ОТ ОЗЕРА ЧАПАЛА ДО ОЗЕРА ПАЦКУАРО

Прыгов Д. Д., Давыдов М. П. ::: За птицей кецаль: Пять путешествий по Мексике

Рано утром следующего дня, когда трудовой люд Гвадалаха­ры уже спешил на работу, мы выехали из города и направились к озеру Чапала.

Лента асфальта вела на юго-восток. Основные ориенти­ры — озеро Чапала, озеро Пацкуаро и город Морелия в штате Мичоакан.

Оставив позади невысокие, покрытые скудной раститель­ностью горы, плантации перца, картофельные поля, шоссе, чуть повернув направо, как-то вдруг превратилось в цен­тральную улицу города Чапала. В конце ее голубело озеро с фиолетовыми горами на противоположном берегу, отстоящем на 30 километров.

Хотя земли Халиско в доиспанский период в основном не были заняты каким-то одним индейским народом и даже пустовали на значительных пространствах, штат носит ацтек­ское название (Халиско означает «вид на берег»). Оно относилось первоначально лишь к селению близ города

Тепик, в нынешнем штате Наярит. Хозяевами же земель около озера Чапала были тараски, основная зона обитания которых в настоящее время — штат Мичоакан.

Чапала—самое большое озеро Мексики. В него впадает река Лерма и вытекает из него уже под названием Рио-Гранде-де-Сантьяго, неся далее свои воды к Тихому океану. Индейцы боготворили озеро, делали ему подношения, И испанцев очаровало «чапальское море», имеющее площадь 1200 квадратных километров. Сегодня Чапала — самый бога­тый рыбой внутренний бассейн страны, основной источник снабжения питьевой водой Гвадалахары и излюбленное место отдыха гвадалахарцев. «Нет более романтического озера, чем Чапала»,— поется в их песне.

У мыса, вдающегося в озеро, пришвартованы лодки. Справа песчаный пляж, слева — зеленый бульвар с высокими пальмами и старинными фонариками. Чуть поодаль — главная архитектурная достопримечательность городка— здание собора. Тут же на берегу продаются деревянные скульптурки Дон Кихота и Санчо Пансы.

Персонажи Сервантеса на берегу Чапалы, как и бронзо­вые изваяния его героев в столичном парке Чапультепек, напоминают о вкладе Испании гуманистов, Испании борцов за свободу, Испании тружеников (ведь существовала не только Испания конкистадоров) в культуру современной Мексики и в целом в культуру испаноязычной Латинской Америки. Известный кубинский поэт и эссеист Р. Фернандес Ретамар писал: «Нет нужды доказывать, как близка нам, испаноамериканцам, эта другая, демократическая Испания, Испания Лас Касаса, защищавшего американских индейцев. Испания таких мыслителей, как Вавес и как последователи Эразма Роттердамского в XVI веке. Испания писателей, начавших свое творчество после того, как большая часть Латинской Америки добилась независимости ... Испания, чей народ породил целую плеяду американских повстанцев». Добавим: таких великих повстанцев, освободителей, как Мигель Идальго и Симон Боливар! И хотя в них текла испанская кровь, подлинной их родиной была Мексика и Южная Америка.

Нельзя не вспомнить и о существенном вкладе в изуче­ние растительного мира Мексики, который внесла уже упоминавшаяся испанская ботаническая экспедиция во главе с Ф. Эрнандесом еще в XVI веке. Семь лет члены экспедиции ездили и ходили по Мексике, по крупице собирая ценнейшую информацию. Были собраны сведения о многих полезных для человека растениях, встречающихся на землях Халиско и Мичоакана.

Флора Мексики продолжает открывать свои тайны и сегодня. В конце 70-х годов в горных лесах Халиско был обнаружен считавшийся давно исчезнувшим дикий сорт мексиканской кукурузы. Оказалось, что он не боится снега, устойчив к грибковым заболеваниям, кроме того, является многолетним растением. Ученые установили, что путем скре­щивания можно некоторые достоинства этого вида перенести на культурные сорта кукурузы, встречающиеся только как однолетние.

Кукуруза занимает главное место среди продовольствен­ных культур страны. В последние годы под нее отводится половина всей обрабатываемой площади. Этот неприхотли­вый злак способен произрастать в самых различных клима­тических условиях, относительно устойчив к температурным колебаниям, выращивается на низинах юга и в долинах, расположенных на высоте до 3000 метров. Велика роль кукурузы в рационе мексиканцев, особенно в центральных, южных и восточных штатах страны. Для многих крестьянских семей, да и для городского пролетариата, кукуруза почти единственная еда. А это значит, что миллионы людей не имеют полноценной пищи, так как калорийность ее составля­ет всего 70% нормы.

Штат Халиско, особенно его восточная часть,— важный производитель кукурузы. Здесь же расположены и обширные плантации перца, который издревле культивировался в стра­не. И сегодня Мексика—один из основных его производите­лей в мире. Сортов перца очень много. Мексиканская кухня без перца просто немыслима. Он служит также компонентом в ряде народных лекарственных средств.

Большие площади в штате Халиско заняты кунжутом, используемым главным образом для производства кунжутно­го масла. Оно обладает высокими вкусовыми качествами и употребляется в пищу, а также применяется в производстве маргарина и мыла.

Наш путь из городка Чапала пролегал вдоль берега озера. Отсутствие деревьев придавало ему несколько уны­лый вид. Озеро усыхает, так как леса здесь были вырублены еще в колониальный период и, кроме того, воды рек, впадающих в него, и прежде всего Лермы, интенсивно используются на орошение. В последние годы в районе усилились засухи. Высохших озерных впадин много в штате Халиско, на севере штатов Мичоакан, Гуанахуато, Керетаро.

С юго-востока, куда бежит шоссе, отрываясь от Чапалы, неумолимо надвигается цепь вулканов Сакапу с первым его стражем — горой Патамбан высотой 3750 метров. За ним к югу виднеются силуэты пиков Танситаро и чуть усеченного Парикутина. В этом районе Поперечной Вулканической Сьер­ры время от времени проявляется вулканическая деятель­ность.

Въезжаем на территорию штата Мичоакан. Мы на горном плато Месета-Тараска. Вообще Мичоакан—горный лесистый район с множеством озер. Живущие здесь тараски (или мичуаки)—прирожденные рыбаки. Мичоакан по-ацтекски оз­начает «место рыбаков». То тут то там виднеются деревуш­ки, окруженные полями кукурузы, пшеницы, фасоли. Дере­вянные дома с фасадами, украшенными резьбой и крытыми дранкой крышами, чем-то напоминают дома северной полосы России.

После городка Саморы, как бы прислонившегося к покры­той соснами и елями горе Патамбан, начался довольно крутой подъем на высоту 2400 метров, к озеру Пацкуаро, географическому сердцу штата, центру расселения тарасков. Озеро изображено даже на гербе штата Мичоакан, что свидетельствует о его роли в истории этого края.

Вот сквозь заросли справа стала проглядывать водная гладь. Это Пацкуаро. Останавливаемся на несколько минут. Тишину нарушают только птичьи трели. Внимание привлека­ют маленькие необыкновенно красивые птицы в синих коронах. Прямо елочные игрушки. Вот одна «повисла» в воздухе. Проходит минута, полторы. Глаз не улавливает движений крыльев. Затем птичка опускается на цветок за нектаром. Так это же колибри!

Размер тела колибри в зависимости от вида колеблется от пяти до 20 сантиметров. В Мексике преобладают мини­атюрные виды с ярким оперением, металлическим блеском и синим, красным, зеленым или золотистым отливом. Крылья длинные, узкие.

Индейцы называют колибри «солнечным существом». Эта птица проводит зиму в спячке, прицепившись к ветке дерева; с весной она просыпается. Индейцы кора из северо-западных областей Мексики и сейчас верят, что колибри приносит тепло солнца.

Город Пацкуаро живописно раскинулся на высоте 2150 метров, у воды, весь в садах. Здесь множество постро­ек колониального периода, в том числе здание бывшего колледжа епископства Сан-Николас, первого учебного заве­дения, открытого испанцами в Америке в 1540 году. С набережной открывается великолепный вид на островок Ханитцио—«цветок кукурузного початка». Его белые домики с красными крышами кажутся россыпью жемчужин и корал­лов на нефритовой глади озера. Красота островка, самобыт­ный мир тарасков вдохновил известного мексиканского ком­позитора Сильвестра Ревуэльтоса на создание симфониче­ской поэмы «Ханитцио», прославляющей эти края.

Над островом возвышается огромный розоватый мону­мент в честь X. М. Морелоса, национального героя Мексики, возглавившего освободительную борьбу мексиканцев против испанского колониального господства после того, как потер­пело поражение восстание М. Идальго. В 1813 году X. М. Морелос провозгласил независимость Мексики, стал осуществлять ряд демократических мер. Но и на том этапе освободительной революции перевес сил оказался на стороне колонизаторов. В 1815 году армия Морелоса была раз­громлена, а сам он, как и М. Идальго, казнен. Тем не менее патриотическая борьба мексиканских широких масс, в том числе и индейцев, серьезно расшатала колониальный режим. Освободительная борьба увенчалась успехом в 1821 году, когда была окончательно провозглашена независимость страны. Памятник Морелосу в этих местах не просто дань уважения национальному герою: Морелос бывал в Пацкуаро, о чем и в наши дни с гордостью рассказывают жители города.

Согласно преданиям, город был основан в 1324 году первым легендарным царем тарасков Тариакури. Позднее Пацкуаро вынужден был признать власть ацтеков. А далее опять на исторической сцене возникает фигура Нуньо де Гусмана — основателя Гвадалахары, «прославившегося» своей жестокостью. Явившись на земли тарасков, он потре­бовал у их правителя большое количество золота, которое, по данным конкистадора, у того имелось. Однако кладовая, где хранилось золото, оказалась почти пустой, и тараски не смогли полностью удовлетворить аппетит алчного Гусмана. В наказание конкистадор приказал казнить их правителя, несмотря на то что он принял христианство. Как выяснилось позднее, золото еще раньше выкрал другой конкистадор, Кристобаль де Олид.

К этим временам восходит одна легенда индейцев пурепече, также обитавших в окрестностях озера Пацкуаро, которая описывает события так. Когда на землях тарасков появились испанские воины, одетые в железные латы, индейцы пурепече во главе со своим вождем ушли в подземное царство бога вод Тлалока, погрузившись в озеро.

Лучи утреннего солнца, проникавшие сквозь легкие обла­ка, весело играли на поверхности озера, где виднелось множество рыбацких лодок, на одно- и двухэтажных домиках с балконами в староиспанском стиле, на стенах старинной церкви. Жители городка шли к заутрене.

Через час стали открываться мастерские по изготовле­нию знаменитых пацкуарских лаковых изделий, не раз завоевывавших премии на международных выставках. Для производства лаков используется копал — природная смола, образуемая деревом коурбарил. Ствол этого дерева исполь­зуется индейцами для изготовления каноэ.

Привлекает внимание пестрый, шумный рынок в городе Пацкуаро, где что только ни продается: медные котлы, покрытая глазурью посуда, гитары, лаковые поделки, ну и, конечно, всякая снедь. На рынке торгуют жители прибреж­ных селений, каждое из которых имеет свой катер, чтобы ездить в главный город. Домой мужчины возвращаются, как правило, навеселе.

Процесс социального расслоения у тарасков затрагивает их жизнь все глубже и глубже. Об этом говорит и внешний облик домов и подсобных помещений, и то, что не все ыбаки имеют свою лодку, многие ее нанимают. Хозяин лодки получает половину улова, а если он сам участвует в ловле, то еще и часть от другой половины.

На набережной Пацкуаро продавали свежую рыбу. Отсю­да же хорошо видны были рыбачьи лодки на озере. Рыбу ловили сачками, похожими на больших бабочек, или же деревянными шестами, заканчивающимися упругим пучком из кусков проволоки.

— Что ловят? — спросили мы стоявшего рядом пожилого тараска с длинной трубкой в зубах, в соломенном сомбреро, в домотканом шерстяном полосатом пончо (у воды было весьма свежо).

— Э-э, копуро—«белую рыбу», карпа, иногда форель.

— А этими шестами?

— Тоже рыбу, а можно диких гусей и уток. Их здесь много.

Копуро, или «белая рыба»,— любимое кушанье тарасков. Чучела этой рыбы, напоминающей севрюгу, непременно «присутствуют» при исполнении «танца рыбы» на карнавалах в Пацкуаро или во время других праздников. С рыбной ловлей связан и «танец бабочек», исполняемый с рыболов­ными сачками в форме бабочек.

В Пацкуаро и пригородах организуется много фольклор­ных праздников. Особенно любим февральский карнавал с непременными бутафорными «бычками», наполненными сла­достями, которых подвешивают к деревьям или в домах. В дни карнавала организуются и бои быков. На карнавале непременно исполняют танец старичков, сохранившийся с доиспанских времен. Это своеобразное представление «ста­рых мудрецов-индейцев», которые прикрывают лица традици­онными масками.

Тяга тарасков к древним обычаям и верованиям проявля­ется и 2 ноября — в День мертвых, когда поздно вечером все побережье озера превращается в место паломничества ин­дейцев, несущих в руках зажженные свечи. Как поясняют сами индейцы, они хотят попасть в магический мир своих традиций.

Что касается традиций в быту, в одежде, то в них уже, как и в музыке, танцах, много «вкраплений» нетараскской культуры. Но некоторые традиции еще прочны. Особенно это относится к семейной жизни. Например, молодожены долж­ны отработать 30 дней в семье невесты, а затем перебраться в дом родителей мужа и там жить до тех пор, пока с помощью его отца не будет построен отдельный дом.

В повседневной жизни мужчины носят хлопчатобумажную Рубаху с глухим воротом и брюки. Рубаха подпоясывается несколько раз оборачивающимся вокруг талии красным поясом шириной 20—25 сантиметров и длиной три метра. Для женского костюма характерны юбка с оборкой и нижняя юбка, поддерживаемые поясами ярких цветов (красного, зеленого или синего), и две кофты: нижняя и верхняя розового или голубого цвета, а Также вышитые накидка и фартук. К костюму подбирается соответствующее ожерелье и серьги. Все чаще можно видеть женщин в туфлях, но только на празднике.

Незамужнюю женщину легко отличить по костюму от замужней. Так, юбка у незамужней женщины чаще всего красного цвета, а у замужней черного. Волосы замужней женщины заплетены в косы и перевиты коричневой или черной тесьмой. На шее молодой замужней женщины неред­ко можно увидеть серебряное ожерелье с монеткой— подарок свекрови.

Грустно было расставаться с городом Пацкуаро, но нас ждала дорога. Теперь мы направились в соседнее местечко Цинцунцаи, район археологических раскопок на берегу озера Пацкуаро. Цинцунцаи на языке науатль означает «место колибри». Когда-то так называлась вся страна тарасков.

Древнетараскские постройки в Цинцунцаи поразили нас тем, что они совсем непохожи на большинство древних сооружений Мексики. На вершине холма, на прямоугольной каменной платформе размерами 450 на 80 метров, в одну линию расположилось пять пирамид с круглым основанием, сложенным из огромных лавовых глыб без цементирующего вещества. Высота каждой из пирамид около 30 метров. Ученые предполагают, что эти пирамиды — захоронения древних правителей тарасков. Однако многие из них были вскрыты еще испанскими конкистадорами, искавшими драго­ценности.

Дальше наш путь лежал на Морелию, столицу штата Мичоакан. Это около 300 километров горной дороги, чистого времени — не менее пяти часов.