XXIX. Тайна затерянных городов

Милослав Стингл ::: Государство инков. Слава и смерть сыновей солнца

Инки оставили после себя свое великолепное, сказочное Мачу‑Пикчу – поэму из камня, изваянное из камня чудо, обрамленное зеленой рамкой близлежащих гор и гордо возвышающееся на фоне белоснежных ледников Анд. Однако древние жители Перу не дали ответа на один вопрос: с какой целью ими был построен этот сказочный город? Почему они построили его там, куда и во времена правления Инков, когда еще их родина не стонала от гнета иностранных захватчиков, доступ был крайне затруднительным?

Можно предложить сразу несколько ответов на этот «основной вопрос Мачу‑Пикчу». Например, следующий: здесь, в этом затерянном высокогорном крае, правители и жрецы «солнечной империи» более, чем где бы то ни было, ощущали свою непосредственную близость к живущим на небесах богам. Или же другой ответ: этот город был построен главным образом для того, чтобы служить надежным укрытием для мумий предшествующих владык, которые тут действительно часто «пребывали».

Логически напрашивается и еще один ответ: Мачу‑Пикчу был построен после прихода испанцев, поскольку в этом неприступном, укромном месте инки могли продолжать жить, как и жили прежде. Здесь, в храме, они могли по‑прежнему поклоняться золотому Солнцу, как и прежде – на главной площади города, – могли совершать обряды в честь творца Кон‑Тики Виракочи. Именно здесь, как и ранее, в чистоте и покорности, прислуживали солнечному богу и его земному сыну никем не опороченные «невесты Солнца», дом которых, несомненно, находился в Мачу‑Пикчу (видимо, его Бингем и назвал Private Gardens Ground).

Глядя на это неприступное, почти со всех сторон укрытое от глаз «Орлиное гнездо», сама собой напрашивается мысль о том, что инки, их воины именно отсюда в период конкисты шли на борьбу с испанскими захватчиками. Сюда же и возвращались они после партизанских вылазок, возвращались под защиту каменных укреплений города. В пользу этой версии, возможно, говорит тот факт, что Бингем обнаружил вместе со своими коллегами на территории Мачу‑Пикчу до 150 хорошо сохранившихся человеческих скелетов. Впрочем, 9/10 из них принадлежав женщинам. Если в самом деле принять во внимание эту версию истории города, то можно предположить, что воины умирали вдали от Мачу‑Пикчу в партизанских схватках, а «невесты Солнца» не рожали детей, поэтому в какой‑то момент город умер сам по себе, без какого‑либо вмешательства извне.

Впрочем, назначение города, факт его ненасильственной гибели можно объяснить по‑разному. Объяснения остаются объяснениями, но совершенно бесспорно одно: после прихода испанцев, когда была захвачена большая часть территории империи инков, они укрылись в неприступных горах Перу. При этом часть из них спрятались именно в районе реки Урубамбы.

Неопровержимым фактом является также то, что именно в неприступных местах у реки Урубамбы, а возможно, и еще где‑то новые «сыновья Солнца» возвели несколько городов и крепостей. История сохранила для будущих поколений по крайней мере названия этих затерянных городов. Один из таких городов – Пайтити. Нередко под названием Пайтити подразумевается вся область свободного в период конкисты индейского Перу, хотя ее точные границы нам со всей достоверностью неизвестны. Другим таким городом был Виткос‑город, где жил и умер Манко П. Третьим городом является знаменитая Вилькабамба, поиски которой ведутся особенно интенсивно. Примечательно, что некоторые из испанцев, например монах августинского ордена Маркос Гарсиа, посетили этот город в 1566 году. На какое‑то время сюда проникла и карательная экспедиция испанцев. Тем не менее исследователи каменных сокровищ инков до сих пор не могут найти город Вилькабамбу, он продолжает оставаться мечтой археологов.

Ошеломленный неожиданной находкой Бингем, вполне естественно, задался вопросом, какой же, собственно, город ему посчастливилось найти. Вновь и вновь ему приходила на ум мысль, не есть ли это таинственная Вилькабамба. В настоящее время возобладала точка зрения, согласно которой Мачу‑Пикчу не является Вилькабамбой, таким образом, Вилькабамба свободных инков периода конкисты находится где‑то в другом месте и развалины все еще дожидаются своего первооткрывателя.

Вилькабамба (перуанцы ее часто называют Вилькабамбала‑Вьеха, то есть «старая Вилькабамба»), по свидетельству испанцев, которым удалось ее увидеть, а затем живыми вернуться «к своим», очевидно, была красивым городом. В послеписарровский период «сыновья Солнца» превратили Вилькабамбу в настоящий «новый Куско». Здесь сохранилось все то, что завоеватели уничтожили и расхитили в Куско. Поэтому можно лишь позавидовать представителю бесчисленной армии профессионалов и любителей, разыскивающих сокровища инков, которому однажды выпадет счастье действительно обнаружить в безлюдных просторах горного Перу остатки этой исчезнувшей столицы владений новых «сыновей Солнца».

Время от времени в самих Андах и на их поросших джунглями склонах удается обнаружить то одно, то другое затерянное селение инков, остававшееся в безвестности на протяжении четырех столетий. Некоторые из них были обнаружены на большем или же меньшем удалении от каменной метрополии Мачу‑Пикчу. Не исключено, что это были своего рода древнеперуанские города‑спутники.

Некоторые из городов и крепостей, остававшихся в безвестности вплоть до XX столетия, в этой части Перу обнаружил во время своей очередной экспедиции все тот же неутомимый Хайрем Бингем. Остальные нашел и детально изучил исследователь Пауль Фейеш, очень похожий на Бингема как своей судьбой, так и упорством. Вместе с тем жизнь этого человека напоминает жизнь многих других выдающихся искателей затерянных городов древней Америки, а также исследователей доколумбова прошлого Нового Света и его тогдашних культур.

Не все известные первооткрыватели индейских цивилизаций Нового Света были профессионалами, прошедшими специальную подготовку. Зачастую они получили образование совсем в другой области или же – что также часто бывает – на протяжении своей жизни постепенно сменили целый ряд различных специальностей. Таким образом, сфера их интересов была разнообразной и обширной, к тому же порой они были очень далеки от археологии, этнографии и родственных научных дисциплин.

Так, например, первооткрыватель и первый ученый‑исследователь нашумевших гигантских наскальных рисунков в южноперуанской пустыне Наска – доктор Косок – по своей первоначальной профессии был композитором, известным историком музыки. Многие древнеперуанские города были открыты юристами, дипломатами. Первая коллекция перуанской керамики, имеющая подлинно научное значение, была собрана немецким врачом‑окулистом и т. д.

Мы привели лишь несколько примеров из истории изучения страны «сыновей Солнца». Если мы на время покинем древнее Перу и искателей сокровищ его культуры и перенесемся в иной хорошо известный всем район земного шара, древнюю Трою, то мы узнаем, что она была открыта человеком, который вообще не имел никакой специальной подготовки в области археологии. Это был торговец из Германии.

Однако вернемся все же к древнему Перу и поинтересуемся, кто из исследователей занимался поисками утраченных сокровищ инков. Прежде всего обратим наше внимание на человека, который стал продолжателем дела Хайрема Бингема и открыл или по крайней мере впервые специально обследовал несколько других, ранее неизвестных древнеперуанских городов, сосредоточенных главным образом вдоль этой «золотой жилы» южноамериканской археологии, то есть городов, расположенных на территории, прилегающей к Мачу‑Пикчу или же находящейся непосредственно позади нее.