Обиженный сиротка

:::
Легенды и сказки
:::
эскимосы

На реке жили люди, и среди них — старушка с внуком. Когда мужчины приносили в поселок добытых оленей, этот мальчик отправлялся к ним за своей долей мяса. Потом, получив свою долю, он шел по разным домам, получал еду и возвращался домой.

Старшинами поселка были два брата. Когда мальчик прихо­дил к ним, их мать давала ему много еды. Вскоре, однако, еды стало не хватать, и мальчику доставалась очень маленькая доля. Но мальчик продолжал ходить в дом двух братьев, и женщина всегда давала ему поесть, как прежде. У других людей уже не было еды, которую они могли бы отдать, и в конце концов они перестали кормить его; хоть он и продолжал приходить к ним, они тем не менее ничего ему не давали. Однако он продол­жал ходить в дом братьев и, когда ему там что-нибудь давали, возвращался домой. Однажды, когда он вошел, женщина дала ему немного мяса. Когда он взял его, один из сыновей оцарапал ему руку чесалкой из ноги болотного луня. Мальчик выронил мясо, потом поднял его снова здоровой рукой и вышел плача. Мать двух братьев ничего не заметила.

С плачем мальчик вошел к себе домой, и его бабушка спро­сила его:

  • Почему ты плачешь?
  • Ее сын Тонак сделал так, что я плачу,— ответил маль­чик.

Бабушка велела ему не ходить туда больше, но наутро, от­правившись обходить другие дома, он пошел в тот дом, и жен­щина снова дала ему немного мяса. И снова младший брат оца­рапал его, когда он брал мясо, а когда он отпустил мясо, отобрал его вовсе. Сиротка ушел плача, как и в прошлый раз, по, когда он ушел, мать братьев, которая на этот раз все виде­ла, сказала своему сыну:

  • Позор, у этих людей ни капли жалости к бедному сиротке! Вы хоть и взрослые, но вряд ли проживете долго.

Юноша, однако, не обратил внимания на слова матери, ото­шел и лег. Наутро, после того как старушка и ее внук позавтра­кали, мальчик снова пошел по домам. Не получив ничего от других людей, он снова пришел в тот дом, и все произошло как накануне. Когда он вернулся, его бабушка сказала ему:

  • Внучек, эти люди тебя не любят, иначе они не вели бы себя так.

Сказав так, она научила его песенке и велела спеть в сенях. Он немного побаивался, но она велела ему не пугаться. И вот назавтра он вошел в сени, скорчился там и запел свою песню, а в конце сказал:

  • Берегитесь!

Бывшие в доме спросили у него, не ошибается ли он, но он сказал нет. Еще во время его пения послышался шум, как будто кто-то дерется. Люди стали бранить его, говоря:

  • Мальчик, ты скоро умрешь.

Но мальчик только пел быстрее, чем раньше. Оба юноши вышли наружу, когда услышали шум драки, и обещали маль­чику, что будут делиться с ним пищей, как со всей остальной родней, но мальчик не обращал внимания на их слова. Когда юноши пошли обратно в дом, мальчик выходил и встретил их в сенях. Только что был слышен шум драки, но теперь все стихло.

Люди жили на том же месте, но они все один за другим умерли от голода. Бабушка превратилась в горностая, а ее внук превратился в волка.


Сказка аляскинских эскимосов

Источник – «Эскимосские сказки и мифы». Перевод с эскимосского и английского. Составление, предисловие и примечания Г. А. Меновщикова. М., Главная редак­ция восточной литературы издательства «Наука», 1988. 536 с. («Сказки и мифы народов Востока»)

№ сказки в книге:

№ 144

Зап. от Куапканы. 17, № 8.

Тексты № 135—165 (кроме № 155) даны по [17] в переводах Н. Вахтина (им же осуществлена сверка тех сказок, которые даны в [17] в подлин­нике и переводе, т. е. № 1—10 по нумерации оригинала). Записи сделаны в экспедициях Даймона Дженнеса 1913—1918 гг. Более точных данных у Дженнеса нет, поэтому паспортизация здесь менее подробна, указывается только имя сказителя (место записи читатель может найти под этим име­нем в Сведениях о рассказчиках, там же подробнее см. о данных, приводи­мых в [17]), а также номер по изданию Дженнеса.