Потоп и сотворение рек и зверей

Сборник ::: Легенды и сказки индейцев Латинской Америки ::: Перевод с англ. В. Фихман

Давным-давно, в незапамятные времена случилось на земле великое наводнение. Погибло много людей. Всю землю затопила вода. Водой не была залита одна только высокая вершина горы Кринжижинбе. И вот люди из трех племен — каннганги, кайюрукре и каме — решили искать там спасения. Они пустились вплавь к этой вер­шине. Каждый из пловцов держал в зубах тлеющую го­ловешку, чтобы видно было, куда плыть. Но кайюрукре и каме вскоре выбились из сил и утонули: души их про­никли внутрь горы и поселились в ее недрах. Каингангам же и еще нескольким курутонам удалось добраться до вершины Кринжижинбе. Многие из них расположились но склонам горы, а те, кому не хватило там места, взо­брались на ветки деревьев. Несколько дней каинганги провели совсем без пищи, вода все не убывала, и они ожидали уже смерти, как вдруг услышали пение и уви­дели множество саракур [Саракура— водяная птица, крик которой, по верованиям индейцев, предвещает дождь], которые несли корзинки с землей. Землю эту они сыпали в воду, отчего вода понемногу отступала. Каинганги стали молить саракур, чтобы они поторопились, и птицы стали петь еще громче, чтобы ра­бота быстрее спорилась, и кликнули себе на помощь уток. И они сыпали землю до тех пор, пока не образовалась большая равнина; здесь каинганги и поселились. А те каинганги, что нашли себе убежище на деревьях, превра­тились в обезьян. Саракуры начали сыпать землю с той стороны горы, откуда восходит солнце. Вот почему все наши реки и ручейки текут на запад, где вливаются в реку Парану.

Когда великий потоп кончился, каинганги заняли зем­ли вблизи Серры до Map. Души кайюрукре и каме, посе­лившиеся во время потопа в горе, стали искать оттуда выход. Много они трудились, долго они искали, пока уда­лось им наконец выбраться из недр горы. Кайюрукре вышли с одной стороны горы, а каме — с другой. Первые прошли вдоль ручейка, где земля была ровной и гладкой. Вот почему у всех кайюрукре маленькие ноги. Каме же пробирались по каменистой почве, на пути их не было ни одного ручейка, так что даже воду для питья им приходи­лось просить у кайюрукре. Ноги у них были изранены и распухли. Поэтому у людей племени каме такие большие ноги.

В то самое время, как каме и кайюрукре искали выхо­да из горы, каинганги велели курутонам спуститься в долину и принести корзины и калебасы, которые они по­бросали в тех местах, когда спасались от наводнения. Курутоны повиновались, но они были очень ленивы и, спустившись в долину, не захотели больше карабкаться обратно в гору, а остались внизу. Вот почему, когда нам случается встретить курутонов, мы хватаем их, как бег­лых рабов: это те самые, что не вернулись тогда к каин­гангам.

Как только кайюрукре выбрались из горы, они в пер­вую же ночь разожгли костер; когда огонь в нем прогорел, шаман Кайюрукр смастерил из угля и золы ягуаров и сказал им: «Идите, живите в лесах и питайтесь зверями и людьми!» Ягуары, рыча, побежали в лес. Но шаман Кайюрукр потратил на ягуаров весь уголь, и тапиров ему пришлось уже лепить из одной золы. «Идите и питайтесь дичиной!» — приказал он им. Но шаман плохо слепил им уши, они не расслышали его слов и переспросили. А ша­ман в это время лепил уже другого зверя и в сердцах крикнул им: «Идите и питайтесь листвой и ветками». На этот раз тапиры расслышали и побежали выполнять его приказ. Вот почему тапиры питаются одной только лист­вой, ветвями и лесными плодами.

А шаман Кайюрукр продолжал между тем лепить но­вого зверя. Но уже занималась заря, а при дневном свете он терял свою колдовскую силу. Поэтому он не стал де­лать этому зверю ни зубов, ни языка, ни когтей, а только вложил ему второпях в рот тоненький прутик и сказал: «А ты будешь есть одних муравьев». Вот почему муравьед гак и остался незаконченным и выглядит так странно.

На следующую ночь шаман Кайюрукр слепил еще много разной живности; слепил он и добрых пчел. А ша­ман Каме в это время тоже мастерил зверей, но только других — таких, чтобы они могли побороть зверей Кайюрукра: он сделал пуму, ядовитых змей и злых ос.

Когда шаманы Кайюрукр и Каме создали зверей, они повели свои племена дальше — туда, где обитали каинганги. Но по пути им стало известно, что ягуары очень крово­жадны и пожирают много людей. И тогда они решили уничтожить ягуаров. Во время одной переправы через глубокую реку Кайюрукр и Каме перекинули через нее брев­но. Когда все перебрались, Кайюрукр приказал одному че­ловеку из племени каме остаться и подстеречь ягуаров.

— Как только они ступят на бревно, — сказал он ему, — столкни его с берега, чтобы они все попадали в воду и утонули.

Каме послушался. Он дождался, пока ягуары взошли на мост, и столкнул бревно. Многие ягуары захлебнулись и пошли ко дну; но некоторые успели выскочить на берег и крепко уцепились за землю когтями. Каме ничего не мог с ними поделать — так страшно они рычали и скалили зубы. Каме испугался и дал им уйти. С тех пор ягуары могут жить не только на земле, но и в воде.

Наконец индейцы дошли до большой равнины, где жили каинганги. Здесь они стали держать совет, как им женить своих детей. Сначала они переженили сыновей племени кайюрукре с дочерьми племени каме, а потом сыновей племени каме — с дочерьми кайюрукре. Но и после этого еще много молодых индейцев оставалось не­женатыми; тогда им позволили взять себе в жены дочерей каингангов. Вот почему кайюрукре, каме и каинганги со­стоят друг с другом в родстве и дружбе.