Сиротка и дух прибрежных торосов

:::
Легенды и сказки
:::
эскимосы

Жил однажды сиротка. Дома у него не было, и смотреть за ним было некому. Летом он спал на улице, зимой — в большом доме для праздников. Кто-нибудь из жалости даст ему кое-что из одежды, кто-нибудь — немного еды. Так и жил.

Однажды зимним вечером несколько маленьких мальчиков играли в доме для праздников. Амисюнак, маленький сиротка, устроился на лахтачьих шкурах, развешанных под потолком су­шиться. Мальчики заметили его и стали петь:

Амисюнак — дурачок,

Амисюнак — дурачок,

Наверху под потолком,

Наверху под потолком

Прячется он!

Амисюнак, уходи!

Потом один из мальчиков схватил его за волосы и выбросил за дверь, говоря:

  • Пойди посмотри, что там делается!

Скоро Амисюнак снова вошел.

  • Что ты там увидел?
  • Ничего не увидел,— ответил он.

Снова они пропели свою песенку и вытолкнули его за дверь.

На этот раз он увидел на льду огонек — как звездочка или как огонь жирника. Он опять вошел.

  • Что ты там увидел? — спросили его.
  • Я видел свет вдали на льду,— ответил он.— Похоже на жирник или на звезду, только это ни то, ни другое. Берегитесь, будьте осторожны: это может быть злой дух.

Но они не обратили внимания на его слова, снова спели пе­сенку и вытолкали его наружу. На этот раз свет был гораздо ближе: он был как большой костер на берегу. Амисюнак поспе­шил внутрь, напуганный.

  • Что ты там увидел?
  • Я увидел на берегу что-то вроде большого костра. Это, наверное, злой дух. Прячьтесь скорее!

Теперь дети испугались тоже и попрятались в разных концах помещения. Скоро снаружи послышался громкий треск и скре­жет, будто тяжелые льдины наползали одна на другую, образуя торосы. Потом через дверь протянулась громадная рука: от за­пястья и выше она была покрыта замысловатой татуировкой. Она медленно пошарила внутри, схватила одного ребенка и ис­чезла, потом снова появилась и схватила второго, и так продол­жалось, пока она не утащила всех детей, кроме Амисюнака, ко­торый спрятался среди лахтачьих шкур. Там он просидел всю ночь, боясь пошевелиться, хотя рука больше не появлялась. На рассвете один из мужчин пришел к дому для праздников и по­пытался войти, но дверь была завалена льдом, и он не сумел войти. Это его удивило, и он крикнул:

  • Дети, откройте дверь!

Но Амисюнак был слишком напуган, чтобы двинуться. Муж­чина крикнул сердито:

  • Дети, откройте дверь!

Но Амисюнак не шевелился.

  • Погодите, дайте только до вас добраться, я вас поколо­чу!— вскричал мужчина в ярости.— Откройте дверь! Я замерз!

Тут Амисюнак отозвался:

  • Тут никого нет, я один. Ночью приходил злой дух и всех унес.
  • Кто ты? — спросил мужчина.
  • Амисюнак,— ответил тот.

Тогда мужчина вырвал окно и, заглянув внутрь, увидел Амисюнака, сидевшего на лахтачьих шкурах.

Выходи-ка наружу и расскажи нам все, что знаешь,— сказал он и, схватив Амисюнака за руку, вытащил его через ок­но и отвел к себе домой. Там Амисюнак рассказал им всем, что случилось. Как только совсем рассвело, все мужчины селения начали искать пропавших детей, но они нашли только громадные следы, идущие от двери дома для праздников, и большую гряду торосов на берегу, в которой были разбросаны растерзан­нее детские тела; их унес дух, живущий подо льдом.

Люди селения решили отомстить за это преступление, но в то время они ничего не могли поделать. Амисюнак жил с тем муж­чиной весь остаток зимы, всю весну и лето. Поздней осенью, ко­гда от моря начал наползать лед, мужчины собрались в доме для праздников и стали играть так же, как их дети до этого; они спели ту же песенку и так же выкинули Амисюнака нару­жу. Все случилось как в первый раз: сначала ничего не было, потом вдали на льду появился огонек, потом он стал как большой костер на берегу. Но мужчины, вместо того, чтобы пря­таться, встали вокруг двери; по одну сторону стоял мужчина с топором в руках, по другую — мужчина с большим ножом, по третью — сжимающий огромную дубину, по четвертую — держа­щий несколько больших камней. Так они ждали. Наконец раз­дался громкий треск и скрежет, и гигантская рука просунулась в дверь. Топор, нож, дубина, камни — все обрушилось одновремен­но; рука тут же исчезла. Наутро были видны те же огромные следы на снегу перед домом, но на этот раз они были залиты кровью — великан ушел, только чтобы умереть.


Сказка аляскинских эскимосов

Источник – «Эскимосские сказки и мифы». Перевод с эскимосского и английского. Составление, предисловие и примечания Г. А. Меновщикова. М., Главная редак­ция восточной литературы издательства «Наука», 1988. 536 с. («Сказки и мифы народов Востока»)

№ сказки в книге:

№ 157

Зап. от Дженни Томсен. 17, № 30. Вар.: № 228

Тексты № 135—165 (кроме № 155) даны по [17] в переводах Н. Вахтина (им же осуществлена сверка тех сказок, которые даны в [17] в подлин­нике и переводе, т. е. № 1—10 по нумерации оригинала). Записи сделаны в экспедициях Даймона Дженнеса 1913—1918 гг. Более точных данных у Дженнеса нет, поэтому паспортизация здесь менее подробна, указывается только имя сказителя (место записи читатель может найти под этим име­нем в Сведениях о рассказчиках, там же подробнее см. о данных, приводи­мых в [17]), а также номер по изданию Дженнеса.