прибыл д. Дуарти, шли (firam) четыре корабля (velas), scilicet: одно большое судно (náu) и три каравеллы, на коих плыли 260 человек, и есть еще в Бразилии два снаряженных корабля (navios armados), один тот, на котором плыл Епископ, а другой тот, на котором плыл Мануэл да Фонсека, и оба [корабля] везли 100 человек». — Именно с д. Дуарти да Коштой приехала иезуитская миссия, в состав которой входил Аншиета, прибывшая в Баию 13 июля 1553 года. — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS. 

   

[20] Во время правления д. Дуарти да Кошты среди Индейцев были возведены две церкви — Св. Себастьяна и Богоматери на Риу-Вермелью, обе позднее были разрушены (см. «Сообщение о первых алдейяментус»). — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS.

[21] Мен ди Са прибыл в Баию 28 декабря 1557 года (Капистрану, прим. к Varnh., o. c., I, стр. 378). — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS. 

[22] Иезуитские коллегии — учебные заведения, учрежденные и содержащиеся иезуитами и дающие, главным образом, среднее и высшее образование. Первоначальный замысел иезуитских коллегий состоял в том, чтобы дать особое образование лишь тем молодым людям, которые готовились вступить в Общество Иисуса, но очень скоро они были открыты для всех желающих. Иезуитские школы были разделены на низшие — коллегии (с 7-летним сроком обучения) и высшие — семинарии (с 6-летним сроком обучения). Преподаватели-иезуиты пользовались высокой репутацией, а иезуитские коллегии считались образцовыми учебными заведениями в Европе на протяжении нескольких столетий (XVII—XVIII вв.). Первая коллегия открылась в 1548 году, к концу жизни Игнатия де Лойолы (основателя Общества Иисуса) этих учебных заведений было уже несколько десятков, а в 1773 году, когда орден иезуитов был временно запрещен, их насчитывалось уже более 900. В настоящее время иезуитские школы и университеты существуют в большинстве стран мира, общее их число, по некоторым оценкам, составляет примерно 4 тысячи. — Прим. перев.

[23] Завещание Мена ди Са, который умер 2 марта 1572 года, было впервые опубликовано Р. Гарсией в примечании к Варнхагену (o. c., I, стр. 445-53). — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS.

[24] Советник Луиш ди Бриту ди Алмейда прибыл в Баию в мае 1573 года. — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS.

[25] На протяжении всего текста автор дважды ссылается на этот документ, который так и не был однозначно идентифицирован. Капистрану ди Абреу высказывал предположение, что речь идет о документе «Краткое историческое сообщение о миссиях Иезуитов в Бразилии» (Breve Notícia Histórica das missões dos Jesuitas em Brasil), название которого он изменил на «Сообщение о первых алдейяментус в Баие» (Informação dos primeiros aldeiamentos da Baía) как лучше всего отвечающее содержанию (это название сохранено также в CIFHS). Автором этого «Сообщения» предположительно также является Аншиета, и оно действительно является как бы дополнением к «Сообщению о Бразилии и ее Капитаниях» 1584 г. Впоследствии Капистрану ди Абреу отказался от своего мнения, заключив по некоторым косвенным данным, что «Сообщение о первых поселениях в Баие» относится к 1587-му, а не 1584 г. Тем не менее, А. ди Алкантара Машаду высказывается в пользу первоначального предположения Капистрану ди Абреу, защищая датировку документа 1584 годом и его непосредственную связь с «Сообщением о Бразилии и ее Капитаниях». — Прим. перев.

[26] Дезембаргадор* Антониу ди Салема с 1570 года находился в Пернамбуку, где получил назначение губернатором Капитаний Юга. — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS.

* Дезембаргадор (desembargador) – высший судейский чиновник (в Бразилии и Португалии). — Комм. перев.  

[27] Порту-Сегуру также составлял часть Капитаний Юга при правлении Салемы (Varnh., o. c., I, стр. 456-7). — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS.

[28] Традиционное португальское сокращение (на письме) титула «дон». — Прим. перев. 

[29] Мануэл Телиш Баррету прибыл в Баию 9 мая 1583 года. — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS.

[30] Так оно и произошло на самом деле, поскольку Варнхаген (o. c., I, стр. 496) приписывает «сообщениям и влиянию Телиша Баррету» «репрессивный закон о неволе Индейцев от 22 августа 1587 года». — Прим. А. ди Алкантара Машаду в CIFHS. 


* - Здесь, по всей вероятности, переводчик допустил опечатку. Большинство стран мира в XIX в. уже ввели метрическую систему, Бразилия не исключение. В таком случае должно быть не 1968 г, а 1868 г.