Подсчитывая черепа: комментарий по теории ацтекского каннибализма Харнера-Харриса

Бернард Р. Ортис де Монтельяно
:::
Статьи и материалы
:::
ацтеки и науа

Харнер (1977) и Харрис (1977) предложили культурно-материалистичное объяснение большому количеству приносимых в жертву ацтеками людей – они утверждают, что ой тому был каннибализм. Каннибализм, в свою очередь, был необходим для обеспечения дефицитной белковой диетой ацтеков. Утверждалось, что в год в Теночтитлане в жертву приносилось 15 000 человек, а по всей Центральной Мексике – 250 000. Харнер говорит, что большая часть жертв затем поедалась. Он так описывал ритуал жертвоприношения:

«Труп затем сбрасывали вниз по ступеням пирамиды, где пожилые служители отрезали руки, ноги и голову. Голову относили на раму для черепов и как минимум три конечности обычно становились собственностью захватившего жертву в плен… Затем он устраивал в своем районе праздник, где центральным блюдом были тушеные томаты, перец и конечности жертвы» [1977:120].

Другие исследователи (Soustelle 1964:111; Ortiz de Montellano 1978; Duverger 1978:184-187, 200-203) соглашаются, что жертвоприношение и каннибализм имели место в обществе ацтеков, на что указывают и документальные свидетельства (Sahagun 1951:3, 24, 47-48, 52-53; 1959:64-67; Duran 1967:23, 33, 64, 108), и что наше понимание размаха и значения этих практик противоречиво. Цифры, указанные Харнером и Харрисом намного выше тех, что были когда-либо ранее опубликованы, они не были адекватно подтверждены в опубликованных источниках. Даже принимая в расчет такое огромное количество жертв, были приведены аргументы, указывающие на то, что в диете ацтекской элиты и такое количество белков не было бы значительным в процентном соотношении к необходимому (не говоря уж о всех жителях); к тому же время, когда совершались акты каннибализма, скорее соотносится с периодами сбора урожая, а не его нехватки (Ortiz de Montellano 1978). На самом деле количество поедаемых должно быть снижено на неопределённое, но значительное число, поскольку все жертвы богу дождя Тлалоку хоронили нетронутыми, т.е. их не употребляли в пищу (Motolinia 1971:63, 66; Duran 1967:88; Lopez Austin 1980:366-367).

Также не доказана связь между количеством черепов на раме для черепов (цомпантли) и количеством принесённых в жертву или съеденных жертв. Харнер использует количество черепов в качестве ключевого свидетельства происходивших жертвоприношений и, таким образом, празднеств. Большое значение как Харнер, так и Харрис придают именно количеству жертв, что для них предопределяет обоснованность указанного количества и возможной модели уэй цомпантли («большая рама для черепов») в Теночтитлане. Харнер (1977:122) утверждает, что на цомпантли помещалось 136 000 черепов. Его утверждение основано на описании, данном испанским конкистадором Андресом де Тапией (1971:538): «Шестьдесят или семьдесят очень высоких балок расположены с интервалом менее ‘vara de medir’ друг от друга [0,84 м.] с прутьями снизу до верху. На каждый из таких прутьев нанизывалось по 5 черепов» (перевод автора). Тапиа и компаньон умножили количество прутьев на пять, чтобы получить итоговое число. Эти данные, если их взять за чистую монету, дают нам физически невероятное число, что будет показано ниже, таким образом, ценность этого утверждения ставится под сомнение.

Некритическое восприятие утверждений «свидетелей», нескольких конкистадоров, ничего не подтверждает и может ввести в заблуждение, поскольку их мотивом в то время было преувеличить дьявольские дела ацтеков, чтобы оправдать конкисту (Castile 1980; Ortiz de Montellano 1978). Миссионеры же, несмотря на предвзятое отношение к ацтекской религии, которую они считали «делом дьявола», в целом являются более точными источниками информации и часто предоставляют более подробные описания. Они будут использованы в попытке подсчитать возможную вместимость уэй цомпантли.

Базисным принципом при озвучивании научных данных является понимание, что когда экспериментальное количество множится или делится, то количество значащих цифр в итоге не может превышать указанного в менее точном измерении, в нашем случае – 60-70 шестов. По результатам подсчета Тапии значащая цифра здесь одна – 1х105, в то время как Харнер использовал шесть цифр, что уже даёт неверное представление о точности. В дополнении к этому, в нашем случае простой подсчет покажет физическую невозможность предполагаемого результата. Допуская наличие 70 шестов, предполагаем, что они были выстроены в семь рядов по десять шестов каждый, тогда всего было 63 прута по пять черепов на каждом. В каждой плоскости тогда должно было быть 315 черепов. Тапия не описывает вертикальное расстояние между плоскостями, но в другом источнике (Duran 1967:23) говорится о 0,42 метрах. Чтобы получить 1,36х105 черепов необходимо, чтобы длина вертикальных шестов была 181 метров, что больше любого из известных деревьев. Известно ещё со времён Галилео, что дерево не может превышать 100 метров в высоту (Judson 1980).

Дуран (1967:23) обеспечил нас более полным описанием рамы для черепов из Теночтитлана. Его описание можно использовать, чтобы сделать более правдоподобные подсчёты количества черепов. Длина цомпантли[1] была 30 ‘brazas’[2] (50,16 м.), ширина – 30 ‘pies’ (8,4 м.), расстояние между шестами – 1 ‘braza’ (1,67 м.), а расстояние между горизонтальными шестами – ½ ‘vara’ (0,42 м.). Каждый соединённый прут имел по 20 черепов, а вертикальные шесты были длиной с «высокое дерево». О высоте и о количестве шестов в описании ничего не говорится. Подсчёты из расчета соотношения длины к диаметру дерева (McMahon 1975:93)[3] позволят нам подойти к возможному количеству черепов. Максимальное количество шестов определённой высоты, которые могут поместиться на указанной Дураном площади можно получить математически[4]. Количество черепов при соблюдении этих условий записано в Таблице 1, при этом оно варьируется в зависимости от высоты шеста. Данная Дураном цифра в 20 черепов на прут приводит к тому, что ширина черепа в этом случае должна быть 8,35 см., что уж очень мало. Более вероятной шириной черепа, полученной в ходе антропологических измерений современных индейцев науа, является 14,9 см. (Faulhaber 1970:82). В этом случае на каждом пруте было по 11 черепов. Подсчёты с использованием обоих цифр указаны в Таблице 1. Примечательно, что количество черепов увеличивается с увеличением длины шеста до 30 метров, затем при увеличении длины шеста вместимость снижается. Эта отметка в 30 метров является весомым аргументом в пользу того, что это и была предельная высота для шестов цомпантли. Она приблизительно соответствует высоте тех шестов, что используются «воладорами» Веракруса, история танцев которых восходит к доколумбовым временам.

Один рецензент отметил, что помимо описанного здесь цомпантли существовали и другие рамы для черепов. Саагун (1951:166-175) упоминал пять таких цомпантли, помимо «главной» рамы для черепов. Они, по всей видимости, были гораздо меньше основного цомпантли. Цомпантли Мишкоатля был описан имеющим в высоту два ‘estados’ и семь или восемь перекладин (Sahagun 1956:233). Т.е. по высоте он был ок. 3 м. с промежуточным расстоянием между перекладинами ок. 0,4 м., если следовать подсчетам Дурана. Нам не сообщают сколько шестов там было, так что вместимость этого цомпантли посчитать невозможно. Ясно, однако, что такие рамы для черепов использовались лишь в особых случаях и не могли существенно дополнить вместимость «главной рамы для черепов».

Вполне разумно подытожить, что вместимость главной рамы для черепов в Теночтитлане не превышала 60 000 черепов (по 11 на шест) и, вероятно, была намного меньше, поскольку не занимала всю описываемую Дураном площадь. Описание Тапии, на которое опирался Харнер, явно ошибочно и сильно преувеличивает возможности цомпантли.

Таблица 1. Суммарное количество черепов на «цомпантли» для шестов различной длины

 

 

 

Черепа/плоскости

Суммарное кол-во черепов х 103 *

Длина шеста, м.

Диаметр у основания, м.

Кол-во прутьев

(20 на прут)

(11 на прут)

Кол-во плоскостей

(20 на прут)

(11 на прут)

15

0,29

4*25=100

2 000

1 100

36

72

40

31

0,86

4*19=76

1 520

836

74

112

62

45

1,5

3*15=45

900

495

107

96

53

61

2,4

2*12=24

480

264

145

70

38

92

4,3

2*8=16

320

176

219

70

38

* - Суммарное количество дано с точностью до одной (и уж определённо не больше двух) значащих цифр

 

Автор – Бернард Р. Ортис де Монтельяно, Университет Уэйна

Источник – «Counting Skulls: Comment on the Aztec Cannibalism Theory of Harner-Harris», Bernard R. Ortiz de Montellano. In American Atnthropologist, New Series, Vol/ 85, No. 2. (Jun., 1983), pp. 403-406.



[1] Дуран утверждает, что цомпантли был «размещён в центре» того места, размеры которого я привожу. Тем не менее, расчёты будут производиться как будто она занимала всю площадку, чтобы достичь предела погрешности и оценить её максимальную, а не минимальную вместимость.

[2] Единицы измерения в те времена не были стандартизированы и местами различались. По всей видимости, единица объёма «fanegas» различалась весьма значительно (Ortiz de Montellano 1978), но как меры длины была довольно стабильны. Несколько источников (Real Academia Espanola 1970; Alonzo 1958) единодушны в отношении длины «braza» и «vara». В любом случае прочие допущения, которые будут сделаны в расчетах, снижают число значащих цифр до такой степени, что перевод из испанской в метрическую систему не увеличит значительно ошибку.

[3] Соотношение диаметра дерева к его длине находится по формуле = К (длина)3/2. Коэффициент К у разных деревьев разный. Поскольку нам не известно какое дерево использовалось в качестве шеста, то мы примем К равным 0,005. Данный коэффициент взят как среднее значение К нескольких возможных деревьев, например, Pinus ponderosa (k=0,0017), Abies religiosa (k=0,0061), Taxodium distichum (k=0,0038) и Cupressus lusitanica (k=0,0086) (Harlow and Harrar 1958:105-207).

[4] (Диаметр) Х + 1,67, Y = 50,16, а X = Y+1, где X = количество шестов, Y = количество рабочих зон по горизонтали, (диаметр) X + 1,67 Y = 8,40 и X = Y+1 для длины платформы.