Ацтеки в Чиконаутле

Ананда Кохен, Кристина М. Элсон
:::
Статьи и материалы
:::
ацтеки и науа

Доктор Джордж Вайян, четвертый куратор Археологии Мексики и Центральной Америки в Американском музее естественной истории, был одним из величайших американских археологов своего времени. Дж. Вайян родился в 1901 году в Бостоне (Массачусетс) и получил образование в Гарвардском университете, где у него проявился сильнейший интерес к месоамериканской археологии. Докторскую степень он защитил в 1927 году, после он немедленно стал ассистентом куратора в Американском музее естественной истории (далее AMNH). В 1930 году он стал младшим куратором в AMNH, эту должность он занимал 10 лет. В 1941 году он был назначен директором Музея Пенсильванского университета. Также он занимал несколько правительственных постов.

Джордж и Сюзанна Вайян. Материал AMNH / amnh.org

Джордж и Сюзанна Вайян

В период с 1926 по 1936 гг. Дж. Вайян (позже к нему присоединяется супруга Сюзанна Клапп Вайян) проводил раскопки по всей Мексике – около девяти лет он провел в поле, раскапывая участки, датируемы начиная с формативного и заканчивая постклассическим периодами. За прошедшие сто лет многие аспекты археологической теории и методов полевых работ претерпели изменения – пионером этого был Джордж Вайян. Его полевые работы выполнялись в полном объеме и были систематизированы, что позволяет проводить новые исследования с полученными свыше 70 лет назад археологическими данными. Он делал подробные записи, документировал архитектурные сооружения, совершая многочисленные зарисовки и делая фотографии, а также фиксировал происхождение артефактов. В Центральной Мексике Дж. Вайян проводил раскопки в Сакатенко, Тикомане, Эль-Арболильо и (вместе с Сюзанной Вайян) Гуалупите. Его книга «Ацтеки Мексики»[1] была синтезом археологической и этноисторической информации, описывающей культурную эволюцию в Центральной Мексике.

Общее

Дж. Вайян провел значимые раскопки в городище постклассического периода Чиконаутле. Последние годы д-р Кристина Элсон руководила проектом по анализу и публикации трудов Дж. Вайяна по этому городищу (см. Elson 1999; Elson and Smith 2001). Вместе с ней работали Кристин Чен (Колумбийский университет), Ананда Кохен (Университет Мичигана), Хитер Хейнман (Университет Нью-Йорка), Кэти Макгурл (Бостонский университет) и все они анализировали разные аспекты коллекции. Это было сделано для лучшего понимания Чиконаутлы в политическом, культурном и экономическом контексте. В этой статье суммированы данные по некоторым важным находкам, в основном по керамическим предметам из Чиконаутлы, но важно понимать, что это не исследование.

Городище Чиконаутла расположено в северо-западной части Долины Мехико. В доиспанское время город находился у берегов озера Тескоко. После падения Теотиуакана, долина Мехико стала политически фрагментированным регионом. Население совершало миграции и возникали новые центры. Первое значительное поселение в Чиконаутле появляется в Ранний постклассический период (950-1150 гг.), когда оно превратилось в одну из крупных деревень долины Мехико. Чиконаутла оказалась на пересечении важных торговых путей, связывающих политии долины Мехико с политиями долины Теотиуакана и побережья Мексиканского залива.

В середине Постклассического периода (1150-1350 гг.) Чиконаутла становится главным городом политии. Такие города на языке науатль назывались альтепетлями. Правителей альтепетля называли тлатоани, власть монарха была наследственной. К Позднему постклассическому периоду (1350-1520 гг.) Чиконаутла была одним из 50 альтепетлей долины Мехико. После формирования Тройственного союза в 1428 году Чиконаутла подпадает под политическое влияние Тескоко, города, которым управлял знаменитый Несауалькойотль. Город выплачивал дань Тескоко трудом и строительными материалами.

Полевые работы в Чиконаутле

Джордж Вайян впервые посетил Чиконаутлу в октябре 1934 года. Он исследовал городище и определил его границы. По документу Relación Geográfica, записанному в 1557 году, в Чиконаутле было 4 района. Один из районов носил на науатле название Кальпульпан Йаканки («casería principal» по-испански), т.е. «резиденция знати». Дж. Вайян опросил местных жителей, где находился этот район и они указали ему на место, которое называли «Casas Reales», «царскими домами».

Восток

Поздний Дом на востоке. Материал AMNH / amnh.org

Поздний Дом на востоке

Утопленное патио, вид на север. Материал AMNH / amnh.org

Утопленное патио, вид на север

Утопленное патио, вид на восток. Материал AMNH / amnh.org

Утопленное патио, вид на восток

Юг

Дом на юге, вид на северо-запад. Материал AMNH / amnh.org

Дом на юге, вид на северо-запад

Дом на юге, вид на север. Материал AMNH / amnh.org

Дом на юге, вид на север

Север

Комнаты Северного дома. Материал AMNH / amnh.org

Комнаты Северного дома

Комнаты Северного дома. Материал AMNH / amnh.org

Комнаты Северного дома

Коридор Северного дома. Материал AMNH / amnh.org

Коридор Северного дома

Запад

Дом на западе, вид на север. Материал AMNH / amnh.org

Дом на западе, вид на север

Дом на западе, вид на северо-восток. Материал AMNH / amnh.org

Дом на западе, вид на северо-восток

Дж. Вайян вернулся сюда вновь в феврале 1935 года. Тогда же он провел первые раскопки маундов «Касас Реалес». Раскопки северного маунда, который он назвал Зоной А, не выявили архитектурных остатков. А вот во время раскопок южного маунда, названного им Зоной В, были обнаружены руины ацтекского дворца (текпана на науатле). По принятым тогда полевым методам, Вайян прорыл ряд больших траншей, затем, когда обнаружил остатки архитектуры, разделил территорию на несколько меньших по размеру участков. Дж. Вайян не опубликовал после работ в Чиконаутле монографию, однако оставил после себя обширную документацию по находкам: фотографии, полевые заметки, карты местности и очень большую коллекцию предметов, в т.ч. керамику, обсидиан, кости, метал, камни и этноботанические материалы. Коллекция требует многолетней архивной работы и уже затем можно будет анализировать все эти предметы.

Дж. Вайян сделал зарисовки тех частей ацтекского дворца, где он проводил раскопки. По каждому из 184 участков дворца он составлял таблицу, куда заносил всю найденную там керамику. Составив компьютерную базу данных по керамике, г-жа Элсон смогла использовать эти данные, а также анализ Дж. Вайяна стадий постройки дворца для составления более полной картины пребывания людей в Чиконаутле в постклассический период. Изучив факторы, она подтвердила предположение Дж. Вайяна о том, что он вел раскопки дворца правителя Чиконаутлы. При поддержке FAMSI г-жа Элсон и д-р Дебора Николс из Дартмутского колледжа сейчас проводят анализ осколков с раскопок. Результаты анализа прольют свет на роль Чиконаутлы в широком экономическом и региональном контексте.

Дворцовая архитектура в Чиконаутле

Архитектурные формы, строительные материалы и декоративные элементы указывают на то, что строение в Чиконаутле, где проводил раскопки Дж. Вайян, является дворцом тлатоани. Формы помещений, построенных на платформах вокруг закрытого патио характеризует типичное жилище элиты. Под платформы использовались вулканические породы (tepetate), расставленные по углам булыжники из лавы и резные камни. Комнаты дворца были расположены на платформах, стены у них были построены из кирпичей адобы и покрыты штуком (штукатуркой) с обеих сторон. Полы также были покрыты штукатуркой. Дверные косяки и подпорки крыши скорее всего были выполнены из деревянных балок.

Дом на востоке раннего периода. Материал AMNH / amnh.org

Дом на востоке раннего периода

Дом на западе, вид на северо-восток. Материал AMNH / amnh.org

Западная платформа

Очаг. Материал AMNH / amnh.org

Очаг

Паровая баня. Материал AMNH / amnh.org

Паровая баня

Зернохранилище. Материал AMNH / amnh.org

Зернохранилище

Различные предметы. Материал AMNH / amnh.org

Различные предметы

Вайян обнаружил остатки больших конусов из пемзы и керамики, которые ранее, вероятно, были помещены над дверным проемом и были украшением. Сюзанна Эванс проанализировала рисунки во дворце и пришла к выводу, что они соответствуют тем, которые использовались для украшения жилища элиты. Среди других предметов, которые ассоциируются с жилищем элиты, выделяются следующие: каменные очаги (tlacuilli), паровые бани (temazcalli) и покрытые землей или штуком зернохранилища (cuexcomatl).

Строительство дворца в Чиконаутле можно отчетливо разделить на две фазы – раннюю и позднюю. В ранней фазе он состоял из ряда помещений, размещенных на платформах. Восточные помещения были расположены вокруг закрытого патио. Западные помещения примыкали к большой, открытой платформе. Слегка обособленная южная конструкция состояла из ещё нескольких помещений, расположенных вокруг закрытого патио. В Поздний ацтекский период (1450-1520 гг.) дворец был расширен. В позднюю фазу строительства дворец был сформирован из помещений вокруг утопленного патио с примыкающим к нему с запада и юга больших платформ. Западная платформа явно была предназначена для проведения церемоний.

Когда Дж. Вайян начал раскопки участка у северо-западного угла платформы, то обнаружил здесь большое количество угля, обсидиановых лезвий и курильниц – вероятно, эти предметы сваливали сюда после их использования во время церемоний, проводимых на вершине платформы. Также он нашел некоторое количество осколков больших керамических плиток, остатки декоративных украшений, зазубрин амбразур, некогда украшавших вершины храмов. Наконец, здесь также были найдены продолговатые конусы из камня и обожженной глины, которые раньше были частью экстерьера платформы.

Керамические сосуды и хронология

В Месоамерике керамику изготовляли вручную при помощи перемоточного устройства (coil technique). В Чиконаутле многие керамические изделия (в частности утилитарные кувшины, комали и чаши) изготовлялись местными мастерами, а другие сосуды получали посредством торговли. Керамические сосуды были необходимы для нужд домохозяйства – для готовки, сервировки и хранения пищи и питья. Анализ керамики позволяет археологам получить данные для выдвижения предположений о сроках заселения места и о социально-экономическом статусе живших здесь людей.

Типы сосудов. Материал AMNH / amnh.org

Типы сосудов

Во время полевых работ Дж. Вайян проанализировал свыше 100 тысяч осколков, соотнеся их к ок. 200 типам керамики. Он определял типы в основном по форме и рисункам на предметах. И хотя он не привез с собой в AMNH все осколки, все же по несколько примеров (где-то много, где-то мало) каждого типа керамики он с собой прихватил.

Торговые сосуды. Материал AMNH / amnh.org

Торговые сосуды

Керамика помогла Вайяну определить периоды оккупации места. Первые раскопки Зоны А (когда было найдено 14 696 осколков) Вайян обнаружил большую долю керамики Масапан, что позволило определить первоначальное заселение места в Ранний постклассический период (950-1150 гг.). Изделия Масапан чаще всего представлены керамикой с прямыми или извилистыми красными линиями (толстыми и тонкими) внутри или снаружи сосуда типа Red on Buff. В коллекции AMNH большая часть такой керамики относится к чашам, но есть и несколько тарелок. Из всей найденной в Зоне А керамики изделий Масапан было 21%. Ещё 21% коллекции составляли не декорированные обода и корпусы кувшинов. 7% найденной керамики отнесли к типу Койотлателько (керамика этого типа относится к периоду 650-950 гг.), т.е. здесь было поселение в Эпиклассический период. На этой территории не было найдено каких-либо строительных остатков, так что, вероятно, дома раннего периода были построены здесь из разлагаемого материала, например, из плетня и штукатурки (мазанка).

Сосуды типа Black on Orange. Материал AMNH / amnh.org

Сосуды типа Black on Orange

В Зоне В также были найдены, но в небольшом количестве, данные о культуре Масапан и о проживании здесь людей в Раннем ацтекском периоде. В комнатах Дома на западе, раннем строении, чьи руины оказались под верхним слоем постройки более поздней фазы, керамика периода Масапан оказалась смешанной с керамикой Раннего ацтекского периода (чаши типа Black on Orange II и Black-and-White/Red I). Многие чаши Black-and-White/Red I украшены большими треугольными участками, разграниченными либо широкими, либо узкими диагональными линиями. 42-52% осколков керамики, представляющие Ранний ацтекский период, относятся к утилитарным сосудам (ручки и обода кувшинов, простые чаши и комали), в то время, как к сервировочным, декорированным сосудам относятся 19-26% из найденных осколков.

По типам декорации керамики в Ранний ацтекский (1150-1350 гг.) и Поздний ацтекский (1350-1520 гг.) периоды доминировала керамика типа Black on Orange. Раскопки Дж. Вайяна разных ацтекских городищ позволили ему по декоративным мотивам определить 4 фазы (Фазы I-IV) керамики Black on Orange. Он считал эти декоративные мотивы хронологическими маркерами, но недавно Джеффри Парсонс с коллегами показали, что типы Black on Orange I и II сосуществовали по времени и в основном встречаются в Ранний ацтекский период, а сосуществовавшие в одно время типы Black on Orange III и IV чаще всего встречаются в Поздний ацтекский период. Вайян нашел в Чиконаутле небольшое количество осколков керамики типа Black on Orange I и это неудивительно, поскольку Лиа Минк, Мэри Ходж и др. выяснили, что керамика этого типа в основном встречается в южной части бассейна.

Типы керамики и рисунки на ней. Изготовление и праздничные мероприятия элиты

В зданиях Позднего ацтекского периода Дж. Вайян нашел утилитарные изделия, церемониальные сосуды и причудливо разукрашенную керамику. Здесь мы хотим Вам описать некоторые типы найденных Дж. Вайяном изделий и рассказать, что они нам могут поведать о приготовлении пищи и празднествах. В слоях Позднего ацтекского периода Вайян зафиксировал большое количество (ок. 3000) осколков керамики, изготовленной мастерами из Тескоко. Джеффри Парсонс зафиксировал возможное использование подобных сосудов для заготовки соли и транспортировки её по всей долине Мехико. Соль в Мексике была высоко ценимым продуктом – она обеспечивала людей йодом, её могли использовать для консервации продуктов, при изготовлении мыла, также она была необходима для протравы текстиля. В документе «Relación Geográfica» для альтепетля Чиконаутла говорится, что жители города собирали соль с северо-восточного побережья озера Тескоко. Высокая доля осколков керамики, изготовленной мастерами из Тескоко указывает на то, что соль играла заметную роль в местной экономике.

Рисунки на сосудах типа Black on Orange. Материал AMNH / amnh.org

Рисунки на сосудах типа Black on Orange

Во дворце была найдена керамика следующих типов: Black on Orange III и IV, Black-and-White/Red II и Black/Red II. Тип Black on Orange III и IV чаще всего встречается на тарелках, чашах, молкахетес (чаши для помола на трех ножках), мисках и бутылях-кувшинах. Подобные изделия чаще всего использовались ацтеками в качестве посуды для сервировки – ими пользовались как богатые, так и бедные слои населения. Многие изделия этого типа имели линию, выходящую за пределы обода сосуда, начиная, таким образом, внутреннюю часть рисунка.

Порой линия формирует зигзагообразный рисунок, а иногда – изящный треугольник. Мэри Ходж и Лиа Минк связали подобные мотивы с производственными зонами в Теночтитлане. Ещё одним мотивом, встречающимся на некоторых керамических осколках, является спиральная линия с лепестками на сосудах возле ободка. Такие рисунки связаны с южной производственной зоной (Чалько-Шочимилько) долины Мехико. Вполне вероятно, что расположение Чиконаутлы на побережье озера позволило его жителям приобретать некоторые декорированные изделия из различных районов долины Мехико, несмотря на политическую связь города с Тескоко.

Курильница. Материал AMNH / amnh.org

Курильница

Керамика Black-and-White/Red II и Black/Red II в основном представлена в чашах. Большая часть таких чаш имеет тонкие (менее 5 мм.) и невысокие (ок. 5-8 см.) стенки. Сосуды Black-and-White/Red II and Black/Red II чаще находят в домах побогаче. Так, например, в комнатах 6,7, 9 и 10 Северного дома Дж. Вайян зафиксировал всего 3 695 осколков. Из них 10% были Black on Orange типа, 13% - Black-and-White/Red типа, а 7% - Black/Red. По этим фактам мы делаем выводы, что обитатели дворца использовали сравнительно часто ацтекскую красноватую утварь. У типа керамики Black-and-White/Red II были рисунки в виде ленточек, цветков, щитов, завитушек и др. У Black/Red II типа было несколько видов рисунков. У некоторых сосудов были прямые или же с небольшим уклоном параллельные линии на внешней стороне. Такие сосуды часто сопровождали рисунки больших цветков или завивающихся лепестков. На других сосудах в основном изображали спиральные лепестки и рисунки, связанные с ветром, либо мотивы «проносящийся со свистом» и «связанный сверток».

Сосуд для пульке. Материал AMNH / amnh.org

Сосуд для пульке

Дж. Вайян определил некоторые типы сосудов, которые могли быть использованы в ритуальных целях и празднествах элиты, как, например, курильницы, кубки в форме песочных часов и сферические чаши с круглой подставкой.

Курильницы представляют собой миски с длинной ручкой. Из рисунков Флорентийского кодекса видно, что их использовали для проведения ритуалов, как дома, так и в храмах. В одной части дворца, у северо-западного угла западной платформы было найдено большое количество разбитых осколков курильниц, что предполагает их вероятное использование в церемониях, проводимых на платформе, а затем выброс использованных сосудов.

Пульке – опьяняющий напиток, изготавливаемый из сока растения магея. У ацтеков был даже закон, ограничивающий распитие этого напитка и определяющий кому его можно потреблять. Часто его потребляли в ритуальных целях. Специальные кубки в форме песочных часов могли использоваться для питья пульке. Пульке разливали в такие кубки из кувшинов. В Чиконаутле большая часть таких керамических кубков и кувшинов относится к типу Black/Red.

Ещё одним продуктом, который потребляла в основном элита, был какао. Лишь у богатых людей был доступ к какао, который импортировали из земель с тропическим климатом. Какао использовали в качестве средства обмена (семена какао служили в качестве эквивалента денег), а также как питьё. Майкл Смит по анализу пиктографических документов выдвинул предположение, что шаровидные чаши использовались для потребление напитков, изготовленных на основе какао. Найденные в Чиконаутле примеры таких сосудов были искусно выполненными полихромными чашами, которые, вероятно, были импортированы из региона Чалько-Чолула.

Другие типы керамических изделий

Помимо керамических сосудов Дж. Вайян раскопал ряд других изделий из глины, как, например, пряслице, флейты, свистки, погремушки и штемпели. Местную экономику характеризуют пряслица. Джеффри и Мэри Парсонсы провели исследование, из которого стало ясно, что пряслица весом до 11 грамм лучше всего подходят для прядения хлопка, блоки от 11 до 30 грамм – для изготовления тонких волокон из магея, а блоки тяжелее 30 грамм – для производства грубых волокон из магея. Фредерик Хикс провел анализ роли ткани в экономике ацтеков. Обычно простолюдины носили одежды из тканей, полученных из магея, в то время, как хлопок был прерогативой элиты. Для женщин и мужчин из текстиля изготовлялись следующие виды одежд: набедренные повязки, накидки, рубахи, юбки и уипилли (женская рубаха с широкими рукавами). Из магея и хлопка также плели саваны, сумки, доспехи и постельные принадлежности. Из этноисторических документов нам известно, что в домашних хозяйствах прядение было занятием для женщин всех социальных уровней. В Чиконаутле большинство (182 из 224) из найденных пряслиц весили меньше 11 грамм. 8 пряслиц весили от 11 до 30 грамм, а 34 пряслиц – свыше 30 грамм. В Поздний ацтекский период одежда из хлопка пользовалась огромным спросом. Предметы одежды изготовляли, чтобы исполнить обязательства по уплате дани, обменивать их на экзотические товары, также их использовали в качестве подарков для обмена. В производстве ткани, помимо пряслиц, могли быть также задействованы такие вещи, как призматические лезвия обсидиана (для изготовления инвентаря, необходимого для прядения) и соль (которую использовали, как протраву при крашении).

Пряслицы. Материал AMNH / amnh.org

пряслицы

Из музыкальных изделий из керамики изготовлялись погремушки, флейты, свистки, терки и колокольчики. Их тоже находят в Чиконаутле. Исследование Роберта Стивенсона описывает роль музыки в ацтекском обществе. Она была важным аккомпанементом ритуалов – молитв и жертвоприношений. Курительные трубки и различные фигурки также обычно классифицируют в качестве ритуальных  предметов. Ацтекские трубки для раскуривания табака делали из керамики и костей.

Человеческие фигурки. Материал AMNH / amnh.org

Человеческие фигурки

Найденные в Чиконаутле статуэтки изображают людей (обоих полов), животных, а также предметы наподобие моделей храмов. Дж. Вайян предположил, что большинство фигурок представляли божеств воды и дождя, либо женских божеств, связанных с плодовитостью и, возможно, их использовали для проведения домашних ритуалов. Кристин Чен недавно проводила анализ статуэток из Чиконаутлы и её результаты подтверждают изначальное предположение Дж. Вайяна. Из 509 фрагментов фигурок, 91% (462) были осколками статуэток людей. Из них лишь у 209 осколков можно определить гендерную принадлежность и 90% (188) из них – женские статуэтки.

Фигурки животных. Материал AMNH / amnh.org

Фигурки животных

Некоторое время назад свое исследование найденных в городище малых предметов, в том числе керамических штемпелей, провела Нина Нивенс. У этих заготовок-трафаретов были геометрические, зооморфные и природные рисунки. Представляет интерес найденный на пяти штемпелях животный мотив, который олицетворяет собой «Огненную змею» (шиукоатль). На этих штемпелях изображена змея со стрелами исходящих из её пасти и находящихся также под ней. Эти стрелы могут символизировать солнечные лучи или свет от костра/огня. В семи других штемпелях найден весьма замысловатый узор, который может копировать рисунки на текстиле. Поскольку штемпеля довольно часто встречаются в археологических городищах, а керамика, копирующая рисунки трафаретов, найдена в небольших количествах, г-жа Нивенс предположила, что штемпеля, вероятно, использовали в основном для раскрашивания тел или одежды.

Керамические штемпели. Материал AMNH / amnh.org

Керамические штемпели

Подытоживая, мы видим, что многие архитектурные данные и найденная керамика подтверждают предположение Вайяна о том, что он вел раскопки ацтекского дворца, вероятно царского дворца тлатоани. Также эти данные проливают свет на то, какого вида деятельность проходила внутри компаунда.

Такой вывод подтверждают:

- форма резиденции, которая состояла из нескольких комнат на платформах вокруг закрытого патио.

- качество строительных материалов: камни для облицовки платформ и основания стен, а также штукатурка для стен и пола.

- объединение в одном строении зон для ритуалов (на западной платформе) и зон для жилья.

- наличие декоративных элементов, например, каменные и керамические конусы и зазубрины, известные по этноисторическим источникам, как украшавшие элитные резиденции и храмы.

- наличие хранилищ, каменных очагов и паровых бань внутри строения.

- исходя из соотношения используемой резидентами керамики, становится ясно, что они довольно часто предпочитали ацтекскую посуду типа Redware, а не только типа Black on Orange.

- наличие кубков в форме песочных часов и сфер указывает на потребление резидентов компаунда пульке и какао напитков, как во время празднеств, так и просто в быту.

- наличие музыкальных инструментов, курильниц и курительных трубок также указывает на то, что здесь осуществлялась церемониальная деятельность с привлечением определенной группы людей, вероятно, под контролем местного правителя.

- наличие статуэток и пряслиц указывает на ритуальную и производственную деятельность, которой, вероятно, занимались женская половина жителей компаунда.

Собранные Вайяном данные свидетельствуют о том, что во дворце Чиконаутлы осуществлялись как частные, домашние дела (приготовление продуктов питания, прядение и проведение ритуалов со статуэтками), так и ритуалы, ориентированные на большее количество людей (для подобных мероприятий требовались курильницы, участие музыкантов и распитие напитков).

Наконец, мы подробнее рассмотрим один источник, датируемый Поздним ацтекским периодом, чтобы показать, как контекстуальный анализ всех найденных Дж. Вайяном материалов может пролить свет на ацтекскую культуру.

Церемония зажжения «Нового огня» в Чиконаутле

Одним из важных событий в жизни ацтеков была церемония зажжения «Нового огня», которая проводилась раз в 52 года, когда начинался повторный отсчет временного цикла, получаемого посредством совмещения гражданского 365-дневного календаря и ритуального 260-дневного, что формировало некое подобие века в нашем понимании. Это одна из индейских церемоний Мексики, по которой у нас есть, как археологические, так и документальные данные. Некоторое время назад Кристина Элсон и Майкл Смит обсуждали участие археологии в изучении этой церемонии.

Испанский монах фрай Бернардино Саагун во Флорентийском кодексе обеспечил нас самой полной информацией о проводимой церемонии. Дни, предшествующие церемонии «Нового огня» считались очень опасными и неопределенными. Те дни должно быть были самыми беспокойными для местных жителей. Накануне нового века во всех главных государственных храмах и святилищах проводились церемонии, призванные обеспечить возрождение мира. Индейцы, погасившие все огни, ожидали в полной темноте появления нового огня, который разжигали во время государственных ритуалов и далее разносили во все дома. Подготавливаясь к этому событию, семьи занимались уборкой в домах, вычищали очаги и разбивали домашнюю утварь. Элсон и Смит при помощи этноисторических источников сделали предположение, что все эти действия были направлены на избавление от возможных пагубных свойств, которыми могли быть наделены предметы в эти опасные последние дни цикла. Новые предметы заменяли старые, как символ возрождения и обновления.

Рисунки "Нового огня" и храмов у Бернардино Саагуна. Материал AMNH / amnh.orgРисунки "Нового огня" и храмов у Бернардино Саагуна. Материал AMNH / amnh.orgРисунки "Нового огня" и храмов у Бернардино Саагуна. Материал AMNH / amnh.org

Рисунки "Нового огня" и храмов у Бернардино Саагуна

На рисунках Саагуна показаны кружки, кувшины и кухонные сковороды в качестве примера предметов домашней утвари, которые разбивали во время церемонии. Исходя из его рисунков и пояснений к ним, следует, что «идолы» также разбивали. Есть также у Саагуна упоминание о курильницах, которые использовались в церемонии «Нового огня» - после пользования их выбрасывали в огонь, где они разбивались.

Человеческий "идол". Материал AMNH / amnh.org

Человеческий "идол"

Ранняя модель Дж. Вайяна, с помощью которой он определял представляла ли та или иная куча результат проведения церемонии «Нового огня», была усовершенствованна Элсон и Смитом. Они протестировали модифицированную модель на данных, полученных из Чиконаутлы, Ноноалько и Куэшкомате штата Морелос. Основными критериями таких куч были следующие:

- большая часть сосудов в такой куче может быть восстановлена;

- предметы в подобных кучах должны быть такими же, что оставляли в обычных мусорных кучах домашних хозяйств (кубки, сковороды для тортильи, горшки для приготовления пищи, чаши и тарелки);

- предметы должны формировать единую, не стратифицированную кучу;

- подобные свалки должны располагаться недалеко от места жилища.

В Чиконаутле найдены явные доказательства того, что церемония «Нового огня» проходила одновременно с переделкой Южного дома в большую платформу. Свалка была помещена в центре патио. Туда сбросили пепел, большие осколки и подлежащие восстановлению сосуды. Помещенные в кучу предметы использовались в быту и в ритуальной деятельности, проводимой во дворце. Это была сервировочная посуда, сосуды для приготовления пищи, пряслицы, курильницы, фигурки, погремушки, свистки и курительные трубки. Данные из Чиконаутлы наглядно показали записанную у Саагуна информацию – люди во время церемонии «Нового огня» избавлялись от сосудов для сервировки и готовки, а также предметов, ассоциирующихся с празднествами и ритуалами.

Выводы

Поскольку Дж. Вайян аккуратно проводил свою полевую работу, сохранял обнаруженные им предметы, делал полевые записи, фотографии и карты, то сейчас мы можем использовать полученные из Чиконаутлы данные для составления лучшего представления об ацтекском обществе и культуре. Можно также проводить некоторые анализы, как, например, определение церемонии «Нового огня» - это сейчас стало возможным, потому что у нас есть компаративные данные из других городищ в Мексике. Есть возможность проведения и других исследований, как, например, анализ роли Чиконаутлы в торгово-обменной сети – это стало возможным благодаря развитию аналитических методов, например, инструментального анализа активатора гамма-излучением (Instrumental Neutron Activation Analysis).

Литература для чтения

Anderson, Arthur J. O. and Charles E. Dibble, trans. and eds.

1950 - 1982

Florentine Codex: General History of the Things of New Spain, 13 vols. Santa Fe and Salt Lake City: School of American Research and University of Utah.

Burkhart, Louise M.

1997

Mexica Women on the Home front: Housework and Religion in Aztec Mexico. In Indian Women of Early Mexico edited by Susan Schroeder, Stephanie Wood, and Robert Haskett, pp. 25-54. University of Oklahoma Press, Norman and London.

Elson, Christina M.

1999

An Aztec Palace at Chiconautla, Mexico. Latin American Antiquity 10: 151-167

Elson, Christina M. and Michael E. Smith.

2001

Archaeological Deposits from the Aztec New Fire Ceremony. Ancient Mesoamerica12: 157-174.

Evans, Susan

1991

Architecture and Authority in an Aztec Village: Form and Function of the Tecpan. In Land and Politics in the Valley of Mexico, edited by H.R Harvey, pp. 63-92. University of New Mexico Press, Albuquerque.

Hicks, Frederic

 

Cloth in the Political Economy of the Aztec State. In Economies and Polities in the Aztec Realm, edited by M. G. Hodge and M. E. Smith, pp. 90-111. Institute for Mesoamerican Studies, State University of New York, Albany.

Minc, Leah D., Mary G. Hodge, and James Blackman

1994

Stylistic and Spatial Variability in Early Aztec Ceramics: Insights into Pre-Imperial Exchange Systems. In Economies and Polities in the Aztec Realm, edited by M. G. Hodge and M. E. Smith, pp. 133-174. Institute for Mesoamerican Studies, State University of New York, Albany.

Nichols, Deborah L., Elizabeth M. Brumfiel, Hector Neff, Mary Hodge, Thomas H. Charlton and Michael D. Glassock.

2002

Neutrons, Markets, Cities, and Empires: A 1000-Year Perspective on Ceramic Production and Distribution in the Postclassic Basin of Mexico. Journal of Anthropological Archaeology 21: 25-82.

Parsons, Jeffrey R.

1994

Late Postclassic Salt Production and Consumption in the Basin of Mexico: Some Insights from Nexquipayac. In Economies and Polities in the Aztec Realm, edited by M. G. Hodge and M. E. Smith, pp. 43-72. Institute for Mesoamerican Studies, State University of New York, Albany.

2001

The Last Saltmakers of Nexquipayac, Mexico: An Archaeological Ethnography. Anthropological Papers 92. Museum of Anthropology, University of Michigan.

Parsons, Jeffrey R. and Mary H. Parsons

1990

Maguey Utilization in Highland Central Mexico. Anthropological Papers 82. Museum of Anthropology, University of Michigan.

Parsons, Jeffrey R., Elizabeth M. Brumfiel, and Mary G. Hodge

1996

Developmental Implications of Earlier Dates for Early Aztec in the Basin of Mexico. Ancient Mesoamerica 7:217-230.

Smith, Michael

1996

The Aztecs. Basil Blackwell: Oxford.

2003

Decorated Serving Vessels from Postclassic burial offerings in Morelos. Mexicon: XXV (1): 3.

Smith, Michael and Jennifer Wharton

2003

Aztec-style pitcher from a Late Postclassic burial offering in Morelos. Mexicon: XXV (1):2-3.

Stevenson, Robert

1968

Music in the Aztec and Inca Territory. University of California Press, Berkeley.

Townsend, Richard F.

1992

The Aztecs. Thames and Hudson, London.

Vaillant, George C.

1962

The Aztecs of Mexico. Doubleday, New York.

Источник – Американский музей естественной истории



[1] В СССР книга вышла под названием «История ацтеков», прим. пер.