Жилища богов: краткий рассказ о храмах майя на примере «Группы креста» в Паленке

Стюфляев Максим ::: Мифология и обряды в Паленке

Завершая очерк о религии и мифологии Паленке, хотелось бы подробнее остановиться на городских храмах. Именно прекрасная архитектура сегодня превратила Паленке в место, куда со всего мира стекаются потоки туристов. Но его древние жители воспринимали храм не как достопримечательность, а как сакральное пространство, жилище бога, место соприкосновения земного и небесного миров. Любая незначительная деталь, связанная с этими сооружениями, могла иметь глубокий символический смысл. Вот почему без изучения храмов представление о религии майя классического периода было бы неполным.

К числу самых знаменитых памятников архитектуры майя, несомненно, принадлежат сооружения так называемой «Группы креста» в Паленке: «Храм креста», «Храм лиственного креста» и «Храм солнца». Как уже говорилось в предыдущей главе, все они были построены в честь «Паленкской триады» К’инич-Кан-Бахламом II и освящены в день 9.12.19.14.12, 5 Эб 5 К’айаб (10 января 692 года), незадолго до окончания важного календарного цикла из тринадцати двадцатилетий по Долгому счету. Их современные обозначения условны, стали общепринятыми задолго до дешифровки иероглифической письменности майя и происходят от изображений на каменных рельефах во внутренних святилищах храмов, центральными элементами двух из которых являются крестоподобные мотивы, а третьего – щит с маской бога солнца.

Храмы «Группы креста» находятся в восточной части Паленке у холма, известного сегодня как Эль-Мирадор, и неподалеку от потока Отолум. Испещренная возвышенностями и потоками местность идеально соответствовала представлениям древних майя о священном ландшафте. В центре площади была построена небольшая платформа, имеющая вид квадрата менее метра в высоту, вершина которого с четырех сторон окружена ступенями. Такие платформы помимо Паленке известны в Чичен-Ице и Тикале, археологи полагают, что они служили местом проведения важных юбилейных церемоний. Каждый храм считался «домом» отдельного божества, поэтому их следует рассматривать как единую триадную конструкцию. Несомненно, реализация столь масштабного и впечатляющего строительного проекта повысила престиж К’инич-Кан-Бахлама II, стала важным религиозным и политическим событием.[i]

5.1. «Группа креста» в Паленке. Карта Э. Барнхарта.

«Группа креста» в Паленке. Карта Э. Барнхарта.

«Храм креста» считается главным в группе и некогда был самым высоким в Лакамхе. Его фасад строители щедро украсили штуком, но сегодня от былого великолепия мало что осталось. На северной и западной стороне сохранились очертания космического каймана, символизировавшего небо. При раскопках платформы, лежащей в основе «Храма креста» и «Храма лиственного креста», археологи часто находили подставки для курильниц с изображениями богов или почитаемых предков, это свидетельствуют о том, что в древности вдоль террас храмов обильно возжигали благовония, очевидно, в ходе публичных церемоний. Внутри же сооружений, под полами и в храмовых камерах, были скрыты тайники с ритуальными подношениями для богов, включавшими керамику, жадеит и обсидиан.[ii]

5.2. «Храм креста» в Паленке. Фото: сайт www.mezoamerica.ru

«Храм креста» в Паленке. Фото: сайт www.mezoamerica.ru

Особое внимание исследователей привлекли внутренние храмовые святилища, украшенные большими настенными панелями с тонкой резьбой и длинными иероглифическими надписями. Каждое святилище имело в древности свое особое название, например святилище «Храма креста» называлось «Шестым … небом». Показательно, что на главной панели из «Храма креста» местность с похожим названием упомянута как место, где за три тысячи лет до нашей эры располагался «дом» «GI». Таким образом, небесное жилище бога прямо отождествлялось с посвященным ему храмом в Лакамхе. Ассоциация с небом очень четко выражена и на крыше святилища, где еще сохранились очертания небесной повязки.[iii]

5.3. Керамическая курильница с изображением божества, найденная во время раскопок платформы, лежащей в основе «Храма креста» и «Храма лиственного креста».

Керамическая курильница с изображением божества, найденная во время раскопок платформы, лежащей в основе «Храма креста» и «Храма лиственного креста».

Главная панель из «Храма креста» ныне хранится в Национальном музее антропологии (Мехико). Это важнейший источник наших знаний о мифологии майя, а также династической истории Баакальского царства. В центре панели изображен объект, который ранние исследователи назвали «крестом», хотя в действительности это украшенное драгоценными камнями дерево, из которого растут большие цветы, а на вершине сидит фантастическая птица. Аналогичное дерево, ассоциировавшееся с богатством, блеском и восходящим солнцем, представлено на знаменитой крышке саркофага из погребения К’инич-Ханаахб-Пакаля. Справа и слева от него вырезаны фигуры двух стоящих мужчин: пышно одетого юноши и зрелого владыки, которые держат в руках ритуальные предметы или подношения и пристально смотрят на дерево. Изображения двух мужчин практически без изменений повторяются на главных панелях всех трех храмов «Группы креста». Ранее считалось что это К’инич-Ханаахб-Пакаль и его отпрыск К’инич-Кан-Бахлам, но иероглифические подписи к сцене позволили Д. Стюарту предложить более обоснованную интерпретацию. По его мнению, старшая из двух стоящих фигур – это К’инич-Кан-Бахлам II в день своего воцарения 9.12.11.12.10, 8 Ок 3 К’айаб (10 января 684 года), тогда как в облике юноши запечатлен он же, но в момент проведения важного обряда инициации в день 9.10.8.9.3, 9 Ак’баль 6 Шуль (17 июня 641 года). Тогда, как сказано в надписях, шестилетний царевич Ах-Пицииль-О’хль (так звали К’инич-Кан-Бахлама II до воцарения) «поднялся на пирамиду». В нижней части сцены, прямо под ногами персонажей, простирается небесная повязка, видимо, призванная подчеркнуть сакральный характер изображения, выходящего за рамки обычного земного времени и пространства.[iv]

5.4. Главная панель из «Храма креста». Прорисовка Л. Шиле.

Главная панель из «Храма креста». Прорисовка Л. Шиле.

«Храм креста» считался домом «GI» и, соответственно, в нем нашло выражение представление о солнце, восходящем в небо из вод потустороннего мира. Он буквально пропитан небесной символикой: космический кайман, небесные повязки, дерево, сияющее в небесах своими драгоценными камнями, обожествленные предки царя, перечисленные в надписи на главной панели – все это взаимосвязанные элементы единой концепции. «Храм креста» символизирует непрерывность бытия, которое продолжится даже после земной смерти, и преемственность поколений. Одновременно он служил подспорьем для власти К’инич-Кан-Бахлама II, который легитимировал себя как продолжатель дела богов и прошлых «Священных Баакальских Владык».

«Храм лиственного креста» занимал среднее положение в группе. Как и в случае с «Храмом креста», его фасад обрушился, а внутреннее святилище было украшено панелью с изображениями молодого и взрослого К’инич-Кан-Бахлама II и крестообразного мотива в центре. Вместе с тем, в символике двух храмов «Группы креста» можно заметить значительные различия. В «Храме лиственного креста» символы неба отсутствуют, вместо этого акцент сделан на водное пространство и маис как основу жизни древних майя. Фасад или крыша храма некогда были украшены большими раковинами, на которых написано слово Матвииль – название легендарного места рождения «Паленкской триады». Штуковый декор внутреннего святилища насыщен крестообразными иероглифами, обозначающими слово к’ан, «желтый, зрелый», а также полосками, вероятно, символизирующими растущий маис.[v]

«Храм лиственного креста» в Паленке. Фото: сайт www.mayaruins.com

«Храм лиственного креста» в Паленке. Фото: сайт www.mayaruins.com

На главной панели из «Храма лиственного креста» взрослый владыка стоит на вершине одушевленного символа священной горы Йашхаальвиц, из которой вздымаются листья маисовых растений. Малолетний царевич стоит на небольшой раковине, обозначенной как «драгоценная раковина из Матвииля». Таким образом, особа К’инич-Кан-Бахлама II как священного царя ассоциировалась с маисом, созревание которого зависит от воды (раковина) и земли (гора). Крестообразный элемент посредине панели отличается от дерева, представленного в «Храме креста». На сей раз древние мастера изобразили одушевленное и украшенное драгоценностями растение маиса, которое поднимается из головы, читаемой как иероглиф Кан-Нахб, «Драгоценное море». Кукурузные початки на растении заменены головами бога маиса Ишиима. Вместо небесной повязки в нижней части панели простирается водная повязка. Итак, концептуально «Храм лиственного креста» связан с человеческой жизнью, главными источниками которой являются вода и маис. Он был идеальным домом для бога-младенца Унен-К’авииля, в образе которого слились идеи деторождения, плодовитости и вызывания дождя посредством молнии.[vi]

5.6. Главная панель из «Храма лиственного креста». Прорисовка Л. Шиле.

Главная панель из «Храма лиственного креста». Прорисовка Л. Шиле.

«Храм солнца», наименьший и наиболее хорошо сохранившийся из трех, расположен на западной стороне «Группы креста». Это дом «GIII», солнечного божества, связанного с войной. Святилище храма задумывалось как подземная пещера внутри горы. Место переменного элемента в композиции на его главной панели занимает одушевленный квадратный щит со скрещенными копьями, удерживаемыми на спинах двух божеств подземного мира. Юный К’инич-Кан-Бахлам подносит к этому символу небольшую фигурку духа ножей и кремня с круглым щитом, которая олицетворяет словосочетание ток’ пакаль, «кремень и щит» или просто «оружие». В нижней части панели видны повторяющиеся символы к’аб («земля»), которые заменяют небесную и водную повязки двух других храмов. Вероятно, это означает, что действие происходит в подземном мире. Таким образом, ключевой для изображения на панели из «Храма солнца» была тема священной войны, ведение которой считалось одной из главных обязанностей правителя. Любопытно, что в иероглифических текстах из храма помимо мифологических и ритуальных событий упомянута вполне историческая победоносная война Баакаля против соседнего царства Попо (Тонина) в 687 году. Тем самым К’инич-Кан-Бахлам II вписал свою недавнюю победу на поле битвы в космический контекст, закрепил собственный образ царя-воителя.[vii]

5.7. «Храм солнца» в Паленке. Фото: сайт www.mezoamerica.ru

«Храм солнца» в Паленке. Фото: сайт www.mezoamerica.ru

Подводя итог, можно сказать, что в строительстве трех взаимосвязанных храмов отразились представления древних майя о структуре космоса. «Храм креста» олицетворяет небо, «Храм лиственного креста» – земную жизнь, основой которой являются вода и маис, «Храм солнца» же представляет собой модель мрачного потустороннего мира внутри пещеры. Не случайно, что высота храмов идеально соответствует этому замыслу, ведь «Храм креста» является самым высоким, «Храм солнца» самым низким, а «Храм лиственного креста» занимает среднюю позицию. Вселенная предстала перед жителями и гостями Лакамхи разделенной на три уровня, но при этом единой. Каждый храм принадлежал одному из богов «Паленкской триады», считался его «домом» и местом проведения торжественных церемоний. Но, помимо космической и ритуальной, храмы выполняли также социально-политическую функцию. Они неотделимы от персоны царя и различных аспектов его власти. К’инич-Кан-Бахлам II предстает как владыка, власть которого санкционирована небесными богами и священными предками («Храм креста»), как гарант процветания и богатства своего царства («Храм лиственного креста») и как победоносный воитель, повергающий врагов («Храм солнца»). На примере «Группы креста» можно убедиться, что сложную символику майяских храмов следует рассматривать в комплексе, принимая во внимание различные задачи, стоявшие перед их создателями.

5.8. Главная панель из «Храма солнца». Прорисовка Л. Шиле.

Главная панель из «Храма солнца». Прорисовка Л. Шиле.



[i] Stuart D., Stuart G. Palenque… P. 192-193.

[ii] Stuart D., Stuart G. Palenque… P. 195-196.

[iii] Stuart D., Stuart G. Palenque… P. 196.

[iv] Stuart D., Stuart G. Palenque… P. 196-197.

[v] Stuart D., Stuart G. Palenque… P. 199-200.

[vi] Stuart D., Stuart G. Palenque… P. 200-209.

[vii] Stuart D., Stuart G. Palenque… P. 209-210.