Гватемала: глобальный вызов со стороны преступности

Таракихи, июнь 2011 г. ::: Преступность в Гватемале

В 2007 году, по данным Организации Объединенных Наций и Всемирного банка, Гватемала заняла третье место по количеству убийств среди других стран. В период с 2000 по 2009 г. число убийств постоянно увеличивалось – в настоящее время, в Гватемале происходит втрое больше убийств чем в Мексике. По статистике, в 2009 году в Гватемале было убито больше гражданского населения, чем в том же году в Ираке.

Город Гватемала – городская преступность

Наибольшее количество преступлений совершается в городах, в частности, в столице Гватемалы, где происходит 41% от общего количества преступлений в стране. Город Гватемала разделен на 22 «зоны», согласно градостроительному плану известного гватемальского архитектора Рауля Агиляра Батреса. В семидесятых годах прошлого века город испытал большой приток индейского населения из регионов и наплыв иностранных переселенцев. Как большинство мегаполисов Центральной Америки, этот город постепенно расползается через свои прежние границы, увеличивая бедность, дорожные пробки и преступность. По статистике за 2010 год, в городе Гватемала за неделю происходило 55 убийств.

Зона 1 города Гватемала является историческим центром, и включает такие архитектурные сооружения как Национальный дворец культуры, Национальный конгресс, Библиотеку и Площадь Конституции. Как правило, исторический центр чаще всего посещается иностранными туристами, поэтому преступные элементы ориентируются прежде всего на них. Самые частые виды преступлений в Зоне 1 – это мелкое воровство, мошенничество с банкоматами, а иногда и убийства. Считается, что в дневное время эта зона относительно безопасна, зато в ночное время совершать прогулку по ночным улицам в этой зоне не рекомендуется. Тема насилия по отношению к туристам была раскрыта в Части II этого очерка.

Зона 9 является центром предпринимательства и считается наиболее благоприятной для прогулок и отдыха (не в последнюю очередь благодаря ощутимому присутствию полиции). Тем не менее, в Зонах 9, 10 и 11 тоже случаются происшествия – воровство, угон машин и карманные кражи. В апреле минувшего 2010 года, в большом и комфортабельном торговом центре Тикаль-Футура ничего не подозревавшие посетители оказались свидетелями перестрелки: полиция принимала в ней активное участие, эвакуируя покупателей в ходе операции по задержанию известного гватемальского наркобарона Мауро Саломона Рамиреса (о нем пойдет речь ниже). Многие из тех, кто побывал в городе Гватемала, считают, что ни один район этого города нельзя считать безопасным, тем более трущобы.

Гватемала

По некоторым официальным данным, более трети трущоб города Гватемала находятся под полным контролем организованных преступных группировок, к которым чаще всего присоединяется молодежь группы риска, не нашедшая для себя другого будущего. В условиях бедноты и безысходности молодежь является одновременно и жертвой преступности, и самими преступниками. Согласно опросам, наиболее посещаемые молодыми людьми места - спортивные площадки, зоны отдыха для молодежи – ассоциируются у подростков с деятельностью преступных групп. Преступность среди молодежи видится населением Гватемалы как одна из самых больных проблем страны. Городские молодежные группировки в Гватемале создаются не по территориальному признаку, но скорее, по принадлежности к той или иной влиятельной преступной группе, и очень часто этими группами являются так называемые «марас». «Марас» ответственны за 48% из общего количества преступлений в городе Гватемала.

ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ

Организованная преступность - одна из главных проблем Центральной Америки.

Мара Сальватруча – Сальвадорские банды

Мара Сальватруча, Гватемала

Организованные бандитские группировки в Гватемале – это, в основном, МS-18 и MS-13, которые являются враждующими между собой подразделениями хорошо известной в Латинской Америке бандитской мафии «Мара Сальватруча» (название “Mara Salvatrucha” не может быть этимологически точно определено), называемые просто “maras” или “mareros”. Как правило, «Марерос» активнее действуют в городских условиях, чем в сельской местности. Первым характерным признаком «марерос» является обилие татуировки по всему телу, а также особый язык жестов, который позволяет передавать информацию без слов. «Марерос» имеют дурную славу за чрезмерную жестокость, брутальные методы убийств и особый кодекс «чести», включающий обязательную месть обидчику. Иногда члены банды носят при себе мачете – традиционное орудие труда для уборки сахарного тростника. Процедура инициации, или посвящения в банду осуществляется методом жестокого избиения новичка. «Марерос» состоят не только из мужчин, но также из молодых женщин и девушек, которые действуют даже с большей жестокостью, чем мужчины. По подсчетам властей, в Гватемале находится примерно 12.000 членов организованных банд Мара Сальватруча.

«Мара Сальватруча» появилась в восьмидесятых годах прошлого века в Лос-Анджелесе, где осели выходцы из Сальвадора, которые эмигрировали из своей страны, спасаясь от гражданской войны. Первоначально, организованная группировка занималась защитой сальвадорских эмигрантов от враждебно настроенной мексиканской диаспоры и афроамериканских банд. Многие «марерос» из первоначально созданной банды MS-13 прошли военную подготовку в вооруженных конфликтах на территории Латинской Америки, а затем обучили этим навыкам своих подельников. Помимо этого, латиноамериканские «марерос» позаимствовали организационный опыт создания бандитских группировок у крупных американских уличных банд, таких как Crips и Bloods (любопытно отметить, что имеются сведения от американских военных о том, что члены банд Crips и Bloods присутствуют среди персонала военных баз США).

Когда стали затихать военные конфликты в Центральной Америке, то многие члены «Мара Сальватруча» были депортированы американскими властями обратно на родину, что дало толчок к появлению организованной сети этих банд на территории Сальвадора, Гондураса и Гватемалы. Именно тогда стала развиваться, вступать в силу и враждовать с первоначальной организацией новая группировка MS-18, которая, по утверждению первых членов организации Мара Сальватруча, не имеет право называться именем «марерос».

Депортация «марерос» из США была взаимовыгодным актом - США избавлялись от бандитов-иммигрантов, а бандиты-иммигранты, в свою очередь, смогли избежать наказания за преступления, совершенные в Штатах и получить убежище в дружеских группировках на территории Центральной Америки. В период с 2000 по 2009 год, по сообщениям американских властей, из США было выдворено около 105.489 преступников, из которых приблизительно 27% имели гватемальское происхождение. Согласно отчету Департамента внутренней безопасности США (A US Homeland Security Report) опубликованному в августе 2010 года, более 29 тысяч гватемальцев, выдворенных из Штатов в предыдущем отчетном году, имели криминальное прошлое. Постоянно увеличивающийся уровень преступности в Латинской Америке не в последнюю очередь вызван именно присутствием на ее территории организованных банд из США, ответственных за вооруженные нападения, ограбления, убийства, похищения людей, торговлю наркотиками, трафиком людей и проституцию.

Самые большие подразделения «Мара Сальватруча» – МS-18 - присутствуют на территории Гондураса, Никарагуа, Сальвадора, Мексики и Гватемалы. В настоящее время не имеется точных и объективных данных о численности и динамике роста этой структуры, однако многие исследователи приходят к единому выводу о том, что за последние годы численность и организационная структура «Мара Сальватруча» значительно выросли, и сейчас эта преступная группировка является главной движущей силой организованной преступности Центральной Америки, одновременно увеличивая свое присутствие в преступном мире США и Канады. Хорошо развитые региональные сети позволяют беспрепятственно передавать криминальный опыт и различные виды оружия, что способствует возникновению и развитию «дочерних» группировок и повышению криминогенной ситуации в регионах.

Как правило, у «марерос» нет политических лозунгов - «марерос» более озабочены защитой своей собственной зоны влияния (преимущественно, городской), и утверждением там своей власти – основными видами преступной деятельности «марерос» является уличный рэкет, вымогательство, торговля оружием, и проституция. Главными принципами жизни банд является поддержание законов бандитского «братства» («братаны» из Мара Сальватруча называют друг друга «hommies», или «jomis») и соперничество с другими бандами. В Гватемале «марас» орудуют почти безнаказанно, и даже убивают судей, которые ведут дела против высокопоставленных членов группировки. С организационной точки зрения, «Мара» имеет некоторое сходство с полувоенными организациями, и крепко держат контроль над своей территорией – на «освоенной» земле бандиты занимаются вымогательством денег у мелких предпринимателей, домовладельцев и автовладельцев, студентов и водителей автобусов, которые имеют несчастье проживать или нечаянно зайти в оккупированный преступной мафией район. Со своей стороны, местное население и даже сами представители силовых структур, в отсутствие эффективного механизма судопроизводства, нередко прибегают к прямому суду Линча над пойманными или выявленными бандитами, таким образом выполняя «социальную зачистку» пораженных преступностью жилых районов.

В отличие от уличных банд MS-18, руководители «Мара Сальватруча», с виду являются вполне респектабельными людьми. По словам одного гватемальского полицейского, который просил сохранить анонимность, «членов Мара Сальватруча вряд ли можно отличить от других людей, так как они не привлекают к себе внимания и одеваются обычным образом. Руководители Мара Сальватруча имеют автомашины последних моделей, документы у них в порядке и они не носят при себе оружия. Они занимаются трафиком людей, оружия и наркотиков, и руководят похищениями. Зато простых уличных «марас» легко распознать по обилию татуировки, и они ассоциируются с мелкой уличной преступностью».

Несмотря на отсутствие политического контекста в деятельности «Мара Сальватруча», некоторые официальные политические круги в Центральной Америке уже проявляют заинтересованность в том, чтобы использовать местных «марас» для запугивания своих политических противников. Кроме того, после террористического акта 11 сентября 2001 года, спецслужбы США стали проверять наличие возможных связей между Аль-Каидой и Мара Сальватруча (а именно, MS-13), которые предположительно осуществляли трафик оружия для террористов. Очень часто члены Мара Сальватруча сотрудничают с крупными наркокартелями, которые нанимают «марерос» за исключительно жестокие методы совершения преступлений.

Наркоторговля

За последние годы наркоторговля стала значительным агентом влияния на теневом рынке американского континента. Соединенные Штаты по-прежнему остаются главным пунктом назначения для кокаина, произведенного в Южной Америке, а Мексика по-прежнему служит перевалочной базой на этом маршруте. Однако, на пути между Мексикой и Южной Америкой уже многое изменилось - в активную цепочку нелегального наркотрафика активно включилась Гватемала. Благоприятное географическое положение Гватемалы – между Карибским и тихоокеанским побережьем – создает идеальные условия для транспортировки по суше и морю нелегальных грузов. Помимо кокаина, выращенного в Южной Америке, этот транзит также включает синтетически произведенные наркотики (метамфетамин и псевдоэфедрин).

Гватемала является одним из беднейших государств американского континента, где в последние годы резко увеличился уровень преступности. Правительство Гватемалы часто обвиняют в некомпетентности и неумении справиться с волной насилия в стране. В силовых структурах Гватемалы часто происходят кадровые перестановки в высшем и среднем звене, что негативно влияет на процесс принятия важных решений в сфере безопасности. Посреди хаоса и беззакония наркоторговцы чувствуют себя как рыба в воде, и успешно способствуют коррупции государственного аппарата. Помимо местных «марерос», которые занимаются наркоторговлей, на территории Гватемалы присутствуют иностранные наркокартели - например, так сложилось исторически, что колумбийские наркодельцы чувствуют себя в Гватемале весьма комфортно, и не считают себя гостями.

Резкий рост незаконного оборота кокаина и сопутствующий рост преступности были вызваны недавним вторжением в Гватемалу крупнейших мексиканских наркокартелей – Синалоа (Sinaloa), Лос-Сетас (Los Zetas), и Гольфо (El Golfo), которые постепенно внедряются на гватемальскую территорию и начинают сотрудничать с местными наркоторговцами, или меряться властью и силой со своими соперниками. Помимо традиционных наркотиков растительного происхождения, через Центральную Америку переправляются миллионы таблеток синтетических наркотиков. За период с января по август 2010 г. году властями было задержано около полутора миллионов таблеток псевдоэфедрина общей стоимостью 2.4 миллиона долларов. Согласно подсчетам соответствующих органов Гватемалы, после завершения цикла производства метамфетамина, стоимость каждой таблетки составляет около двухсот кецалей (примерно 25 долларов США). Стоимость этих таблеток показывает, что они производятся не для внутреннего рынка, а нацелены на «потребительский» рынок Мексики, США и Европы. По данным Администрации США по контролю за соблюдением законов о наркотиках (DEA) за 2008 год, транзитом метамфетамина через территорию Гватемалы и его сбытом на территории США занимался картель Гольфо. В 2010 году произошел раскол между картелями Гольфо и Сетас, и Сетас начали активную борьбу за вытеснение картеля Гольфо с «освоенных» им территорий в Гватемале, и перехватили часть трафика псевдоэфедрина.

Предположительно, упомянутая выше резня невинных крестьян в Касерио-ла-Бомба, которая произошла в мае 2011 года, явилась следствием передела сфер влияния между картелями Сетас и Гольфо.

Война с наркокартелями, которая с 2006 года постоянно идет на севере Мексики, заставила наиболее активных «Сетас» переместиться в другие регионы и искать другие страны для совершения преступной деятельности. Министр внутренних дел Гватемалы Карлос Менокаль (Carlos Menocal) заявил, что в последние два года картель Сетас агрессивно внедряется на гватемальскую территорию, особенно на севере страны, - там мексиканские «Сетас» имеют свои собственные аэродромы и склады в джунглях.

«Сетас» чувствуют себя настолько уверенно на территории Гватемалы, что даже осмеливаются угрожать ее президенту. С тех пор как правительство Гватемалы арестовало Даниэля Перес-Рохаса, второе лицо в «Сетас», президент Гватемалы Áльваро Колом стал получать угрозы расправы, а адвокат Рохаса угрожал журналистам, которые писали об этом событии.

«Одна из главных задач правительства сейчас – отвоевать территорию у мексиканских картелей», - сказал К.Менокаль. «Это война, и чтобы побороть преступность, нам следует увеличить военное присутствие в этих районах».

В маршрутах переправки наркотиков за последние годы тоже произошли изменения. Согласно докладу американского Центра разведывательной информации о торговле наркотиками (U.S. National Drug Intelligence Center), в 2007 году только 1% от 600-700 тонн кокаина, отправленного из Южной Америки в США, прошли сухопутным транзитом через Центральную Америку - весь остальной груз был отправлен морскими путями через Карибы в Мексику, а оттуда в США. Однако, в последние годы ситуация резко изменилась – в настоящее время через дороги Гватемалы переправляется уже около 300-400 тонн наркотиков ежегодно. Как правило, наркотики переправляются в багажных отделениях туристических автобусов и скрытых тайниках трейлеров, направляющихся по Пан-американскому шоссе из Колумбии в Гватемалу.

Монстры, созданные США

Мексиканский картель «Лос-Сетас» особенно «преуспел» в Гватемале благодаря своим связям с «коричневыми беретами» - «каибилес» (Kaibiles), которые являются особым армейским подразделением Гватемалы. Каким образом мексиканские «картелерос» установили связи с гватемальскими военными?

Каибилес – гватемальские коммандос – были сформированы в семидесятых годах правительством Гватемалы для проведения военных действий в джунглях и подавления повстанческих выступлений. Свое название Каибилес ведут от поселка Каибиль (Kaibil) в западном высокогорье Гватемалы, где располагался Центр по обучению особым операциям, который иногда называют «адский Каибиль». Любопытно отметить, что само название поселка Kaibil имеет корни в языке индейцев-мам (одной из народностей майя), и носит имя индейского героя Каибиль-Балама (Kayb'il B'alam), который на заре Конкисты в шестнадцатом веке успешно сражался против испанского конкистадора Гонсало де Альварадо, став национальным индейским героем Гватемалы. Вот так, к сожалению, имя индейского народного героя теперь служит синонимом безжалостных палачей, убивающих самых обездоленных и беззащитных.

Каибилес также были замечены в некоторых военных операциях на территории соседней Мексики в качестве наемников – напомним, что в 1994 году на юге Мексики произошло крупное восстание местных индейцев-сапатистов. С самого начала восстания, правительство Гватемалы предложило Мексике своих коммандос – специально обученных боевиков, которые владели тактикой войны в горах и джунглях и имели обширный опыт подавления повстанческих движений во время гражданской войны в Гватемале. Гватемальские Каибилес также проводили особое обучение мексиканских боевиков, которые служили инструкторами для так называемых «Белых гвардий» на службе у богатых латифундистов южной Мексике, и в 1997 году руководили резней в мирном поселке Актеаль в южномексиканском штате Чиапас, где были зверски зарезаны более 40 женщин-индеанок и детей: убийцы даже вырезали плод у беременных женщин, оставляя их умирать около дощатой церкви поселка. Этот кровавый ритуал, по заявлению индейцев-сапатистов Чиапаса, является характерным почерком «каибилес».

С другой стороны, мексиканский картель «Сетас» был образован из офицеров и военнослужащих элитных десантных войск мексиканской армии – Особого военно-воздушного подразделения (Grupo Aeromóvil de Fuerzas Especiales). В конце девяностых, ведомый корыстными побуждениями целый отряд офицеров подразделения «Сетас» дезертировал из правительственной армии Мексики и перешел на службу к преступному картелю Гольфо (El Golfo), таким образом, сформировав профессиональную армию на службе у наркоторговцев.

Специально обученные офицеры Сетас, еще будучи в составе мексиканской армии, в свое время прошли подготовку в печально знаменитой «Школе Америк», ныне называемой «Институт сотрудничества по вопросам безопасности Западного полушария» (The Western Hemisphere Institute for Security Cooperation (WHISC или WHINSEC)). В «Школе Америк» под руководством международных инструкторов элитные подразделения из Латинской Америки проходят подготовку по борьбе с повстанческими отрядами, подавлению социальных волнений и запугиванию местного населения – проще говоря, там обучают как казнить и пытать людей. Именно Сетас обвиняются в том, что во время борьбы с наркопреступностью в приграничном мексиканском городе Сьюдад-Хуарес они жестоко расправлялись с местным населением, включая убийство женщин. Гватемальские «Каибилес» тоже обучались в «Школе Америк», и именно там были установлены первые близкие связи между офицерами родственных служб. Как Сетас, так и Каибилес служили наемниками в наземных операциях в Ираке, а Каибилес также служили в миротворческом корпусе ООН в республике Конго. Знаменательно, что обе элитные военные силы одновременно находятся на службе у наркодельцов.

В апреле месяце 2011 г. на одной из пресс-конференций, заместитель Министра безопасности Гватемалы Марио Кастаньеда сообщил, что правительству стало известно о тесном сотрудничестве Сетас и Каибилес: они совместно проходят боевую подготовку на территории Гватемалы. Замминистра также заметил, что правительство расследует по меньшей мере 3 случая крупных краж оружия и боеприпасов с военных складов, и причастность к этим преступлениям гватемальских военных, которые могут иметь связи с мексиканскими наркокартелями.

Президент Гватемалы Альваро Колом не исключил возможности, что недавняя резня невинных крестьян в Касерио-ла-Бомба 15 мая сего года тоже явилась свидетельством почерка Каибилес, которые, в свое время научили мексиканских «картелерос» практике обезглавливания жертв. Подготовка мексиканских «Сетас» в центре обучения Каибиль, упомянутом выше, является частью «бизнеса» гватемальской армии – там гватемальские военные легально обучают своих и иностранных наемников по так называемому «курсу каибиль», который стал хорошо известен за рубежом. Постоянными «клиентами» этого курса являются латиноамериканские боевики, мексиканские военные и даже клиенты из-за океана, в частности из Тайваня. Таким образом, на деньги гватемальских налогоплательщиков, подавляющее большинство которых живут за чертой бедности, проходят обучение члены преступных картелей, которые затем возвращаются в страну, чтобы убивать ее жителей и сеять страх и преступность в ее городах и поселках. Как горько заметила Идувина Эрнандес, преподаватель журналистики Университета Рафаэля Ландивара и гватемальская правозащитница, «Вскормишь Каибилес – а вырастут Лос-Сетас».

Местные преступные кланы

Иногда рост уровня преступности в Гватемале объясняется непосредственным соседством с Мексикой, где давно ведется отчаянная борьба с местными наркокартелями. Однако, подобный взгляд не учитывает самой природы организованной преступности в Гватемале, предпочитая возлагать вину только на присутствие иностранных преступных элементов. Как показывает мировой опыт, преступная организация не может развиваться в неблагоприятной среде, и всегда опирается на местные условия и местную преступность. Как в Мексике, так и в Гватемале, местные криминальные круги исторически были связаны с региональными властями. После окончания гражданской войны в 1996 году, гватемальские криминальные структуры были тесно связаны с армейскими элитами, а впоследствии стали искать союза с коррумпированными офицерами полиции. Даже если бы мексиканские картели не стали вторгаться на гватемальскую территорию, то местные криминальные элементы продолжали бы развивать свою собственную организацию в условиях меняющейся динамики взаимоотношений между гражданским обществом и тяжелым наследием вооруженного конфликта, который и послужил предпосылкой для резкого роста преступности в стране. Многие тяжелые преступления, такие как вымогательство, похищения людей, угон машин, нелегальная иммиграция, переправка через границу оружия и наркотиков по-прежнему совершаются местными криминальными элементами. По сведениям Министерства внутренних дел Гватемалы, в 2010 году в Гватемале находились около 800 членов картеля «Сетас», треть из которых была мексиканцами, а остальные – гватемальцы.

В Гватемале имеются несколько преступных семейных кланов – семья Лоренсана (Lorenzana), клан Мендоса (Mendoza) и клан Леон (León). Семья Лоренсана, или как ее называли – «империя Лоренсана» долгое время безнаказанно действовала на востоке Гватемалы и превратилась в крупное преступное «предприятие». Лоренсана получали большие партии наркотиков от колумбийских производителей, а затем переправляли их наркоторговцам в Мексику и США. Вальдемар Лоренсана Лима по прозвищу «Патриарх», находящийся в розыске в США и Гватемале, в апреле текущего года был арестован гватемальской полицией по обвинению в пособничестве наркотрафику. В поимке Вальдемара Лоренсаны главную роль сыграло давление со стороны американских официальных кругов - Лоренсана был объявлен в розыск на территории США, а его американские счета заморожены. По мнению журналистов, сами гватемальские властные структуры «не имеют достаточно воли» к прекращению преступной деятельности этой семьи: доказательством тому служит единичное задержание Вальдемара Лоренсаны в 2008 году за хранение автомата Калашникова – семидесятилетний Лоренсана был взят под стражу, но тут же выпущен на свободу, и с тех пор беспрепятственно занимался преступной деятельностью. По сообщениям гватемальской газеты Prensa Libre, в июле 2009 года агенты DEA пытались провести операцию по поимке Лоренсаны в городе Ла-Реформа на тихоокеанском побережье Гватемалы, но местные жители организовали на главной площади митинг в поддержку семьи. Митинг задержал проведение операции и позволил членам семьи скрыться от преследования.

Лоренсана, Гватемала

Подобное отношение местных жителей можно объяснить, если рассмотреть дело Лоренсаны в контексте местных социальных условий. Вальдемар Лоренсана был владельцем 15 строительных компаний (в некоторых подрядчиком выступало государство), транспортных судов, компаний по экспорту фруктов и бензина, и он давал работу местному населению, таким образом зарабатывая авторитет и располагая людей к верности и преданности. Лоренсана и другие крупные гватемальские наркодилеры предоставляют местному населению соцпакет, который не может предоставить государство: местные кланы предлагают людям работу, строят спортивные площадки, клиники, занимаются обустройством улиц. В ответ, местные жители предпочитают не задумываться о том, что улучшая социальную сферу, наркокартель фактически занимался отмыванием денег, которые были заработаны наркотрафиком. Более того, многочисленные попытки задержать «Патриарха» до последнего времени оканчивались провалом – население кварталов держало круговую оборону, всячески помогая членам семьи скрыться от органов правосудия: существует история о том, что один из жителей, который попытался сотрудничать с органами власти в поимке Лоренсаны, был убит своими соседями.

Семья Лоренсана сотрудничала с мексиканским картелем Синалоа, а семьи Мендоса и Леон – с картелем Гольфо. Когда «Сетас» стали отделяться от «Гольфо» (своих бывших руководителей), то они быстро попытались перехватить тот кусок пирога, который раньше принадлежал Гольфо. По некоторым сведениям, гватемальские кланы и мексиканские картели смогли договориться друг с другом, и заключили нечто вроде «мирного соглашения», определив границы деятельности друг друга. Тем не менее, сложные интриги и взаимоотношения между игроками этой опасной игры привели к тому, что любое нарушение баланса внутри этого соглашения (например, арест некоторых видных деятелей из местных гватемальских кланов) мог привести к нежелательному перевесу в силах между самими мексиканскими картелями. Несмотря на то, что семейные кланы считаются более устойчивыми и долговременными по сравнению с теми криминальными организациями, где власть в результате борьбы передается сильнейшему, недавние аресты других крупных гватемальских преступных деятелей – таких как упомянутый в начале этой Части Мауро Саломон Рамирес и Хуан Ортис Лопес - оставили семью Лоренсана в опасном одиночестве перед мексиканскими картелями, и в конце концов поставили под удар самого «Патриарха». Очевидно, что падение «Патриарха» приведет к дальнейшему ослаблению позиций картеля Синалоа и дальнейшему укреплению «Сетас». Неизвестно, что теперь попробуют предпринять «Сетас», но судя по характеру их поведения в Гватемале, они в лучшем случае попытаются сохранить отношения с семьей Лоренсана, или, пользуясь их временной слабостью, попробуют постепенно захватить сферу влияния на востоке Гватемалы.

Вооруженный разбой на дорогах и торговля оружием

Распространенным видом преступлений в Гватемале является разбой на дорогах. В последнее время, как свидетельствуют потерпевшие, разбой и вымогательство происходит прямо при свете дня.

Основные магистрали – Центрально-американское шоссе СА-1 и дорога на карибское побережье СА-9 считаются относительно безопасными, хотя и перегруженными. Сельские дороги, особенно неосвещенные в ночное время, представляют опасность. Чаще всего нападения происходят на туристическом направлении – из столицы Гватемалы в Петен, где находятся всемирно известные руины майянского города Тикаль. Хотя официально считается, что большие комфортабельные туристические автобусы относительно безопасны, однако известны случаи, когда нападению на дорогах подвергались не только рейсовые автобусы для местных жителей, но и туристические караваны. Экспресс-нападения на автобусы достаточно частое явление – воры останавливают автобус, и угрожая оружием водителю и пассажирам, требуют отдать деньги, ценные вещи: ювелирные изделия, фото- и видеокамеры, а также паспорта (особенно бандиты интересуются паспортами граждан США). Если при нападении жертва сопротивляется, то в большинстве случаев бандиты не замедляют пустить в ход оружие. После быстрого ограбления автобуса, бандиты исчезают с места преступления.

Вымогательство у водителей автобусов уже давно стало классическим видом преступления на дорогах Гватемалы. Водители вынуждены платить вымогателям за предоставление «крыши», однако даже эта плата не помогает, ибо часто в разных районах города Гватемала или в провинциальной глубинке преступные группировки борются между собой, а водители служат заложниками в пересечении чужих интересов. В 2009 году таким образом погибло 146 водителей автобусов и 60 сменных водителей. Бандиты не только угрожают отдельным водителям и требуют плату за «крышу», но и пробуют ввести «коллективный договор» с автобусными компаниями: звонят напрямую в офис компании и оставляют требование об уплате денег, или угрозы о нападении.

Известны также случаи угона больших фур с бензином: бандиты вступают в сговор с владельцами автозаправок, затем под угрозой оружия угоняют большую фуру с топливом и ведут ее на заправку. Выручка от бензина распределяется между владельцем заправки и преступниками, а пустую фуру бросают на обочине дороги.

Угоняют не только фуры, но и автомобили. По словам Министра внутренних дел Гватемалы, угон автомобилей является крупным транснациональным бизнесом. Машины похищают наемные преступники как со стороны «марас», так и со стороны крупных преступных группировок. «Марас» выдерживают украденные машины в течение полугода пока кража «не остынет», а затем продают украденные автомобили или используют их для совершения новых нападений, вымогательств и других преступлений. Статистика Министерства внутренних дел свидетельствует, что в Гватемале, за период с января 2008 по апрель 2010 года, в среднем за день угоняют 37 транспортных средств. 63% от общего количества краж произошли в Центральном округе, где расположен город Гватемала.

Общий высокий уровень преступности не в последнюю очередь объясняется легкостью, с которой оружие циркулирует по всей стране. Согласно подсчетам, в Гватемале используется 1.2-1.9 миллионов единиц оружия, примерно одна единица на одного жителя страны. Менее половины этого оружия зарегистрирована. По статистике, 89% убийств в Гватемале совершены при помощи огнестрельного оружия – больше, чем в Сальвадоре и Колумбии. Оружие интенсивно начало прибывает в Гватемалу из Соединенных Штатов, Колумбии и Аргентины за последние три года, и соответственно выросло количество убийств с применением огнестрельного оружия на улицах города Гватемала и по стране в целом. Например, за выходные дни 23 и 24 октября 2010 г., при различных разбойных нападениях были застрелены около 60 человек, - по меньшей мере, по одному человеку в час.

Другим известным и часто распространенным видом криминальной деятельности в Гватемале является человеческий трафик и похищение людей. По имеющимся наблюдениям, похищения в Гватемале не имеют ярко выраженной связи с наркоторговлей. В большинстве случаев, людей похищают для получения выкупа, а детей похищают либо на продажу, либо для незаконных операций по усыновлению в иностранные семьи.

В городе Гватемала известны так называемые «экспресс-похищения» - туриста или студента состоятельных родителей могут похитить уличные бандиты и держать в изолированном месте несколько часов, пока родители или родственники из-за границы не вышлют требуемую сумму. Как известно, некоторые похитители, особенно «марас», могут убить похищенного вне зависимости от вероятности получения денег.

Криминальные структуры, которые занимаются вымогательством и похищениями людей, организованы иначе, чем большие организованные группы или картели. Они более мобильны, способны участвовать одновременно в нескольких операциях, и не зависят от сотрудничества с высшими звеньями государственного аппарата, так как имеют дело с низшим руководящим и исполнительным уровнем. Новый вид организации преступных группировок давно привлекает внимание армейских специалистов и социологов.

Преступность – новый вид повстанческого движения?

В связи с высоким уровнем преступности в Гватемале и угрозой для национальной целостности страны, Институт стратегических исследований США в мае 2010 года выпустил доклад «Преступность, насилие и кризис в Гватемале: изучение конкретного материала по эрозии государства».

В докладе указывается, что беззаконие в Латинской Америке начинает пересекать пограничную линию, и переходит от вне-политической деятельности к прямому политическому насилию. Специалисты института считают, что организованные преступные организации MS-13 и Сетас не имеют сходства с «про-марксистскими» повстанческими движениями времен холодной войны, так как не имеют политической подоплеки и далеки от целей свержения существующих правительств и захвата политической власти. Однако, в таких странах как Сальвадор, Гондурас, Гватемала и Мексика уровень насилия достиг размеров внутренней гражданской войны, неподконтрольной полицейским силовым структурам. Даже при отсутствии политической программы у наркокартелей, молодежных группировок и организованных преступных синдикатов, они все равно ослабляют государство и берут под контроль большую часть населения, что фактически является таким же фактором угрозы для государства, как повстанческие движения.

Переход «пограничной линии» между преступностью и повстанческими движениями, вызвал в среде ученых-социологов и военных специалистов дебаты о терминологии. Некоторые наблюдатели классифицируют наиболее развитые преступные организации Латинской Америки как «банды третьего поколения» (в отличие от менее организованных банд первого и второго поколения). Банды «третьего поколения» ведут деятельность уже на транснациональном уровне, и эта деятельность неизбежно и постепенно разрушает государственный аппарат. Другие аналитики называют современную преступную деятельность «новым городским повстанчеством», резюмируя что преступный мир не желает свержения национальных правительств, но лишь стремится к установлению местного контроля над городом, районом или даже одним отдельно взятым кварталом.

В докладе Института стратегических исследований говорится, что попытки создания социологической терминологии свидетельствуют о том, что многие эксперты по-прежнему недооценивают всю тяжесть угрозы для латиноамериканских государств со стороны преступного мира. С военно-аналитической точки зрения, многие латиноамериканские страны уже давно находятся в состоянии «нерегулярной войны».

В «Концепции совместных операций» Министерства обороны США, термин «нерегулярная война» определяется как «жестокая борьба между государственными и негосударственными игроками за легитимизацию и влияние на соответствующие группы населения». «Нерегулярная война» предпочитает «непрямые и ассиметричные методы», и часто вовлекает в свою деятельность группы – такие как транснациональные преступные синдикаты, повстанцев, террористов – которые для свержения превосходящего по силам противника используют неконвенциональную и новаторскую тактику. Таким образом, термин «нерегулярная война» выпадает из привычного понятия о конфликтах - это сложный, иногда непонятный и расплывчатый феномен, который не может уложиться в ясную, четкую и краткую дефиницию. Несмотря на то, что некоторые аналитики по-прежнему оспаривают применение военной терминологии к организованной преступности, все-таки термин «нерегулярная война» является наиболее подходящим определением для тех явлений, которые в настоящее время происходят в Латинской Америке.

Разработчики основных документов по военной политике США различают вызовы безопасности государству на традиционные и нетрадиционные. Нетрадиционные вызовы угрозе безопасности США проистекают от тех противников, которые применяют «необычные» (“unconventional”) методы для поражения более сильного противника. Аналитики РЭНД Корпорэйшн полагают, что одним из традиционных вызовов и угроз для безопасности США является транснациональная организованная преступность, включая деятельность тех организованных преступных группировок, которые действуют на территории других государств. Организованная преступность и криминализация государственных органов в этих государствах является одним из факторов риска, которые подвергают сомнению его дееспособность, и переводят его в категорию «failed state» - недееспособного государства (согласно индексу журнала Foreign Policy и американского Фонда мира). Многие зарубежные аналитики, равно как и гватемальские политики опасаются, что Гватемала вскоре попадет в список «недееспособных государств».

Недееспособное государство

Когда в докладе Пентагона за 2008 год прозвучали опасения, что Мексика вскоре может стать «недееспособным государством», то мексиканские власти были сильно обеспокоены (скорее, даже обижены) подобным заявлением, и были правы. Они были убеждены, что американские эксперты немного промахнулись – искать недееспособное государство надо было к югу от Мексики – в Гватемале, ибо характеристика «недееспособного государства» гораздо больше подходит к этой стране.

В 2007 году, тогдашний президент Гватемалы Оскар Бергер публично признался, что государство неспособно обеспечить безопасность любого гражданина. Это признание последовало за громким убийством трех сальвадорских политиков неподалеку от столицы Гватемалы. Убийство дало широкий общественный и международный резонанс, и потрясло латиноамериканский политический истэблишмент.

В феврале 2007 года три сальвадорских парламентария направлялись в сопровождении эскорта из Сальвадора в город Гватемалу на заседание Центральноамериканского парламента. Неподалеку от города их автомобиль был взят в эскорт другой полицейской машиной, и заставил водителя сальвадорцев свернуть на периферийную дорогу. На следующий день сальвадорский автомобиль был найден сгоревшим, с обугленными останками тел внутри, на которых все-таки можно было различить следы пыток. Вскоре, по подозрению в убийстве парламентариев, были задержаны четверо местных полицейских, один из которых ранее был высокопоставленным полицейским чином - предположительно, именно они находились в машине, которая увела сальвадорский автомобиль на проселочную дорогу (как выяснилось, полицейскую машину отследила поисковая система GPS прямо на месте преступления). На время проведения дознания полицейские были тайно направлены под стражу в тюрьму усиленного режима Эль-Бокерон в городке Куилапа, неподалеку от города Гватемала. Через день все четверо полицейских офицера были найдены мертвыми - их расстреляли в упор прямо в камере. Это убийство спровоцировало крупный тюремный бунт, которое с трудом удалось подавить. Властям так и не удалось узнать, каким образом вооруженные убийцы смогли проникнуть в тюрьму, которая охранялась тремя кордонами: тюремной охраны, полиции и армии.

Вскоре, в начале марта того же года, заместитель начальника Национальной полиции Гватемалы Хавьер Фигероа срочно выехал из страны, забрав с собой свою семью. Фигероа сначала вылетел в Коста-Рику, а затем в Венесуэлу. Он объяснил свой поспешный отъезд тем, что его участие в аресте четырех полицейских может повлечь за собой такую же расправу, как над арестованными. Тем не менее, журналисты и официальные лица предполагали, что Фигероа был одной из ключевых фигур в обоих убийствах. Гватемала потребовала его экстрадиции, однако Фигероа был найден в Австрии и арестован только недавно, в минувшем мае месяце - через четыре года после событий.

Через несколько недель после побега Фигероа, в конце марта того же 2007 года, непосредственный начальник Фигероа, шеф Национальной полиции Эдвин Сперинсен (Сперисен), а также министр внутренних дел Гватемалы Карлос Вильманн покинули свои должности. Эта отставка тоже была связана с цепью недавних убийств. В прощальном интервью на одном из телеканалов Сперисен сказал: «Да, мы совершали незаконные действия, но мы поступали правильно».

Дело убитых сальвадорских политиков консультировал Виктор Ривера – венесуэлец по рождению, который прожил в Гватемале много лет, и по некоторым сведениям, одно время работал агентом ЦРУ в Сальвадоре, инструктируя «эскадроны смерти», и вместе с известным кубинским диссидентом Луисом Посада-Каррилесом был связан с делом Иран-Контрас. Фигура Виктора Риверы во многом остается загадкой до сих пор. Виктор Ривера был близко знаком с начальником полиции Эдвином Сперисеном. В Гватемале Ривера имел собственное неинституционное подразделение по борьбе с похищениями людей, независимое от Управления Национальной полиции (PNC). Несмотря на долгий послужной список, вскоре после убийства четверых полицейских Ривера был освобожден от должности советника при Министерстве внутренних дел Гватемалы. Непосредственно после отставки Ривера дал интервью, в котором рассказал о том, что дело сальвадорских парламентариев было связано с наркотрафиком и отмыванием денег, и выразил готовность дать показания по делу. Через два дня после отставки, 8 апреля 2008 года, когда Ривера направлялся в суд для дачи показаний, его машину обогнали два автомобиля, взяли его в кольцо, и с двух сторон расстреляли в упор.

По убийству Риверы было начато расследование, которое взял на себя главный прокурор Альваро Матус. Вскоре, против Альваро Матуса были выдвинуты обвинения в сокрытии некоторых фактов расследования, однако вскоре эти обвинения были сняты Министерством внутренних дел. По результатам расследования, по делу убийства трех сальвадорских политиков и их водителя были выдвинуты обвинения тринадцати подозреваемым, но вскоре они были оправданы судом. Прокурор Хуан Карлос Мартинес, который был обвинителем на суде, в июле 2008 года был убит в городе Гватемала. Высшие государственные чиновники заявили, что дело сальвадорских политиков было предположительно связано с наркомафией. На этом дело предполагалось закрыть.

Ввиду неспособности гватемальских властей самостоятельно проводить расследование, дальнейшее ведение дела по убийству политиков было поручено специально назначенным экспертам ООН при Международной комиссии против безнаказанности преступлений в Гватемале (CICIG). Дальнейшее расследование серии убийств этой комиссией вскрыло факты, которые указывают на то, что убийство четырех полицейских в тюрьме было напрямую связано с высшими полицейскими чинами Гватемалы. Некоторые источники заявляют, что операция по «устранению» полицейских в тюремной камере была проведена группой под названием «3V», по имени этих высших полицейских чинов: Виктора Сото - бывшего начальника следственного управления, венесуэльца Виктора Ривера - советника Министерства внутренних дел и специалиста по борьбе с похищениями, и Виктора Росалеса - начальника системы исполнения наказаний Гватемалы. «У нас есть информация о том, как организованы и как действуют такие группы, - сказал Отто Перес Молина, отставной военный, который в 2007 году был кандидатом в президенты Гватемалы от Патриотической партии. – «Эти группы действуют с согласия властей, по приказанию заместителя директора полицейского управления и главного советника министра Вильмана.»

Главный советник министра внутренних дел Вильмана – это упомянутый нами венесуэлец Виктор Ривера, который имел в своем распоряжении собственную негосударственную оперативную группу боевиков. Международная группа следователей из CICIG установила, что Виктор Ривера играл координирующую роль в организации убийств парламентариев, а затем четверых полицейских.

Следственная группа опросила множество свидетелей, проверила факты, связалась с представителями сальвадорской полиции. В результате следствия проявилась следующая картина.

Среди сальвадорских политиков, которые 19 февраля 2007 года направлялись в машине в город Гватемалу, был Уильям Пичинте – он вез с собой в тайнике машины около пяти миллионов долларов наличными. Два других политика – Рамон Гонсалес и Эдуардо д’Обюссон оказались в той же машине в силу стечения обстоятельств (у одного собственная машина находилась в ремонте, а другой оставил ее семье). Полицейские власти Гватемалы из разных источников знали, что в сальвадорской машине, пересекающей границу, будут находиться деньги. Как только Виктор Ривера получил эту информацию от своих агентов, он связался с начальником следственного управления Виктором Сото, а тот связался с управлением по борьбе с организованной преступностью. Четверо полицейских из этого отдела получили информацию о том, что в машине, направляющейся из Сальвадора в Гватемалу, будут находиться деньги и наркотики, и им было дано задание направить эту машину на проселочную дорогу рядом с удаленной плантацией. Полицейские выполнили задание, и к месту преступления прибыли высшие полицейские чины Гватемалы (включая Виктора Ривера), которые намеревались проверить наличие денег. Парламентарии в конечном итоге были убиты полицейскими, а деньги были увезены Виктором Сото в другое место.

Через несколько дней, четверо полицейских, принимавших участие в убийстве, были арестованы. Во время ареста полицейские оказывали сопротивление, и один из них публично заявил, что не собирается отвечать за преступление высших чинов, и у него есть что рассказать. Полицейских отправили под охрану в тюрьму строгого режима, где они вскоре были убиты самым загадочным образом. Свидетели, однако, видели что в день убийства рядом с тюрьмой находились несколько машин полицейского управления. Для широкой публики было объявлено, что полицейских прямо в камере убили члены банды Мара Сальватруча, коих в тюрьме Бокерон было большинство. В ответ на это обвинение, в тюрьме начался бунт - заключенные взяли в заложники нескольких солдат охраны и начальника тюрьмы. Конфликт с трудом удалось уладить.

По иронии судьбы, дело об убийстве политиков и полицейских было поручено консультировать самому Виктору Ривера – фактическому координатору всего преступления. Заранее зная об убийстве полицейских в тюрьме, в день убийства Ривера обеспечил себе алиби, срочно выехав в соседний Сальвадор якобы с намерением встретиться с начальником сальвадорской полиции для консультаций. Однако, главная проблема Риверы была в том, что он тоже был одним из свидетелей убийства сальвадорских политиков на отдаленной плантации - а значит, и его дни были сочтены, как у тех самых четверых полицейских, которые выполнили задание своего начальства и поплатились за это своими жизнями. Через полтора месяца после убийства политиков, Виктор Ривера сам был убит по пути на судебное заседание. Ассистентка и постоянная спутница Риверы, которая всегда сопровождала его в машине, - Мария дель Росарио предположительно получила 100.000 долларов на свой банковских счет на Багамских островах за помощь в убийстве своего шефа. В день убийства, Мария как всегда сопровождала Риверу и находилась в его машине. Впоследствии Мария утверждала, что пули, насквозь прошившие Риверу, также нанесли ей ранения, однако ни один из медиков в тех клиниках, куда обращалась Мария, не вынес никакого заключения о ранах.

Генеральный прокурор Альваро Матус в частном порядке допросил Марию дель Росарио о подробностях убийства Риверы, однако не известил об этом должным образом комиссию CICIG. Кроме того, прокурор Матус был обвинен в халатности по отношению сохранения улик на месте преступления, где были убиты политики.

В настоящее время, бывший начальник следственного управления гватемальской полиции Виктор Сото находится под стражей по обвинению в другом деле. Недавно арестованный в Австрии бывший заместитель начальника национальной полиции Хавьер Фигероа готовится дать показания по делу убийства четверых полицейских. Кто был автором замысла и заказчиком? Формально, в декабре минувшего 2010 года по делу убийства сальвадорских политиков были обвинены бывший депутат Конгресса Гватемалы - Мануэль де Хесус Кастильо, и сальвадорский законодатель Роберто Сильва Перейра. «Мозгом» всей операции считается Хесус Кастильо, которого приговорили к 203 годам заключения, а Роберто Сильва является заказчиком убийства, которое он задумал в качестве акта мести сальвадорской правящей партии ARENA, откуда его выгнали под предлогом порочащих связей с криминалом.

Во время проведения расследования убийства политиков, группа следователей международной комиссии CICIG постоянно чувствовала ограничения со стороны гватемальских властей, а также руководства своей организации – самого руководителя CICIG Карлоса Кастресана. В частности, комиссии было отказано в выезде в Сальвадор для проверки некоторых деталей следствия. С другой стороны, когда делегация представителей сальвадорской полиции выехала в Гватемалу по делу убийства своих политиков, им тоже приходилось сталкиваться с препятствиями со стороны гватемальских властей, вплоть до физических стычек с гватемальскими коллегами. По заключению экспертов комиссии CICIG, множество участников этого дела осталось за рамками расследования.

Громкое убийство сальвадорских политиков вызвало широкий отклик не только в Центральной Америке, но и по всему миру. Оно явило собой свидетельство полной беспомощности и даже соучастия государственных структур в связях с преступным миром. Стало очевидным, что организованная преступность и коррумпированные полицейские институты ответственны за высокий уровень убийств в стране, а также за множество более мелких преступлений. Большая статистика убийств экономически выгодна частным службам охраны, таким образом снижая показатели убийств по отношению к состоятельным людям, и уменьшая количество ограбления банков – за последние годы количество таких преступлений значительно снизилось. С другой стороны, высокий уровень убийств и постоянно растущая преступность заставляют население чувствовать необходимость «железной руки» для наведения порядка.

Согласно региональным опросам за 2008 год, только 25% населения Гватемалы доверяют полицейским структурам, в то время как только 15% доверяют Конституционному и Высшему суду, что является самыми низкими показателями в Центральноамериканском регионе. Упоминаемый выше отставной генерал Перес-Молина, который в 2007 году баллотировался на пост президента от Патриотической партии с лозунгом «Твердая рука, голова и сердце», вышел с политическим предложением постоянно использовать армию для охраны порядка, при этом требуя для армии особых полномочий для самостоятельных действий, в обход полиции. Ведущий одной из программ на гватемальском телевидении Эстуардо Сапата сказал: "Люди больше не хотят участия власти – они уже не верят в полицию. Остался только сплошной крик отчаяния. Из ста позвонивших на передачу, девяносто будут согласны на социальную чистку. Люди хотят не просто полицию, а полицию с военными порядками». Как видим, подобные настроения вполне согласуются с наблюдениями экспертов Института стратегических исследований США, которые настаивают на военной терминологии для определения проблем с транснациональной преступностью в Центральной Америке.

Победивший на президентских выборах 2007 года Áльваро Колом, напротив, полагается на повышение профессионализма в рядах полиции. Однако, постоянные чистки в силовых структурах свидетельствуют о том, что у государства нет четкого плана по стабилизации системы власти. За два года, с 2008 по 2010 на должности Министра внутренних дел побывали пять человек. В 2010 году с должности директора национальной полиции были сняты подряд два чиновника – оба раза за подозрения в связи с криминальными структурами.

Система исполнения наказаний в Гватемале более всего свидетельствует о слабости государства. Самая известная тюрьма Гватемалы – Павон – была построена в семидесятых годах прошлого века, и вскоре стала страдать от перенаселения. Полицейские власти пытались контролировать обстановку, но потом оставили все попытки, и с 1996 года стали охранять только внешний периметр тюрьмы, оставив заключенным право самим управлять тюремным сообществом, которое в девяностых годах насчитывало около 1600 заключенных. Управление колонией перешло в руки самых жестоких бандитов и насильников, которые были осуждены за тяжкие преступления. Внутри периметра колонии находились собственная парикмахерская, бары, и даже отдельные дома для некоторых заключенных. Преступный бизнес продолжался даже в колонии – кокаиновый трафик успешно осуществлялся группой колумбийских заключенных, которые руководили своими сообщниками на свободе. Также, в тюрьме имелся и свой телефонный бизнес – заключенные раздобыли телефонные книги, и при помощи сотовых телефонов осуществляли мошеннические операции с телефонными счетами граждан, а также занимались вымогательством. Охрана периметра колонии постоянно брала взятки, и проносила в колонию еду, напитки, наркотики и даже обслугу местного борделя. Заключенных, которые отказывались сотрудничать с криминальными властями колонии, неделями держали в холодных карцерах без еды и питья, или попросту убивали и хоронили прямо во дворе учреждения. После десяти лет беспредела, в 2006 году колония Павон была штурмом взята подразделением регулярных войск (с потерями со стороны заключенных), а население Павона было расформировано по другим тюрьмам Гватемалы. После штурма тюрьмы судебно-медицинская экспертиза нашла на территории колонии множественные захоронения.

Слабость государственных структур, растущее насилие, разъедающая все структуры коррупция, вкупе с выгодным для наркотрафика географическим положением Гватемалы создает очень опасную ситуацию на геополитическом уровне. Прогноз на будущее тоже неутешителен – война против наркокартелей, которую правительство Мексики ведет с 2006 года, заставила мексиканские преступные синдикаты переместиться к югу, в Центральную Америку, а также на север – через границу в Соединенные Штаты. Вместе с преступными синдикатами пришли их междоусобные разборки, трафик оружия, новые криминальные элементы и сотрудничество с местными преступными мафиями. Очевидно, что полицейские структуры и финансовые возможности малых Центральноамериканских государств (и особенно Гватемалы) не могут сравниться с более мощным государственным аппаратом Мексики, поэтому они оказались не готовыми к новым вызовам и угрозам со стороны преступного мира. В Гватемале продолжается незаметный коллапс всех институтов власти. Как считают специалисты Института Брукингса, в отличие от Афганистана и Сомали этот процесс в Гватемале проистекает медленно и незаметно.

Милитаризация - региональный ответ на глобальную угрозу

Без сомнения, Соединенные Штаты и другие соседние государства тоже находятся под негативным воздействием процессов, происходящих в Центральной Америке. В 2007 году была учреждена так называемая «Инициатива Мерида» - план сотрудничества США с Мексикой и государствами Центральной Америки для борьбы с наркотрафиком и транснациональной организованной преступностью. В рамках Инициативы, Гватемале было выделено от 10 до 20 миллионов долларов на борьбу с преступностью, что в условиях коррумпированного государства подразумевает риск, что эти деньги не дойдут до назначенной цели. Как признался недавно президент Гватемалы Áльваро Колом, из-за стесненных финансовых обстоятельств государство опять не в состоянии провести комплексную реформу правоохранительной системы и обеспечить личную безопасность многих прокуроров и судей, которые чаще всего становятся жертвами организованной преступности. Президент также посчитал необходимым на три года продлить присутствие в своей стране структуры ООН - международной Комиссии по борьбе с безнаказанностью преступлений в Гватемале (CICIG), так как, по его мнению, несовершенство гватемальского законодательства ограничивает возможности участия первых лиц государства в улучшении правоохранительной системы. В целом, по оценкам политиков и экспертов, «Инициатива Мерида», в основном нацеленная на помощь Мексике, лишь частично затрагивала вопросы преступности в Центральной Америке, и не смогла решить вопрос борьбы с организованной преступностью, требующий комплексного решения на межгосударственном уровне.

Карта Центральная Америка

В рамках «Инициативы Мерида», Соединенные Штаты оказывали и оказывают помощь национальным армиям стран-участниц в обучении военного персонала, призванного принимать участие в операциях против наркодельцов. В условиях многолетней войны против организованной преступности, военные силы Мексики и других центральноамериканских государств постоянно совершенствуют свою структуру и находятся в более выгодном положении, чем гражданские государственные органы. Военные власти проводят свои собственные расследования, внесудебные разбирательства и независимо от государства взаимодействуют с местным населением, что приводит к многочисленным нарушениям прав человека среди мирного гражданского населения – как показывают события в Мексике, армейские подразделения часто воюют с мирными гражданами, которых наркокартели принудительно вовлекают в свою преступную деятельность. Тем не менее, для Центральной Америки не остается другого пути, кроме милитаризации государства для борьбы с новой глобальной угрозой.

Милитаризация государства уже становится очевидной, являя свои первые признаки: например, президент Гондураса Порфирио Лобо с 3 марта текущего года приказал войскам наряду с полицией патрулировать улицы самых больших и криминогенных городов страны. Некоторые наблюдатели видят в решении Лобо продолжение той политики, которую в 2006 году предпринял президент Мексики Фелипе Кальдерон, вовлекая армейские подразделения для борьбы с наркокартелями, после того как национальная мексиканская полиция потерпела поражение в этой борьбе. В полицейской структуре Мексики тоже произошли изменения – начиная с октября минувшего 2010 года, все подразделения мексиканской полиции будут подчиняться федеральному командованию, что является следующим шагом усиления вертикали государственной власти, лишая местные муниципалитеты рычагов влияния. Можно считать, что милитаризация национальных силовых структур неизбежно повлечет за собой объединение армейских подразделений уже на транснациональном уровне.

В январе 2011 года, Альваро Колом призвал к созданию единой силовой структуры для борьбы с организованной преступностью в странах Центральной Америки – эта структура будет объединять полицию и армию Гватемалы, Гондураса и Сальвадора. Президенты Центральноамериканских стран поддержали инициативу Альваро Колома, и новая силовая структура будет официально утверждена в текущем июне 2011 года, на саммите президентов латиноамериканских стран, включая Колумбию, Сальвадор и Гватемалу. Первой целью новой объединенной силовой структуры станет борьба с картелем «Сетас».

В минувшем апреле Альваро Колом посетил Россию, и в интервью для журнала «Международная жизнь» так заявил о создании новой единой структуры: «В целом, говоря о наркотрафике, я должен вам сказать, что сегодня это региональная, почти глобальная угроза. Когда я говорю о регионе, то включаю в него и США. Поток наркотиков идет через Гватемалу на Север и в страны Европы. На Европу приходится где-то около 16%. Все остальное поставляется в Северную Америку. Кокаин идет на Север, а к нам поступает оружие и деньги от продажи наркотиков. Надо ли говорить о том, как больно бьют наркотики по обществу, по молодежи, какое насилие они провоцируют. Поток «грязных» денег от их реализации вызывает коррупцию, стимулирует молодежь к легкому заработку путем участия в обороте наркотиков. Решить проблему потока наркотиков на Север, а оружия и «грязных» денег на Юг мы сможем только путем объединения усилий всех стран региона. Очень важно, чтобы то, что мы делаем в части преследования наркотрафика, сопровождалось бы также созданием механизма регионального правосудия.

Я уверен, что успех в борьбе с другим злом - организованной преступностью также полностью зависит от достижения нами регионального соглашения о совместной работе по приведению к одному юридическому базису наших национальных законодательств. Возьмите, например, закон об экстрадиции. В Гондурасе это один закон, в Сальвадоре - другой, у нас, в Гватемале, третий. И когда возникает необходимость произвести экстрадицию того или иного преступника, то возникают юридические сложности.

В июне здесь, в Гватемале, планируется проведение саммита Центральноамериканской интеграционной системы (ЦАИС) по проблеме региональной безопасности. Я, совместно с моими коллегами в странах региона, продвигаю «План Мезоамерика». Все центральноамериканские страны подвергаются сегодня сильнейшей агрессии со стороны наркотрафикантов и организованной преступности. Справиться с ней в одиночку никому не удастся. К примеру, мы достигаем успеха в решении проблемы нелегальных посадок самолетов, перевозящих наркотики, и они начинают совершать посадки в Гондурасе или летят в Сальвадор. Должна быть региональная стратегия, которая охватывала бы как области безопасности, так и правовую, и социальную сферы.

На этот саммит будут приглашены и европейские страны. Думаю, что опыт США, Европы, России, которая достигла заметных успехов в борьбе с организованной преступностью, очень важен. Считаю, что тема региональной безопасности, проблематика противодействия новым вызовам и угрозам могли бы стать фундаментальными в вопросе сближения России с ЦАИС.»

Помимо усилий со стороны региональных лидеров, США тоже продолжают разрабатывать новые планы для борьбы с нестабильностью в Центральной Америке. В феврале текущего года в Гватемале, Сальвадоре и Гондурасе побывал Уильям Браунфилд, заместитель секретаря Бюро по борьбе с наркотиками и охране правопорядка США. Во время визита он заявил, что для улучшения работы полиции в этих государствах было выделено 1.75 миллионов долларов. Неудачи «Инициативы Мерида» показали, что необходим более гибкий и комплексный подход к новой глобальной угрозе. Вновь выделенная сумма на реформирование силовых структур является частью нового пакета под названием «Инициатива по обеспечению безопасности в Центральноамериканском регионе» (CARSI), стоимостью около 200 миллионов долларов. Этот новый проект, в отличие от «Инициативы Мерида», целиком посвящен региону Центральной Америки - он нацелен на разрушение криминальных сетей, разработку программ для молодежи группы риска, обучение полиции, построение государственных институтов власти и повышение доверия к ним со стороны граждан. На данном этапе, пока еще остается неизвестным размер и характер взаимодействия между американской инициативой CARSI и вновь создаваемой единой силовой структурой объединенных государств Центральной Америки.

Тем временем, в Гватемале уже несколько лет при помощи США проходит пилотный проект ‘Comisaria Modelo’ (Образцовый полицейский участок), рассчитанный на более тесное взаимодействие между полицией и населением отдельно взятого квартала или района. Гватемальские полицейские получают непосредственный инструктаж по патрулированию улиц, определению местных партнеров и контактных лиц как среди населения, так и среди местных администраций и коммунальных служб; полицейские также получают информацию о регулярных изменениях в местном законодательстве, взаимодействуют с учителями местных школ для предотвращения преступности и обучают учителей сотрудничеству с полицией; учатся техническим нововведениям в сфере предотвращения угона транспортных средств. Также, в пилотном проекте предусмотрена проверка полицейских на полиграфе, и регулярная отчетность офицеров полиции о состоянии своих банковских счетов, с целью предотвращения коррупции. Правительство Гватемалы считает, что подобные пилотные проекты весьма способствуют улучшению полицейской структуры, однако широкое внедрение положительного опыта тормозится по известной причине отсутствия финансовых средств. Очевидно, что постепенное «перевоспитание» и реформирование полиции потребует усилий, долгого времени, человеческих ресурсов и постоянных финансовых вливаний.

В то же время, самые эффективные, быстрые и непосредственные результаты в борьбе с организованной преступностью по-прежнему показывает армия. Однако, по статистике проекта Института Вандербильта по изучению общественного мнения в Латинской Америке, более 50% гватемальцев, гондурасцев и сальвадорцев не доверяют своим вооруженным силам. Есть опасение, что любое проявление необходимого насилия со стороны инициативы CARSI послужит лишь дальнейшему росту недоверия к армии со стороны населения. Тем не менее, несмотря на внутренние проблемы самой армии, она является единственной силой, по мнению экспертов, которая способна эффективно справиться с глобальной угрозой со стороны организованной преступности.

Литература и источники:

http://www.dialogo-americas.com/en_GB/articles/rmisa/features/regional_news/2011/03/01/feature-01 - Guatemala: Mara 18, Mara Salvatrucha Gangs Creating Major Problem

http://www.globalpost.com/dispatch/news/regions/americas/mexico/110330/drug-gangs-maras-zetas - Global Post: Maras and Zetas: an alliance from hell

https://www.osac.gov/Pages/ContentReportPDF.aspx?cid=9323 - OSAC: Guatemala 2010 Crime and Safety Report

http://www.state.gov/documents/organization/137411.pdf - 2010 International Narcotics Control Strategy Report, U.S. State Department

http://www.eluniversal.com.mx/notas/498869.html - El Universal. Amenaza abogado de El Cachetes a reportera de EL UNIVERSAL

http://www.prensalibre.com/noticias/justicia/Cartel-mexicano-Zetas-kaibiles-US5_0_457754408.html - Prensa Libre. Cartel mexicano Los Zetas recluta ex kaibiles por US$5 mil

http://amolt.interfree.it/Messico/spagnolo_storia13_b.htm - La matanza en Acteal

http://www.eluniversal.com.mx/notas/766004.html - El Universal. Ex Kaibiles y los Zetas, autores de masacre: Colom

http://plazapublica.com.gt/plazapublica/index.php?option=com_content&view=article&id=528%3Acria-kaibiles-y-te-creceran-los-zetas&catid=38%3Atercera&Itemid=75 - Iduvina Hernández: Cría kaibiles y te crecerán los Zetas.

http://www.stratfor.com/weekly/20090326_central_america_emerging_role_drug_trade - Stratfor Global Intelligence. Central America: An Emerging Role in the Drug Trade

http://insightcrime.org/insight-latest-news/item/1051-plaza-publica-the-decline-of-guatemalas-drug-dynasty - Plaza Publica: The Decline of Guatemala's Drug Dynasty

http://www.wilsoncenter.org/events/docs/Lopez.Guatemala.pdf - WoodrowWilsonInternationalCenter for Scholars, International Programme. Julie Lopez: Guatemala’s Crossroads: Democratization of Violence and Second Chances

http://www.csmonitor.com/World/Americas/2010/0514/Guatemala-gangs-to-bus-drivers-pay-a-fee-or-risk-death - The Christian Science Monitor: Guatemala gangs to bus drivers: pay a fee, or risk death

Crime, Violence and the Crisis in Guatemala: A Case Study in the Erosion of the State. May 2010. Strategic Study Institute.

Концептуальные основы современной военной политики США. В.Ю.Сизов, К.В.Н., доцент, руководитель Центра военно-стратегических исследований Института США и Канады РАН.

http://cerigua.blogspot.com/2008/04/quin-era-vctor-rivera.html - martes 8 de abril de 2008 ¿Quién era Víctor Rivera?

http://www.opendemocracy.net/article/democray_power/politics_protest/guatemala - Guatemala, a good place to kill

Fundacion DESC: Frank

http://www.todanoticia.com/20479/victor-rivera-victor-soto-involucrados - Lafitte Fernández: Victor Rivera y Victor Soto involucrados en la muerte de los Diputados salvadoreños al PARLACEN

http://www.brookings.edu/opinions/2009/0522_guatemala_casaszamora.aspx - Brookings Institute. Guatemalastan: How to Prevent a Failed State

http://www.nacion.com/2011-06-06/Mundo/NotasSecundarias/Mundo2801351.aspx - Colom apoya ampliar tres años labor de la Cicig en Guatemala

http://www.interaffairs.ru/print.php?item=7596 - Альваро Колом, Президент Республики Гватемала. Мы открыли «окно возможностей» для расширения нашего взаимодействия.

http://www.isn.ethz.ch/isn/Current-Affairs/ISN-Insights/Detail?lng=en&id=127716&contextid734=127716&contextid735=127715&tabid=127715 - Central American Countries Join Forces Against Organized Crime

Management Sciences for Development, Inc. USAID Community-based Policing/Guatemela. Rule of Law Indefinite Quantity Contract. Task Order: DFD-I-02-04-00175-00. Quarterly Report for April 1 – June 30, 2007.