ЭКСПАНСИЯ БРАЗИЛИИ (1580-1750)

А.Б. Томас, 1960 г. ::: Бразилия

II.

Экспансия на севере. (1580—1713). Переход Бразилии к Испании в 1580 году вновь сделал колонию объектом нападений иностранцев. Фран­цузы, интерес которых к Бразилии имел вековую давность, воспользова­лись возможностью создать колонии на северном побережье. Еще рань­ше французские корсары вторгались в эти северные воды и поддержива­ли торговые сношения между амазонским побережьем и Францией. Чтобы преградить им путь, Португалия после 1584 года направила ряд экспе­диций, которые утвердили ее власть в Сеаре, Риу-Гранди-ду-Норти и Параибе. Однако испанская оккупация связала португальцам руки в метрополии, и в 1610 году они столкнулись с тем фактом, что француз­ское правительство пожаловало сиру де ла Равадьеру полосу территории в прибрежном районе к югу от Амазонки. В 1612 году Равадьер обосно­вался со своей колонией на острове Маражо, расположенном в устье Ама­зонки, и предпринял поиски лучших земель во внутренних областях. Однако португальцы с помощью бразильцев и индейцев, не мешкая, орга­низовали нападение на колонию, которая, не получая подкреплений, в 1614 году убралась восвояси. Вслед за тем, в 1616 году, португальцы основали напротив острова поселение Санта-Мария-да-Белем. Пять лет спустя, в 1621 году, Португалия учредила генерал-капитанство Марань-ян, подчиненное не Баие, а непосредственно Лиссабону.

Все эти шаги ознаменовали собой начало притязаний Португалии на долину Амазонки и процесса передвижения демаркационной линии. Начиная с этого времени португальцы устремились во внутренние облас­ти вдоль самой Амазонки и принялись присоединять к своим владениям и исследовать реки, впадавшие в этот великий водный поток. В 1637 году Педру Тейшерейра прошел всю Амазонку до Кито и возвратился с ценной информацией, воспламенивший надежды на открытие серебра и золота во внутренних областях. Этим надеждам не суждено было испол­ниться, но португальцы и бразильцы вскоре обнаружили, что индейцы добывают ценные продукты, такие, например, как какао, ваниль и кори­ца. Вновь стало усиливаться стремление к продвижению на север. Охот­ники за рабами принялись совершать налеты на индейские селения, что­бы снабжать невольниками прибрежные плантации. За ними двинулись иезуиты, которые выступили в защиту индейцев и развернули деятель­ность по созданию миссий.

Голландская оккупация (1621—1661). Португальская экспансия в северном направлении оказалась прерванной, когда голландцы захвати­ли береговую полосу от Баии на север до своих владений в Гвиане. Перво­источник этого интереса к Бразилии коренился, с одной стороны, в анта­гонизме между Голландией и Испанией, с другой — в надежде на при­были, которые были бы одного порядка с теми, каким Голландия извле­кала из своих восточных операций. Что же касается Востока, то голлан­дская Ост-Индская компания совершала успешные налеты на португаль­ские постоянные базы в Африке и заложила фундамент голландской империи в Ост-Индии. Начиная с 1600 года голландцы обратили свои взоры на Новый Свет. Они направили туда Генри Гудзона (Хадсона), ко­торый исследовал и присоединил к владениям Голландии район будуще­го поселения Новый Амстердам на реке Гудзон. Другие голландские купцы и пираты стали вторгаться в испанские владения в Карибском бассейне и уже в 1613 году создали постоянную базу на гвианском побе­режье. Видя в этих событиях доброе предзнаменование Генеральные Штаты в 1621 году санкционировали создание голландской Вест-Индской ком­пании, призванной действовать в Новом Свете. Компания, облеченная широкими полномочиями в деле строительства фортов, заключения до­говоров с туземным населением развития торговли с Южной Америкой и организации налетов на испанские торговые корабли, выбрала в каче­стве наилучшей базы для развертывания своей деятельности ту часть Бразилии, где континент далеко вдается в океан.

Голландцы перешли в наступление в 1624 году, захватив Баию, но уже в следующем году были из нее выбиты. В1627 году они снова овла­дели Баией и подготовили почву для оккупации Пернамбуку, осуществ­ленной в 1630 году. Когда к концу растянувшейся на семь лет войны голландцы прочно закрепили свои позиции, Голландия послала управ­лять новыми владениями принца Мориса Нассауского (1637). Морис вско­ре расширил подвластную Голландии область, которая простиралась от Баии до реки Мараньян. На всей этой территории он ввел свободу торгов­ли, поощрял развитие земледелия, вернул бразильским семействам их владения, разрешил свободу вероисповедания и даже предпринял попыт­ку создать представительное правление. Однако эти благоразумные уси­лия пришли в столкновение с алчными вожделениями компании, стрем­лением Португалии скинуть с себя иго Испании и стремлением корен­ных бразильцев выдворить голландцев из своей родной страны.

Жуан Фернандис ди Виейра. В 1640 году, когда национальное дви­жение в Португалии увенчалось свержением испанского владычества, дон Жуан IV, новый король Браганцской династии, согласился заклю­чить договор о признании голландских завоеваний в Бразилии, рассчитывая таким образом укрепить военное положение метрополии. Это по­прание прав Бразилии, сочетавшееся с враждебностью к голландскому протестантизму и негодованием коренных бразильских купцов по пово­ду установленной голландцами монополии на торговлю, вызвало револю­ционный взрыв в Пернамбуку. Во главе движение стал Жуан Фернандис ди Виейра. В свою очередь голландцы оказались ослаблены отставкой принца Мориса, который выступил противником диктовавшейся метро­полией политики беспощадной эксплуатации колонии ради извлечения высоких прибылей. На протяжении последующих четырнадцати лет Виейра вел непрекращавшуюся партизанскую войну. В1654 году Гол­ландия, обессиленная в результате более крупного конфликта с Англи­ей, где к власти пришел Кромвель, вынуждена была капитулировать, и в Бразилии перед наступавшим Виейрой и очистила большую часть Пер­намбуку (так голландцы называли всю завоеванную ими часть Брази­лии). Виейра, занявший пост губернатора провинции, и его привержен­цы отразили все попытки голландцев вернуть утраченные владения. В 1661 году Голландия в новом договоре, заключенном с Португалией, со­гласилась отказаться от всех своих притязаний в отношении бразильс­кой территории. Успех, достигнутый коренными бразильцами, усилил местный патриотизм на Севере. В дальнейшем они неизменно обнаружи­вали свой воинственный и независимый дух.

Республика Палмарис (1633—1695). Устранив голландскую торго­вую угрозу и возвратив свои земли, бразильцы Пернамбуку снова и с еще большей энергией принялись развивать свои сахарные плантации. Однако плантаторы обнаружили, что в неразберихе, порожденной гол­ландской оккупацией, многие негры бежали с плантаций во внутренние области Пернамбуку. К 1633 году несколько тысяч рабов создали здесь ряд поселений; они привлекали своих собратьев по рабству и совершали налеты на португальские города. В1650 году они объединись в рыхлую конфедерацию, получившую название Республики Палмарис. Негры избрали главу государства, создали судебную систему и принялись раз­давать земли. В промежутках между налетами они вели торговлю с со­седними индейскими поселениями, а также португальцами прибрежно­го района.

В1675 году португальцы предприняли серию военных кампаний с целью уничтожить республику, в которой они теперь усматривали угро­зу своей безопасности. Негры, поднявшиеся на защиту своей свободы, соорудили ряд укреплений, обучили десятитысячную армию и отрази­ли первые попытки выбить их с занимаемых позиций. Однако войны оказались настолько прибыльным делом благодаря захвату и продаже рабов, что португальцы растянули их на двадцать с лишним лет. В конце концов, уже в 1695 году португальской армии, состоявшей из 6 тысяч солдат и усиленной паулистами из южной части Бразилии, удалось лик­видировать этот негритянский эксперимент в области управления. Ког­да республика погибла, тысячи негров предпочли покончить жизнь са­моубийством, нежели вернуться под ярмо рабства.

Монополии, восстания и экспансия на Севере (1678—1718). Тем вре­менем, в самый разгар этой борьбы, направленной на уничтожение рес­публики, главная отрасль экономики — производство сахара — быстро сокращалась на Севере, что было вызвано конкуренцией ввозившегося во все больших количествах сахара из европейских колоний Карибского бассейна. С целью поправить свою пошатнувшуюся экономику Португа­лия прибегла к средству, которое уже отлично испытали ее соперни­ки, — созданию компаний, облеченных монопольными правами. Первой из них (привилегия ей была дарована в 1649 году под влиянием иезуита Антонио Виейры) явилась «Бразильская компания» (Companhia do Brazil). Перед ней была поставлена цель — полностью лишить голландцев тех преимуществ, которые они приобрели в северной части Бразилии за вре­мя своей оккупации. Компания получила монополию на торговлю таки­ми товарами, как рыба, вино, растительное масло, лесоматериалы, дре­весина бразы и мука. Те немногие иностранные товары, которые разре­шалось ввозить в колонию, должны были доставляться двумя флотилия­ми компании, совершавшими ежегодные рейсы. Вскоре голландские товары оказались вытесненными английскими, которые поставлялись сюда на основе торгового соглашения, заключенного компанией.

Упадок производства сахара в Бразилии в связи с конкуренцией Карибского бассейна привел к недовольству. Между тем правительство метрополии еще более усугубило экономические тяготы Бразилии, дав свою санкцию группе португальских капиталистов на образование ими «Мараньянской компании». Установленная компанией монополия на тор­говлю Мараньяна нанесла удар местному контролю и подняла цены на рабов, которых она имела право ввозить в количестве 500 человек в год. Новую пищу дл недовольства дало то, что иезуиты, монополизировавшие индейский труд на землях миссий, еще более ограничили снабжение рабами. Плантаторы, доведенные от отчаяния, в 1684 году подняли вос­стание, возглавленное Маноэлем Бекманом. Несмотря на то, что Бекман был захвачен в плен и казнен, само событие вынудило ликвидировать компанию. Десять лет спустя, в 1694 году, в связи с тем, что на Севере не наступило никаких перемен к лучшему, местные «камара» присоедини­лись к движению протеста, развернувшегося на Юге, и, в конце концов (в том же 1694 году) вынудили португальское правительство принять «Бразильскую компанию» под свою эгиду. Она оставалась правительственным предприятием до 1720 года и в весьма значительной степени способствовала росту доходов короны.

Маскатиская война. Продолжавшийся упадок экспортной торговли сахаром, португальская торговая монополия, дороговизна импортировав­шихся товаров и гнет налогов в северных капитанствах — все это вызвало в 1710 году повторение восстания Бекмана. В этом году коренное бра­зильское население Олинды — первоначальной столицы Пернамбуку, — доведенное до отчаяния участившимися банкротствами и задолженнос­тью португальским купцам в Ресифи и возмущенное преуспеянием пос­леднего, оказало отпор попыткам правительства метрополии предоста­вить Ресифи статус города. Выступление жителей Олинды ввергло всю провинцию в гражданскую войну, получившую название Маскатиской* войны (1710—1711), в которой бразильские плантаторы были разбиты во второй раз. Начиная с этого времени Ресифи, обретший в своей при­брежной торговле более прочную экономическую базу, занял место захи­ревшей «сахарной столицы» — Олинды.

 

* Mascate (порт.) — бродячий торговец, коробейник. Так жители Олинды презрительно называли жителей Ресифи.

 

Португалия в долине Амазонки. Торговля и противодействие конт­ролю иезуитов над индейцами дали толчок португальской экспансии в бассейне Амазонки, а также в северной направлении в области, на кото­рые притязала Франция, вроде Гвианы. Наступление на иезуитов, пред­принятое после восстания Бекмана, вынудило их отступи в глубь амазон­ской территории. Права Португалии в данном районе усилило учрежде­ние в 1676 году нового епископства в Пернамбуку, которое оказалось поддержку амазонским миссиям. Показателем продвижения Португа­лии в долине Амазонки явилось также основание в конце XVII столетия на этой великой реке города Манауса, обязанного своим возникновением торговой деятельности. В1711 года, после Маскатиской войны, намети­лось новое направление экспансии — к югу от реки. Связано это было с тем, что плантаторы Пернамбуку, которых падение цен вынуждало бро­сать свои владения, устремились во внутренние области. Плантаторы и другие поселенцы, путь которым расчистили охотники за рабами, в 1718 году создали Пиауи. Торговля, колонизационная деятельность и иезуит­ские миссии в районе Амазонки к 1715 году заложили прочный фунда­мент португальского владычества над долиной великой реки. В этом году права Португалии, закрепившие экспансию Бразилии в северной направ­лении за Амазонку, получили свое первое международное признание, когда по Утрехтскому миру Франция и Португалия избрали в качестве границы между Французской Гвианой и Бразилией реку Ояпок.