Юкатанские Хроники

Книги Чилам Балам ::: Талах В.Н.

 После гибели майяских городов Классического периода их культурная традиция была в наибольшей степени продолжена на Северном Юкатане. В первые десятилетия IX века здесь наблюдается подъем Ек’ Балама и Тихо’- Ц’ибильчальтуна, во второй половине столетия, когда в Чиапасе и Петене очевиден глубокий упадок, оживленное строительство, сопровождающееся созданием многочисленных надписей, происходит в Чичеен-Ица и Ушмале. Но с первого десятилетия Х века и на Юкатане эпиграфическая традиция прерывается, так что от следующих шести столетий вплоть до испанского завоевания дошли считанные памятники. При этом, однако, в отличие от южных областей, полного распада культуры на Юкатане в то время не происходило; наоборот, именно в "безтекстовый" период были созданы наиболее импозантные сооружения северной части Чичеен-Ица, построены Майяпан, Тулум, Ицамаль, другие архитектурные комплексы, да и иероглифическая письменность не вышла из употребления. Изменилась, по всей видимости, форма сохранения и передачи исторического знания: со стел и стен дворцов и храмов оно перешло в устную традицию и на страницы рукописей. Впрочем, в сохранившихся иероглифических манускриптах майя историческое содержание имеют только полстраницы Дрезденского кодекса (параграф 60(39)b), хотя на существование неких хроник исторического содержания указывают сведения Д. де Ланды, который, кажется, опирается на одну из таких хроник в главе Х своего "Сообщения".

После Конкисты иероглифическая письменность была забыта, однако, литературная традиция майя Юкатана сохранилась в записанных приспособленной к языку индейцев латиницей сборниках, получивших условное название "Книги Чилама Балама". Об их существовании упоминают уже авторы XVII – XVIII веков, однако известными европейским исследователям эти тексты стали в середине XIX века.

Содержание "Книг Чилама Балама" очень разнообразно: от записей оригинальных индейских мифов о сотворении мира до объяснения астрономических явлений в соответствии с европейскими представлениями позднего Средневековья. Среди этого пёстрого многообразия выделяются по крайней мере семь текстов, повествующих об исторических события доиспанской эпохи.

Наиболее известный из них – так называемая "Хроника к’атунов" или "Хроника  Матичу" – содержится в трех сборниках: на страницах 134 - 137 "Кодекса Переса I", на страницах 74 - 77 "Книги Чилама Балама из Чумайеля" и на страницах 18v – 19r "Книги Чилама Балама из Тисимина".

Из этих сборников "Кодекс Переса I" является копией материалов утраченных "Книг Чилама Балама из Мани"  (известно, что их было четыре, датированные 1689, 1697, 1755 и 1761 годами), сделанной между 1837 и 1838 годами одним из пионеров научного изучения письменного наследия майя Юкатана Хуаном Пио Пересом. В 1842 г. Перес познакомил со своим переводом хроники американского путешественника и писателя Дж. Ллойда Стивенса, опубликовавший её частичный английский перевод в качестве приложения к своей знаменитой книге "Приключения путешествия по Юкатану" (1). В 1864 г. текст вместе с французским переводом был опубликован Ш.-Э. Брассёром де Бурбуром в приложении к изданию "Сообщения о делах в Юкатане" Ланды (2). В дальнейшем в составе полного издания рукописи Переса "Хроника к’атунов" была опубликована в 1878 - 1882 гг. одним из лучших в XIX в. знатоков литературы майя епископом Юкатана Кресенсио Каррильо-и-Анкона. В 1880 г. увидел свет английский перевод Ф. Валентини (3), а в 1882 – Д. Г. Бринтона (4:95-135), в 1909 г. был опубликован испанский перевод  Х. Мартинеса Эрнандеса (5), в 1949 г. вышел полный перевод майяского текста на испанский, выполненный Э. Солисом Алькала (6), а в 1979 г. – новый английский перевод Э. Крейна и Р. Рейнсдорпа (7).

"Книга Чилама Балама из Чумайеля" согласно имеющимся в ней пометкам была составлена в селении Чумайель местным жителем Хуаном Хосе Хоилем в начале 1782 г. Между 1832 и 1868 гг. она переходила из рук в руки, пока не оказалась в собрании К. Каррильо-и-Анконы, который предоставил ее в распоряжение лингвиста К. Берендта, снявшего в 1868 г. копию с рукописи, и археолога Т. Малера, изготовившего в 1887 г. фотографическое воспроизведение. На основе копии Берендта перевод чумайельской версии "Хроники" подготовил и опубликовал Д. Бринтон (6:152-165). В 1913 г. на основе негативов Малера вышло в свет факсимильное издание Чумайельского манскрипта Дж. Б. Гордона (8), послужившее основой для последующих публикаций и переводов, так как оригинал рукописи был между 1915 и 1918 гг. похищен из Библиотеки Сепеда в Мериде и вплоть до 1980-х гг. его судьба была неизвестна (в настоящее время хранится в библиотеке Принстонского университета в США). В 1912 г. вышел в свет перевод хроники по Чумайельскому списку, выполненный Х. Мартинесом Эрнандесом (9), в 1930 г. опубликован полный испанский перевод текста А. Медиса Болио (9), в 1933 – английский перевод  Р. Ройса (10). Русские переводы отрывков исторического содержания из Чумайельской рукописи, принадлежащие Ю.В. Кнорозову, опубликованы в 1963 г. (11:66-85). В 1986 г. перевод "Книги Чилама Балама из Чумайеля" предпринял М. Эдмонсон (12), но его понимание и толкование текста крайне спорны.

"Книга Чилама Балама из Тисимина" ("Кодекс Анонима") была в 1870 г. передана Мануэлем Лусиано Пересом, приходским священником из этого селения, К. Каррильо-и-Анкона, вскоре К. Берендтом была выполнена копия, на основе которой Д. Бринтон осуществил первый перевод "Хроники к’атунов" на английский язык (8:136-151), в 1926 г. увидел свет испанский перевод, осуществленный Х. Мартинесом Эрнандесом (13). Полные переводы Тисиминской рукописи осуществлены М. В. Мейкемсон в 1951 г. (14) и М. Эдмонсоном в 1982 (15), хотя к последнему относятся те же замечания, что и к переводу Чумайельского манускрипта.

"Хроника к’атунов" во всех трех рукописях представлена в разных редакциях. Наиболее полная (хотя, кажется, самая поздняя) содержится в "Кодексе Переса", самая краткая – в Чумайельском списке; впрочем, наименьший объем в данном случае не является признаком наибольшей близости к оригиналу. А. Баррера Васкес и С. Рендон в 1948 г. сделали попытку составить синоптическую версию текста (16), однако, ее нельзя назвать вполне удачной, так как в большинстве случаев различающиеся места достаточно механически объединены в один текст. В 2002 году подробное исследование хроник из "Книг Чилама Балама" с критическим анализом текстов и немецким переводом было предпринято А. Гюнсенхаймер (17). По мнению исследовательницы архетип всех трех редакций был создан на Юкатане около 1579 года. Затем около 1611 года на его основе возникла редакция, послужившая протографом списков из Тисимина (его версия сложилась около 1630 г.) и Мани (текст оформился около 1690 г.). Протограф Чумайельского списка на основе первичного архетипа сложился между 1648 и 1692 гг. и затем был скопирован между 1766 и 1782 гг. (17: 239-282, 353-374).

По структуре "Хроника" представляет собой перечисление календарных единиц – к’атунов (всего их в сводной редакции указано 99) – с которыми в ряде случаев связываются те или иные исторические события. Ранние исследователи текста полагали, что счет к’атунов в "Хронике" представляет собой единую линейную последовательность. При такой точки зрения выходило, например, что в тексте речь идет о заселении Чичеен-Ица между 495 и 514 годами, уходе из города между 672 и 692 годами, новом заселении между 968 и 987 годами и новом уходе оттуда в 1194 году (4:87-88;10:204;18:21-22,25,37-40). Однако, подобное толкование совершенно не соответствует данным археологии: в Чичеен-Ица не обнаружено каких-либо заметных сооружений, относящихся к VI – VII векам, наоборот, основной корпус иероглифических текстов имеет даты с 832 по 909 год, когда город должен был бы быть покинутым. Ю. В. Кнорозов предложил другое истолкование памятника: "… Вся хроника представляет собой компиляцию из нескольких самостоятельных частей. Составитель компиляции, живший в XVII веке (последнее событие хроники относится к 1611 г.), по-видимому, стремился восстановить непрерывный список  "двадцатилетий" и в некоторых местах перечислил недостающие, соединив таким образом отдельные фрагменты, служившие ему источником. В результате получилось механическое соединение разнородных частей, а одни и те же события стали фигурировать дважды и трижды в разных местах хроники" (11:48). В целом такой  подход наилучшим образом объясняет особенности текста, хотя предложенное Ю.В. Кнорозовым понимание отдельных фрагментов (например, времени владычества ица в Чак’анпутуне, деталей междоусобных войн, связанных с падением власти Чичеен-Ица (11:49-50,54-55,65-66,74,77-78;19)) достаточно дискуссионны.

Крайняя сложность "Хроники к’атунов" для истолкования связана не только с тем, что в ней объединены несколько фрагментов, параллельно повествующих о событиях одного и того же времени, но и с тем, что они относятся к исторической традиции разных групп, населявших Юкатан в X – XVI вв.

Первая из этих групп – тутуль шиу. Название, происходящее из языка науатль (totolli xiuh – "Индюк-Бирюза", один из эпитетов бога Тескатлипоки) указывает на сильное центральномексиканское влияние, которому подверглась эта группа. Д. де Ланда пишет о них: "… рассказывают индейцы, что с полуденной стороны пришло на Юкатан много народу со своими владыками, и кажется, что они пришли из Чиапаса, хотя индейцы не знают … И говорят, что эти люди ходили 40 лет по безлюдным местностям Юкатана, не имея там воды, кроме дождевой, и что в конце этого времени прибыли к холмам, которые напротив города Майяпана в десяти лигах от него, и что там стали селиться и возводить очень красивые строения во многих местах, и что майяпанцы имели с ними большую дружбу, и были рады, чтобы те обрабатывали землю, словно местные уроженцы, и так эти Тутушиу подчинись законам Майяпана, и так одни породнились с другими, и что так владыка Шиу из Тутушиу стал очень почитаем всеми" (2:44-46). Страной Ноноваль, с которой хроника связывает происхождение тутуль шиу ацтеки в XV-XVI вв. называли область юго-восточного побережья Мексиканского залива, современный восток Табаско, населенный майяязычными народностями чонталь. С тутуль шиу связаны две части "Хроники к’атунов" – первая и третья. Одна из них представляет традицию группы, поселившейся в области Чак Новитон (относительно ее точного отождествления среди исследователей нет единого мнения), другая – группы, занявшей район Ушмаля, к тому времени уже переживавшего упадок (расцвет позднеклассического города, согласно надписям, приходился на последнее десятилетие ІХ – первое десятилетие Х века).

Вторая этноисторическая общность, чья традиция представлена в "Хронике к’атунов" – ица. Современные ица-мопан живут в районе гватемальско-белизской границы, их язык является ближайшим родственником юкатекского. Исходя из этого, А. Баррера Васкес и С. Г. Морли считали их переселенцами из северо-восточных районов современной Гватемалы (20). Однако, поскольку неясно, как долго они населяют современные места своего обитания, Дж. Э.С. Томпсон отстаивал точку зрения, что в Петене они являются позднейшим населением, а по происхождению являются племенами чонталь-путун, населявшими юго-запад Кампече, позднейший Акалан (21:3-22). Между тем, упоминание некоего Хун Цак Ток’а, "священного владыки Ица" (K’UH-i-tza-AJAW) содержится на позднеклассической стеле из Мотуль-де-Сан-Хосе, откуда следует, что по крайней мере в VIII в. эта народность жила по соседству с  Центральным Петеном. Столицей ица на Юкатане по единодушному мнению источников стала Чичеен-Ица, с середине IX в. уже являвшаяся крупнейшим политическим центром севера полуострова. Л. Шиле (совместно с Н. Грюбе, Э. Бутом и П. Мэтьюзом) выдвинула предположение, что с ица связан корпус иероглифических надписей из Чичен-Ица, соответственно, ица появились в Бакаларе между 672 и 692 годами, а на северном Юкатане – между 711 и 732 гг. (22; 23). Однако, чтение "эмблемного иероглифа" Чичеен-Ица, обозначающего название города в надписях, неизвестно, при этом он отличается от известной записи этнонима "ица". Последний в надписях из самого города встречается только на двух памятниках и, при этом, кажется, как обозначение чужеземцев. Один раз так называемая "Стела из Караколя", описывающая события между 887 и 909 годами, упоминает "владыку ица" (i-tza-a-AJAW) в числе нескольких то ли союзных, то ли подвластных городу правителей, второй раз в тексте на "Диске из Караколя" в связи с событиями 2 года к’атуна 8 Ахав (930 год) упомянут  "владыка людей ица" (a-hi-tza-AJAW-wa) по имени Ах Хольтуун Балам (AJ-jo-lo-TUUN-ni-ba-la-ma).

Примечательно, что "Хроника к’атунов" (как и другие исторические тексты "Книг Чилама Балама") ни единым словом не упоминают о выходцах из центральной Мексики – тольтеках и их вожде Кецалькоатле - К’ук’улькане, хотя и ряд свидетельств колониальной эпохи  (Ланда, "Сообщение из Исамаля и Санта-Мария", "Сообщение из Кинакама и Мошопипе", Санчес де Агиляр, Франсиско Эрнандес, "Документы из Вальядолида") сообщают об установлении на полуострове власти "мексиканцев" во главе с полководцем ("un capitán") К’ук’ульканом – Кецалькоатлем, и памятники искусства представляют сцены битв персонажей в костюмах центральномексиканских воинов с майя, и  крупнейшие архитектурные сооружения северной части Чичеен-Ица указывают на несомненное центральномексиканское влияние. Вместо этого единственными действующими лицами юкатанской истории, представленной во 2-й и 4-й частях "Хроники к’атунов" являются ица. Правда, "Хроника к’атунов" и другие тексты "книг Чилама Балама" глухо упоминают о неких политических изменениях на полуострове, произошедших то ли в к’атуне 13 Ахав (1007 – 1027 гг.), то ли в следующем к’атуне 11 Ахав (1027 – 1047 гг.), но понять характер событий невозможно. О них же, кажется, идет речь в единственном историческом по содержанию фрагменте из Дрезденской иероглифической рукописи. Сопроводительный текст достаточно темен, однако, он очевидно говорит о неких потрясениях в к’атуне 11 Ахав: "В (двадцатилетие ) 11 Ахав, 10 числа месяца Йашк’ин впервые в двадцатилетии смерть и потрясения в селениях в первый день царствования Болон Окте, празднующего владыки, владыки празднества; бедствия у людей, бедствия в селениях. 2 (дня до) 11 (числа)". Детальнее определить характер событий позволяет сцена, содержание которой Ю. В. Кнорозов описывает так: "Бог войны, стоящий на одном колене, держит на плечах извивающегося пернатого змея с широко открытой пастью, в верхний изгиб которого вписан тольтекский знак тенамитл (три ступенчатые пирамиды и "кольцо"). Сочетание пернатого змея с этим знаком является пиктографической записью названия города Кецал-коатля (кецалькоа-тенамитл). На спине змея сидит персонаж с копьем в руке, со щитом и двумя дротиками за спиной. Перед этой группой стоит военачальник в пышном головном уборе из совиного крыла с шестью перьями и пучка перьев кецаля, на лице боевая раскраска – продольные пунктирные линии, за спиной щит и дротики, у лба голова птицы и неясные знаки (пиктографическая запись имени); военачальник держит в левой руке копье, а в правой – сидящего перед ним пленника со связанными за спиной руками и кружком вкруг глаза; перед пленником голова змеи (его имя?)" (24:49). При этом персонаж, восседающий на спине пернатого змея, имеет "кольцо" вокруг глаза, отличительный признак центральномексиканского бога дождя Тлалока. Сцена несомненно говорит о победе в неких военных действиях, в которые были вовлечены выходцы из Центральной Мексики, связанные с Кецалькоатлем, одержанной в "двадцатилетии" 11 Ахав. Если содержащаяся в календарном расчете дата  "2 дня до 11 числа" указывает, что событие произошло на  9-й день 13 дневной недели 10 числа месяца Йашк’ин, это может быть 27 апреля 1031 г. или 24 апреля 1044 г. Учитывая, что убор полководца не тольтекский, можно предположить, что сцена символизирует захват "Города Кецалькоатля" на Юкатане какой-то майяской группой, по всей вероятности, ица, то есть, о смене власти тольтеков на Юкатане господством ица.

Уход ица из Чичеен-Ица и во второй, и в четвертой частях "Хроники" относится к к’атуну 8 Ахав (1185 - 1204 гг.), но события описаны по-разному: во второй части ица уходят в Чак’анпутун, где живут до следующего 8 Ахав (1441 – 1461 гг.), а согласно четвертой части они через два двадцатилетия захватывают Майяпан,  котором господствуют до того же 8 Ахав. По всей видимости разная традиция принадлежит двум разным группам ица. Оригинальная  "Хроника к’атунов" ("Архетип a" по А. Гюнсенхаймер) заканчивалась упоминанием к’атуна 5 Ахав, но составитель рукописи, послужившей основой редакций из Тисимина и Мани ("Архетип b"), добавил краткие записи о событиях середины XVI – XVII веков (очень путаные), датированные по европейскому календарю.

Своеобразная целостная схема истории Юкатана представлена в "Краткой хронике", содержащейся на страницах 77-78 Чумайельской рукописи. Она выделяет четыре эпохи, в каждую из которых  жители полуострова  имели особое имя: "четыре отряда страны" – в эпоху завоевания, ица – в период господства Чичеен-Ица, майя – во времена господства Майяпана, и христиане – после испанского завоевания.

Еще три текста, переводы которых предлагаются читателю, касаются установления господства ица на Юкатане и его падения вследствие ухода из Чичеен-Ицы. Один из них,  "События к’атуна 8 Ахав", известен в двух версиях, на страницах 120-121 "Кодекса Переса І" и 10v – 11r  Тисиминской рукописи. Два других – "Заселение Юкатана" и  "Сказание о Хунак Кееле" – содержатся только в Чумайельской рукописи на страницах 1-4 и 9-12. По жанру эти тексты, в которых почти отсутствуют хронологические выкладки, относятся к памятникам исторического эпоса.

Определенные проблемы возникают при согласовании данных хроник с результатами археологических исследований. Согласно общепринятой точке зрения к’атун 8 Ахав, до которого Чичеен-Ица была столицей ица (и, возможно, тольтеков), соответствует 1185 – 1204 годам. По данным последних археологических исследований  фаза активного строительства в Чичеен-Ица связана с керамическим комплексом Сотута, а прекращение возведения монументальных сооружений – с его сменой комплексом Сотута-Хокаба, последняя же на основе данных радиокарбонного и термолюминесцентного анализа датируется примерно 1050/1100 годами (25:322; 26:186; 27:153). Если такая точка зрения верна, прекращение строительства в Чичеен-Ица по археологическим данным происходит почти столетием ранее её политического упадка по данным хроник. Возможны несколько объяснений такого расхождения. С. Мильбрет и К Пераса Лопе полагают, что ка’тун 8 Ахав, к которому приурочено падение господства ица в Чичеен-Ица, указан в хрониках по системе 24-летних к’атунов (28:4,36), в таком случае падение гегемонии Чичеен-Ица произошло между 1080 и 1104 годами. Однако, возможны и иные толкования археологических данных. Так, Э. Эндрюс резонно замечает: "прекращение монументального строительства в Чичен-Ица, которое мы датируем примерно 1000 г., не обязательно могло означать упадок политического могущества города …" (27:152). Оно вполне могло быть обусловлено изменениями политического режима и состава населения, связанными с "потрясениями" к’атуна  11 Ахав, очень близкими по времени к предполагаемой смене керамических комплексов в Чичеен-Ица.

В любом  случае исторические тексты из "Книг Чилама Балама" остаются крайне сложным для истолкования источником, который пока больше ставит вопросов, чем дает ответов, но практически единственным, проливающим свет на историю юкатанских майя X – XV  веков.

В заключение вниманию читателей предлагается короткий отрывок, называемый "Хроникой из Ошк’уцкаба". Этот лист, затерявшийся среди документов семьи Шиу из Ошк’уцкаба, потомков правителей Мани (страница 66 рукописного сборника, хранящегося в настоящее время в Пибоди Музее в Вашингтоне) – все, что уцелело от исторического сочинения дона Хуана Шиу Киме (ум. между 1685 и 1689 годами), бывшего касиком Машкану и Ошк’уцкаба, одного из последних индейских знатоков древней письменности и календаря. Содержащиеся во фрагменте практически безошибочные даты по доиспанскому летоисчислению (имеющиеся отклонения могут быть объяснены) указывают, что летопись дона Хуана Шиу была составлена на основе подлинного старинного источника. Можно только сожалеть об утрате её основной части.


Хроника Юкатана ("Хроника Матичу") по списку "Кодекса Переса I"

I.

Вот счет к’атунов1, когда они покинули страну, дома Ноноваля2: четыре к’атуна с тех пор, когда Тутуль Шиу находились к западу от Суйва3. Их страна, из которой они пришли – Тулапан Чиконахт’ан4. Было четыре к’атуна, которые они шли, пока не пришли сюда во главе с простолюдином Тепеу5 вместе с его спутниками, когда они вышли из той области. Восьмой Ахав был, когда они там находились в минувшем, Шестой Ахав,  Четвертый Ахав,  Второй Ахав. Восемьдесят один год, чтобы настал в минувшем первый год к’атуна Тринадцатый Ахав, когда они пришли сюда из той области, восемьдесят один год все вместе они тогда шли с ним, когда вышли из своих земель и  затем пришли сюда в эту область Чак Новитон6. Испанских лет – 81 год.

Восьмой Ахав, Шестой Ахав,  Четвертый Ахав7

Второй Ахав, когда пришли в Чак Новитон вожди8 Тутуль Шиу. Одного года не хватало тогда до ста лет, когда они находились в этом Чак Новитон.

Вот эти годы – 99 испанских лет.

II.

Вот пора, в которую случилось обнаружение этой прославленной области Бак’халаль: Четвертый Ахав. Второй Ахав.  Тринадцатый Ахав – тот, когда упорядочены циновки. Шестьдесят лет они правили Прославленным, затем они вторглись сюда. Вот годы, которые они правили Бак’халалем, где лагуна. 60 испанских лет9.

Вот пора, когда была найдена Чич’ен-Ица – Одиннадцатый Ахав. Девятый Ахав,  Седьмой Ахав,  Пятый Ахав,  Третий Ахав,  Первый Ахав,  Двенадцатый Ахав,  Десятый Ахав, Восьмой Ахав. Сто восемьдесят10 лет они правили Чич’ен-Ица, затем они покинули Чич’ен-Ица. Тогда они пришли поселиться в Чанпутуне11, там находились дома людей ица и бог, там находились эти люди.

Вот эти годы – 18010 испанских лет.

К’атун Шестой Ахав, когда была захвачена земля Чанпутуна. Четвертый Ахав,  Второй Ахав,  Тринадцатый Ахав,  Одиннадцатый Ахав,  Девятый Ахав,  Седьмой Ахав,  Пятый Ахав,  Третий Ахав,  Первый Ахав,  Двенадцатый Ахав,  Десятый Ахав. Восьмой Ахав, когда они оставили Чанпутун, двести шестьдесят лет они правили  Чак’анпутуном12, из-за людей ица, затем они пришли искать себе жилища вновь. Вот к’атун, когда люди ица среди бедствий пошли под деревья, под кустарники, под лианы.

Вот эти годы, которые прошли – 260 испанских лет.

Шестой Ахав,  Четвертый Ахав – сорок лет, когда они пришли основать свои жилища снова, после этого они потеряли Чанпутун.

Вот эти годы – 40 испанских лет.

III.

Вот к’атун  Второй Ахав, когда обосновался в стране Ах Суйток’13  Тутуль Шиу в Ушмале.

Второй Ахав, Тринадцатый Ахав,  Одиннадцатый Ахав,  Девятый Ахав,  Седьмой Ахав,  Пятый Ахав,  Третий Ахав,  Первый Ахав,  Двенадцатый Ахав,  Десятый Ахав.

Двести лет они правили землей Ушмаля14 вместе с великими мужами Чич’ен-Ица и Майяльпана.

Вот годы, которые прошли, когда это случилось – 260 испанских лет.

IV.

Вот к’атуны Одиннадцатый Ахав, Девятый Ахав, Седьмой Ахав, Пятый Ахав, Третий Ахав, Первый Ахав, Двенадцатый Ахав, Десятый Ахав15. Восьмой Ахав, когда покинули великие мужи16 Чич’ен-Ица из-за заговора Хуннак Кееля Кавич против Чак Шиб Чака из Чич’ен-Ица, из-за заговора Хунак Кееля, великого мужа огражденного Майяльпана.

Сто восемьдесят17 лет и еще десять лет, когда был десятый год Восьмого Ахав, это год, когда они рассеялись из-за Ах Синтейут Чана вместе с Цунтекумом, вместе с Ташкалем, вместе с Пантемитом, Шучвеветом, вместе с Ицкуатом, вместе с К’ак’альтекатом18, вот имена этих людей, этих семерых майяпанцев, 7-ми.

Еще был тот к’атун Восьмой Ахав, когда они пошли к крепости19 этого владыки Ульмиля из-за его пира с тем ицмальцем владыкой Улилем.

Тринадцатый сгиб к’атунов, когда они рассеялись из-за Хунак Кееля, из-за того, что он дал им о себе знать20. В Шестом Ахав завершились тридцать четыре года.

Вот те годы, которые прошли – 34 испанских года.

Шестой Ахав, Четвертый Ахав, Второй Ахав, Тринадцатый Ахав, Одиннадцатый Ахав от того, как захвачена земля огражденного Майяпана жившими вне крепости, ставшими совместно править в селении Майяпана этими людьми ица вместе с владыкой Ульмиля, восемьдесят лет и еще три года были в Одиннадцатом Ахав до того, как был опустошен Майяльпан горцами-чужеземцами и пригороды Майяпана.

83 испанских года.

Девятый Ахав, Седьмой Ахав, Пятый Ахав, Третий Ахав, Первый Ахав, Двенадцатый Ахав, Десятый Ахав. Восьмой Ахав тот, когда был опустошен Майяпан. Вот к’атуны Шестой Ахав,  Четвертый Ахав,  Второй Ахав. Вот пора, которая шла, когда впервые пришли испанцы, когда их впервые увидела наша земля, эта область Юкатан. Шестьдесят лет от того, как был опустошен Огражденный, 60 испанских лет.

Тринадцатый Ахав, когда случилась внезапная смерть, когда случилось, что грифы вошли в жилища внутри Огражденного, когда случилась оспа.

Тринадцатый Ахав, когда умер приносящий жертву воде. Шесть лет шло, пока не закончился тогда счет Тринадцатого Ахав. Там находился в минувшем счет года, на востоке, в Четвертый К’ан установился месяц Поп на востоке, после пятнадцатого числа месяца Сип через три дня Девятый Имиш – вот тот день, когда умер Бросающий в воду. Тот испанский год [tun año], который в минувшем шел, как стало известно, по счету лет [numeroil años] был 1536 испанским годом21.

Через шестьдесят лет после того как был в минувшем опустошен Огражденный, еще не закончился счет этого Одиннадцатого Ахав, того, в котором пришли испанцы, могущественные люди, они пришли с востока, когда прибыли сюда в эту землю.

Девятый Ахав, когда началось христианство и произошло крещение, и еще в этом к’атуне прибыл первый епископ Тораль. Тот год, который шел, был 154422.

Был в минувшем Седьмой Ахав, когда умер первый епископ де Ланда23.

К’атун Пятый Ахав.

Священники поселились в Мани24 –1550, вот год, который шел, когда священники поселились в Йок’хаа25.

1552 – вот год, который шел, когда прибыл оидор26; вот, когда был построен госпиталь –1559.

Вот год, который шел, когда прибыл доктор Кихада, первый правитель здесь, в этой стране – 156027;

вот год, который шел, когда случились эти пытки – 156228.

Вот год, который шел, когда прибыл Маршал-губернатор, тогда были построены водоемы – 156329.

Вот год, который шел, когда случилась оспа: 160930.

Вот год, который шел, когда были повешены тек’ашцы – 161031.

Вот год, который шел, когда переписаны селения судьей Диего Пареха – 1611.

Комментарий:

1. К’атун – единица календарного счета у майя. В к’атунов Книгах Чилама Балама" используется два вида к’атунов. Первый, из 7200 дней, восходит к "двадцатилетиям" принятой в Классический период хронологической системы, так называемого "Длинного счета". Из хронологических подсчетов, содержащихся в "Кодексе Переса", следует, что его составитель полагал, что в "Хронике" приведены именно такие к’атуны. Вместе с тем, в юкатанских источниках с конца XVII века употребляются к’атуны из 8760 дней (двадцать четыре 365-летних года), когда именно они вошли в обиход, неясно, но в  "Хронике" по Чумайельскому списку по системе 24-летних к’атунов датирован приход испанцев на Юкатан (1513 год – к’атун 11 Ахав). В обоих вариантах к’атун всегда кончался в день двадцатидневки, называвшийся Ахав, при этом число тринадцатидневного цикла в названии каждого следующего к’атуна на две единицы меньше. Соответствие к’атунов обеих видов европейским годам приведено ниже.

К’атун

Годы от Р.Х.

20-летние к’атуны

24-летние к’атуны

8 Ахав

928 - 948

768 – 792

6 Ахав

948 - 968

792 – 816

4 Ахав

968 – 987

816 – 840

2 Ахав

987 – 1007

840 – 864

13 Ахав

1007 – 1027

864 – 888

11 Ахав

1027 – 1047

888 – 912

9 Ахав

1047 – 1066

912 – 936

7 Ахав

1066 – 1086

936 – 960

5 Ахав

1086 – 1106

960 – 984

3 Ахав

1106 – 1125

984 – 1008

1 Ахав

1125 – 1145

1008 – 1032

12 Ахав

1145 – 1165

1032 – 1056

10 Ахав

1165 – 1185

1056 – 1080

8 Ахав

1185 – 1204

1080 – 1104

6 Ахав

1204 – 1224

1104 – 1128

4 Ахав

1224 – 1244

1128 – 1152

2 Ахав

1244 – 1263

1152 – 1176

13 Ахав

1263 – 1283

1176 – 1200

11 Ахав

1283 – 1303

1200 – 1224

9 Ахав

1303 – 1323

1224 – 1248

7 Ахав

1323 – 1342

1248 – 1272

5 Ахав

1342 – 1362

1272 – 1296

3 Ахав

1362 – 1482

1296 -  1320

1 Ахав

1382 – 1401

1320 – 1344

12 Ахав

1401 – 1421

1344 – 1368

10 Ахав

1421 – 1441

1368 – 1392

8 Ахав

1441 – 1461

1392 – 1416

6 Ахав

1461 - 1480

1416 – 1440

4 Ахав

1480 – 1500

1440 – 1464

2 Ахав

1500 – 1520

1464 – 1488

13 Ахав

1520 – 1539

1488 – 1512

11 Ахав

1539 – 1559

1512 - 1536

9 Ахав

1559 – 1579

1536 – 1560

7 Ахав

1579 – 1599

1560 – 1584

5 Ахав

1599 – 1618

1584 – 1608

2. Ноновальками (букв. "живущие среди грязи", или, согласно другой этимологии, "непонятно говорящие") индейцы центральной Мексики, говорившие на языке науатль, называли своих восточных соседей, особенно проживавших в низинных областях побережья Мексиканского залива. В частности, согласно Саагуну (29: X, XXIX, 12)  "ноноалька" (Nonoalca) называли себя племена, жившие на крайнем востоке Мексики, согласно Диего Гарсиа де Паласио такое название имели жители восточного Сальвадора.

3. Д. Бринтон связывал название Суйва с науатланским Zuiven  – названием наивысших небес, в которых обитает бог-прародитель Ометекутли (4:110).

4. Букв. "Девять стран Реки Тростников" (науатль Toll-apan Chiconnahui-tlan), название некой страны, по мнению Ю.В. Кнорозова – низовьев рек Усумасинта и Грихальва.

5. Так употребленный в рукописях термин ch’an предлагает переводить Ю. В. Кнорозов (11:57). Большинство переводчиков предполагают ошибку в текста и предлагают чтение сhan ("Змей", распространенное родовое имя на Юкатане). А. Гюнсенхаймер оставляет слово ch’an без перевода (17:60). О значении термина tepeuh см. примечание 31 к "Летописи какчикелей".

6. Значение и отождествление топонима Чак Новитон неясны. Д. Бринтон и Ю.В. Кнорозов полагают, что это диалектный вариант словосочетания chak nabil tun, "большие каменные ножи"  (4:123;11:65, прим.6), А. Гюнсенхаймер связывает с науатль nahui-tlan, "четыре страны" или "четыре стороны".

7. В "Кодексе Переса" лакуна, восстанавливаемая по рукописи из Тисимина.

8. Словосочетание ah mekat tutul xiu Д. Бринтон связывает с mektan, "начальствовать, править" (4:124), Ю. В. Кнорозов – с науатль mеcayotl, "родословное дерево", откуда перевод "люди племени тутуль шив" (11:57, 65, прим.8), А. Баррера Васкес и А. Гюнсенхаймер оставляют его без перевода как личное имя (16:37;17:61).

9. При копировании переписчик поместил эту помету между упоминанием о "находке" Чич’ен-Ица и к’атуном Одиннадцатый Ахав, хотя очевидно, что указанные "60 лет" – это к’атуны 4 Ахав, 2 Ахав и 13 Ахав.

10. Поскольку в источнике "Кодекса Переса" пропущены упоминания о трех к’атунах (12 Ахав – 8 Ахав), комментатор определил промежуток времени в европейских годах как 120 лет.

11. Чампотон в современном штате Кампече. Из сравнения с дальнейшим текстом, а также Тисиминским и Чумайельским списками вытекает, что этот топоним является вариантом записи Чак’анпутун – букв.  "равнина путун (название племени)".

12. По мнению Ю.В.Кнорозова выделенные курсивом слова являются интерполяцией переписчика.

13. А. Гюнсенхаймер читает это имя Ах Куй Ток’ (17:63,72).

14. Слова отсутствуют в "Кодексе Переса", дополнены по Тисиминскому списку.

15. Лакуна в "Кодексе Переса".

16. Halach vinicil, юкатекское слово halach означает "человек, который приказывает" ("hombre de mando"), vinic – "муж, мужчина".

17. Так как в источнике "Кодекса Переса" пропущены упоминания о к’атунах 5 Ахав – 10 Ахав, комментатор определил промежуток времени в европейских годах в 80 лет.

18. Имена майяпанских полководцев имеют науатланское происхождение: Ах Синтейут Чан – "Происходящий из дома Бога Кукурузы" (sinteotl chan), Цонтекум  –  "Череп" (tzontecomatl), Ташкаль–  "Кукурузная лепешка" (tlaxcalli), Пантемитль – "Знамя – копье с каменным наконечником" (pan(tli)-te(tl)-mitl), Ицкуат (itz(tli) - coatl) – "Обсидиановый Змей", Какальтекат  –  "Происходящий из места воронов" (cacal(otl)-tecatl).

19. Аналогичный перевод предлагает Д. Бринтон. Х. Пио Перес, Р. Ройс, А. Баррера Васкес, Ю.В. Кнорозов и А. Гюнсенхаймер переводят upaa как глагол "разрушить, уничтожить":  "тогда они пошли уничтожить этого владыку Ульмиля" – но это вызывает сложности с точки зрения синтаксиса, Ш. Э. Брассер де Бурбур переводит: "тогда они пошли напасть на этого владыку Ульмиля".

20. Другой перевод: "когда они узнали, что им должно было быть дано".

21. В сообщении смешаны два разных события: гибель в Оцмале посольства правителей Мани в 1536 году (см. ниже "Хронику из Ошк’уцкаба", о том же событии упоминается на стр. 86 Чумайельской рукописи) и смерть некоего лица, также носившего титул ah pula`, "Бросающий в воду" в день 9 Имиш 18 Сип (11 сентября 1545 года). Это действительно был шестой год, только не до, а после окончания к’атуна 13 Ахав.  Возможно, речь идет о смерти правителя Мани дона Мельчора Шиу.

22. Епископ Франсиско Тораль прибыл на Юкатан в 1562 году. В 1544 году прибыл францисканец Хуан де Ла-Пуэрта, избранный епископом Юкатана, но не вступивший в должность из-за смерти.

23. Д. де Ланда умер 29 апреля 1579 г. (по юлианскому стилю).

24.  Миссионеры Луис де Вильяпандо и Мельчор де Бенавенте поселились в Мани в 1547 г., монастырь францисканцев в Мани был основан в 1549 г.

25. Согласно индейской карте 1557 г. селение Йок’хаа находилось в области Мани.

26. Оидор (королевский ревизор) Томас Лопес Медель впервые посетил Юкатан в 1552 г., он издал законоустановления для провинции.

27. Диего Кихада был назначен правителем Юкатана с титулом Главного Алькальда королевским указом 19 февраля 1560 г., но на полуостров прибыл только в 1562 г.

28. Речь идет об инквизиционном следствии, организованном в 1562 г. Диего де Ланда и прекращенном епископом Торалем.

29. Описка хрониста: маршал Карлос де Луна-и-Арельяно прибыл в качестве губернатора Юкатана в 1604 г. По его приказу были отремонтированы водоемы, снабжавшие водой во время засухи.

30. Об эпидемии оспы в 1609 г. сообщает Когольюдо (30:467).

31. Согласно Когольюдо в 1610 г. были повешены трое вожаков восстания, произошедшего в селении Тек’аш против местного касика дона Педро Шиу,  "истинного католика и доброго христианина, который, будучи таковым, заботился, чтобы такими были и индейцы этого селения, наказывая за пороки и пьянство", а кроме того, принуждал общинников, обычно уходивших на дальние участки, работать на себя и на монастырь францисканцев. Восстание произошло на масленицу, 18 февраля 1610 г., и было подавлено испанцами из близлежащих селений (30:468-469).

Краткая хроника из Чумайельской рукописи

/77/ Четвертый Ахав – имя к’атуна, когда случилось рождение божественных Павахтунов, их владык1. В то время они правили в течение тринадцати к’атунов, вот их имена в то время, когда они правили.

Четвертый Ахав – имя к’атуна, когда они вторглись большим вторжением и малым вторжением2, таковы их названия. В то время они правили в течение тринадцати к’атунов, в то время они так назывались. Там они тогда восседали, тринадцать раз эти воссели3, когда восседали.

Четвертый Ахав – к’атун, когда случилось обнаружение Чич’ен-Ица, там для них было сотворено чудо их отцами. Четырьмя подразделениями они вышли из четырех областей, вот их имена. Выходит с востока, с острова К’инколах4 идет одно подразделение. Со священного севера из Накокоб выступило одно подразделение, и выступило еще одно подразделение из Хольтун Суйва на западе, выступило одно подразделение с четырех отрогов девяти гор, таково название этой страны.

/78/ Четвертый Ахав – к’атун, когда случилось, что они были созваны из четырех подразделений, четыре подразделения страны – их имена, когда они вторглись.

Там они стали господами, когда вторглись в Чич’ен-Ица. В ту пору они назывались людьми ица.

В то время они правили в течение тринадцати к’атунов, а затем они устроили заговор друг против друга из-за Хунак Кееля, затем были опустошены их селения, затем они пошли вглубь лесов, Таншулукмуль5 их название.

Четвертый Ахав – к’атун, когда случилось, что кричали их души. В то время они правили в течение тринадцати к’атунов вместе со своими несчастьями.

Восьмой Ахав – к’атун, когда случилось, что пришли потомки людей ица, таково их имя, когда они пришли туда, в то время они правили Чак’анпутуном.

Тринадцатый Ахав – к’атун, в котором они заселили селение Майяпан, люди майя – их имя.

Восьмой Ахав, когда они оставили свои земли и рассеялись по всей стране.

Через шесть к’атунов после того, когда они были оставлены, они перестали  называться людьми майя. Одиннадцатый Ахав – имя к’атуна, когда люди майя перестали называться майя. Христиане – имя всех подданных Святого Петра в Риме и государя короля.

Комментарий:

1. В оригинале испорченный текст: pauahaen cuh uyahauoob. У Ланды четыре цветных Павахтуна (желтый, красный, белый и черный) тождественны четырем хозяевам сторон света Бакабам и четверке богов дождя Чаков. Бартоломе дель Гранадо Баэса в  "Сообщении из Йашкабы"  пишет, что индейцы Юкатана призывали "четырех Павахтунов, которые являются владыками или хранителями дождей. Один приказчик, примерно восьмидесяти лет, которого я настойчиво просил рассказать мне, кто такие эти Павахтуны, сказал мне, что красный Павахтун, который восседает на востоке, это святой Доминго, белый, восседающий на севере – святой Габриэль, черный, восседающий на западе – святой Диего, и  желтая, называемая также Шк’анлеош (Xkanleox), восседающая на юге, это святая Мария Магдалина" (31: 8-9).

2. В оригинале nohhemal dzeemal. Интересную параллель этому месту приводит Б. де Лисана: "В древности они говорили о востоке Cenial, «Малый Спуск» [Pequeña-Baxada], а о западе – Nohenial, «Большой Спуск» [Grande-Baxada]. И дело в том, что, как они говорят, со стороны востока пришло в эту землю мало народа, а со стороны запада – много" (32:3-4).

3. Р. Ройс предлагает перевод: "Когда они воссели, в тринадцати местах они восседали" (10:139), связывая указанное место с представлениями о тринадцати областях, на которые, по сведениям А. де Авенданьо-и-Лойолы, подразделялся Юкатан: "Эти тринадцать эпох были разделены на тринадцать частей, на которые делится это королевство Юкатан и каждая эпоха была разделена на тринадцать частей, со своим идолом, жрецом и пророчеством, который правил в одной из этих тринадцати частей этой страны в соответствии с тем, как они делили её" (цит. по: 10:184).

4. Возможно, остров Косумель.

5. Согласно Авенданьо небольшой водоем с таким названием находился на небольшом расстоянии к западу от озера Петен-Ица. Над ним возвышался высокий холм, увенчанный разрушенными зданиями, в которых, как говорили, некогда почитался знаменитый идол (10:140, n.1).

Заселение Юкатана

/1/ …1 – родоначальник людей Ах Кануль. Из маленьких акаций2, из маленьких стволов дерева чаках3 его маленький шалаш.

Из … … … шалаш Йашума, родоначальника людей Кавич.

Владыка южан – родоначальник людей Ах Нох, … К’ан Такай – имя родоначальника людей Ах Пуч. Девять рек они некогда охраняли, девять гор они некогда охраняли.

Красный кремень – камень красного Мукенкаба4, красное Семенное Первичное Дерево5 – крона над ним, оно находится на востоке. Красноватое пукте6 – их дерево, и красное чикосапоте, и красные лианы, и красные с желтыми гребнями их индюки, и красная поджаренная кукуруза.

Белый кремень – его камень, его камень на севере. Белое Семенное Первичное Дерево – крона над белым Мукенкабом. С белыми грудками их индюки, белая фасоль – их фасоль, белая кукуруза – их кукуруза.

Черный кремень – его камень на западе, черное Семенное Первичное Дерево –крона над ним, и с черными пятнами их кукуруза, и с черными клубнями их бататы, черные горлицы – их индюки, |как| черное ночное небо – их початки, и черная крупная фасоль – их крупная фасоль,  черная фасоль – их фасоль7.

Желтый кремень – камень южного Семенного Первичного Дерева, желтое Семенное Первичное Дерево – их крона, желтоватое пукте – их дерево, и желтое пукте – их бататы, и горлицы |цвета| желтого пукте – их индюки, и ярко желтые початки – их початки.

/2/ В селении … … … их ноша. Двадцатилетие Одиннадцатый Ахав, когда случилось, что они забрали свою ношу. Затем пошел отмерять землю тот измеритель, который отмерил расстояния между их привалами, затем он пришел в Ч’акте Абан, "Место Вырубленных Кустарников", чтобы вырубить лес на их привалах, затем он пришел в Вак Хабналь8, чтобы расчистить от травы их привалы, во время прихода Мискит Ахава, Разметающего Владыки, который вымел их привалы, во время прихода отмерившего их привалы, те, расстояния между которыми безошибочны9, когда он их измерил.

Тогда поселились хозяева циновки.

Иш Нох Ук – хозяин восточной циновки, Ош Токой Моо – хозяин циновки на востоке, Ош Пава(х) Эк ’ – хозяин циновки на востоке, Ах Мис – хозяин циновки на востоке.

Батун – хозяин циновки на севере, Ах Пуч – хозяин циновки на севере, Балам На – хозяин циновки на севере, Ак’е – хозяин циновки на севере.

Ибан – хозяин циновки на западе, Ах Чаб – хозяин циновки на западе, Ах Тукуч – хозяин циновки на западе.

Ах Йамас – хозяин циновки на юге, Ах Пуч – хозяин циновки на юге, Кавич – хозяин циновки на юге, Ах Ковох – хозяин циновки на юге, Ах Пук – хозяин циновки на юге10.

Красны лесные пчелы на востоке, красный цветок – их чаша, алое никте11 – их цветок их брачного обряда12.

Белы лесные пчелы на севере, белый иш-пач-ц’а13 – цветок их брачного обряда, белый цветок – их чаша.

Черны лесные пчелы на западе, темный цветок иш-лауль14 – цветок их брачного обряда, темный цветок – их чаша.

Желты лесные пчелы на юге, желтый цветок – их чаша, желтый цак никте – цветок их брачного обряда.

Затем стали многочисленны пчелиные рои на Косумеле, медовые соты и сосуды с медом вместе с первыми ульями, вместе с потоками меда15.

К’ин Павахтун – их жрец, тот, который начальствовал над многочисленным войском, он охранял некогда Хульнеба16 среди камней Косумеля.

Ах Йаш Ак, Чинаб, К’инич К’ак’ Моо17 /3/ и Ах Ицимт’уль Чак18 начальствовали в Ичкансихоо, Вайом Ч’ич’ был их жрец в Ичкансихоо19, канулец, и циновка ягуара20, второй жрец – Чабле21, их владыка, Кабаль Шиу – их жрец, Ушмальский Чак – их начальник, вот те, кто были некогда их жрецами.

Затем Хапай Кан был приведен в Чемчан, тот, который пришел, когда была окровавлена стена в Ушмале22.

Тогда был отобран символ власти23 Чак Шиб Чака, у Сак Шиб Чака был отобран символ его власти, и символ власти Эк’ Йууан Чака также был отобран, Иш Сакбелис  – имя бабушки Чака. Эк’ Йууан Чак – их отец, Хун Йууан Чак – их младший брат, Воох Пук – его имя. Он тот, на чьей ладони был написан знак, и был написан знак под его шеей, и был написан знак на его ступне, и был написан знак на большом пальце Ах Воох Пукиля.

Эти Чаки не боги, единственный истинный бог наш господь Диос.

Служили согласно закону и мудрости Майяпана /4/ Ах К’ин Коба, жрец внутри крепости, Сулим Чан – на западе, Нават – страж крепостных ворот на юге, Ковох – страж крепостных ворот на востоке, Ах Эк’ – его спутник. Вот их владыка: Ах Тапай Нок’ Кавич – имя их великого мужа, Хуннак Кеель, предназначенный быть сброшенным |в качестве жертвы| тем Ах Меш Куком. Тогда он пожелал цветок, тогда он пожелал белую циновку, тогда он пожелал двухсторонний плащ, тогда он пожелал зеленого индюка, тогда он пожелал сладкое атоле, тогда он пожелал сосуды из белых тыкв24.

Комментарий:

1. В начале рукописи утрачен один лист.

2. Leucaena glauca Benth. Индейское название – uaxim.

3. Bursera simaruba Sarg. Испанское название – пало мулато.

4. В Тисиминской рукописи упоминается божество Мусенкаб (Musencab), откуда Р. Ройс предполагает, что написание "Мукенкаб" является искаженным Muçencab. Он отождествляет это божество с Мульсенкабами (Mulzencab), по представлениям юкатанских индейцев – сверхъестественными пчелами, которые живут в Коба и докладывают Нох Йум Кабу [Noh Yum Cab], "Великому Господину – Пчеле", обо всем происходящем на пасеках (10:64, n.4).

5. В оригинале – imix yaxche. Yaxche – сейба, однако, в данном контексте речь идет, по всей видимости обо одном из четырех мировых деревьев, стоящих по углам мира.

6. Пукте – Bucida buseras, живописное дерево с беловатыми цветами и мясистыми зелеными листьями, обычно приобретающими коричневатый или огненный цвет на концах ветвей, источник ценной древесины (33:279).

7. В тексте buul, обычная фасоль, Phaseolus vulgaris, и ib, лимская фасоль, Faseolus lunatus.

8. Р. Ройс предполагает, что Uachabnal написано ошибочно вместо Uuchabnal. Вук Хабналь или Вук Йабналь [Uuc Yabnal] в "Книгах Чилама Балама" является другим названием Чичеен-Ица (10: 65, n.4).

9. Другой перевод: "долгие расстояния между привалами" (Р. Ройс, Ю.В. Кнорозов).

10. Родовые имена Ак’е, Балам, Батун, Кавич, Ковох, Пук и Ук хорошо известны на Юкатане.

11. Никте – франжипани,  Plumeria sp.

12. В оригинале unicteob. В данном случае "никте" по всей видимости употреблено в значении "цветок, использовавшийся в брачном обряде", ср.  kam nicte, "жениться" (букв. "получать цветок никте").

13. Ишпачц’а –  Commelina elegans H. B. K. либо Callisia repens L.

14. Иш лауль – Stemmadenia insignis, дерево с ароматными цветами.

15. Сложное для понимания место. Перевод А. Медиса Болио: "Тогда умножились в большом количестве детеныши пчел на маленьком Кусамиле. И там был цветок с медом, тыквенный сосуд с медом и первый пчельник и сердцевина земли"; перевод  Р. Ройса: "Тогда они роились на Ц’екусамиле в большом количестве среди магея страны, среди тыквенных деревьев страны, среди сейб страны и деревьев чулуль страны"; перевод Ю.В. Кнорозова: "Тогда было множество роев пчел в Ц’е-Кусамиль. Медовые соты и медовые чаши, первый пчельник, сосуд меда".

16. Хульнеб (Ах Хульнеб) – божество, почитавшееся на Косумеле (см.: 30:198).

17. К’инич К’ак’ Моо – божество, центром почитанная которого на Юкатане был Ицамаль. Сведения о нем приводит Б. де Лисана: "Была также другая пирамида или холм с северной стороны, сегодня являющаяся самой высокой, которая называлась К’инич К’ак’мо [Kinich Kakmó], и причиною было то, что над нею имелся храм, и в нем идол, который так назывался, и это означает на их языке: "Солнце с лицом, у которого огненные лучи", – и он спускался сжигать жертвы в полдень, как спускается, паря, гуакамайя с его перьями разных цветов. И этот бог или идол был почитаем, и говорили, что, когда у них бывал мор, или эпидемия, или другие общественные беды, они все шли к нему, как мужчины, так и женщины и, принеся многие дары, жертвовали их, и что там, на виду у всех нисходил огонь (так говорили) в полдень, и сжигал пожертвованное, и жрец говорил им о том, что должно произойти с тем, что они хотели узнать о болезни, голоде или море, и в соответствии с этим они становились знающими о своем добре или зле, хотя подчас видели противоположное, а не то, что он им говорил" (32:4-5).

18. О том же персонаже упоминает Лисана: "Древние имели одного самого прославленного идола, который назывался Ицмат-уль [Ytzmat-ul], что означает: "Тот, кто получает или обладает благодатью, или росой, или субстанцией небес" – и этот идол не имел иного имени или его им не называли, потому что говорят, что это был один царь, великий владыка этой земли, которому она была подчинена как сыну богов; и когда его спрашивали, как его зовут, или кто он, он говорил лишь такие слова: “Ytzen caan, ytzen muyal,” – что означает: "Я роса или субстанция небес и облаков". Умер этот царь, и воздвигли алтари, и был оракул, и далее будет видно, как ему соорудили другой храм и для чего. Когда был жив этот царь-идол, народы советовались с ним о вещах, происходивших в отдаленных местах, и он говорил им это, и о других будущих вещах. К нему также приносили мертвых, и говорили, что он воскрешал их и исцелял больных"  (32:4).

19. Ичкансихоо (другое название – Тихоо) – нынешняя Мерида (так назывался также соседний Ц’ибильчальтун). Стоит отметить, что именно этот город, а не Чичеен-Ица фигурирует в качестве политического центра ица в эпоху заселения ими Юкатана.

20. Ю.В. Кнорозов переводит: "страж циновки ягуара", то есть циновки из шкуры ягуара, знака верховной власти. Однако, употребленное слово canul (в параллельном тексте – ah canul) скорее указывает на принадлежность этого лица к некоей группе, называвшейся Кануль. Интересно, что в V – IX веках такое название имело могущественное государственное объединение с центром на юге Кампече и Кинтана-Роо (его столицами в разное время были Ц`ибанче и Калак`муль), в зоне предполагаемого первичного расселения ица.

21. Чабле может быть указанием на происхождение из области Чабле к северу от Бак’халаля.

22. По мнению Р. Ройса, к которому присоединяется Ю.В. Кнорозов, здесь речь идет о событиях конца владычества Чичеен-Ица (см. прим. 2 к тексту "События к’атуна Восьмой Ахав"). Упоминаемый здесь Чемчан – селение вблизи Ушмаля.

23. В оригинале canhel, слово неясного значения. Бельтран де Санта-Роса переводит его "дракон", из чего Р.Ройс предположил, что речь идет о статуэтке рептильного бога К’авииля, обычной инсигнии правителей майя Классического периода (10:67, n.5)  Согласно Ю.В. Кнорозову это "очевидно, жезл, символ власти четырех номинально сменяющихся правителей, откуда и его название "четыре смены" " (11:74, прим.11).

24. По мнению Ю.В. Кнорозова перечисляются предметы, полагавшиеся правителю (11:74, прим.13); слово ul он переводит не "атоле" а "улитки", полагая, что раковины улиток пришивались к жреческим одеяниям.

Сказание о Хунак Кееле

/9/ Тогда начали селиться их владыки. Там был жрец Палонкаба и те, кто был жрецами Мутупуля1, таково его имя. Вот жрец Палонкаба Ах Май2, и вот жрецы из Мутупуля, канулец, а также Вайом Ч’ич’, тоже говоривший на чужом языке, и с ним второй |жрец| – Чабле из Ичкаансихоо, Хольтун Балам3 его сын. И затем они захватили эту степную равнину птицы Йашум.

В ту пору прибыли союзные владыки, те владыки были друзьями во время их владычества в к’атун  Одиннадцатый Ахав, таково в минувшем его имя.

Тогда они заселили эти страны, и тогда они поселились там в этих землях, и тогда они стали жить в Ичкаансихоо.

Затем вторглись люди Хольтун Ак’е4, тогда вторглись люди Сабакнаиля, затем совместно прибыли владыки. Эти люди Сабакнаиля – родоначальники людей Ах На5. И затем они собрались в Ичкаансихоо, там находилась циновка ягуара в правление Хольтун Балама /10/  |у его колодца, и| в правление |Почек Иш| Ц’ой6, того, кто является родоначальником людей Ковох7. И … Шиу также прибыли в то время.

Расчистившим кустарники, расчистившим их земли, когда случилось их владычество, был Теп’анкис, их жрец, тот, кем они были осмотрены. Это измеритель, измеривший их земли, ведь он – остановившийся в их земле на привалах, на семи привалах страны, ведь Ах Май – установивший межи их земель, установитель меж, очиститель, очистивший их землю – этот владыка Мискит-очиститель. Ведь когда страна была заселена ими, это было как потоп в начале мировой эпохи, ведь это было для них сотворением мира. Они – замыслившие владычество, они – замыслившие для себя сотворение мира.

Тогда дань стала прибывать для них в Чич’еен и Тик’уч, когда случилось, что стала прибывать дань четырех людей.

Одиннадцатый Ахав – имя  к’атуна в минувшем, когда их обложили данью, обычно всю ее собирали в Кетелаке. Затем в Кетелак прибыла дань Хольтун Суйва, там они пришли к согласию8. Тринадцатый9 Ахав был в прошлом к’атуном, когда получили там дань великие мужи. Тогда они начали править, тогда началось их владычество, тогда им начали служить, тогда начали прибывать те, кого должны были сбросить, тогда их начали бросать в колодец, тогда должны были быть выслушаны их слова относительно их владычества, не приходит их слово.

Вот Кавич Хунак Кеель, Кавич – имя того человека, /11/ который показал голову в отверстии колодца на юге. Затем пошли его забрать, затем он вышел произнести свое слово, тогда стали слушать его слово, тогда началось его слово. Тогда его стали называть владыкой, тогда он был посажен ими на место владыки, тогда его стали называть великим мужем. Он не был владыкой прежде, только служителем Ах Меш Кука, и  вот был назван владыкой назначенный быть сброшенным Ах Меш Куком. Орлица будто бы была его матерью, и его будто бы нашли на горе, и будто бы стали слушать слово этого владыки после того, как он был провозглашен. Тогда стали возводить высокий дом в качестве местопребывания владыки, тогда стали строить лестницу, затем воссел в высоком доме в  Тринадцатый Ахав10 выбравшийся11 владыка.

Тогда должен был прибыть, чтобы выслушать его слово, его пророчество и его ложь тот, чье имя Ах Меш Кук. Тогда он отвел в окрестности Бака12 жреца Ах Меш Кука, там он должен был быть тогда поселен, тогда он стал признавать его господином, тогда ему стал оказывать почтение тот, чье имя Ах Меш Куук.

Затем ему оказали почтение, затем ему служили в Чич’еен, Чич’ен-Ица его имя, потому что туда пришли люди ица. Тогда он забрал камни страны, камни изобилия и власти ица13, забрал и бросил в воду. Затем начало бедствий пришло в Чич’ен-Ица.

Затем он отправился на восток туда он прибыл вместе со жрецом Коба. Тогда в минувшем шел к’атун Восьмой Ахав. Восьмой Ахав – имя к’атуна, в которое случилось их правление. Затем наступила смена к’атуна, затем наступила смена владык.

Комментарий:

1. Р. Ройс полагает, что это искаженное Motul, название крупного селения на Северном Юкатане, центра владения Печей, однако, достаточных оснований для такой конъектуры нет. Значение слова "Палонкаб" неясно – это может быть название местности, имя божества или его жреца.

2. По сведениям Ланды должность верховного жреца сохранялась за представителями рода Ах Май вплоть до падения Майяпана: "У них был верховный жрец, которого они называли Ах К’ин Май или,  иначе, Ахав Кан Май, что значит "жрец Май" или "верховный жрец Май"; владыки очень почитали его, он не имел поместья с индейцами, но, кроме приношений, ему делали подарки сеньоры, а все жрецы селений платили ему дань; его дети или ближайшие родственники наследовали ему в его достоинстве" (2:42).

3. "Владыка людей ица" Ах Хольтуун Балам [a-hi-tza-AJAW-wa AJ-jo-lo-TUUN-ni-ba-la-ma] упомянут под 930 г. на "Диске из Караколя". Он назван также на странице 86 Чумайельского манускрипта: "Вот те, благодаря кому четыре рода вышли с небес, из влаги небес, из росы небес, великие мужи, владыки страны: Сакааль Пук [Zacal Puc] , Хоольтун Балам [Hooltun Balam], Хоч’тун Поот [Hoch’tun Poot], Ах Меш Кук Чан [Ah Mex Cuc Chan]". Сакааль Пук в "Документах из Вальядолида" фигурирует как один из вождей мексиканцев, пришедших на Юкатан: "вышеназванные, указанные в вопросе, пришли из царства Мехико [Mexico] и заселили эти провинции, и что были народом воинственным и доблестным, и господами, и потому населили Чичен-Ицу [Chicheniça] одни, а другие отправились к югу, чтобы заселить Бакалар [Bacalar], и к северу, чтобы заселить побережье, ибо было трое или четверо владык, и один, которого звали Тумис Поль Чикбуль [Tumispolchicbul], был родственником [deudo] Моктесумы [Moctezuma], короля, бывшего в королевствах Мехико, и что Сухуй К`ак` Камаль Сакаль Пук [Çuhuikakcamalçacalpuc] был ближайшим родственником упомянутого Дона Хуана К`авиля со стороны его отцов, и что упомянутая Иш Нахав Купуль [Ixnahaucupul], дочь К`ук`ум Купуля [Kukumcupul] была женой деда упомянутого Д. Хуана К`авиля, все они были теми, кто пришел из Мехико заселить эти провинции, людьми знатными и господами, ведь они заселили эти земли и господствовали в них" (4:114-115).

4. Хольтун Ак’е – букв. "пещера в скале Ак’е". Ак’е – селение на севере Юкатана, в позднейшей области Чик’инчель.

5. Ср. текст на стр. 6 Чумайельской рукописи: "Затем они достигли Сабакнаиля вместе с их предком, родоначальником этих людей Ах На, этот Чель На – их предок". Точно идентифицировать Сабакнаиль не представляется возможным, однако в тексте он упоминается между поселениями северо-востока Юкатана, в позднейшей области Кех Печ.

6. Лакуны в тексте. Конъектуры предложены К. Берендтом.

7. В тексте Copoe, по всей видимости, испорченное место. Конъектуру Couoh предлагает А. Медис Болио, другой возможный вариант восстановления – Cupul.

8.  Игра слов: название селения – KETELAK, "приходить к согласию" – KET T’AN.

9. Возможно, описка вместо "Одиннадцатый". Ройс предполагает в тексте позднейшую интерполяцию.

10. То есть в год 13  Ахав к’атуна 8 Ахав, приходившийся на декабрь 1192 – декабрь 1193 годов.

11. Неясное место. Перевод "вышедший [из колодца]"  предлагает Ю.В. Кнорозов (11:76), Р. Ройс – малопонятное "шестое царствование", А. Медис Болио – "полный царственности".

12. Бака – селение в нескольких милях западнее Мотуля.

13. По всей вероятности речь идет о стелах. Практика разрушения стел в захваченных городах известна у майя Классического периода.

События к’атуна Восьмой Ахав

/12v/ Восьмой Ахав – день, когда вымели площадь небесные пчелы Иш Чан Кааб, затем спустилось слово Тринадцати Богов в Восьмой Ахав в Чич’ен, тринадцать божественных ликов к трем сосудам с атоле. Таким было его правление, пришедшее согласно слову Тринадцати Богов.

Восьмой Ахав, когда случилось в Чич’ен, что был разрисован владыка ушмальцев, тогда пришел след его ноги на спину Чак Шиб Чака в Чич’ен из-за Ах Накшит К’ук’улькана1, когда спустилась война к этим ица, когда явилась вышедшая потаенная вражда, стремительная вражда, стреляющая костяными наконечниками вражда.

Туда в то время вошел грех, он пришел при том же владеющем Восьмым Ахав, когда случилось, что была опалена мировая сейба, так случилось снова. Таково содержание ноши тех дней, внезапное и непредвиденное в те дни.

Восьмой Ахав, когда случилось с ицмальцем Улилем, что он был обманут, потому что согрешил против Ах Улиля, против женщины, его супруги, его соправитель2.

Вот установление двадцатилетия, в восемнадцатое двадцатилетие3 прозвучало слово владыки богов Ицам Каана. Выступил владыка стражей вместе с Хапай Каном, когда был обманут ицмалец Уль-владыка, когда были обложены  данью4 дети богов Ицмаля, чтобы прокормить Хапай Кана4.

/13r/ Затем вышел полководец, тогда ему довелось царствовать в Ицмале, затем пришел конец этому Хапай Кану среди бедствий служителей Ицмаль Т’уля, когда пришел Первый Хищник, когда пришли грифы в сердце небес вместе с Красным Хищником, вместе с Чак Шиб Чаком.

Трижды страдали их души, когда они испытывали страдания здесь в Ицмале, тогда, когда он был обманут из-за греха владыки стражей, по причине этого Хапай Кана, когда они узнали о нем из-за К’ук’улькана. Когда ему перерезали глотку, это видела и слышала вся знать, которая смотрела, как отправлялся Хапай Кан, ведь подданные несут на себе грехи своих владык.

Тогда задумал это Ицам Каан, тогда он вышел против греха владыки стражей, тогда выступил небесный владыка на жителей Чич’еена отсюда из Машкануль у края небес.

Оттуда вышел их владыка, у него было тринадцать нош, когда он был порожден своим отцом. Вот одна – тогда множество сражений между многочисленными Деревянными Масками и удушающим Обсидиановым Змеем, появление грифов в домах, внезапная смерть и засуха, выход потаенной вражды и стреляющей костяными наконечниками вражды, отбирающей и алчущей ноши к’атуна во времена христианства, во времена людского разврата, во времена великих бедствий. Случится сгиб двадцатилетий в тринадцатое из них во времена этого владеющего Восьмым Ахав. Спустится его слово, заплачут великие мужи, владыки народа ица, не будет согласия в конце развратных людей.   

Комментарий:

1. Накшит – в текстах "Книг Чилама Балама" выступает как олицетворение пришельцев из Центральной Мексики. Ш. Э. Брассер де Бурбур в свое время показал, что это сокращение науатланского имени Topiltzin Acxitl, которым обозначается тольтекский правитель, известный также как Кецалькоатль

2. В двух разных списках текстах имеются разночтения, ведущие к его прямо противоположному пониманию. Так, в "Чилам Балам из Тисимина" это место выглядит: tabtabi tumen zipci Ah Ulil ahau, а в "Кодексе Переса I": tabtabi tumenel zipci ti Ah Ulil ti cħuplal yatan yetahaulil; кроме того, форма перфекта пассива глагола tabtabi может переводиться и "был связан", и "был обманут". Соответственно этот очень важный для истолкования всего текста фрагмент может быть переведен и "был связан, потому что согрешил владыка Ах Улиль" (такой вариант перевода предлагает А. Баррера Васкес, 16:147-148) и "он был обманут, потому что согрешил против Ах Улиля и женщины - его супруги его соправитель" (версия Р. Ройса, 10: 179). В первом случае Ах Улиль оказывается прелюбодеем, во втором – жертвой прелюбодеяния.

Рассказ о том, что падению Чичеен-Ица предшествовало прелюбодеяние, совершенное одним из ее правителей, зафиксирован в колониальных источниках. Так, Д. де Ланда пишет: "Ведь Чичен-Ица – это очень хорошее место, в десяти лигах от Ицамаля и в одиннадцати от Вальядолида, в котором, согласно тому, что говорят старики из индейцев, царствовали трое владык-братьев, которые, как они соглашаются, что услышали от своих предков, пришли в эту землю с западной стороны и собрали в этих местах большое население из поселений и народностей, которыми правили некоторое число лет в большом мире и справедливости. Были великими почитателями своего бога, и потому построили многие здания, и очень изящные… Эти владыки, говорят, жили без жен и в великом целомудрии, и все время, пока жили так, были всеми уважаемы и им все подчинялись. Когда прошло время, преступил [falto] один из них, из-за чего должен был умереть, хотя, как говорят индейцы, ушел из страны в направлении Бакхалаля [Bachalal]. Произвело его отсутствие, как бы оно ни случилось, такие проступки у тех, кто после него царствовал, что вскоре они оказались разобщенными в государственных делах [començaron luego a ser en la republica parciales], а в своих обычаях такими бесчестными и распущенными, что народ возненавидел их до такой степени, что их убили, и они пришли в расстройство и сделали поселение безлюдным [se desbarataron y despoblaron], оставив службы" (2:340-342). Аналогичный рассказ содержится у Фуэнсалиды – Когольюдо: "Эти индейцы ица [Ytzaex] являются по рождению юкатеками и происходят из этой страны Юкатан, и поэтому говорят на том же языке майя, что и эти. Говорят, что они вышли из земель и округи, которые сегодня принадлежит городу Вальядолиду, и из поселения Чичен-Ица, где и сегодня сохраняются одни из самых больших древних сооружений, какие видно в этой стране, и так восхищали, когда открыли эти королевства, как сказано в другом месте, и также вышли с ними другие из соседних поселений. Говорит отец Фуэнсалида, что за сто лет до того, как пришли испанцы в эти королевства, они бежали из Чичеен-Ица [Chicheen Ytza] в эпоху, которую они называли "восьмой", а на их языке Vaxac Ahau, и заселили эти земли, где сейчас живут. Их бегство на остров и в такие затерянные места было потому, что они знали из пророчеств, которые имели, и они описаны в книге второй, что должен был прийти со стороны восточных народностей один народ, который должен был господствовать в этой стране. Они и сейчас хранили пророчества (написанные их древними знаками) тех, кого они называют жрецами, в книге, которая как история, которую называют Анальте [Analte]. В ней они сохранили память о том, что происходило с ними с тех пор, как они заселили эти земли. Говорят также, что они ушли в них по морю, и в одном месте, которое выходит на их лагуну, имеют на суше поселок, который называется Синибакан [Zinibacan], что означает: "Где натянуты паруса", – потому что они их там просушили, так как они были мокрыми. Говорят также, что причиною бегства было то, что когда женился один великий господин или царек этой местности, среди развлечений и празднеств свадьбы пришел другой царек, который был влюблен в нареченную, и, напав с вооруженными людьми на праздновавших, которые были на нем беспечны, и, причинив им вред, похитил невесту. Этот был менее могущественен, чем первый и, увидев, что впоследствии должен будет вести войну с ним, опасаясь ущерба, который мог бы последовать для него, избрал в качестве предосторожности бегство, и потому, уведя с собой невесту, со многими своими бежал в те столь отдаленные и затерянные земли" (30:507).

Р. Ройс, которому следует Ю.В. Кнорозов, отдают предпочтение списку из Мани и полагают, что "грешником" был правитель Ульмиля Воох Пук, похитивший невесту у правителя Ицмаля Улиля, что послужило поводом к войне коалиции Ицмаля, Ушмаля и Майяпана против Чичеен-Ица и Ульмиля, но из текста "События к’атуна 8 Ахав" вытекает, что "согрешил" как раз правитель Ицмаля Улиль (10:179-180; 11:27, 66, прим.28).

3. В тексте, вероятно, ошибки, допущенные при копировании: в "Кодексе Переса" uaclahumpis ( вместо ua/xa/clahumpis), в Тисимине – uuclahumpis (из u/a/clahumpis). К’атун 8 Ахав (1185-1205) начался в день 10. 18. 0. 0. 0 и был 18-м в "четырехсотлетии". Знание авторами текста "Длинного счета" указывает на его древность.

4. А. Баррера Васкес предлагает перевод: "где платили в качестве дани детьми Ицмаль К’авиля" (16:148). Слова "чтобы прокормить Хапай Кана" отсутствуют в Тисиминском списке.

Хроника из Ошк’уцкаба

153(4). Оставлено селение из-за внезапной смерти в течение этого года, 1534 европейского года, (11 Аха)в – это год тун (в) 18 Йашк’ин, 5 К’ан – годоносец в 1 (Поп)1.

153(5) (7) Ахав – это год тун в 7 Йашк’ин, 1535 европейский год, 7 Мулук – (годонос)ец в 1 Поп.

1536. Это год тун, в 11 Поп Кех2 – европейский год, 7 Хиш – годоносец в 1 Поп; 3 Ахав в 7 Йашк’ин.

1537. 1537 европейский год, 8 Кавак в 1 Поп, когда погибли … бросающие в воду в Оцмале, вот они: Ах Ц’ун Тутуль Шиу вместе с Ах Сийа(хом), На Пук Чи вместе с На Май Че, вместе с На Май Туном, вместе с Ах Мен Эваном, теми людьми из Мани, которые некогда бросали в воду в Чичеен-Ица, вот спаслись бегством по дороге На Хав Веч и На Пот Ковох в 10 Сип3, в 12 Ахав – это год тун во 2 Йашк’ин, таким его запомнят.

1538 европейский год, 9 К’ан – годоносец в 1 Поп, когда случился ураган, тот, который посеял смерть; 8 Ахав – это год тун в 16 Шуль.

1539 европейский год, 10 Мулук в 1 Поп, 4 Ахав – это год тун в 11 Шуль.

1540 европейский год, 11 Хиш в 1 Поп, 13 Ахав – это год тун в 7 (Шуль)4.

1541 европейский год, 12 Кавак в 1 Поп, 9 Ахав – это год тун во 2 Шуль.

1542 европейский год, 13  К’ан в 1 Поп, когда поселились испанцы, в  Тихо они поселились5, тогда впервые появилась дань для людей из Мани и положение провинции (probinciail); 5 Ахав в 16 Сеек.

1543 европейский год, 1 Мулук в 1 Поп, когда погибли ц’иц’омтунцы из-за войска испанцев и того их капитана Алонсо Лопеса6; 1 Ахав в 11 Сек.

2 Хиш в 1 Поп, 1544 европейский год; 10 Ахав в 6 Сек.

1545 европейский год, 13 Кавак в 1 Поп, когда началось христианство из-за монахов здесь в этом селении; вот имена этих священников: брат Луис  Вильяпандо [Luis Villapando], брат Диего де Бехар [Diego de Vehar], брат Хуан де Ла-Пуэрта [Juo de la Puerta], брат Мельчор де Бенавенте [Mechor de Benabente], брат Хуан де Серреба [Juode Zerreva], брат Анхель Покоб Ток’, "Омывающий Кремни", когда они поселились в том селении Тихо7.

6 Ахав – это год тун в 1 Сеек.

Вот 29 мая 1685 европейского года я переписал старинную книгу с этими письменами, которые называются Анарес [Anares], я, Дон Хуан Шиу. 

Комментарий:

1. Автор датирует события в соответствии с тремя разными календарными системами. Первая из них – европейский счет лет от Рождества Христова (в тексте для них используется испанский термин años). Вторая – счет майяских 365-дневных лет хааб, которые обозначаются "годоносцами", то есть названиями первого дня первого месяца (1 Поп). Хуаном Шиу указываются те европейские годы, начало которых приходится на соответствующий год хааб (1534 год указывается как соответствие году 5 К’ан, длившемуся с 21 июля 1533 по 20 июля 1534 года). Из этого следует, что первичным для автора был именно счет лет хааб. Третья датировочная система – это индейский счет 360-дневных лет тун, обозначаемых по последнему дню, всегда приходящемуся на день Ахав. Неразрешённой до сегодняшнего дня загадкой остаётся обстоятельство, что в семи случаях из двенадцати число этого дня в месяце 365-дневного года указано не в соответствии с "регулярным" для Юкатана XVI века счетом (2, 7, 12 или 17 число), а на единицу меньше (в таблице выделено жирным курсивом). Это может быть связано с дефектностью иероглифического текста, где содержалась соответствующая таблица тунов, и точки, обозначающие единицу в числах майя стерлись или были пропущены переписчиком. Другим объяснением может быть использованием майя Юкатана вставок дополнительного 366-го дня для приближения счета лет хааб к действительной продолжительности солнечного года. Однако, в таком случае непонятно, каким образом происходило возвращение к "регулярному" счету, кроме того, "годоносцы" и в годы, для которых в дате окончания туна число месяца указано на единицу меньшим, имеют "нормальное" число месяца. Еще одно объяснение, предложенное недавно А.А. Токовининым (34:17) состоит в том, что в 260-дневном цикле, к  которому принадлежат  даты типа "1 Ахав", и в 365-дневном году сутки начинались в разное время (в полночь и на рассвете), соответственно, если определенное событие в день Ахав происходило между полночью и рассветом, оно приходилось на день Ахав и 1 число месяца, а если после рассвета – то на тот же день Ахав, но у же на 2-е число. Впрочем, в этом случае неясно – почему в одни годы начало туна считали перед рассветом, а в другие – после.

Европейский год

Годоносец

Юлианское соответствие

Конец года тун

Юлианское соответствие

1534

5 К’ан 1 Поп

21.07.1533

11 Ахав 17 Йашк’ин

04.12.1533

1535

6 Мулук 1 Поп

21.07.1534

7 Ахав 11 Йашк’ин

29.11.1534

1536

7 Хиш 1 Поп

21.07.1535

3 Ахав 7 Йашк’ин

24.11.1535

1537

8 Кавак 1 Поп

21.07.1536

12 Ахав 2 Йашк’ин

19.11.1536

1538

9 К’ан 1 Поп

20.07.1537

8 Ахав 16 Шуль

13.11.1537

1539

10 Мулук 1 Поп

20.07.1538

4 Ахав 11 Шуль

08.11.1538

1540

11 Хиш 1 Поп

20.07.1539

13 Ахав 7 Шуль

03.11.1539

1541

12 Кавак 1 Поп

20.07.1540

9 Ахав 2 Шуль

29.10.1540

1542

13 К’ан 1 Поп

19.07.1541

5 Ахав 16 Сек

23.10.1541

1543

1 Мулук 1 Поп

19.07.1542

1 Ахав 11 Сек

18.10.1542

1544

2 Хиш 1 Поп

19.07.1543

10 Ахав 6 Сек

13.10.1543

1545

3 Кавак 1 Поп

19.07.1544

6 Ахав 1 Сек

08.10.1544

2. День (3 К’ан) 11 Кех соответствует 10 марта 1536 года. Неясно, о каком событии идет речь. Европейский 1536 год начался в день 1 Моль.

3. День (5 Ламат) 10 Сип соответствует 9 сентября 1536 года. О том же событии рассказывает Д. де Ланда: "… Из-за этого голода Шиу, которые являются владыками Мани, решили совершить торжественное жертвоприношение идолам, приведя некоторых рабов и рабынь, чтобы сбросить их в колодец Чичен-Ица, и так как они должны были пройти селение владык Кокомов, их заклятых врагов, и, полагая, что в такие времена те не возобновят старых страстей, послали просить их, чтобы им позволили пройти по их земле, и что Кокомы обманули их благоприятным ответом и, предоставив им постой всем вместе в одном большом доме, они подожгли их и убивали тех, кто спасался, и из-за этого имели большие войны" (2:80).

4. Это был одновременно конец к’атуна 13 Ахав.

5. Город Мерида на месте древнего Тихо был официально основан 6 января 1542 года, хотя испанцы обосновались там еще во второй половине 1540 года.

6. Алонсо Лопес был одним из руководителей испанских поселенцев в Мериде, в 1542 году он был избран в качестве их посланца к испанскому королю. Селение Ц’иц’омтун расположено в области Чик’инчель к северо-востоку от Мериды. Эти военные действия произошли не позже мая 1543 года.

7. Речь идет о францисканской миссии во главе с Луисом де Вильяпандо, прибывшей на Юкатан в 1544 году (в Мериде францисканцы поселились в 1545, а в Мани появились в 1547 году). Ее членами Д. де Когольюдо называет, кроме Вильяпандо, Хуана де Альбалате, Анхеля Мальдонадо, Лоренсо де Бьенвенида, Мельчора де Бенавенте и Хуана де Эррера.  Диего де Бехар во второй половине 1540-х годов проповедовал в Табаско, а в 1550 г. окрестил индейцев Акалана.

Цитированная литература:

1. Stephens J. L. Incidents of travel in Yucatan. 2 Vols. – New York: 1843.

2. Landa D. de. Relación de las cosas de Yucatán // Collection de documents dans les langues indeènnes pour servir à l`etude de l`histoire et de la philologie de l`Amérique Ancienne. Volume Troisième. – Paris: 1864.

3. Valentini Ph. J. J. The Katunes of Maya history. – Worcester: 1880.

4. The Maya Chronicles/ Edited by Daniel G. Brinton. – New York: 1969.

5. Martínez Hernández J. El Chilam Balam de Maní. Códice Pérez. – Mérida: 1909.

6. Códice Pérez. Traducción libre del maya al castellano por el Dr. E. Solís Alcalá. – Mérida: 1949.

7. Craine E. R., Reindorp R. C. The Codex Pérez and the Book of Chilam Balam of Maní.  – Norman:  1979.

8. Gordon G. B. The Book of Chilam Balam of Chumayel // University of Pennsylvania: The Museum Anthropological Publications. Vol. VI. – Philadelphia: 1913.

9. Mediz Bolio A. Libro de Chilam Balam de Chumayel. – San José de Costa Rica, 1930.

10. Roys R. L. The Book of Chilam Balam of Chumayel // Carnegie Institution of Washington Publication, 438. – Washington, D.C.: 1933.

11. Кнорозов Ю. В. Письменность индейцев майя. – М. -Л.: 1963.

12. Edmonson M. S. Heaven Born Merida and Its Destiny: the Book of Chilam Balam of Chumayel. – Austin: 1986.

13. Martínez Hernández J. Crónicas Mayas (Maní, Tizimín, Chumayel 1a y 3a). – Mérida: (1926).

14. Makemson M. W. The Book of the Jaguar Priest: A translation of the Book of Chalam Balam of Tizimin. – New York, 1951.

15. Edmonson M. S. The Ancient Future of the Itza: the Book of Chilam Balam of Tizimin. Austin: 1982.

16. Barrera Vásquez A., Rendón S. El Libro de los Libros de Chilam Balam. Traducción de sus textos paralelos. - México: 1948.

17. Gunsenheimer A. Geschichtstradierung in den yukatekischen  Chilam Balam-Büchern: Eine Analyse der Herkunft und Entwicklung ausgewählter historischer Berihte // Ph.D. Diss. – Bonn: 2002.

18. Barrera Vásquez, A. , Rendón S. El libro de los libros de Chilam Balam. – México: 1985.

19. Кнорозов Ю.В. Поздняя история Юкатана по хроникам майя // От Аляски до Огненной Земли: История и этнография стран Америки: Сб. статей. – М.: 1967 – Сс.234-242.

20. Barrera Vásquez A., Morley S. G. The Maya Chronicles. – Washington, D.C., 1949.

21. Thompson J. E. S. Maya History and Religion. – Norman: 1970.

22. Schele L., Grube N., Boot E. Some Suggestion on the K`atun Prophecies in the Books of Chilam Balam in Light of Classic Period History // Memorias del Tercer Congreso Internacional de Mayistas, 9-15 de Julio de  1995. – México, 1998. – Pp.399 – 432.

23. Schele L., Mathews P. The Code of Kings. The Language of Seven Sacred Maya temples and Tombs. – New York: 1998.

24. Кнорозов Ю. В. Иероглифические рукописи майя. – Л.: 1975.

25. Cobos R. Chichén Itzá: Análisis de una comunidad del período clásico terminal // Investigadores de la Cultura Maya 6 (2), 1998. – Pág. 316-331.

26. Cobos R. Chichén Itzá // Oxford Encyclopedia of Mesoamerican Cultures. Vol. 1. – New York: 2001. – Pp. 183-187.

27. Andrews A.P., Willis Andrews V., Robles Castellanos F. The Northern Maya Collapse //Ancient Mesoamerica, 14: 2003. – Pp.151-156.

 28. Milbrath S. , Peraza Lope C. Revisiting Mayapan. Mexico’s last Maya capital // Ancient Mesoamerica: 2003, No 14. – Pp. 1-46.

29. Bernardino de Sahagun. Historia General de las cosas de La Nueva España //www. artehistoria. jcyl. es/cronicas/contextos/10945. htm.

30. Historia de Yucatán compuesta por el M. R. P. Fr. Diego Lopez Cogolludo, Lector Jubilado, y Padre Perpetuo de dicha Provincia. – Madrid: 1688.

31. Informe del cura de Yaxcabá (Yucatán 1813) de D. Bartolomé José del Granado Baeza / Edición electrónica de Erik Boot, según la edición de Vargas Rea (Biblioteca Aportación Histórica), México, 1946, con correcciones y algunas notas. Marzo de 2008.

32. Lizana Bernardo de. Devocionario de Nuestra Señora de Yzamal, Historia de Yucatán y conquista spiritual. 1633. – México: 1893.

33. Roys R. The Ethno-Botany of the Maya. – New Orleans: 1931.

34. Tokovinine A. The Western Sun: An Unusual Tzolk'in – Haab Correlation in Classic Maya Inscriptions // The PARI Journal, Volume XI, No. 2, Fall 2010. – Pp.17 – 21.