Выход из тени гегемонов: Мачакила и Йахк’инахк в VIII-IX веках

Стюфляев Максим ::: История царств майя

Теперь мы в нашем повествовании перенесемся на юго-восток от Петешбатуна и более подробно поговорим о царствах Мачакила и Йахк’инахк. Они располагались по соседству друг от друга и на протяжении всего классического периода были тесно связаны между собой. В предыдущих главах уже говорилось о том, что обе династии претендовали на древнее происхождение. На установленной в 475 году стеле 2 из Трес-Исласа упомянут девятнадцатый царь Мачакилы, на основании чего А. Лакадена относит появление этого правящего рода приблизительно ко II веку до нашей эры. Правда, археологические данные свидетельствуют о том, что собственно городище Мачакила было заселено лишь в поздний классический период. Отсюда следует, что в IV-V веках столица царства должна была находиться где-то в другом месте.[i] Во многом сходная картина наблюдается и в ранней истории Йахк’инахка. Местная династия, по-видимому, связывала свое происхождение с Теотиуаканом и восходила к концу IV века, но К’ииб-Ахав «поселился» в Халууме только в 657 году, а корпус иероглифических надписей из Канкуэна датируется VIII и началом IX веков. Царь Йахк’инахка установил стелы в Трес-Исласе, однако располагалась ли там его резиденция, или это место просто выбрали для проведения юбилейной церемонии, остается спорным. Как бы там ни было, в настоящее время в регионе продолжаются археологические работы, можно надеяться, что они увенчаются открытием первых столиц царств Мачакила и Йахк’инахк, позволят пролить свет на их историю в ранний классический период.

В середине VII века оба царства оказались втянуты в большую майяскую политику, столкнулись с могущественным Канулем и Южным Кукулем, претендовавшим на господство в долине реки Пасьон. Как мы знаем, в 664 году «человек из Мачакилы» Тахаль-Мо’ был захвачен в плен царем Южного Кукуля Бахлах-Чан-К’авиилем. А. Лакадена полагает, что именно поражение в этой войне подтолкнуло царей Мачакилы перенести свою столицу на юго-восток, подальше от Дос-Пиласа. Впрочем, в конечном итоге они, видимо, стали вассалами Южного Кукуля и в союзе с последним воевали против Ик’а’. Правители Йахк’инахка также предпочли присоединиться к сильнейшему лагерю. В 656 и 677 годах там на трон восходили вассалы «Священного Канульского Владыки» Йукноом-Ч’еена ІІ. С Южным Кукулем Йахк’инахк поддерживал союзные отношения, скрепленные брачными связями. Таким образом, можно сказать, что все это время Мачакила и Йахк’инахк оставались в тени более могущественных царств, а их история представлена в источниках отрывочно.

Стела 13 из Мачакилы. Прорисовка Я. Грэхэма

Стела 13 из Мачакилы. Прорисовка Я. Грэхэма

В Мачакиле самым ранним известным монументом с надписью является стела 13, которая по огромному иероглифу дня 6 Ахав датируется окончанием двадцатилетия 9.14.0.0.0, 6 Ахав 13 Муваахн (5 декабря 711 года).[ii] К сожалению, имя царя, воздвигнувшего монумент, не сохранилось. В дальнейшем стелы 10, 11 и 12 были установлены правителем по имени «Эц’наб»-Чаахк[iii] между 731 и 761 годами. Стела 10, первая из трех, сегодня сильно разрушена эрозией, и даже предложенная Я. Грэхэмом датировка памятника окончанием двадцатилетия 9.15.0.0.0, 4 Ахав 13 Йаш (22 августа 731 года) остается проблемной.[iv] Для современных исследователей особый интерес представляет установленная в день 9.15.10.0.0, 3 Ахав 3 Моль (30 июня 741 года) стела 11, надпись на которой прекрасно сохранилась. На этом монументе «Эц’наб»-Чаахк упомянул своих родителей, отца Сихйах-К’ин-Чаахка и мать Иш-Йаш-Паач-К’ук’. Сихйах-К’ин-Чаахк I назван «Священным Владыкой Мачакилы», таким образом, он, вероятно, был предшественником «Эц’наб»-Чаахка на троне. Никаких других данных о нем нет, хотя можно предположить, что именно Сихйах-К’ин-Чаахк I установил стелу 13 из Мачакилы в 711 году. Иш-Йаш-Паач-К’ук’ носит титул «госпожа ах к’ухуун» и не названа владычицей, из чего следует, что она принадлежала к знатному, но не царскому роду.[v] Помимо родословной правителя следует также обратить внимание на тот факт, что «Эц’наб»-Чаахк носит титул «хозяин владыки Ик’а’». Царство Ик’а’ располагалось далеко на север от Мачакилы, его столицей было современное городище Мотуль-де-Сан-Хосе. Судя по всему, перед 741 годом между Мачакилой и Ик’а’ произошла война, в ходе которой «Эц’наб»-Чаахк захватил знатного пленника. Мотивы конфликта прямо не указаны, общая граница у царств отсутствовала. Известно, что в 745 году, то есть всего через четыре года после создания стелы 11 из Мачакилы, правитель Южного Кукуля К’авииль-Чан-К’инич одержал победу над коалицией, в которую входили царства Ик’а’ и Па’чан (Йашчилан). Можно, таким образом, заключить, что в 740-х годах разгорелось масштабное противостояние между двумя альянсами, в котором царь Мачакилы «Эц’наб»-Чаахк выступил на стороне Южного Кукуля.[vi] Хотя в реконструкции династической истории Мачакилы А. Лакадена исходит из того, что местные правители при переносе столицы руководствовались стремлением обезопасить свое царство от угрозы со стороны Дос-Пиласа, следует повториться, что ни местонахождение ранней столицы, ни конкретные мотивы ее оставления пока неизвестны. Факт войны против Ик’а’, скорее, говорит о том, что после пленения в 664 году Тахаль-Мо’ Мачакила стала вассалом Южного Кукуля и к 741 году по-прежнему находилась в орбите его влияния.

Стела 11 из Мачакилы. Прорисовка Я. Грэхэма.

Стела 11 из Мачакилы. Прорисовка Я. Грэхэма

На стеле 12, последнем монументе «Эц’наб»-Чаахка, опознается дата 9.16.10.0.0, 1 Ахав 3 Сип (17 марта 761 года), но большая часть текста теперь утрачена.[vii] Таким образом, если принятая датировка стелы 10 корректна, «Эц’наб»-Чаахк царствовал не менее тридцати лет. Несомненно, столь долгое правление способствовало внутренней стабилизации царства и, судя по регулярному воздвижению монументов и росту столичного города, выдалось вполне благополучным. Однако конец его владычества пришелся на время радикальных и стремительных перемен в регионе, вызванных упадком Южного Кукуля. Кто и когда сменил «Эц’наб»-Чаахка на троне неизвестно. Некий владыка, имя которого не сохранилось, в ознаменование окончания пятилетия 9.17.5.0.0, 6 Ахав 13 К’айаб (29 декабря 775 года) установил на «Площади C» городища стелу 18. На ней впервые проявилась необычная особенность, которая станет отличительной чертой юбилейных монументов из Мачакилы. После даты окончания пятилетия на стеле 18 следует интервал в виде одной двадцатидневки, ведущий к чуть более поздней дате 9.17.5.1.0, 13 Ахав 13 Кумк’у (18 января 776 года). В дальнейшем на всех монументах IX века помимо собственно привычной даты окончания календарного цикла будет присутствовать дата, обозначающая небольшой отрезок времени после юбилея. Если в стандартном Долгом счете «год» состоял из 360 дней, то эти дополнительные даты отмечали окончание астрономически более точных пяти 364-дневных или 365-дневных лет от предыдущего цикла. В данном случае в день 9.17.5.1.0 минуло ровно пять 364-дневных лет (1820 дней) от окончания двадцатилетия 9.17.0.0.0.[viii] Свои монументы цари Мачакилы воздвигали именно к окончанию этих более точных 1820-дневных или 1825-дневных циклов. Вероятно, примерно в одно время со стелой 18 на «Площади C» были также установлены стелы 17 и 19, на которых четких дат не сохранилось.[ix] Можно еще добавить, что на стеле 18 правитель Мачакилы назван хозяином плененного владыки, следовательно, в рассматриваемое время у царства имелись военные победы.[x]

Стела 18 из Мачакилы

Стела 18 из Мачакилы

Между тем, в 40 км к югу от Мачакилы в последней четверти VIII века набирал силу Йахк’инахк, который явно извлек выгоду из упадка Канульского и Южного Кукульского царств. Расцвет Йахк’инахка пришелся на годы правления самого известного из местных царей Тахаль-Чан-Ахка. Как сообщается в надписи на иероглифической лестнице из Канкуэна, Тахаль-Чан-Ахк родился в день 9.15.10.14.6, 3 Кими 4 Соц’ (12 апреля 742 года).[xi] Его восшествие на трон в день 9.16.6.9.18, 7 Эц’наб 1 К’анк’ин (22 октября 757 года) представлено и описано сразу на нескольких монументах. Так, на панели 2 из Канкуэна изображены двое сидящих мужчин, а в иероглифической надписи повествуется о воцарении Тахаль-Чан-Ахка. По-видимому, один из персонажей – это сам новый владыка, но установить личность второго невозможно, поскольку текст на правой половине монумента совершенно разрушен.[xii] Тахаль-Чан-Ахк стал царем в юном возрасте, на момент коронации ему исполнилось лишь пятнадцать лет. Больше подробностей об обстоятельствах церемонии сохранилось в надписи на иероглифической лестнице из Канкуэна. Этот важный текст гласит, что «Священный Владыка Йахк’инахка» взял огненную головную повязку, то есть майяский аналог короны, «пред глазами» владыки Южного Кукуля К’авииль-Чан-К’инича и описанное действо произошло в Дос-Пиласе. Видимо, сразу после церемонии Тахаль-Чан-Ахк отправился в обратный путь и спустя четыре дня благополучно вернулся в Халуум.[xiii]

Канкуэн, гипотетическая реконструкция «Сооружения L7-8», иероглифической лестницы и Центрального патио. Прорисовка Л. Луина

Канкуэн, гипотетическая реконструкция «Сооружения L7-8», иероглифической лестницы и Центрального патио. Прорисовка Л. Луина

Таким образом, подобно своему предку К’ииб-Ахаву, Тахаль-Чан-Ахк начал собственное царствование как вассал более могущественного владыки и для проведения обряда коронации совершил путешествие в столицу сюзерена. Канульское царство постепенно ослабло после поражения в войне с Кукулем в 695 году, поэтому роль гегемона в долине реки Пасьон, видимо, полностью перешла к Южному Кукулю. Но, как мы знаем из предыдущего изложения, уже в 760-х годах сам Южный Кукуль потерпел поражение в войне против Тамариндито и распался. Теперь у Тахаль-Чан-Ахка оказались развязаны руки. Воспользовавшись выгодной политической ситуацией, он повел Йахк’инахк к блеску и независимости, утвердил его господство над соседями. Почти все известные нам монументы с надписями из Канкуэна были созданы в правление Тахаль-Чан-Ахка. Изысканность этих памятников говорит о том, что их вырезали умелые мастера. Как показал А. Демарест, в классический период Канкуэн превратился в важный пограничный центр торгового обмена и контролировал пути, идущие из горной области майя в низменности. Выгодное расположение способствовало богатству и процветанию города. Царский дворец Канкуэна считается одним из крупнейших в мире майя. Экономическая мощь царства стала тем надежным подспорьем, опираясь на которое Тахаль-Чан-Ахк смог укрепить свою власть и развернуть внешнюю экспансию.[xiv]

Канкуэн, гипотетическая реконструкция царского дворца, южный фасад. Прорисовка Л. Луина

Канкуэн, гипотетическая реконструкция царского дворца, южный фасад. Прорисовка Л. Луина

В иероглифических надписях отсутствуют упоминания о разорении войском из Йахк’инахка вражеских городов. Тем не менее, есть основания полагать, что границы царства в последней четверти VIII века расширились и под его контроль попала Мачакила. На маркере для игры в мяч 2 из Канкуэна изображены играющие персонажи. Иероглифическая надпись на монументе состоит из основного текста и двух титулов. В основном тексте сказано о создании маркера по повелению Тахаль-Чан-Ахка, «Священного Владыки Йахк’инахка». В двух кратких подписях внизу названы «хозяин владыки Сакте’» и «хозяин Чак-…-Бахлама, Священного Владыки Мачакилы». Хотя текст и изображение дают почву для различных интерпретаций, наиболее обоснованным видится предположение, что Тахаль-Чан-Ахк приказал изобразить на монументе играющими в мяч двух своих полководцев. Дата создания маркера приведена лишь по Календарному кругу и плохо сохранилась, хотя Ф. Фасен предложил реконструкцию 9.18.5.5.19, 6 Кавак 12 Кумк’у (12 января 796 года).[xv] Так или иначе, из надписи четко следует, что правитель Мачакилы Чак-…-Бахлам был захвачен в плен союзником или военачальником Тахаль-Чан-Ахка. А. Лакадена полагает, что именно Чак-…-Бахлам мог установить в Мачакиле стелы 18 и 19.[xvi]

Маркер для игры в мяч 2 из Канкуэна. Фото А. Демареста

Маркер для игры в мяч 2 из Канкуэна. Фото А. Демареста

Самым важным последствием пленения Чак-…-Бахлама стало вхождение Мачакилы в состав Йахк’инахка. Не позднее 795 года Тахаль-Чан-Ахк принял расширенный царский титул «Священный Владыка Йахк’инахка, Священный Владыка Мачакилы». Обычно такого типа двойные «эмблемные иероглифы» указывают на объединение двух царств под властью одного правителя.[xvii] Когда оно произошло по надписям можно установить лишь приблизительно. В самой Мачакиле отсутствуют упоминания о событиях в период с 776 по 800 годы. Вероятно, большую часть этого времени она находилась под властью Йахк’инахка, во всяком случае, на иероглифической лестнице из Канкуэна описана церемония «высверливания огня», которую некий вакабский владыка …-Пакаль провел в Мачакиле в день 9.17.15.4.14, 8 Хиш 12 Поп (8 февраля 786 года).[xviii] Заманчиво отождествить этого персонажа с хозяином царя Мачакилы, а саму церемонию рассматривать как ознаменование военного триумфа. Кроме того, «эмблемный иероглиф» Мачакилы присутствует в неясном контексте на стеле 2 из Канкуэна, установленной в день 9.18.0.0.0, 11 Ахав 18 Мак (11 октября 790 года). Так или иначе, Тахаль-Чан-Ахк контролировал довольно обширную территорию, хотя точные границы Йахк’инахка неясны. Местонахождение упомянутого на маркере 2 из Канкуэна царства Сакте’ неизвестно, хотя владыка некоего царства Сак фигурирует в надписи на иероглифической лестнице из городища Ла-Линтерна 2.[xix]

Канкуэн, реконструкция Восточной площадки для игры в мяч с указанием расположения маркеров. Прорисовка Л. Луина

Канкуэн, реконструкция Восточной площадки для игры в мяч с указанием расположения маркеров. Прорисовка Л. Луина

О сложной внутренней структуре державы Тахаль-Чан-Ахка свидетельствует и надпись на прекрасном произведении искусства древних майя, панели 3 из Канкуэна. Этот памятник был найден при раскопках стадиона для игры в мяч, на нем изображен Тахаль-Чан-Ахк, сидящий на имеющем форму водяной лилии троне в окружении двух сановников. Всю сцену обрамляет четырехлепестковый орнамент, обозначающий, что действие происходит внутри подземной водной пещеры.[xx] Иероглифическая надпись на панели гласит, что в день окончания пятилетия 9.18.5.0.0, 4 Ахав 13 Кех (15 сентября 795 года) Тахаль-Чан-Ахк появился в водной пещере, которая названа его «жилищем». Справа от царя стоит на коленях ахк’ухуун по имени Ах-Ц’акбу’, а слева сахаль Ах-Хушлахуун-Тоок’.[xxi] Упоминание сахаля представляет для нас особый интерес, поскольку такой титул носили областные наместники царя. Присутствие сахаля в ближайшем окружении Тахаль-Чан-Ахка говорит о том, что царство Йахк’инахк делилось на области. На панели 3 Тахаль-Чан-Ахк уже обладает двойным «эмблемным иероглифом». В литературе высказывались предположения, что церемония в честь окончания пятилетия проходила в Мачакиле и Ах-Хушлахуун-Тоок’а назначили управлять этой недавно завоеванной территорией,[xxii] но непосредственно из иероглифического текста таких выводов не следует.

Панель 3 из Канкуэна.

Панель 3 из Канкуэна

В целом в надписях из Канкуэна основной акцент делался не на военно-политической, а на ритуальной деятельности Тахаль-Чан-Ахка. Мы видим владыку Йахк’инахка принимающим участие в различных действах и церемониях. Так, на маркере 1 из Канкуэна показано, как он играл в мяч со своим сыном и наследником трона К’ан-Маашем в день 9.18.5.0.0, 4 Ахав 13 Кех (15 сентября 795 года).[xxiii] На маркере присутствует та же дата, что и на панели 3, следовательно, можно говорить об элементах одной сложной церемонии. Панель 1 из Канкуэна, о которой приходилось подробно говорить в связи с бурными событиями середины VII века, также является монументом Тахаль-Чан-Ахка. Текст на ней завершается описанием двух обрядов. Сначала сказано, что в день 9.16.16.4.16, 8 Киб 9 Шуль (21 мая 767 года) Тахаль-Чан-Ахк провел традиционную для царей майя церемонию вызывания или заклинания бога К’авииля. Последним известным нам событием в жизни Тахаль-Чан-Ахка стало оказание почтения его предку Ицам-Чан-Ахку в день 9.18.8.6.14, 9 Хиш 12 Кумк’у (11 января 799 года). Хотя на панели 1 лишь несколько двусмысленно написано, что «была увидена» гробница Ицам-Чан-Ахка, речь, вероятно, идет о посещении и освящении Тахаль-Чан-Ахком усыпальницы предка.[xxiv] Как мы помним, Ицам-Чан-Ахк – это один из царей Йахк’инахка, взошедший на трон по повелению Йукноом-Ч’еена II. Весьма показательно, что находившийся в зените славы и могущества Тахаль-Чан-Ахк, сам превративший свое царство в регионального лидера, не только не попытался «переписать» историю и умолчать об эпохе политической зависимости Йахк’инахка, но, напротив, всячески демонстрировал преемственность и неразрывную связь с прошлым.

Маркер 1 из Канкуэна. Фото А. Демареста

Маркер 1 из Канкуэна. Фото А. Демареста

После января 799 года Тахаль-Чан-Ахк не упоминается в надписях и дата его смерти в настоящее время неизвестна. Возможно, на так называемой «Брюссельской раковине», хранящейся теперь в частной коллекции, он назван владыкой на четвертом двадцатилетии жизни. Если так, то Тахаль-Чан-Ахк не мог скончаться ранее июня 801 года.[xxv] Долгое время его считали последним царем Йахк’инахка, однако находки, сделанные в Канкуэне в 2004 году, показывают, что выдающийся правитель благополучно передал власть своему сыну К’ан-Маашу. Как мы могли убедиться, последний начал играть заметную роль еще при жизни отца, принимал активное участие в юбилейных обрядах. Тахаль-Чан-Ахк и К’ан-Мааш, вероятно, изображены на сторонах стелы 1 из Канкуэна, датируемой окончанием десятилетия 9.18.10.0.0, 10 Ахав 8 Сак (19 августа 800 года). На маркере 3 из Канкуэна К’ан-Мааш носит титул «Священный Владыка Йахк’инахка, Священный Владыка Мачакилы», следовательно, он стал полноправным царем и унаследовал власть над всеми отцовскими владениями, в том числе над Мачакилой. К сожалению, дата на маркере не сохранилась, но исследователи относят его приблизительно к 800 году.[xxvi]

Маркер 3 из Канкуэна. Фото А. Демареста

Маркер 3 из Канкуэна. Фото А. Демареста

О правлении К’ан-Мааша пока известно крайне мало. Нет ни даты его коронации, ни точки конца владычества. В Канкуэне археологи провели раскопки неглубокого и наспех подготовленного, но богатого «Погребения 77», в котором среди подношений обнаружены керамика, раковины спондилуса и перламутровые раковины, обсидиановые и кремневые лезвия, жадеитовые украшения, а также различные предметы из кости и раковин. Особый интерес представляет набор из пятнадцати резных перламутровых раковин, каждая из которых украшена иероглифическим картушем, являющимся фрагментом единого текста. Большую часть надписи археологам и эпиграфистам удалось восстановить, в ней упомянут «Священный Владыка Йахк’инахка» К’ан-Мааш, из чего можно заключить, что невзрачное «Погребение 77» стало тем местом, в котором этот царь обрел вечный покой. С «Погребением 77» тесно связано «Погребение 96», возможно, принадлежавшее жене К’ан-Мааша.[xxvii]

Скромное погребение К’ан-Мааша. Фото А. Демареста, взято с сайта mesoweb.com

Скромное погребение К’ан-Мааша. Фото А. Демареста, взято с сайта mesoweb.com

Почему супругов похоронили с явной поспешностью? Судя по всему, царствование К’ан-Мааша выдалось очень коротким, именно поэтому от него осталось так мало свидетельств. После установления стелы 1 в 800 году письменная история Йахк’инахка, реконструируемая по памятникам из Канкуэна, подходит к концу. Археологам удалось пролить свет на последние дни существования местной правящей династии. Впечатляющей находкой археологического проекта в Канкуэне стало открытие в резервуаре для дождевой воды, находящемся близ входа в царский дворец, массового погребения, содержащего расчлененные останки тридцати одной знатной особы и датируемого по найденным образцам керамики примерно 800 годом. Останки принадлежали мужчинам, женщинам и детям, на некоторых скелетах сохранились следы ударов копьем и топором. О высоком социальном статусе жертв свидетельствуют находки жадеита, ожерелий из раковин и зубов ягуара. Резервуар с останками находится примерно в 73 м от «Погребения 77», гробницы К’ан-Мааша. В ходе дальнейших исследований в Канкуэне были найдены и другие «братские могилы», в том числе в еще одном резервуаре, а общее количество убитых возросло до семидесяти пяти. Судя по всему, царь и царица Йахк’инахка, а также члены их семьи и приближенные пали жертвами массовой резни. Если К’ан-Мааша и его жену еще похоронили со знаками почтения в отдельных погребениях, пусть и значительно уступающих пышным гробницам других царей майя, то тела их родственников просто бросили в резервуары для воды. Следует сказать, что, хотя Канкуэн был защищен оборонительными стенами, в городище не обнаружено признаков масштабного опустошения и разрушений. Видимо, это говорит о том, что вражеская атака выдалась неожиданной и стремительной, защитники Халуума не успели организовать надлежащую оборону.[xxviii]

Кости из массового погребения со следами ударов копьем и топором. Фото А. Демареста, взято с сайта mesoweb.com

Кости из массового погребения со следами ударов копьем и топором. Фото А. Демареста, взято с сайта mesoweb.com

Но кто же нанес Йахк’инахку смертельный удар? В иероглифических надписях отсутствуют какие-либо упоминания о войнах этого царства в начале IX века, но едва ли случайно, что упадок Йахк’инахка совпал по времени с восстановлением независимости Мачакилы. Как мы знаем, Тахаль-Чан-Ахк и К’ан-Мааш носили двойной титул «Священный Владыка Йахк’инахка, Священный Владыка Мачакилы». Но с началом IX века соотношение сил кардинальным образом изменилось. Царский род Йахк’инахка был физически уничтожен, тогда как Мачакила пережила новый подъем, в столице царства снова стали воздвигать монументы. При этом, как отмечают исследователи искусства майя, новые стелы четко следовали единому канону, олицетворяли идею стабильности и преемственности, хотя более ранние памятники VIII века характеризовались разнообразием, каждый юбилейный «большой камень» отличался от других.[xxix]  В день 9.18.10.7.5, 12 Чикчан 13 Кумк’у (11 января 801 года) «Священный Владыка Мачакилы» по имени Очк’ин-Калоомте’ установил там стелу 2. Благодаря длинному тексту на этом памятнике мы знаем даты ключевых событий из биографии царя. Очк’ин-Калоомте’ родился в день 9.16.19.10.19, 2 Кавак 17 Сак (5 декабря 770 года) и короновался в 9.18.9.15.10, 12 Ок 18 Моль (30 июня 800 года), почти достигнув тридцатилетнего возраста. Еще одной важной вехой вскоре после воцарения стало празднование окончания десятилетия в день 9.18.10.0.0, 10 Ахав 8 Сак (19 августа 800 года), когда новый «Священный Владыка Мачакилы» провел обряд вызывания бога К’авииля. На лицевой стороне стелы 2 Очк’ин-Калоомте’ запечатлен в пышном костюме, с царским скипетром в виде фигурки К’авииля в одной руке и небольшим круглым щитом, подвешенным к предплечью другой.[xxx]

Стела 2 из Мачакилы. Прорисовка Я. Грэхэма

Стела 2 из Мачакилы. Прорисовка Я. Грэхэма

Хотя надпись на стеле 2 из Мачакилы дала исследователям довольно много важной информации, еще больше она оставила вопросов. Даже само имя ее главного героя заслуживает особого внимания. В иероглифических текстах фраза очк’ин калоомте’ («западный калоомте’») чаще всего использовалась в качестве титула, принадлежавшего сначала царям Теотиуакана, а позднее самым могущественным владыкам майя. Однако на стеле 2 из Мачакилы она фигурирует как личное имя. Возможно, новый правитель сознательно избрал его при коронации и тем самым объявил себя наследником великих традиций прошлого. По надписи на стеле 2 из Трес-Исласа известно, что цари Йахк’инахка происходили из Теотиуакана и царь Мачакилы также принимал некое участие в бурных событиях на рубеже IV-V веков. Поэтому для восстановителя династии Мачакилы обращение к теотиуаканскому наследию не выглядит неожиданностью или случайностью. Принятие Очк’ин-Калоомте’ титула «Священный Владыка Мачакилы», бесспорно, свидетельствует о том, что царство снова обрело независимость, но нет полной ясности, когда и при каких обстоятельствах это произошло. На стеле 2 из Мачакилы Очк’ин-Калоомте’ показан как царь-воитель, а в надписи он помимо «эмблемного иероглифа» имеет почетный титул «хозяин пяти пленников». Археологи отмечают, что на царствование Очк’ин-Калоомте’ приходится гибель царской семьи в Йахк’инахке около 800 года, а также около 810 года опустошение укрепленного города К’иничпа’виц, ставшего после гибели Дос-Пиласа столицей одной из ветвей южнокукульской династии. Заманчиво увязать эти события с военной экспансией нового царя Мачакилы. Война против Йахк’инахка в рассматриваемое время действительно представляется вполне логичной, ведь К’ан-Мааш претендовал на власть над Мачакилой. Впрочем, поскольку мы не знаем, откуда происходили пять пленников Очк’ин-Калоомте’, все рассуждения на эту тему остаются в плоскости гипотез и догадок. С уверенностью можно лишь сказать, что Мачакила сполна воспользовалась упадком конкурентов и в первой половине IX века вступила в полосу расцвета.[xxxi]

Стела 3 из Мачакилы. Прорисовка Я. Грэхэма

Стела 3 из Мачакилы. Прорисовка Я. Грэхэма

Хотя дата смерти Очк’ин-Калоомте’ неизвестна, предполагают, что он пробыл на троне примерно пятнадцать лет. Согласно тексту стелы 3 из Мачакилы, в день 9.19.4.15.1, 8 Имиш 14 Соц’ (4 апреля 815 года) состоялась коронация Сихйах-К’ин-Чаахка II. Родители нового царя в надписи не названы, но, вероятно, он был преемником Очк’ин-Калоомте’. Судя по титулам «игрок в мяч из Вите’нааха» и калоомте’, Сихйах-К’ин-Чаахк II, как и его предшественник, апеллировал к наследию Теотиуакана, легитимируя тем самым свою власть. Кроме того, высокий титул калоомте’, возможно, отражает претензии царя Мачакилы на лидерство в регионе. Окончание пятилетия 9.19.5.0.0, 2 Ахав 13 Йашк’ин (2 июня 815 года) и десятилетия 9.19.10.0.0, 8 Ахав 8 Шуль (6 мая 820 года) Сихйах-К’ин-Чаахк II отметил юбилейными монументами, стелами 3 и 4 из Мачакилы. На них он, как ранее Очк’ин-Калоомте’, изображен во всем блеске и со скипетром-К’авиилем в руке.[xxxii]

Стела 4 из Мачакилы. Прорисовка Я. Грэхэма

Стела 4 из Мачакилы. Прорисовка Я. Грэхэма

Стелу 4 Сихйах-К’ин-Чаахк II установил в день 9.19.10.12.0, 1 Ахав 8 Кумк’у (1 января 821 года). Его правление подошло к концу между 821 и 824 годами, но более точные данные пока отсутствуют. Следующего царя, известного по монументам из Мачакилы, звали Хуун-Цак-Тоок’. На стеле 6 он упоминает своих родителей, но его отец, также «Священный Владыка Мачакилы», к сожалению, назван без имени лишь по воинскому титулу «хозяин Бубуль-К’ахк’а». Кто такой этот пленник Бубуль-К’ахк’ неизвестно. Соответственно, трудно установить личность отца Хуун-Цак-Тоок’а. Теоретически это мог быть как Очк’ин-Калоомте’ или Сихйах-К’ин-Чаахк II, так и неизвестный нам владыка, царствовавший какое-то время между 821 и 824 годами. Примечательно, что, как показал А. Токовинин, матерью Хуун-Цак-Тоок’а была владычица из Чакха’.[xxxiii] Это царство уже хорошо нам известно по тесным родственным узам с правящим домом Тамариндито, как видим, оно поддерживало контакты и с другими династиями в долине реки Пасьон. Сам Хуун-Цак-Тоок’, вероятно, воцарился в день 9.19.13.15.19, 3 Кавак 7 Сип (5 марта 824 года), хотя полной уверенности в правильности этой даты нет.[xxxiv] Он властвовал сравнительно долго и установил в Мачакиле, по меньшей мере, четыре стелы, обозначаемые сегодня цифрами от 5 до 8. Эти монументы, создаваемые через каждые пять лет в рамках промежутка с 9.19.15.0.0, 1 Ахав 3 Сек (10 апреля 825 года) по 10.0.10.0.0, 6 Ахав 8 Поп (22 января 840 года), характеризуются, с одной стороны, преемственностью, а с другой рядом новшеств. На ранних своих памятниках, стелах 7 и 8, Хуун-Цак-Тоок’ следует канону предков. Более поздние стелы 5 и 6 отличаются, однако, целым рядом черт, среди которых можно отметить новые головные уборы в виде головы ягуара или птицы, трубчатую носовую втулку, отсутствие царского скипетра.[xxxv] Хуун-Цак-Тоок’ не оставил описания своих походов, но постоянно носил титул «хозяин Ик’-Боб-Тоок’а». К сожалению, кроме имени об этом пленнике нет никаких дополнительных сведений. Самая поздняя связанная с Хуун-Цак-Тоок’ом дата записана на стеле 5 из Мачакилы и соответствует дню 10.0.10.17.5, 13 Чикчан 13 Кумк’у (1 января 841 года).[xxxvi]

Стела 5 из Мачакилы. Прорисовка Я. Грэхэма

Стела 5 из Мачакилы. Прорисовка Я. Грэхэма

Хуун-Цак-Тоок’ традиционно считается последним царем Мачакилы. Правда, в надписи из «Сооружения 4» в Мачакиле, сохранившейся лишь в виде разрозненных фрагментов, присутствует имя еще одного местного правителя …-Ти’-Чаахка.[xxxvii] В другой части текста идет речь о прибытии владычицы из царства Махк в «дом налобной повязки», то есть во дворец, соответствующий, видимо, современному «Сооружению 4» в Мачакиле. Местонахождение Махка неизвестно, но из общего контекста напрашивается вывод, что тамошняя принцесса стала супругой…-Ти’-Чаахка. А. Лакадена полагает, что …-Ти’-Чаахк царствовал в IX веке, возможно даже уже после Хуун-Цак-Тоок’а. Впрочем, никаких связанных с ним дат не сохранилось, поэтому пока невозможно с уверенностью определить его место в династической последовательности. Так или иначе, с середины IX века царство Мачакила и его правители более не упоминаются в надписях. Если, как предполагают, «Сооружение 4» действительно использовалось в качестве дворца, то длинная надпись изначально украшала царский трон, и его уничтожение можно рассматривать как признак военного поражения (нечто подобное археологи уже наблюдали в Пьедрас-Неграсе). Кто уничтожил династию Мачакилы неясно, однако стоит отметить, что на 830-840-е годы приходится возвышение царей Сейбаля, еще одного крупного центра в долине реки Пасьон, расположенного примерно в 35 км на северо-запад. Хотя данное предположение остается сугубо спекулятивным и не подтверждается прямыми свидетельствами иероглифических текстов, не исключено, что новый лидер приложил руку к устранению конкурентов. Если это так, то Мачакила, ранее воспользовавшаяся упадком Йахк’инахка, сама теперь уже пала жертвой изменившегося в очередной раз баланса сил.[xxxviii]


[i] Lacadena A. Historia y ritual… P. 211-212.

[ii] Graham I. Archaeological Explorations in El Peten… P. 87-88.

[iii] На стеле 11 из Мачакилы имя этого царя, вероятно, записано полностью как Йаш-Чан-Пасах-Ахав-«Эц’наб»-Чаахк. Однако порядок чтения компонентов имени вызывает споры, поэтому А. Лакадена сокращенно называет правителя «Эц’наб»-Чаахком. В данном случае «Эц’наб» – условное обозначение иероглифа, идентичного знаку дня цольк’ина, известному на колониальном Юкатане как Эц’наб. Оно дается в кавычках, поскольку точное чтение иероглифа в классический период пока неизвестно. Смотрите подробнее: Lacadena A. Historia y ritual… P. 214.

[iv] Смотрите подробнее: Just B. The Visual Discourse… P. 45-46.

[v] Lacadena A. Historia y ritual… P. 213-215.

[vi] Tokovinine A., Zender M. Lords of Windy Water… P. 53.

[vii] Graham I. Archaeological Explorations in El Peten… P. 86-87.

[viii] Just B. The Visual Discourse… P. 63-66. Если происхождение солнечного цикла из пяти 365-дневных лет (1825 дней) для нас вполне прозрачно и не требует дополнительных объяснений, то 1820-дневный цикл, вероятно, возник как сочетание семи цольк’инов (260 х 7 = 1820).

[ix] Lacadena A. Historia y ritual… P. 216. А. Лакадена однако не исключает, что стела 17 могла быть более ранней и принадлежать к числу монументов «Эц’наб»-Чаахка.

[x] Смотрите составленную А. Токовининым базу топонимов майя классического периода. URL: http://www.doaks.org/resources/publications/books-in-print/place-and-identity/the-classic-maya-place-names-database

[xi] Подробный анализ надписи на иероглифической лестнице из Канкуэна смотрите в: Fahsen F., Demarest A., Luin L. Sesenta años de historia en la escalinata jeroglífica de Cancuen // XVI Simposio de Investigaciones Arqueológicas en Guatemala, 2002 / Editado por J. P. Laporte, B. Arroyo, H. Escobedo y H. Mejia. – Guatemala: Museo Nacional de Arqueología y Etnología, 2003. – P. 703-713. URL: http://www.asociaciontikal.com/pdf/60.02%20-%20Fahsen%20y%20Demarest%20-%20en%20PDF.pdf      

[xii] Barrientos T. The Royal Palace of Cancuen… P. 737-739.

[xiii] Tokovinine A. Place and Identity… P. 15-16, 129.

[xiv] Подробнее об экономическом значении Канкуэна и его роли в сетях межрегионального торгового обмена смотрите: Demarest A. Ideological Pathways to Economic Exchange: Religion, Economy, and Legitimation at the Classic Maya Royal Capital of Cancuén // Latin American Antiquity. – 2013. – Vol. 24, Number 4. – P. 371-402.   

[xv] Zender M., Skidmore J. New Ballcourt Marker from Cancuen. URL: http://www.mesoweb.com/reports/cancuen_altar.html История открытия и спасения маркера напоминает остросюжетный боевик и ярко показывает, сколь нещадному разграблению подвергаются города древних майя. Этот монумент был найден в Канкуэне в 2001 году грабителями, которые попытались продать его на черном рынке. Лишь совместными усилиями полиции и археологов в 2003 году маркер удалось вернуть и сейчас он находится в Национальном музее археологии в Гватемале. Смотрите подробнее: Беляев Д. Д. Цари, торговцы древностями и наркодилеры: новые находки в Канкуэне. URL: http://www.mezoamerica.ru/we/news1.html

[xvi] Lacadena A. Historia y ritual… P. 217.

[xvii] Смотрите: Сафронов А. В. Двойной эмблемный иероглиф в иероглифических текстах майя // Древний Восток и античный мир: Сборник научных трудов кафедры истории древнего мира исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. -Т. 7. - Москва, 2005. - С. 174-189. URL: http://www.indiansworld.org/Articles/dvoynoy-emblemnyy-ieroglif-v-ieroglificheskih-tekstah-mayya.html

[xviii] Смотрите составленную А. Токовининым базу топонимов майя классического периода. URL: http://www.doaks.org/resources/publications/books-in-print/place-and-identity/the-classic-maya-place-names-database

[xix] Barrientos T. The Royal Palace of Cancuen… P. 743. Также смотрите составленную А. Токовининым базу топонимов майя классического периода.

[xx] Carter N., Houston S. Panel with a Seated Ruler in a Watery Cave [Cancuen Panel 3] // Fiery Pool: The Maya and the Mythic Sea / Ed. by D. Finamore and S. Houston. – Peabody Essex Museum, 2010. – P. 86-87.

[xxi] Такое чтение имени сахаля предложено Ю. Полюховичем. В диссертации Т. Барриентоса приводятся возможные альтернативные чтения этого имени Ах-Хуш-Тоок’на’ или Ах-Хуш-Холь-на’. Смотрите: Barrientos T. The Royal Palace of Cancuen… P. 739-741.

[xxii] Lacadena A. Historia y ritual… P. 218-219.

[xxiii] Barrientos T. The Royal Palace of Cancuen… P. 745.

[xxiv] Guenter S. A Reading of the Cancuén Looted Panel… P. 15-19.

[xxv] Полной уверенности в правильности такого толкования нет. На «Брюссельской раковине» в связи с датой 9.18.9.13.5, 6 Чикчан 13 Шуль (16 мая 800 года) упомянут «Священный Владыка Йахк’инахка» К’ан-Мааш, но вот его отец обозначен не по имени, а по целому ряду титулов. Согласно альтернативной интерпретации текста, подразумевающийся в данном случае Тахаль-Чан-Ахк назван не владыкой на четвертом двадцатилетии жизни, а четвертым царем в династической последовательности. Такое толкование отчасти подтверждается текстом панели 1 из Канкуэна. Если считать К’ииб-Ахава, который «поселился» в Халууме, первым царем обновленной династии, то Ицам-Чан-Ахк был вторым, а между ним и Тахаль-Чан-Ахком есть место для третьего, пока неизвестного нам, владыки. Если запись на «Брюссельской раковине» не является счетом двадцатилетий жизни, то, скорее всего, Тахаль-Чан-Ахк скончался между январем 799 и маем 800 годов. Смотрите подробнее: Barrientos T. The Royal Palace of Cancuen… P. 749-750. 

[xxvi] Barrientos T. The Royal Palace of Cancuen… P. 746, 750.

[xxvii] Подробный отчет о результатах раскопок в «Погребении 77» и «Погребении 96» из Канкуэна смотрите в: Barrientos T. The Royal Palace of Cancuen… P. 493-518.

[xxviii] Подробнее смотрите: Skidmore J. Cancuen in the News. URL: http://www.mesoweb.com/reports/cancuen_news.html Теме массового убийства в Канкуэне посвящен также научно-популярный фильм National Geographic «Смерть властителей майя», который доступен в фильмотеке сайта «Мир индейцев». URL: http://www.indiansworld.org/Movies/royal_maya_massacre.html

[xxix] Just B. The Visual Discourse… P. 77.

[xxx] Graham I. Archaeological Explorations in El Peten… P. 60-66.

[xxxi] Lacadena A. Historia y ritual… P. 220-221.

[xxxii] Graham I. Archaeological Explorations in El Peten… P. 66-71; Lacadena A. Historia y ritual… P. 222-223.

[xxxiii] Смотрите составленную А. Токовининым базу топонимов майя классического периода. URL: http://www.doaks.org/resources/publications/books-in-print/place-and-identity/the-classic-maya-place-names-database

[xxxiv] Надпись на стеле 8 из Мачакилы, первом монументе Хуун-Цак-Тоок’а, начинается с плохо сохранившейся даты Календарного круга, для которой предлагались разные варианты реконструкции, приходящиеся на промежуток с марта 823 по март 825 годов. Далее шла речь о некоем неясном событии с участием Хуун-Цак-Тоок’а. Глагол события также разрушен, но, по аналогии со стелой 3, полагают, что это было сообщение о коронации правителя. Смотрите подробнее: Just B. The Visual Discourse… P. 114-115.

[xxxv] На основании этих иконографических отличий многие исследователи выдвигали гипотезы о росте в Мачакиле в середине IX века чужеземного культурного и политического влияния. Ф. Фасен, к примеру, считал Хуун-Цак-Тоок’а захватившим власть чужеземным узурпатором. Такие утверждения, однако, прямо противоречат данным надписей, в которых Хуун-Цак-Тоок’ носит стандартный «эмблемный иероглиф» Мачакилы и назван сыном местного царя. Кроме того, первые его две стелы являются вполне типичными для Мачакилы. На сегодняшний день нет никаких оснований называть Хуун-Цак-Тоок’а чужаком. Как показал Б. Джаст, у всех новаторских элементов на стелах 5 и 6 имеются прецеденты в искусстве древних майя, следовательно, эти монументы созданы местными мастерами. Подробный анализ иконографии стел 5 и 6 из Мачакилы смотрите в: Just B. The Visual Discourse… P. 126-145.     

[xxxvi] Lacadena A. Historia y ritual… P. 224.

[xxxvii] Первая часть имени этого царя имеет вид скорпиона. Логограмма «скорпион» редко встречается в надписях и в настоящее время еще не дешифрована, хотя Д. Беляев и А. Давлетшин в 2003 году предлагали чтение SINAM.

[xxxviii] Lacadena A. Historia y ritual… P. 224-226.