Снова об обрядах майя: сцена человеческого жертвоприношения в «красный день календаря» на позднеклассической вазе для какао

Стюфляев Максим
:::
Статьи и материалы
:::
майя
сцена человеческого жертвоприношения в «красный день календаря» на позднеклассической вазе для какао

В массовом сознании древние культуры Месоамерики, прежде всего ацтеки и майя, неразрывно связаны с практикой человеческих жертвоприношений. В случае майя созданию образа жестоких и хладнокровных убийц поспособствовал Диего де Ланда, который оставил подробное описание обряда, в ходе которого человека приносили в жертву богам.[i] В действительности в данном случае следует вести речь не о жестокости, а об особом представлении о месте человека в космическом миропорядке, его отношениях с богами. Человеческая жертва воспринималась как плата, благодарность богам за сотворение жизни, необходимая для поддержания стабильного существования вселенной. Масштабы ритуального умерщвления людей древними майя оценить довольно сложно. Мы не имеем свидетельств осуществления какой-либо массовой резни с большим числом жертв. Вместе с тем, человеческое жертвоприношение, видимо, было одним из эпизодов торжественных календарных церемоний. Насколько можно судить, в большинстве случаев на алтарь отправляли знатных пленников, захваченных во время войны.   

На этой замечательной расписной вазе для какао ярко изображена сцена человеческого жертвоприношения.[ii] Мы видим восседающего на переносном троне царя, который держит в правой руке один из знаков своей власти – скипетр с изображением бога К’авииля. Правитель внимательно наблюдает за ритуалом принесения в жертву пленника. Тело пленника распростерто на каменном алтаре рядом с небольшой стелой, на которую поверх бумаги из коры фикуса положили его отрубленную голову. На площадях многих древних городов майя археологи находят каменные стелы и установленные рядом с ними алтари. Как отмечает известный американский исследователь Дэвид Стюарт, судя по изображению на этой и некоторых других вазах, стелы с алтарем использовались для совершения человеческих жертвоприношений.[iii]

Слева от жертвы стоят двое тучных участников действа в одеянии и масках фантастических животных с красными шарфами поверх. Схожие персонажи встречаются и на других вазах. Часто в виде таких когтистых фигур с красными шарфами изображались вахй – зловещие духи, которые находились под властью майяских правителей и по их воле вызывали у врагов разные болезни.[iv] В данном случае разодетые персонажи, вероятно, принимают участие в церемонии как палачи, олицетворяющие контролируемых правителем духов, его власть над жизнью и смертью побежденного противника.

Сцена жертвоприношения на вазе для какао сопровождается иероглифической надписью, из нее можно заключить, что восседающий на троне владыка – это Тайель-Чан-К’инич, который в первой половине VIII века правил в царстве Ик’а’ (Мотуль-де-Сан-Хосе).[v] Дата жертвоприношения дана по Календарному кругу 4 Ахав 13 Йаш и, вероятно, соответствует дню окончания двадцатилетия по Долгому счету 9.15.0.0.0, 4 Ахав 13 Йаш (22 августа 731 года).

Сцена жертвоприношения на вазе для какао из царства Ик’а’ позволила Д. Стюарту выйти на более широкую и важную проблему. Хорошо известно, что древние майя внимательно следили за окончанием календарных циклов, устраивали по этому случаю пышные церемонии. Дошедшие до нас каменные стелы классического периода были установлены в честь окончания различных периодов времени, чаще всего двадцатилетий, по Долгому счету. Но мы до сих пор не знаем всех аспектов самих церемоний. В монументальных надписях много говорится об установлении стелы («большого камня») и разбрасывании царем комочков копала (ароматной смолы), но в них никогда прямо не упоминается, что календарные торжества сопровождались человеческими жертвоприношениями. Тем не менее, на многих стелах по бокам от правителя изображены стоящие на коленях связанные пленники. Вполне возможно, что их приносили в жертву по случаю завершения календарных циклов. Одно из таких жутких действ древние мастера и запечатлели на прекрасной вазе.



[i] Ланда Д. Сообщение о делах в Юкатане. Перевод со староиспанского, вводная статья и примечания Ю. В. Кнорозова. – М.-Л.: Издательство АН СССР, 1955. – С. 154-155.

[ii] В представлениях древних майя темная жидкость какао ассоциировалась с кровью, поэтому подобная иллюстрация едва ли случайна. Подробнее о роли какао в религии древних майя смотрите: Martin S. Cacao in Ancient Maya Religion: First Fruit from the Maize Tree and other Tales from the Underworld // Chocolate in Mesoamerica: A Cultural History of Cacao / Ed. by C. L. McNeil. – Gainesville: University of Florida Press, 2006. – P. 154-183. 

[iii] Stuart D. Notes on a Sacrifice Scene // Maya Decipherment: A Weblog on the Ancient Maya Script, October 31, 2014. URL: http://decipherment.wordpress.com/2014/10/31/notes-on-a-sacrifice-scene/

[iv] Традиционно духов вахй отождествляли с так называемыми «духами-спутниками» или «со-сущностями» - существами, с которыми человек от рождения имел особую мистическую связь и разделял общую жизненную судьбу. Новая интерпретация была предложена в 2005 году Д. Стюартом. Смотрите: Stuart D., Macleod B., Martin S., Polyukhovich Y. Glyphs on Pots: Decoding Classic Maya Ceramics. Sourcebook for the 29th Maya Hieroglyphic Forum / Ed. by D. Stuart. Department of Art and Art History, University of Texas at Austin: Austin, 2005. – P. 160.

[v] Самая полная и обоснованная реконструкция политической истории Ик’а’ на сегодняшний день предложена А. Токовининым и М. Зендером. Смотрите: Tokovinine A., Zender M. Lords of Windy Water: The Royal Court of Motul de San Jose in Classic Maya Inscriptions // Motul de San José: Politics, History, and Economy in a Classic Maya Polity / Ed. by A. Foias and K. Emery. – Florida: University Press of Florida, 2012. – P. 30-66.