Западный Юкатан в середине и второй половине IX столетия

Середина IX в. является временем относительного «молчания» текстов из Юкатана. Тем не менее, по отрывочным сведениям можно сделать вывод, что сохранял своё значение Ичкантихо’: в честь «юбилея» 10.0.10.0.0, 840 г., кем-то из преемников Ук’уув Чан Чаахка там была поставлена «юбилейная» стела. Надпись 851 г. известна в Кабахе. По случаю «трехлетия» 10.1.3.0.0 (852 г.) была поставлена стела в Цаб -  Ц’илам-Гонсалес на северном побережье.

В Ушмале «юбилеи» 10.1.0.0.0 (ноябрь 849 г.) и 10.2.0.0.0 (август 869 г.), возможно, упомянуты на «Монументе 3» и «Монументе 1» из так называемого «Кладбища» (рельефы в этом сооружении изображают черепа и скрещенные кости) и на Стеле 2[1].

Рельеф с черепами и скрещенными костями из «Кладбища» Ушмаля. Фото Д. Иванова

Рельеф с черепами и скрещенными костями из «Кладбища» Ушмаля. Фото Д. Иванова

В Ицимте-Болончен в начале IX в. пришла к власти династия, правившая по крайней мере до 869 г. Справивший в этом году «юбилей» 10.2.0.0.0 Учан Чаахк приказал сделать на Стеле 12 записи о ещё трёх «юбилейных» церемониях, в которых участвовали его предшественники. Первым упомянут «юбилей» 9.19.0.0.0 (810 г.). Имя правителя, который его проводил, не сохранилось. Следующий «юбилей», 10.0.0.0.0 (830 г.), Стела 12 связывает с персонажем по имени Укиш (?) Те’ Коч’. Запись о «юбилее» 10.1.0.0.0 (849 г.) кроме Стелы 12 сохранилась на Стеле 9. Проводивший обряд правитель (или, возможно, его отец[2]) назван Йукуль Чан. Примечательно, что наряду с Йукуль Чаном в качестве исполнительницы ритуала «разбрасывания» упомянута некая «женщина из Вайваля», то есть из Эц’ны. Таким образом, в начале или в середине IX в. между двумя политиями сложились союзнические отношения. Наконец, заказчик  Стелы 12 Учан Чаахк поставил также Стелу 5.

Стела 12 из Ицимте-Болончена. Прорисовка Д. Гранья-Беренса

Стела 12 из Ицимте-Болончена. Прорисовка Д. Гранья-Беренса

Некоторые данные указывают, что в конце 850-х годов западный Юкатан подвергся вторжению народностей, находившихся под влиянием центральномексиканской культурной традиции. Впрочем, сами они, скорее всего, принадлежали к майяязычным племенам чонталь-путун, первоначально жившим на юго-восточном побережье Мексканского залива, в современном восточном Табаско и на крайнем юге Кампече. Отличительными внешними чертами пришельцев являются носовые вставки (знак высокого общественного положения у народов науа) и костюмы воинов-орлов, знак принадлежности к воискому сообществу «Орлов», известному уже в Теотиуакане и воспринятому народами науа. В отдельных случаях персонажи этого типа имеют длинные плетеныё прямоугольные щиты, украшенных перьями[3]. Скульптурная голова «воина-орла» украшает «Иероглифическую лестницу» из Сабана-Пилетас (в восточной части области Пуук), датированную декабрем 858 г. Надпись на ней содержит гиперболизированное известие о поражении, нанесённом неким Хуун-…-К’ак’ом «владыкам земель юга, владыкам земель востока, владыкам земель севера и владыкам земель запада»[4].

Ступень лестницы в Сабана-Пилетас. Фото Л. Рохаса

Ступень лестницы в Сабана-Пилетас. Фото Л. Рохаса

В Эц’не носовую вставку имеет неизвестного происхождения правитель Балам (?) К’ук’ Эк’ Чан, изображенный в виде игрока в мяч на Стеле 6, которую по стилистичским особенностям относят к середине IX века[5].

Изображение «воина-орла» встречается на Алтаре 3 из Кабаха. На косяке из знаменитого «Дворца тысячи масок» («Коц’-Пооп») в Кабахе представлены сражения с воинами, одетыми в свойственные Центральной Мексике защитные куртки-шикольи, с вытатуированными вокруг глаз кругами как у мексиканского бога дождя Тлалока и носовыми вставками. Сопроводительная надпись сообщает о гибели некоего Тан Чана в октябре 859 г[6].

Косяк из «Дворца тысячи масок» в Кабахе

Косяк из «Дворца тысячи масок» в Кабахе

Пришельцам, вероятно, удалось добиться некоторых успехов.  Так, предполагается, что прорвавшаяся на север Пуука группа путун основала там свою политию с центром в Сайиле, в 7 км. южнее Кабаха[7]. В других случаях (в Эц’не, Кабахе, Сабана-Пилетас) они оказались включенными в политическую структуру государств майя, причем заняли в ней, как видно, достаточно почётное положение. Однако, в целом обществу майя северо-западного Юкатана на этот раз удалось устоять. Больше того, ряд исследователей приходит к выводу, что в середине и второй половине IX века города Пуука пережили «второй демографический и культурный апогей»[8].

В Ошк’инток’е 850 – 900 годам соответствует фаза «Нак» со своеобразной архитектурой, керамикой и скульптурой, непохожими на традицию классических майя. Основой экономики ошк’инток’ской политии стала разработка соляных месторождений в прибрежной зоне в районе Чунчукмиля (её население археологи оценивают до 30 тысяч человек[9]). Этот период развития города беден эпиграфическими памятниками. Датированных известно всего три: Стела 3 с «юбилейными» датами 10.0.10.0.0 (январь 840) и 10.1.0.0.0 (ноябрь 849 г.) и Стелы 19 и 21 с датами 10.1.10.0.0 (октябрь 859 г.)[10], хотя, кто их поставил, из текстов неясно.

Стела 3 из Ошк’инток’а. Прорисовка Д. Гранья-Беренса

Стела 3 из Ошк’инток’а. Прорисовка Д. Гранья-Беренса

В том же Кабахе новые сооружения были построены в 873 и 876 годах. В небольшой Лабне к югу от Ушмаля был возведен великолепный двухэтажный дворец с фасадом длиной 120 метров, имеющий дату 862 г.

Дворец в Лабна. Фото Л. Шиле

Дворец в Лабна. Фото Л. Шиле

Памятники Эц’ны упоминают, по крайней мере, двоих правителей середины IX века, последний из которых возможно, построил «Иероглифическую лестницу 2», имеющую дату 10.2.0.0.0 (869 г.). По поводу одного из памятников Эц’ны этого периода, Стелы 12, Татьяна Проскурякова в своё время заметила, что её стиль и образы обнаруживают «намерение возродить традицию классических майя со стороны людей, находившихся под господством чужеземной культуры»[11].



[1] Graña-Behrens, Daniel. Die Maya-Inschriften aus Nordwestyukatan … S. 322-323, 390, 444.

[2] Graña Berens, Daniel. The Hierogliphic Inscriptions of Itzimte-Bolonchen ... Pp. 177-178, 182.

[3] Pallán Gayol, Сarlos. Secuencia dinástica … Pp. 404, 478, 555-556.

[4] Grube, Nikolai, Pallán Gayol, Carlos y Antonio Benavides Castillo. La Escalinata Jeroglífica 1 de Sabana Piletas … Pp.87, 89.

[5] Pallán Gayol, Сarlos. Secuencia dinástica … P. 109.

[6] Дата 10.1.10.0.11 предложена Н. Грюбе и поддержана Д. Гранья-Беренсом и Д. Стюартом (Grube, Nikolai. Hieroglyphic Sources for the History of Northwest Yucatan. P.344; Stuart, David. The Reading of Two Dates from the Codz Pop at Kabah, Yucatan (2014)). Ранее Л. Шиле и Н. Грюбе предлагали датировку , 10.2.13.15.1 , апрель 883 г. (Schele, Linda, and Nikolai Grube. Notebook for the XIXth Maya Hieroglyphic Workshop at Texas: Late Classic and Terminal Classic Warfare. Austin,1995. P.203).

[7] Tourtellot, Gair, Jeremy A. Sabloff and Kelly Carmean. “Will the Real Elites Please Stand Up?:” An Archaeological Assesment on Maya Elite Behavior in the Terminal Classic Period // Mesoamerican Elites: An Archaeological Assesment. Ed. by D.Z. Chase y A.F. Chase. Norman,  1992. P. 93; Carmean, Kelli; and Jeremy A. Sabloff . Political Decentralization in the Puuc Region, Yucatan, Mexico // Journal of Anthropological Research, Vol. 52, No. 3 (Autumn, 1996).  Albuquerque, New Mexico, 1996. P.327.

[8] Forsyth, Donald. Investigations at Edzna, Campeche, Mexico: The Ceramics. Papers of the New World Archaeological Foundation 46(2). Provo, Utah.1983. P. 227.

[9] Sharer, Robert J. and Loa P. Traxler. The Ancient Maya. P.549.

[10] Graña-Behrens, Daniel. Die Maya-Inschriften … S.314, 315, 401, 414, 417, 440.

[11] Proskouriakoff, Tatiana A. A Study of Classic Maya Sculpture. Publ. 593 Carnegie Institution. of Washington, Washington, D. C. 1950. P. 159.