Военная организация Ацтекской империи

Найджел Дэвис
:::
Статьи и материалы
:::
ацтеки и науа

Atti del XL Congresso Internazionale Degli Americanisti, Roma- Genova, 3-10 Settembre 1972, page 213 to 221

Испанский текст переведён автором и выделен [курсивным шрифтом]


1. Основные проблемы

Мы не сможем понять систему коммуникаций в Месоамерике пока не зададимся вопросом, а для каких целей использовались данные маршруты и почему люди использовали их.

Определённо месоамериканцы редко путешествовали только лишь для удовлетворения своего любопытства, либо в качестве туристов, чтобы узнать чья же пирамида выше. Как и у других народов, путешествие и, соответственно, установка наземных путей сообщения, обычно было завязано с двумя видами деятельности – войной и торговлей. В Месоамерике торговля часто предшествовала завоеванию и старая поговорка, что «торговля следует за флагом» не всегда применима в нашем случае.

Я намереваюсь исследовать одну деятельность из двух вышеуказанных и позволю себе обсудить в общих чертах ацтекскую военную организацию с уклоном в одну специфическую тему, которая отвечает на вопрос содержали ли ацтеки провинциальные гарнизоны и регулярные военные силы, поддерживая их в боевой готовности. На данный вопрос часто отвечают неправильно, однако он является фундаментальным для понимания всей системы территориального доминирования. Я весьма признателен за возможность представить на симпозиуме некоторые заметки по теме, которая как минимум частично имеет отношение к проблеме коммуникаций и путей.

Весьма справедливо будет отметить, что когда мы определим какого вида провинциальной военной организацией обладали ацтеки, тогда мы сможем выяснить природу любой необходимой для этого коммуникации.

Если существование реальных гарнизонов будет определено (как и место их размещения), тогда мы сможем определить главные имперские пути сообщения, а также, вероятно, хранилища и перевалочные пункты наподобие тех, что были у инков.

Более того, знание подобной общей картины обеспечит нас детализацией региональных дорог. Следует отметить, что исторические источники повторяют различные аспекты ацтекских завоеваний, тем не менее, они весьма лаконичны касательно маршрутов следования победных армий.

2. Центральная военная организация

Для начала мы должны рассмотреть центральную военную организацию в Тройственном союзе и спросить себя, а какого вида силы были размещены в Теночтитлане, Тескоко и Такубе и в подчинённых городах, которые тоже предоставляли свои отряды на военные кампании.  Была ли у них регулярная армия, которая была бы готова выполнить любые задачи в любой момент времени? Или может необходимую подать просто взимали во время специфических кампаний, совершённых когда того требовала ситуация?

Оставляя в стороне глубокие религиозные мотивации и необходимость в священных жертвах, война в Месоамерике, как и в средневековой Европе, была скорее спортом для царей и возможностью для представителей аристократии показать свою отвагу. Поэтому основная масса людских ресурсов поступала, как это можно было ожидать, из низов общества, а не от среднего класса или же ремесленников.

БОльшая часть информации поступила к нам из Теночтитлана. Мы не можем здесь рассмотреть все аспекты сложной проблемы социальной структуры и землевладения, однако нам необходимо сказать несколько слов о них в свете их влияния на военную организацию. Если точнее, мы должны задать себе вопрос были ли среди патрициев и плебеев солдаты на регулярной службе, либо для них было в норме неполное участие.

Что касается правящего класса, отмечаем среди различных и в других случаях противоречивых источниках определённый консенсус, по которому существовало 2 основные категории людей.

Кац совершенно чётко провёл здесь различие (Katz: 29-32). Во-первых, у нас есть наследственная знать, «pipiltzin por linaje» или «tlazopipiltzin» и, во-вторых, «tetecuhtzin» или «segundos señores», как называл их Сорита (Zurita: 142). Земельная собственность пипильцин, многие из которых были связаны с тлатоани, была наследственной, культивируемой майеками (своего рода крепостными), обрабатывавшими поля: владельцы в данном случае были освобождены от всех заданий, им надо было только осуществлять общий надзор – таким образом, они могли посвятить себя служению государству.

То же фактически соответствует и второй категории, тетекуцинам. Их, пожалуй, можно было сравнить с английскими пожизненными пэрами, посвятившими свою жизнь служению сообществу, но с той лишь разницей, с которой землёй с людьми (текалеками) для её обработки их обеспечивал правитель. Сеньор их фактически содержал и они даже могли питаться во дворце (Zurita: 143).

Таким образом, у представителей истэблишмента обоих категорий имелась эта общая черта – они могли находиться в услужении у тлатоании всё время, при этом необязательно это было военное поприще. Сорита однозначно указывает на то, что они занимались как войной, так и другими общественными делами (Zurita: 145).

Когда же мы обращаем внимание на классы ниже, становится ясно, что повседневной их деятельностью была обработка земель кальпулли. Основа армий формировалась из таких масеуалей или свободных землевладельцев, у майеков не было возможности заниматься подобным служением. Помар указывал на двойную роль масеуалей: он писал о том, что простолюдины отправляли своих сыновей в тельпочкалли и они со своими отцами занимались обработкой своей земли, к которой возвращались после ношения оружия (Pomar: 29). Другими словами, несмотря на то, что военное дело обеспечивало почётом и славой, они не занимались этим профессионально всё время. По всей видимости, масеуали призывались на войну в соответствии с принадлежностью их участка к определённым кальпулли. Несмотря на то, что военному героизму уделяли огромное внимание, вряд ли кто-либо из них занимался военным делом на постоянной основе. Имеющиеся в наличие свидетельства указывают на другое.

Анонимный конкистадор, настаивая, что у Моктесумы был «guarnición» из десяти тысяч человек, охранявший его персону, утверждал, что в случае провинциальных волнений «se rclutaba pronto en la ciudad y en sus confines» [их нанимали на непродолжительное время в этом городе и по окраинам]. Перед отправкой на войну все люди отправлялись к Великому храму и получали своё вооружение, которое хранилось недалеко от главного входа (Anonymous Conqueror: 65). Приведём ещё один пример: когда началась подготовка к войне против Соконуско, основные силы необходимо было быстро обучить: «Los mexicanos a gran prisa comenzaron a aderezar sus armas fuertes y cotaras y a prevenir los mancebos” (Tezozômoc: 371)» [Мешиканцы в большой спешке начали готовить своё вооружение, форты и cotaras (пограничные гарнизоны?) и наставлять молодёжь]. Новобранцев передали в руки Ачкауцина для ежедневного обучения в тельпочкалли.

Сама суть месоамериканских войн, где осуществлялся ритуальный обмен до начала враждебных действий, т.е. отсутствовали внезапные нападения, предоставляла возможность для осуществления подобных подготовок и снижала необходимость содержания регулярных сил, готовых вступить в бой в любой момент. Мобилизация была основательной и порой включала всё мужское население  за исключением стариков и мальчиков младше 10 лет. Все предположительно проходили некую военную подготовку в тельпочкалли ещё до последней «переподготовки». На самом деле сложно определить из какой категории жителей состояли бы низшие чины регулярной армии, без которых такие силы вряд ли могли существовать.

Даже высшее сословие, которые посвящали служению государству более-менее всё своё время, по всей видимости, делали это как на гражданском, так и на военном поприще. И снова, как и в Средние века, подобные функции были больше взаимозаменяемы в отличие от нашего времени.

Здесь, вероятно, следует сделать исключение для тех, кого называли «текиуаке» или «ачкауцинами». У различных категорий людей данное служение, должно быть, воспринималось в качестве карьеры или считалось своего рода службы сержантами, согласно Анонимному конкистадору. К тому же есть вероятность (но нет твёрдой уверенности) того, что рыцарские ордена, в частности ордена Орлов и Оцелотов могли, как и орден тамплиеров, сформировать своего рода корпус элиты. Но даже если и было что-то похожее на существование постоянного офицерского класса, данная группа вряд ли использовалась для служения в гарнизонах

3. Провинциальная организация

Ацтеки обычно оставляли гражданскую власть в покорённых провинциях в руках местных сеньоров, дополнительно лишь снаряжался в ключевые центры кальпишке, который служил в качестве представителя центральной власти и в чьи обязанности входил надзор за выплатой дани Тройственному союзу.

У нас есть данные о двух главных колониях, отправленных из долины Мехико и близлежащих городов (что-то наподобие инкских митимае).

Оахака. Во время правления Моктесумы I, неутомимый альтер эго тлатоани Тлакаэлель предложил основать в Оахаке колонию. В результате туда были отправлены 600 женатых мужчин с жёнами и детьми. Они были отобраны из следующих городов: Тескоко, Чалько, Шочимилько и Куэрнаваки. Управлять колонией был назначен двоюродный брат Тлакаэлеля (Durán, 11:23 8-239).

В своих последующих сообщениях Дуран и Тесосомок по разным случаям упоминали людей, обосновавшихся в Оахаке. Вероятно, их военная организация не отличалась от теночтитланской. Таким образом, они обеспечивали рекрутами для ведения местных войн, однако существование регулярных частей среди них остаётся под сомнением.

Равным образом по различным поводам упоминался «guarnición» в Оахаке и в Relaciones Geogrâficas XVI века, где также сообщалось о контактах между проживавших в колонии людях и местных жителей (Relaciôn de Iztepexi: 16, Relaciôn de Amatlan: 120-121, Relaciôn de Cuicatlan 185). Позднее будет разъяснено вероятное значение термина «guarnición» в подобных контекстах.

О пути следования ацтекских сил в Оахаку информация весьма неточная. Тесосомок и Дуран просто предположили, что армии прошли через Исукар и Чалько, которые естественным образом стояли на пути их следования.

Остума и Алауистла. После того, как Ауисотль опустошил эти два местечка, расположенные на границе с тарасками за Телолоапаном (Гро), даже с бОльшей жестокостью, которая была ему присуща (ацтеки вырезали большинство жителей), было решено заново заселить эту территорию, основав здесь колонию с населением в 2000 человек, присланных из Центральной Мексики. Четыреста человек должны были быть направлены из Теночтитлана, Тескоко и Такубы, соответственно, и по двадцать из 30 подчинённых им городов (Durân, II : 3 5 1). Несауальпилли предположил, что двух сотен колонистов из Тескоко будет достаточно. Чтобы раздобыть колонистов были задействованы многие поселения, в т.ч., возможно, Толука и Хилотепек, при этом планировалось снизить долю Тескоко, однако планируемое количество не набиралось.

Людей утешали, чтобы они понимали, что их направляют не в дикую местность. Цели данной операции были явно экономические и военные, поскольку поселенцев наставляли заняться культивацией плантаций какао для Ауисотля. Дополнительно их обязывали быть всегда начеку в виду их близости к тараскской границе.

Существование данной колонии подтверждается и в Relaciones Geográficas. Остума указана, как место, где у Моктесумы II был «guarnición», а жители Алауистлана обеспечивали вооружением и оказывали другую помощь данной крепости (Relaciôn de AlahuIztlan: 102).

В Реласьон из Остумы приписывается Ашайакатлю, а не Ауисотлю, основание данного опорного пункта и отправку людей для функционирования противостоящего Мичоакану «guarnición» (Relaciôn de Oztoma: 1 10).

В Relación de Acapetlayuca подтверждается отправка Ауисотлем многих людей в Остуму в качестве колонистов, а не «guarnición». Данные поселенцы и были защитниками опорного пункта (Relación de Acapetlayuca: 1 16).

Что касается пути следования ацтеков в регион, то нам сообщается, что Ауисотль, возвращаясь из Остумы, проходил через Телолоапан, Сумпауакан, Малиналько, Атлапулько и Акашочик (Tezozómoc: 345-347). Даже в данном сообщении нет ясности – Сумпауакан находится лишь в нескольких километрах к юго-западу от Малиналько, а путь от данного поселения до Телолоапана не указан.

Вопрос существования постоянного ацтекского присутствия в провинциях империи, помимо указанных выше двух колоний, является ещё более проблематичным. В отличие от довольно часто упоминаемых поселений в Остуме и Оахаке, о других подобных местах упоминается отдельно и чаще всего единожды. Зантвейк, например, указывает на упомянутые в кодексе Мендосы Ситлальтепек и Сумпанго, которые выполняли функции, схожие с функциями гарнизонов. Автор правильно предполагает, что данные «гарнизоны» имели определённые связи с колониями (Zantwijk: I 52). Есть ещё упоминания о военных силах или гарнизонах в провинциях в Relaciones Geográficas. С Тототепеком (но не с независимым территориальным делением, а с городом в Герреро, ок. 80 км. от Акапулько – месторасположение города см. Davies: 1 75) мешики связывали следующие слова: «que quedaron allí por guarnición que solía tener Moctezuma» (Suma de Visitas: 29) [их оставили там для гарнизона, что было сделано Моктесумой]. Это место находится на границе с Йопицинго, однако в предложении есть неопределённость – неясно были ли войска регулярными. Теосакуалько считался городом, зависимым от Моктесумы, который содержал здесь «guarnición», у границы с независимой сеньорией Тототепек, занимавшей территорию на тихоокеанском побережье Оахаки (Descripciôn de Teozacualco и Amoltepeque: 306). Сообщалось, что в Коиштлауаке у Моктесумы «tenia puesta su frontera de gente de guerra» [были военные-пограничники] (Relaciôn de Atlatlauhca y Malinaltepec: 1 65). Однако с учётом относительного соседства с Оахакой, все регулярные войска будут, вероятно, из того центра.

Ланда также упоминал мешикские гарнизоны в Табаско и Шикаланго. Однако если почтеки с охраной предположительно могли оказаться на этой территории, то гарнизонам, исходя из их предназначения, вряд ли было место за пределами податных провинций Тройственного союза.

И в самом деле, подобные упоминания гарнизонов полны неточностей и кажется более вероятным, что обнаруженные в подобных местах ацтекские войска просто оказывались там время от времени, о чём мы подробнее расскажем ниже.

Осталось, однако, рассказать о двух важных центрах, как о возможных штаб-квартирах подобного рода регулярных сил.

Туштепек. В Relaciôn de Chinantla говорится следующее: «Los indios mexicanos que presidían en el pueblo de Tuchtepeque donde Moteçuma tenía una guarnición de gente muy grande. . .» [Индейцы мешики осуществляли контроль над городом Тучтепеке, где у Мотецумы располагался большой гарнизон людей] (Relación de Chinantla: 61). Сейчас Туштепек находится на северо-востоке Оахаки и когда-то это был по большей части большой торговый центр. Саагун даже упоминал, что торговцы главных городов долины Мехико содержали здесь собственные дома, где могли останавливаться (Florentine Codex, Book 9:48). Сам по себе данный факт указывает на то, что здесь было нечто похожее на поселение или колонию, по крайней мере что-то способное оказать отпор или защитить, поскольку сами почтеки были как торговцами, так и воинами. Едва ли они могли оставлять на время свою собственность в Туштепеке на разграбление местным жителям. Даже в этом случае, однако, следует упомянуть о том, как навестивший прибывшего Кортеса кальпишке из Туштепека не был сопровождаем воинами (Bernal Diaz: 59).

Регион Шиукоак. Мало что известно о колонии или гарнизоне, однако сохранилось достаточно много свидетельств о базовой военной значимости Шиукоака в качестве бастиона на северо-востоке, т.е. в регионе между побережьем Мексиканского залива и всё ещё независимой территории Меститлана (о вероятном расположении Шиукоака см. Davies: 34-3 5).

В этом отношении очень значимой информацией является заявление Берналя Диаса о 4 «guarniciones y capitanias»: в Соконуско, Коацакоалькосе, Мичоакане и, наконец, в «raya de Pánuco» (Bernal DIaz: 167). Последний гарнизон он указал расположенным между Тусапаном и Тушпаном, т.е. именно там, где, вероятно, находился Шиукоак. Теперь любые встреченные по направлению к Соконуско и Коацакоалькос силы могли быть восприняты как ответвление колонистов Оахаки, а почтеки из Туштепека и Мичоакана могли быть задействованы на тараскской границе или в Остоме, подтверждая нашу предыдущую информацию. Однако самое интересное то, что Берналь Диас смог описать подробнее только своего рода регулярные войска в Пануко: он сообщал о гарнизоне, который располагался возле Тусапана и собирал дань и другие предметы с расположенных рядом деревень, а также с поселений по соседству, которые были дружны с испанскими союзниками из Семпоалы. Он обладал весьма надёжной информацией, поскольку был связан с людьми, которые по собственному опыту знали об этих войсках. При этом расстояние между Тушпаном и Семпоалой весьма значительное, учитывая то, что они не смогли выдвинуть контингент к месту высадки Кортеса.

4. Крепости и опорные пункты

О функции, которую исполнял Остума уже сообщалось и это приводит нас к следующей теме – теме крепостей. Об их существовании у нас достаточно доказательств, в том числе в сообщениях об ацтекских кампаниях, преодолевающих бастионы и баррикады, что часто служило прелюдией к победе.

Остума была одной из целой серии опорных пунктов на тараскской границе – она была частью общей оборонительной системы в регионе. Она была расположена в практически неприступном месте (Armillas: 168-171).

Упомянем ещё о двух укрепленных мест. Кортес писал об Иштамакаштитлане у границы с Тлашкалой, как о равном или даже превосходящем испанские крепости опорном пункте (Cortés: 39). Берналь Диас описал Киауистлан на побережье, как труднопреодолимый опорный пункт, который сложно атаковать (Bernal Diaz: 65).

Однако крепость это одно, а гарнизон – другое. Крепости обычно строятся и обороняются местными силами, усиленными контингентом из центра лишь в чрезвычайных случаях. Если оборонительные позиции и намеревались держать, то речь явно не о знаменитой стене на границе с Тлашкалой, брошенной при появлении Кортеса, несмотря на то, что в дальнейшем он столкнётся с упорным сопротивлением.

В общем и целом Ацтекская империя, термин, который мы используем из-за отсутствия более подходящего, представляла собой мозаику небольших сеньорий, которые были подчинены и которых заставили выплачивать дань. Весьма примечательным является факт уплаты Тройственному союзу дани некоторыми народами, проживающими на границе, в виде оружия и оказания военных услуг, что выбивается из общих правил и о чём засвидетельствовано в Relaciones Geográficas. А ещё предполагалось, что люди, проживавшие на пути следования ацтекской армии, будут снабжать её не только продуктами питания и вооружением, но и военной силой. Таким образом, основная армия отправлялась с хорошим обеспечением, однако обеспечение шло за счёт земли и поэтому люди испытывали большой страх при её прохождении по их территории (Durán, II: 180).

Набор людской силы в периоды главных кампаний определённо не ограничивался лишь тремя столицами альянса и племенами приграничной территории. Ацтеки использовали для этого не только ближайших подчинённых, но и пользовались услугами тех, кто проживал близко от предполагаемой цели кампании. Например, Ишмикильпан и Атотонилько обеспечили Тисока своими призывниками для его неудачной атаки на Мецтитлан; Теуантепек обеспечивали своими воинами кампании, которые Ауисотль вёл против Соконуско. Империю на самом деле сдерживали не только при помощи страха возмездия центра в случае восстания, но и благодаря возможности получения поддержки союзников в провинциях, как, например, в описываемых выше случаях. Когда покоряли народы, предполагалось, что на них можно положиться и они, таким образом, подтверждали свою верность.

5. Что увидели покорители

Из полностью местных источников, опираясь также на сообщение Берналя Диаса, мы можем утверждать о существовании 3, а возможно и 4 мест, где ацтеки присутствовали на постоянной основе, вероятно в форме колоний, а не гарнизонных войск.

Теперь необходимо кратко обсудить, что же увидели покорители. Из них самым полным и точным рассказом является тот, что оставил нам Берналь Диас дель Кастильо. Его мы в основном и будем использовать.

Ключевая проблема всей дискуссии заключается в следующем вопросе. Предположим, что у Тройственного союза существовала система местных гарнизонов, тогда где же они были, когда сюда высадились испанцы, а позже прошли маршем по всей стране? Там где они высадились, не было встречено никаких гарнизонов либо каких сил на всем протяжении побережья от Сан-Хуан-де-Улуа до Киауистлана и это при том, что лояльность жителей этой территории вызывала сомнения и они были возмущены необходимостью платить дань. Когда Альварадо направили во внутренние земли для их обследования, то он нашёл деревни заброшенными. Во время своего марша в Тлашкалу Кортес тоже не повстречал ни одного мешикского солдата; это по просьбе Моктесумы местные правители не препятствовали испанцам. Даже в случае нежелания Моктесумы чинить препятствие их маршу, им определённо попались бы на пути следования какие-либо расквартированные рядом войска.

Вместо этого высадку Кортеса пришли приветствовать кальпишке Коташтлы и Туштепека. При этом у них с собой не было военного эскорта, несмотря на то, что по упоминаемым нами ранее данным в последнем городе находились ацтекские военные силы. Прибыли кальпишке сопровождаемые несущими подарки индейцами (Bernal Diaz : 5 9).

Ещё более поразительный пример связан с пятью сборщиками дани, прибывшими в Киауистлан. Прибыли они на удивление без какой-либо охраны и защиты – Кортесу не составило труда арестовать их. Они появились «muy acompañado de principales de otros pueblos de la lengua totonaca” (Bernal Diaz: 73)» [в сопровождении глав других тотонакских городов].

Одетые в высшей степени изыскано, их вооружение состояло из букетов цветов и вееров. Вполне очевидно, что они не считали личную безопасность чем-то необходимым и полагались на силу страха перед беспощадными ответными мерами центральной власти в случае причинения им вреда. Местные вожди были в ужасе от дерзкой выходки Кортеса!

Да и в самом Теночтитлане ситуация была весьма неясной касательно регулярных сил. По данным Берналя Диаса, свидетеля случившегося, Кортес и шестеро испанцев, не считая двух переводчиков, смогли вывести Моктесуму к себе в палаты. Это произошло без малейшего акта сопротивления, несмотря на различные смутные упоминания о «los de la guardia» и т.д. Последних определённо выделял их аппетит, а не военная удаль, поскольку есть сообщения о том, что во дворце ими съедалась тысяча блюд.

Скорее всего речь идёт не о настоящей охране, а о знатных людях и их сыновьях, которые находились при правителе и периодически менялись на других, как об этом уже упоминалось здесь; их обязанности имели как гражданскую, так и военную характеристики, а об оружии, которое они могли бы носить, в источниках ничего не упоминается.

Кроме того, похищение правителя нельзя полностью списать на испанскую хитрость или жестокость. Шестеро капитанов Моктесумы смогли арестовать очевидно не охраняемого Какаму, правителя Тескоко, и привезти его в Теночтитлан (Bernal Diaz: 181).

6. Гарнизоны и Guarniciones

Это настоящий трудный вопрос, который требует привлечения семантики. БОльшая часть путаницы создана в конкистадорских сообщениях и Relaciones Geográficas вокруг слова «guarnición». Однако нужно вычитывать подобные сообщения весьма тщательно, чтобы понять, что гарнизон в современном понимании этого слова не соответствует смыслу, которое передаёт испанское слово.

Ширли Горенштейн указывает на это наиболее ярко, цитируя испанский словарь XVII века, где «guarnición» трактуется, как «солдаты, охраняющие или защищающие место, где они находятся» (Gorenstein: 56).

Теперь же, если мы посмотрим на этот вопрос с точки зрения науа, разница становится более очевидной, даже не принимая во внимание староиспанское значение. Молина не использует «guarnición» сам по себе, а указывает «guarnición de gente» (ту же фразу часто использует Берналь Диас), как перевод «centlamantin yaoquizque», т.е. «собравшиеся вместе воины»; здесь не говорится регулярная ли это армия. Итак, если в науатле нет точного слова для термина «регулярный гарнизон», а в испанском того времени единственное слово «guarnición» имеет другое значение, в этом случае трудно представить, как информанты могли сообщить о существовании интенсивной сети постоянных гарнизонов без существенного риска путаницы. Определённо они в основном говорили о воинах на военном марше или в экспедиции и это было переведено на испанский словом «guarnición».

Подводя итого, давайте взглянем на различные варианты упоминания этого слова Берналем Диасом. Так мы увидим, что же на самом деле он хотел сказать.

А) В Сингапасинге, крепости в двух днях путешествия вглубь Семпоалы, сообщалось о «muchos indios de guerra de los culúas» [многих воинах индейцев кулуа], которые прибыли, чтобы уничтожить их урожай (Bernal Diaz: 77). Но те же самые силы описаны ранее в главе как «guarniciones de mexicanos». Когда на место прибыли испанцы, мешики покинули район, однако Берналь Диас снова ссылается на мешиков, которые «solían estar en guarnición en aquel pueblo» [они пребывали ранее в гарнизоне того города]. Вполне очевидно, что в данном случае речь шла о периодическом визите, а не о регулярной расквартированной здесь армии.

B) Различные упоминания слова «guarnición» встречаются в связи с вторжением Кортеса в Тлашкалу после Ноче Тристе, но в то же самое время, слово «отправили» используется без исключений прямо указывая на событие, т.е. ацтекская армия была направлена сюда, чтобы выполнить определённую задачу и речь не идёт о постоянно находящихся здесь силах. Например, в Тепеаку Моктесума «mandaba ir muy grandes capitanias y . guarniciones de gente de guerra para que mirasen no les entrásemos en sus tierras. . .» (Bernal Diaz: 249) [скомандовал отправиться большому количеству капитанов и гарнизонов воинов, чтобы те не смели думать соваться в эти земли] или в окрестностях Иштапалапы «“los mexicanos siempre tenían velas y guarniciones contra nosotros, cuando sabían que íbamos a la guerra. . .» (Bernal Diaz: 268) [у мешиков всегда имелись стражники и гарнизоны против нас, когда они узнавали, что мы собираемся идти войной].

С) Если уже сказанного недостаточно, тогда осада Теночтитлана предоставляет дополнительное подтверждение нашего вывода. В начале главы CL Берналь Диас рассказывает как Кортес «mando que fuesen tres guarniciones de soldados. . . a poner cerco a la gran ciudad de Mexico. . .» [приказал тем, кто командовал тремя гарнизонами солдат . окружить великий город Мехико]. Под «guarnición» он явно подразумевал силы/войска. На контингент Сандоваля также ссылаются как на «guarnicion». Кроме того, Кортес самолично говорит об одном из своих трёх войск и выделяет в своей армии «la guarnicion de Coyoacan» (Cortes 52).

В Relaciones Geograficas от случая к случаю используется тот же язык, в Relacion de Coatlan (Оахака) говорится как Моктесума направил в Миауатлан капитанов и солдат: «y tenya quidado denbialles sienpre gente de guarnyçion» (Relacion de Coatlan 1 33).

Теотитлан-дель-Валье вёл войны с мешикскими силами: «que a este provincia ynbiava y tenia en guarnicion Montecuma» (Relacion de Teotitlan 106).

7. Некоторые выводы

Раньше всегда считалось, что у ацтеков была сеть имперских гарнизонов и подобные воззрения основывались на неясных упоминаниях о «guarniciones», о которых мы говорили выше, и которые, как оказалось на самом деле, имели другое значение.

Мы обычно рассматриваем месоамериканские события с точки зрения концепций Старого Света, предполагаем этакие римские легионы, вечно находящиеся на страже, защищая империю от вторжения варваров; либо представляем себе храбрых сикхов и гуркхов, охранявших английское господство над Индией у северо-западных её границ. Мы невольно задаёмся вопросом, как может империя обходиться без многочисленных гарнизонов? Как будут охраняться границы, а жители подчиняться? Но необходимо напоминать себе, что, во-первых, ацтекское доминирование с трудом напоминает империю – это была не сильно контролируемая территория, которую покорили с целью сбора дани.

Во-вторых, существуют свидетельства постоянно возникавших восстаний и повторных покорений – этого бы не было, будь в таких районах ацтекские силы, люди не смогли бы постоянно поднимать мятежи. Списки покорённых территорий взошедших на трон ацтекских правителей часто повторяет те же названия и даже Моктесума II столкнулся с многочисленными восстаниями в начале своего правления. Единственным действенным средством контроля территорий было жестокое отмщение учинившим мятеж.

В то же время, когда мы исследуем вопрос о регулярных войсках империй Старого Света, следует вспомнить Афинскую империю, просуществовавшую непродолжительное время – так вот, она скорее полагалась на свои колонии. Вероятно, ближе всех к ацтекскому типу империй была Ассирийская империя. В IX и VIII вв. до н.э. это государство также было неким органом по сбору дани, а царь ежегодно совершал набеги на отдалённые провинции, где не было регулярных войск. Лишь к закату империи, в VII в. до н.э., имперская система включала в себя гарнизоны.

Кроме того, следует понимать, что во времена конкисты регулярная армия в Европе была дорогой игрушкой. Карл V содержал подобные силы, нанятые среди испанцев, не голландцев. Даже столетие спустя нежелание предоставлять возможность колониям организовывать независимые регулярные военные части добавило дров в костёр вспыхнувшей английской гражданской войны.

В ранний период колониальной Мексики бывшие конкистадоры были заняты деятельностью в качестве энкомендеро и вместе с прочей вознаграждаемой деятельностью вряд ли их уже можно было бы назвать регулярными силами, хотя в случае необходимости они могли выступить. Они поддерживали подчинение страны без гарнизонов, которые не смогли бы содержать.

Следовательно, мы делаем вывод, что в Ацтекской империи любое присутствие регулярных частей в провинции, спланированное центральной властью, было скорее исключением, чем правилом. Любые подобные военные силы формировались за счёт колонистов-резидентов той провинции.

Учитывая местонахождение подобных поселений, маршруты в Телелоапан-Остому, Оахаку, Туштепек и Тушпан-Шиукоак, по всей видимости, формировали основные жизненно важные пути империи. От этих главных путей ответвлялось множество второстепенных и так можно было добраться до отдалённых податных территорий, которые часто восставали.

Библиография

Armillas P., Oztuma, Gro., Fortaleza de los Mexicanos en la Frontera de Michoacán, Revista Mexicana de Estudios Antropologicos Vol VI pp 165 175 1942 44

Diaz del Castillo B.,Hi de la Conquista de la Nueva Espana, Mexico, 1969.

Conquistador Anónimo, Relación de Algünas Cosas de la Nueva Espana y de la Gran Ciudad de Temestitlan Mexico, Mexico , 1961.

Cortés H. Marques del Valle, Carter y Documentos, Mexico, 1963.

Davies N., Los Señori’os Independientes del Imperio Azteca, Instituto Nacional de Antropologia e Historia, Mexico, 1968.

Descripción de Teozàcualco y Amoltepec: Relaciones Históricas EstadIsticas, Vol. I, pp. 304-3 11.

Durán Fr. P., Historia de las Indias de Nueva Espana, Mexico, 1967.

Florentine Codex, Transi. and comm. from Fray Bernardino de Sahagün’s Manuscript by JO. Andersen and Charles E. Dibble, Santa Fe, 1950.

Gorenstem S , The differential Development of New World Empires Revista Mexicana de Estudios Antropológicos Vol. XX, pp. 41-67, 1 966.

Katz F , Situacion Social y Economica de los Aztecas durante los Siglos XV y XVI Instituto de Investigaciones Históricas, Universidad Nacional de Mexico, 1966.

Landa Fr. D. de, Relación de las Cosas de Yucatan, Mexico, 1959.

Pomar J.B., Relación de Tezcoco, Nuèva Colección de Documentos para la Historia de Mexico, pp. 1-65, Mexico, 1941.

Relación de Acapetlayuca, Papeles de Nueva Espana, Vol. VI, pp. 115-117. Pub!. By F. del Paso y Troncoso, Madrid, 1905-06. .

Relación de Alahui ibidern, Vol. VI, pp. 100-105.

Relación de Amatlan, ibidem, Vol. IV, pp. 119423.

Relación de Atlatlauhca y Malinaltepec, ibidem, Vol. IV, pp. 1 6 3-176.

Relación de Coatldn, ibidem, Vol. IV, pp. 131-137.

Relación de Cuicatlan, ibidem, Vol. IV, pp. 1 83-1 89.

Relación de Chinantla, ibidem, Vol. IV, pp. 58-68.

Relación de Iztepexi, ibidem, Vol. IV, pp. 9-23.

Relación de Oztoma, ibidem, Vol. VI, pp. 105-115.

Relación de Teotitlan del Valle, ibidem, Vol. IV, pp. 104-108.

La Suma de Visitas, ibidem, Vol. I.

Tezozómoc H.A., Crónica Mexicana, Mexico, 1944.

Zantwijk R. van, La Estructura Gubernamental del Estado de Tlacupan (1430-1520),

Estudios de Cultura Nahuati, Vol. VIII, pp. 123-157, Mexico, 1969.

Zurita A de, Breve y Sumaria Relacion de los Señores y Maneras y Diferencias que habia de Ellos en la Nueva Espana, NuevaColección de Documentos para la Historia de Mexico, Mexico, 1941.


Источник - https://ru.scribd.com/document/239835934/Nigel-Davies-Militari-Provinces