Возникновение рангов и потеря автономии

Джойс Маркус, Кент Фланнери ::: Сапотекская цивилизация. История развития урбанистического общества в мексиканской долине Оахака

В эволюции любой цивилизации есть определяющие моменты, поворотные точки, когда принимается новая социальная рамка. Мы полагаем, что период между 1200 и 1150 г. до н. э. был такой точкой в эволюции сапотекской цивилизации. Именно в это время, похоже, был сделан важный шаг, последствия которого сказывались на протяжении последующих 300 лет. Этот период называется фаза Сан-Хосе (1150 – 850 г. до н. э.), и мы полагаем, что именно тогда в долине Оахака возникли ранги, или наследственное неравенство. Эта глава будет посвящена вопросу, как именно возникает ранговое общество, и как археологи могут его идентифицировать.

Археологи дают разные объяснения возникновению рангового общества. Для одних это неизбежное следствие давления возросшей численности населения на ресурсы; для других это результат изменений в идеологии, или политической философии. Есть доля иронии в том, что даже те, кто ищет причины наследственного неравенства в давлении возросшей численности населения, или в контроле над стратегическими ресурсами, считают подходящим использовать изменения в идеологии в качестве доказательства возникновения рангов. Другими словами, они обращаются к символам наследственного статуса и тем особым способам, которыми хоронили людей высокого ранга.

В этой главе мы вначале рассмотрим факты, свидетельствующие о наследственном неравенстве – критерии рангового общества. Затем мы рассмотрим факты, говорящие о потере деревенской автономии, что Роберт Карнейро определял как критерий возникновения вождества.

Модель возникновения рангового общества

 

Одним из классических исследований рангового общества считается работа Эдмунда Лича (Edmund Leach), посвященная племени качин в горной Бирме [1]. На протяжении столетий этот горный народ сохранял гумлао, или эгалитарное общество, которое контрастировало с обществом королевств Шан в ближайших долинах. Но регион, где жили качин, был богат жадеитом (нефритом), которым жаждали обладать шанские правители. В конце концов, эти правители стали посылать к лидерам качин знатных женщин, чтобы те становились их женами. Такие браки повышали статус лидеров качин, и давали их шанским тестям доступ к жадеиту.

Браки с шанскими женщинами подорвали эгалитарную философию некоторых качинских родов, что привело к возникновению гумса, или рангового общества. Рассматривая себя теперь как наследственную знать, некоторые качин начали одеваться и вести себя как шанские аристократы, даже подражая последним в принятии буддизма. Однако, изменение не было бесповоротным, поскольку аристократическое поведение новоявленной знати раздражало других качин, которые не приняли новую идеологию. Периодически они выгоняли свою качинскую «аристократию» и возвращались к старой эгалитарной системе. На протяжении десятилетий они колебались между гумлао и гумса.

Исследование, которое провел Лич, предупреждает нас, что людей нельзя вынудить признать ранги, если это противоречит их политической философии. Как мы знаем на примере бигменов с Бугенвиля, одно дело – отдавать приказы, и совсем другое - когда твоим приказам кто-то подчиняется.

В то время, как качин только периодически принимали ранговое общество, многие народности Юго-Восточной Азии приняли его на постоянной основе. Джонатан Фридман (Jonathan Friedman), основываясь на работе Лича и собственных исследованиях, смоделировал изменения в философии, необходимые для эволюции таких «азиатских социальных формаций» [2]. Его реконструкция идеологического сдвига от эгалитарного к ранговому обществу важна и для нашего исследования сапотеков.

85. Модель Джонатана Фридмана, изображающая переход от эгалитарного к ранговому обществу в Юго-Восточной Азии.

85. Модель Джонатана Фридмана, изображающая переход от эгалитарного к ранговому обществу в Юго-Восточной Азии.

Модель Фридмана вначале рассматривает эгалитарное общество, подобное обществам Бирмы (рис. 85). Такие общества состоят из серии родов (линиджей) одинакового престижа. Каждый локальный род имеет собственный набор духов предков, составляющих упорядоченную родословную из трех или четырех поколений. Также имеется дух всей деревни, называемый нат, который представляет местную территорию и рассматривается как ее владелец. Этот «деревенский нат» считается дальним предком всех местных родов. На еще более высоком уровне существует серия «звездных натов», доступ к которым, на этой эгалитарной стадии, может получить любой род с помощью своих духов предков.

На эгалитарном уровне, все роды по очереди спонсируют ритуальные праздники, на которые приглашаются члены соседних общин. Организация действительно впечатляющего праздника рассматривается как свидетельство того, что наты улыбнулись роду организаторов, поскольку накопить необходимые ресурсы эти люди могли только со сверхъестественной помощью. Это несколько напоминает веру жителей Бугенвиля, что бигмены достигают успеха благодаря сверхъестественному покровительству.

Предполагается, что каждый род спонсирует общинные ритуалы по очереди. В модели Фридмана, однако, один род работает экстраординарно тяжело, постепенно накапливая достаточные ресурсы, чтобы взять на себя работу организатора празднеств на постоянной основе. Во многих обществах это вызвало бы зависть, но в модели Фридмана это интерпретируется как свидетельство более тесной связи с натами – другими словами, свидетельство того, что богатый род действительно ведет свое происхождение от сильных духов.

Переход к ранговому обществу достигается, когда соседи этого богатого рода начинают видеть в нем непосредственных потомков деревенского ната, который владеет всеми землями, принадлежащими общине. В конечном счете, звездные наты также претерпевают трансформацию; они теперь ранжированы по возрасту (следуя земным правилам наследования), и человеческий род высокого ранга начинает возводить свою родословную к верховному звездному нату.

Глава этого знатного рода, поскольку он связан родством с духами, отвечающими за благополучие деревни, становится наследственным лидером, который служит посредником между своей общиной и высшими силами. Его привилегированный генеалогический статус дает ему право на особые привилегии, которые воспринимаются остальным населением как должное, поскольку старая эгалитарная философия теперь вытеснена философией наследственного неравенства.

В терминах теории действия, этот переход произошел, когда одна из старых теорем эгалитарной жизни – вера, что человеку нужна сверхъестественная помощь, чтобы накопить ресурсы – преобразовалась в веру, что наиболее успешный род должен иметь сверхъестественных предков. Теперь сцена готова для следующего акта – потери деревенской автономии. Поскольку верховный звездный нат правит регионом, далеко выходящим за пределы отдельной деревни, власть его человеческих потомков также должна распространяться на весь регион. В дальнейшем, знатный род самой крупной деревни может использовать стратегические браки, чтобы привязать к себе лидеров ближайших деревень.

Возникновение «Земли» и «Неба»

 

Фридмановская модель происхождения рангового общества актуальна для долины Оахака, поскольку подчеркивает генеалогическую связь между людьми и звездными духами. Во время фазы Сан-Хосе в долине Оахака мы видим первые вырезанные на керамике примеры изображений, которые могут обозначать звездных предков человеческих родов (линиджей).

86. Эволюция стилизованных мотивов Молнии и Землетрясения на керамике фазы Сан-Хосе. (a) Молния в виде реалистичной «огненной змеи»; (b) типичная стилизованная версия (a); (c) резной сосуд из Абасоло; (d) Землетрясение в виде реалистичной маски «головы с трещиной»; (e) типичная стилизованная версия (d); (f) резной сосуд с гравировкой из Тьеррас-Ларгас.

86. Эволюция стилизованных мотивов Молнии и Землетрясения на керамике фазы Сан-Хосе. (a) Молния в виде реалистичной «огненной змеи»; (b) типичная стилизованная версия (a); (c) резной сосуд из Абасоло; (d) Землетрясение в виде реалистичной маски «головы с трещиной»; (e) типичная стилизованная версия (d); (f) резной сосуд с гравировкой из Тьеррас-Ларгас.

Для большинства говорящих на языках отоманга, включая сапотеков, Земля и Небо были важными сверхъестественными сущностями. Хотя Земля, главным образом, считалась благосклонной к людям, она была способна проявлять гнев. Земля гневалась, будучи раненной или обожженной, например, когда в ее поверхности рыли ямы для строительных балок, снимали урожай, расчищали поле огнем [3]. Одним из способов, которым Земля показывала свой гнев сапотекам, было Шоо – Землетрясение, когда ее поверхность громыхала, и в ней открывались трещины. Именно этот гневный лик Земли более поздние сапотеки наиболее часто изображали в искусстве, используя глиф движения или рычащую маску Земли с расселиной в черепе. Растения часто изображались растущими из трещины в земле.

Небо было местом звездных духов, а также предков, которые превратились в облака. Оно также имело гневную сторону, которую лучше всего иллюстрировала Молния (Косийо) и сопровождающие ее раскаты грома или Шоо Косийо, «Молниевое Землетрясение». Ранние жители Оахаки изображали Молнию как пылающую змею с раздвоенным языком и поднимавшимися от бровей языками пламени.

Когда Землетрясение и Молния впервые появляются на керамике долины Оахака – где-то в районе 1150 г. до н. э. – они уже в высокой степени стилизованы. Таким образом, это могли быть сверхъестественные силы, в которые верили уже долгое время, и только недавно перенесли их изображения на керамику. Молния изображалась глубоко вырезанными линиями, десны «огненной змеи» изображали перевернутые «U», а завитки или кривые представляли языки пламени от ее бровей. Земля могла быть представлена как карта с центром и четырьмя квадрантами, или как Землетрясение – сильно изрезанная маска с рычащим ртом хищника семейства кошачьих и с расселиной в черепе.

Земля и Небо, видимо, были предками определенных групп мужских потомков (десцентных групп) в деревнях фазы Сан-Хосе. Когда мы находим захоронения людей достаточно взрослых, чтобы можно было определить их пол, сосуды с этими мотивами встречаются исключительно у мужчин. Они также встречаются в захоронениях детей, слишком маленьких, чтобы можно было определить их пол – предположительно, мальчиков, поскольку у нас есть другие детские захоронения с сосудами иного типа, которые типичны для захоронений взрослых женщин.

Эти два мотива почти не встречаются вместе. Маленькие деревни, такие, как Абасоло и Томальтепек, имеют почти исключительно сосуды с мотивом Неба (Молнии); Тьеррас-Ларгас имеет почти исключительно сосуды с мотивом Земли (Землетрясения). В большом поселении Сан-Хосе-Моготе существовали разные жилые зоны, одни из которых занимали потомки Земли, а другие – потомки Неба. Как захоронения, так и остатки от домохозяйств отражают эту дихотомию предков – «звездных духов» [4].

Возникновение распределения по статусу

 

Хотя мы не можем обозначить точный момент, когда произошел сдвиг к ранговому обществу, мы можем задокументировать куда больший диапазон статусов для общества фазы Сан-Хосе по сравнению с предшествующей фазой Тьеррас-Ларгас. Одна линия доказательств включает статусные различия, которые могли быть или унаследованы, или достигнуты, или и то, и другое сразу. Вторая линия включает отличия, которые должны были быть унаследованы, поскольку они относятся к детям, слишком юным, чтобы достичь высокого статуса.

Возможные доказательства власти и субординации

 

В более поздние периоды мезоамериканской доистории, правители подчеркивали свое благородное происхождение тем, что предохраняли различные части своего тела от касания земли. Они предпочитали носить сандалии, а не ходить босиком; они помещали циновки из тростника или пальмовых листьев на полу своих комнат для аудиенций; они сидели на табуретах, скамьях или тронах. Со временем, мотив циновок и табуретов стал использоваться мезоамериканскими художниками и скульпторами как символ власти [5].

Именно в фазу Сан-Хосе мы встречаем первое использование мотива «циновки», который вырезан на керамике в Сан-Хосе-Моготе. К этому времени относятся и наши первые миниатюрные копии четырехногих табуретов, сделанные из той же глины и в том же масштабе, что и человеческие фигурки. В 16-м столетии, многие Центральноамериканские вожди имели специальные табуреты, которые носили за ними, куда бы они ни направлялись, так что они всегда сидели выше своих подчиненных. Мы подозреваем, что наши миниатюрные версии табуретов предназначались для использования с сидящими фигурками, изображавшими индивидов высокого статуса. Мы считает эту версию вероятной, поскольку для этого самого периода в близлежащем Чьяпасе найдены фигурки особым образом одетых мужчин, сидящих на четырехногих табуретах [6].

7. Мотив «циновки», символ власти, вырезанный на керамике фазы Сан-Хосе.

87. Мотив «циновки», символ власти, вырезанный на керамике фазы Сан-Хосе.

88. Миниатюрный четырехногий табурет из дома фазы Сан-Хосе. Диаметр 3 см.

88. Миниатюрный четырехногий табурет из дома фазы Сан-Хосе. Диаметр 3 см.

89. Погребение 11 в Томальтепеке, плотно согнутый мужчина высокого статуса в возрасте 30-40 лет, сопровождаемый двумя вторичными захоронениями.

89. Погребение 11 в Томальтепеке, плотно согнутый мужчина высокого статуса в возрасте 30-40 лет, сопровождаемый двумя вторичными захоронениями.

Еще больше свидетельств социальной дифференциации мы получаем из захоронений и фигурок фазы Сан-Хосе. Они демонстрируют дихотомию между: (1) индивидами в стереотипной позе власти; (2) индивидами в стереотипных «позах подчинения», подобных тем, что описаны для вождеств в других местах [7].

Возле Томальтепека, в предгорьях субдолины Тлаколула, Майкл Вейлен (Michael Whalen) открыл большое кладбище на окраине деревни площадью 1.2 га фазы Сан-Хосе [8]. Здесь было более 60 могил, а поскольку некоторые могилы содержали более одного человека, число индивидов было около 80. Мы в первый раз видим парные захоронения мужчин и женщин, что означает, что некоторых людей теперь при погребении скорее рассматривали как мужа-и-жену, а не как индивидов. В одном таком парном погребении находится женщина с зеркалом из железняка и мужчина с резным сосудом с изображением Молнии. Также встречались первичные захоронения, к которым добавлялись вторичные захоронения, дающие основания предполагать, что людей, умерших раньше, иногда эксгумировали и вторично перезахороняли с супругами или родственниками. Кладбище содержит только людей, достаточно взрослых для того, чтобы пройти инициацию для вступления во взрослую жизнь – то есть, не младенцев и не маленьких детей. Почти во всех первичных захоронениях люди полностью вытянуты, лежат ничком, вытянув руки по бокам.

90. По-видимому, пара муж-и-жена, погребенная в Сан-Хосе-Моготе. Мужчине (слева) 35-40 лет, женщине (справа) 20-29 лет.

90. По-видимому, пара муж-и-жена, погребенная в Сан-Хосе-Моготе. Мужчине (слева) 35-40 лет, женщине (справа) 20-29 лет.

91. Погребение 17 в Сан-Хосе-Моготе, женщина старше 50 лет похоронена в положении ничком.

91. Погребение 17 в Сан-Хосе-Моготе, женщина старше 50 лет похоронена в положении ничком.

Группа из шести мужчин на кладбище, однако, выделяется на общем фоне. Все похоронены в сидячем положении и так плотно согнуты, что они должны были быть чем-то обвязаны или во что-то завернуты. Хотя их захоронения составляют только 12.7 процентов от всего кладбища, у этих шести мужчин нашли 50 процентов сосудов с изображением Молнии, и 88 процентов жадеитовых бусин. Две трети захоронений, покрытых каменными плитами, принадлежат этой маленькой группе; большая часть вторичных захоронений на кладбище также добавлялась к могилам этих шести согнутых мужчин, что позволяет предположить, что у некоторых могло быть более одной жены. Мы можем сказать почти точно, что это были захоронения лидеров общины Томальтепека.

Маленькое кладбище по соседству в Сан-Хосе-Моготе дает дополнительную информацию о положении захоронений. В отличие от более крупного деревенского кладбища в Томальтепеке, оно содержит младенцев и более старших детей наравне со взрослыми. Представлены оба пола. Большая часть погребенных лежит полностью вытянувшись, лицом вниз. Почти все взрослые имеют единственную жадеитовую бусину во рту и один или более глиняных сосудов; как обычно, сосуды с изображением Неба (Молнии) были найдены только с мужчинами. Имелись пары муж-жена, такие, как на рис. 90. Он лежит в могиле ничком, по краям и сверху выложены каменные плиты, что, возможно, является предтечей гробницы поздних сапотеков; она похоронена рядом с ним, но без каменных плит. Все захоронения по соседству имели относительно скромные приношения, и не было мужчин в сидячей или согнутой позиции.

Мы полагаем, что похороненные в согнутом сидячем положении в эту фазу были важными персонами, чьи тела обертывали и некоторое время хранили перед погребением. Мы особенно заинтригованы сидячими захоронениями. Некоторые, похоже, были похоронены со скрещенными ногами, у других колени были подняты к подбородку. Все эти индивиды при захоронении могли сидеть на деревянных табуретах, которые позднее рассыпались.

92. (Слева) Фигурка сидящего мужчины с нагрудной подвеской, ушными серьгами, и, вероятно, подпиленными зубами, Сан-Хосе-Моготе. Высота 6.8 см.  93. (В центре) Фигурка сидящего мужчины, найденная в захоронении на кладбище Томальтепека (вид спереди и сбоку). Высота 8.1 см.  94. (Справа) Эта фигурка из Сан-Хосе-Моготе может представлять мужчину, приготовленного для погребения в сидячем положении. Высота 8.5 см.

92. (Слева) Фигурка сидящего мужчины с нагрудной подвеской, ушными серьгами, и, вероятно, подпиленными зубами, Сан-Хосе-Моготе. Высота 6.8 см.

93. (В центре) Фигурка сидящего мужчины, найденная в захоронении на кладбище Томальтепека (вид спереди и сбоку). Высота 8.1 см.

94. (Справа) Эта фигурка из Сан-Хосе-Моготе может представлять мужчину, приготовленного для погребения в сидячем положении. Высота 8.5 см.

95. Фигурка в вероятной «позе подчинения», Сан-Хосе-Моготе. Высота 15 см.

95. Фигурка в вероятной «позе подчинения», Сан-Хосе-Моготе. Высота 15 см.

Что же касается мужчин и женщин, похороненных ничком и в вытянутом положении, то мы рассматриваем их позицию как более подчиненную. Это наиболее распространенная позиция при захоронении в этой период, которая, похоже, была характерна для наиболее многочисленной группы взрослых в обществе фазы Сан-Хосе. Когда человека хоронят в этой позиции, его голова всегда оказывается ниже, чем у любого погребенного с более высоким статусом. В то же время, приношения с этими погребенными ничком образуют континуум от совсем скудных (то есть вообще никаких) до относительно богатых (ушные серьги из жадеита, перламутровые подвески на груди, красивая керамика).

Если мы взглянем на маленькие, вручную изготовленные фигурки фазы Сан-Хосе, нас поразит дихотомия поз, подобная дихотомии захоронений. Некоторые фигурки, такие, как изображены на рис. 92 и 93, изображают мужчин, сидящих скрестив ноги с руками на коленях. Другие, как на рис. 94, могут представлять мужские тела, плотно обернутые перед захоронением. В то же время другие фигурки, как на рис. 95, изображают мужчин и женщин, стоящих прямо. У одних руки вытянуты по бокам, у других скрещены на груди. Позиция со скрещенными руками смотрится стереотипно, как будто человек, лепивший фигурку, старался запечатлеть «позу подчинения».

Для чего бы ни был предназначен набор фигурок этого периода, он, среди прочего, сообщает нам, что были люди, наделенные властью, и люди, им подчинявшиеся. Мы думаем, что эти фигурки делали женщины и использовали в ритуалах, взывающих к недавним предкам, некоторые из которых могли быть наделены властью, а некоторые занимали подчиненное положение.

Возможное представление высокостатусного захоронения

 

В некоторых случаях фигурки, похоже, составляли маленькие ритуальные сцены. Одна такая сцена была закопана под полом Дома 16, пристройки с односкатной крышей к Дому 17 в Сан-Хосе-Моготе. Три человеческих фигурки лежали на спине, полностью вытянувшись, скрестив руки на груди. Над ними находилась фигурка в сидячей позиции с руками на коленях. Последняя изначально могла занимать вертикальное положение, но потом обвалиться под тяжестью земли. У всех фигурок были ушные серьги и нагрудные подвески.

96. Эта ритуальная сцена из четырех фигурок может представлять захоронение высокостатусного индивида с тремя сопровождающими. Дом 16, Сан-Хосе-Моготе. Высота самой высокой фигурки 15 см.

96. Эта ритуальная сцена из четырех фигурок может представлять захоронение высокостатусного индивида с тремя сопровождающими. Дом 16, Сан-Хосе-Моготе. Высота самой высокой фигурки 15 см.

Эта сцена может представлять индивида в одной из рассмотренных нами позиций власти, похороненного поверх трех индивидов в позиции подчинения. Несмотря на разницу в масштабе, эта сцена напоминает Погребение 26 из поселения Кокле в Панаме, представляющее захоронение вождя с 21 сопровождающим. Эти сопровождающие были погребены полностью вытянутыми (18 ничком, 1 навзничь, 2 на боку). Скелет 12, вождь, сидел поверх них. Разумеется, захоронение в Кокле было более проработанным, чем любое из найденных для фазы Сан-Хосе. Но концепция – представитель элиты сидит поверх простертых подданных – может быть точно такой же.

97. Погребение 26 из Кокле, Панама: захоронение вождя в сидящем положении (Скелет 12) с 21 сопровождающим. Дата этого погребения, как считается, примерно 1000 г. н. э.

97. Погребение 26 из Кокле, Панама: захоронение вождя в сидящем положении (Скелет 12) с 21 сопровождающим. Дата этого погребения, как считается, примерно 1000 г. н. э.

Этноисторические данные подразумевают, что панамских вождей часто хоронили плотно обернутыми, после того, как их тела высушивали в коптильне [9]. Некоторых хоронили сидящими на табуретах. Захороненные с ними сопровождающие могли быть пленными, взятыми из вражеского вождества, или даже женщинами из их собственной группы, которые сами захотели быть погребенными вместе с вождем. Сопровождающие, лежащие ничком, держали руки сложенными на груди или вытянутыми по бокам. Некоторые из погребенных лицом вниз даже имели с собой золото, что наводит на мысль, что положение лицом вниз само по себе не говорит о низком статусе. Простирание в присутствии вождя могло быть лишь способом показать разницу между вождем и всеми остальными.

Возможные предметы престижа

 

В более поздних мезоамериканских обществах, представители элиты использовали множество предметов престижа, которые отличали их от простолюдинов. Знать носила хлопковые плащи; простолюдины носили плащи из волокна агавы. Знать носила жадеитовые серьги в мочках ушей, жадеитовые ожерелья, вставку в нижней губе из жадеита или бирюзы, и украшения в носовой перегородке. Их одеяния были отделаны по краю «бахромой» из трубчатых раковин, которые звенели при каждом движении; они носили накидки из перьев кецаля, колибри, трогона, кардинала или дубоноса. Жадеит, бирюза и перья кецаля ценились, поскольку они были сине-зеленые – это цвет центра мира.

Многие из этих материалов появляются в фазу Сан-Хосе, и некоторые, несомненно, ассоциировались со статусными различиями. Проблема в том, чтобы доказать, что эти статусные различия скорее наследовались, чем достигались. Мы часто не можем показать ясную дихотомию между людьми, которые могли, и теми, которые не могли использовать предметы престижа. Для большинства материалов наблюдается континуум от большего к меньшему использованию; такой континуум типичен для ранговых обществ.

98. Зачищенный кусок черной слюды, Сан-Хосе-Моготе. Длина 7 см.

98. Зачищенный кусок черной слюды, Сан-Хосе-Моготе. Длина 7 см.

Морские раковины, слюда и жадеит дают примеры такого континуума. Жители поселений фазы Сан-Хосе, очевидно, украшали себя кусочками слюды, отколотыми от встречающихся в природе «книжек», то есть слоистых слюдяных пластин. В одних домах совсем не было слюды; в других было обнаружено несколько фрагментов; встречаются дома с десятками фрагментов слюды, а также со следами обработки этого материала.

Не было ничего необычного в практике помещать одну жадеитовую бусину в рот умершим мужчинам и женщинам при погребении. Однако, далеко не каждый имел жадеитовое ожерелье, как в Захоронении 40 из Тьеррас-Ларгас. И Захоронение 18 в Сан-Хосе-Моготе, где лежала женщина в возрасте 50 лет, выделялось благодаря двум жадеитовым ушным серьгам и трем жадеитовым бусинам. Хотя в более поздних мезоамериканских обществах запрещалось использовать жадеит всем, кроме знати, в обществе фазы Сан-Хосе наблюдался следующий континуум: у одних вообще не было жадеита, у других уже было некоторое количество, а у третьих жадеита было много.

 Ракушечные украшения из Сан-Хосе-Моготе. Объект в верхнем левом углу может быть перламутровым держателем для зеркала из магнетита; справа почти целая створка жемчужницы.

99. Ракушечные украшения из Сан-Хосе-Моготе. Объект в верхнем левом углу может быть перламутровым держателем для зеркала из магнетита; справа почти целая створка жемчужницы.

100. Сланцевые сверла использовались для изготовления ракушечных украшений в Сан-Хосе-Моготе. У каждого сверла был один или больше маленьких, похожих на сосок выступов на верхнем краю. Высота самого верхнего инструмента слева 2.4 см.

100. Сланцевые сверла использовались для изготовления ракушечных украшений в Сан-Хосе-Моготе. У каждого сверла был один или больше маленьких, похожих на сосок выступов на верхнем краю. Высота самого верхнего инструмента слева 2.4 см.

Вариации в плане доступа к раковинам были даже более сложными, поскольку ремесленники, которые изготовляли украшения, могли иметь различных торговых партнеров или покровителей из числа элиты. У западных окраин Сан-Хосе-Моготе, жители Дома 4 обрабатывали в основном тихоокеанские раковины; жители Дома 9 обрабатывали в основном атлантические раковины. Были даже случаи, когда семья, кажется, обрабатывала один вид раковин, но имела доступ к законченным украшениям из раковин другого вида. Домохозяйство С3 у восточного края деревни располагало законченными украшениями из раковин тихоокеанского побережья, включая перламутровый держатель для зеркальца из железняка; с другой стороны, мусор из ракушек в этом домохозяйстве состоял главным образом из атлантических мидий [10].

Несмотря на наше подозрение, что украшения из перламутровых раковин и устриц с шипами служили предметами престижа, мы не можем показать дихотомию между людьми, которые могли, и теми, которые не могли их использовать. Вместо этого мы имеем домохозяйства с малым количеством раковин или вообще без них; домохозяйства с несколькими украшениями, но без признаков обработки раковин; и домохозяйства с очень хорошими украшениями и свидетельствами обработки раковин. Наш анализ может еще усложнять тот факт, что мастера, изготовлявшие ракушечные украшения, не всегда относились к знати, на телах представителей которой, в итоге, эти украшения должны были красоваться.

101. Маленькие зеркальца из магнетита из Сан-Хосе-Моготе.

101. Маленькие зеркальца из магнетита из Сан-Хосе-Моготе.

Есть некая ирония в том, что наиболее наглядный пример предметов престижа нам дает локально доступный железняк, а вовсе не экзотический импорт из дальних мест. Поверхностная съемка Сан-Хосе-Моготе открыла уникальную концентрацию в пределах 1 га 500 обломков железняка, включая магнетит, гематит и ильменит [11]. Это составляет 99% всего археологического железняка, когда-либо найденного в пределах долины. Каждое домохозяйство, раскопанное в этой части поселения, было вовлечено в шлифовку и полировку маленьких зеркал, главным образом из магнетита, с используемой в качестве абразива гематитовой пудрой.

В случае с магнетитом мы не видим континуума по доступу, заметного на примерах слюды, раковин и жадеита; его использование, похоже, было куда более ограниченным и окруженным запретами. Одна женщина высокого статуса в Томальтепеке была похоронена с магнетитовым зеркалом, но в этом поселении не нашли следов обработки железняка. Кусок магнетита был найден в Тьеррас-Ларгас, но без украшений. Даже в других жилых зонах внутри Сан-Хосе-Моготе нет признаков обработки магнетита, и это подразумевает, что полировка зеркал находилась под строгим контролем со стороны одной группы семей.

Более того, некоторые из зеркал, обнаруженных в Сан-Хосе-Моготе, предназначались для обмена с представителями элиты из других регионов Мексики. Два зеркальца из оахакского магнетита были найдены в Сан-Лоренсо, Веракрус, на южном побережье Мексиканского залива; другое было найдено в Этлатонго в долине Ночиштлан. Кусок высококачественного оахакского магнетита достиг поселения Сан-Пабло в штате Морелос [12]. Все три деревни принадлежат к числу тех, в которых есть основания предполагать появление знати.

Ясно, что лидеры обществ фазы Сан-Хосе украшали себя слюдой, раковинами, жадеитом и магнетитом. Только для магнетита, однако, мы можем показать, что его использование могло быть запрещено для всех, кроме собственно элиты. Что касается раковин, жадеита и слюды, то здесь мы видим континуум от людей, у которых было очень мало таких вещей, до людей, у которых их было довольно много.

Можно привести два аргумента, почему такая система не должна нас удивлять. Во-первых, у вождеств есть тенденция иметь скорее градиент (т. е. плавное изменение) статусов, чем деление на два класса. Во-вторых, разница в достижениях – таких, как способность накапливать товары, полученные от торгового обмена – оставалась важной даже в обществах с наследственными рангами.

Вариации в статусе домохозяйств

 

Домохозяйства в обществе фазы Сан-Хосе также предполагают плавное изменение в престиже от низкого уровня к высокому, без деления на социальные страты. У одного края градиента находятся скромные жилища вроде Дома 13 в Сан-Хосе-Моготе; у другого края находятся более искусно построенные жилища вроде Домов 16 - 17. В дополнение к разнице в конструкции, такие жилища демонстрируют различный доступ к мясу оленей, слюде и морским раковинам.

Дом 13 реконструирован на рис. 102. Он имел размеры примерно 3х5 м и был относительно плохо построен, с использованием тонких балок и без покрытия побелкой.

Его углы были слегка закруглены, вместо аккуратной прямоугольной формы. Содержимое включало маленькие костяные иглы для шитья, однако здесь не было ни одной длинной иглы для плетения, какие находят в лучше построенных домах. Жители дома были скромными производителями украшений из колючих устриц и пресноводных мидий, и потребителями украшений из перламутровых раковин, сделанных где-то в другом месте. Имелись многочисленные остатки слюды, но следов жадеита мало. Дом 13 лежит в части деревни, которая специализировалась на обработке магнетитовых зеркал, но он содержит только шесть необработанных фрагментов железняка. В нем нашли меньше каменных осколков и оленьих костей, чем в других домах этой жилой зоны. Керамика, импортированная из других регионов, ограничивалась несколькими осколками [13].

102. Художественная реконструкция Дома 13 в Сан-Хосе-Моготе, относительно низкостатусного жилища.

102. Художественная реконструкция Дома 13 в Сан-Хосе-Моготе, относительно низкостатусного жилища.

103. Художественная реконструкция Дома 17 в Сан-Хосе-Моготе, относительно высокостатусного жилища вместе с пристройкой с односкатной крышей или рабочей зоной под крышей (Дом 16). Деталь 61 была очагом в земле, который использовался для нагрева сланца, чтобы его было проще раскалывать.

103. Художественная реконструкция Дома 17 в Сан-Хосе-Моготе, относительно высокостатусного жилища вместе с пристройкой с односкатной крышей или рабочей зоной под крышей (Дом 16). Деталь 61 была очагом в земле, который использовался для нагрева сланца, чтобы его было проще раскалывать.

Дома 16 – 17 реконструированы на рис. 103. Дом 17 был хорошо построенным жилищем с углами аккуратной прямоугольной формы и толстым слоем побелки на стенах. Дом 16 был пристройкой с односкатной крышей или рабочей зоной под крышей, вероятно, приделанной к Дому 17 способом, показанным на рисунке. Эта пристройка включала очаг для тепловой обработки сланца, и жители были вовлечены в производство сланцевых орудий [14]. Другой ремесленной деятельностью семьи было производство корзин с помощью больших костяных игл; производство украшений из перламутра; и производство керамических изделий в формах [15]. Под полом Дома 17 были спрятаны 2 инструмента, возможно, предназначенные для строгания и полировки дерева. В Домах 16 – 17 нашли больше следов оленьих костей, чем в Доме 13. В них также было больше раковин колючих устриц, керамических слепков, шипов ската, и керамики, импортированной из долины Мехико, побережья Мексиканского залива и долины Теуакан. Один из жителей Дома 17, женщина средних лет, была похоронена под полом; с ней лежали две серьги из жадеита и три жадеитовые бусины. Еще более элегантная серьга из жадеита была найдена на полу соседней пристройки.

104. Обитатели Дома 17 в Сан-Хосе-Моготе, вероятно, использовали этот шип ската для ритуального кровопускания. Длина 9.7 см.

104. Обитатели Дома 17 в Сан-Хосе-Моготе, вероятно, использовали этот шип ската для ритуального кровопускания. Длина 9.7 см.

105. (Слева) Погребение 18, женщина средних лет, было связано с Домом 17 в Сан-Хосе-Моготе. У нее было пять жадеитовых украшений.  106. (Справа) Две ушные серьги из жадеита (длина 14 мм) и три жадеитовые бусины, связанные с Погребением 18 в Сан-Хосе-Моготе.

105. (Слева) Погребение 18, женщина средних лет, было связано с Домом 17 в Сан-Хосе-Моготе. У нее было пять жадеитовых украшений.

106. (Справа) Две ушные серьги из жадеита (длина 14 мм) и три жадеитовые бусины, связанные с Погребением 18 в Сан-Хосе-Моготе.

107. Это элегантное ушное украшение из жадеита было найдено в Доме 16, пристройке, связанной с Домом 17, Сан-Хосе-Моготе. Диаметр 2.8 см.

107. Это элегантное ушное украшение из жадеита было найдено в Доме 16, пристройке, связанной с Домом 17, Сан-Хосе-Моготе. Диаметр 2.8 см.

Эти дома, а также другие дома фазы Сан-Хосе, наводят на мысль, что чем выше был статус семьи в сообществе, тем с большей вероятностью семья была вовлечена в ремесленное производство и имела больший доступ к мясу оленя, морским раковинам, жадеиту и привозной керамике.

Возможные признаки наследуемого статуса

 

До сих пор мы рассматривали ряд явлений – позы власти и подчинения, возможные предметы престижа, вариации в доступе к ресурсам – которые, возможно, отражают статусные различия в обществе фазы Сан-Хосе. Во всех этих случаях, однако, мы встречаемся с одной и той же проблемой: мы не можем доказать, что эти различия были скорее наследуемыми, чем приобретенными. Чтобы продемонстрировать наследственное неравенство, мы должны найти статусные различия, которые относятся к детям, слишком маленьким для того, чтобы иметь достигнутый престиж и авторитет. Фактически, существует два различия между индивидами фазы Сан-Хосе, которые проявляются в детстве. Рассмотрим несколько примеров.

108. Два маленьких кувшина без шейки, найденные с Захоронением 2 в Абасоло. Сосуд сверху, изображающий тыкву, имеет диаметр 11 см. Такие сосуды обычно находили с женщинами.

108. Два маленьких кувшина без шейки, найденные с Захоронением 2 в Абасоло. Сосуд сверху, изображающий тыкву, имеет диаметр 11 см. Такие сосуды обычно находили с женщинами.

109. Две маленькие цилиндрические чаши с резными мотивами Молнии, найденные с Погребением 4 в Абасоло. Такие сосуды обычно находили с мужчинами. Диаметр верхнего сосуда 8.3 см.

109. Две маленькие цилиндрические чаши с резными мотивами Молнии, найденные с Погребением 4 в Абасоло. Такие сосуды обычно находили с мужчинами. Диаметр верхнего сосуда 8.3 см.

Как мы видели, связь отдельных индивидов с Землей или Небом, по-видимому, присутствовала с рождения. Даже дети могли быть похоронены с сосудами, несущими мотивы Молнии или Землетрясения, и иногда сопровождающие их подношения были более впечатляющими, чем у среднего взрослого в той же деревне.

Захоронения 1, 2 и 4 из Абасоло – это дети, похороненные рядом в небольшой куче по соседству. Хотя их пол невозможно определить в силу их возраста, их посмертные дары демонстрируют ту же дихотомию, что просматривается между взрослыми мужчинами и женщинами.

Погребение 2 сопровождалось двумя маленькими кувшинами без шейки, один из которых имитирует тыкву. Это похоже на уменьшенные в размере версии приношений, найденных во многих женских могилах. Каждое из погребений 1 и 4 сопровождалось набором из трех чаш, уложенных одна в другую; две чаши из каждого набора имели резные мотивы Молнии. Эти сосуды представляли собой маленькие версии приношений, найденных в некоторых мужских могилах. Поскольку никто из этих детей не был достаточно взрослым, чтобы «достичь» чего бы то ни было в своей жизни, мы делаем вывод, что происхождение от Молнии было наследуемым по мужской линии. Вопрос в том, даровало ли это высокий ранг?

Захоронения с мотивами Земли или Неба не обязательно содержат больше раковин, жадеита или магнетита, чем другие захоронения. Однако, следует помнить, что достижения вовсе не стали незначительным фактором только потому, что появились наследуемые ранги. Не всякий, рожденный в роду вождя, становился вождем. Происхождение от Молнии в обществе фазы Сан-Хосе признавалось при рождении, но это мог быть только первый раунд состязания. Для превращения одного из «детей Молнии» в вождя могли потребоваться годы достижений, ритуальная инициация, истребление конкурентов.

110. Погребение 1 в Сан-Хосе-Моготе, женщина 15-20 лет с намеренной деформацией черепа.

110. Погребение 1 в Сан-Хосе-Моготе, женщина 15-20 лет с намеренной деформацией черепа.

Давайте теперь обратимся к другому атрибуту, который не мог отражать достижения: намеренной деформации черепа. Во времена испанской конкисты он считался знаком благородного происхождения, так же, как ношение перьев кецаля и ушных серег из жадеита. Деформация черепа должна быть выполнена очень рано, когда череп еще растет, и его кости все еще разделены хрящами. У древних майя деформация черепа имела место вскоре после рождения. Испанец 16-го века Диего де Ланда пишет: «через 4 или 5 дней после рождения ребенка его укладывают в вытянутом положении на маленькую кроватку, сделанную из ивовых прутьев и тростника; и когда он там лежит лицом вверх, они помещают его голову между двумя дощечками, одна на затылке, а другая на лбу, между которыми они плотно зажимают голову, и ребенок лежит так, страдая, на протяжении нескольких дней, после чего голова остается плоской и сформованной» [16].

Некоторые ацтекские информаторы 16 века утверждали, что «когда дети очень маленькие, их головы мягкие, и им можно придать такую форму, как вы видите у нас, используя два куска дерева с пустотой в середине. Этот обычай, данный нашим предкам богами, придает нам благородный вид» [17].

Деформация черепа является результатом действий, предпринятых родителями человека задолго до того, как он станет достаточно взрослым, чтобы достичь чего бы то ни было; таким образом, если деформация черепа отражает высокий ранг, это должен быть наследуемый высокий ранг. В ранних мезоамериканских деревнях практиковалось два типа деформации. Табулярная деформация, наиболее распространенная, вызывалась путем сдавливания черепа между фиксированной затылочной доской колыбели и свободной доской на лбу. Кольцевая деформация вызывалась стягиванием повязки вокруг головы. Каждый тип деформации мог быть прямым или наклонным, в зависимости от угла применения [18].

Табулярная деформация была наиболее распространенным типом в фазу Сан-Хосе, и могла касаться любого пола; некоторые мужчины, похороненные с сосудами с изображением Молнии, имели такую деформацию. Одна девочка-подросток из Сан-Хосе-Моготе, однако, имела кольцевую деформацию, что в то время было все еще редкой практикой. Вероятно, она была невестой из другого этнического региона, где кольцевая деформация была более распространена. Положение похороненной девушки – лицом вверх, руки сложены на груди – также было нетипичным для этой жилой зоны.

Мы полагаем, что некоторые дети наследовали право иметь деформированный череп, и что некоторые дети мужского пола наследовали право быть похороненными с мотивом Земли или Неба. Поскольку такие захоронения не всегда сопровождаются впечатляющими предметами престижа, мы не можем сделать для них упрощенческий вывод о «вождеских захоронениях». Мы подозреваем, что эти дети были представителями десцентных групп, из которых, вероятно, выходили будущие лидеры. Однако, не каждый рожденный в такой группе автоматически становился лидером. Почти уверенно можно сказать, что для того, чтобы получить действительно элегантные погребальные дары, необходимо было добавить достижения к собственному высокостатусному происхождению.

Схема поселений фазы Сан-Хосе

 

С 1150 до 850 г. до н. э. в долине Оахака произошел заметный и ассиметричный прирост населения. Количество сообществ удвоилось, достигнув примерно 40; по нашей оценке, население увеличилось более чем в три раза, достигнув, по крайней мере, 2000 человек. Этот прирост никак не уменьшил неоднородность, заметную для фазы Тьеррас-Ларгас, поскольку целая половина сообществ по-прежнему занимала субдолину Этла.

Большинство поселений, включая практически все заново основанные, по нашим оценкам, составляли деревушки с численностью населения 100 человек или меньше. В противовес им, примерно половина населения долины могла проживать в Сан-Хосе-Моготе. Settlement Pattern Project реконструирует его как кластер из трех поселений, занимающий 79 га, с населением 791 – 1976 человек [19]. По нашей реконструкции, он состоял из главной деревни с многочисленными выступающими «пригородами». Главная деревня занимала 20 га, и, если все выступающие районы действительно были частью одного расползшегося сообщества, мы оцениваем его общий размер в 60 – 70 га, а его население – в 1000 человек. Таким образом, у нас остаются два нарушения симметрии, нуждающиеся в объяснении. Одно – это непропорциональная величина населения субдолины Этла; другое – тот факт, что самая крупная деревня в долине в 10 раз превосходила размерами вторую по величине деревню.

111. Деревни фазы Сан-Хосе, наложенные на карту классов с/х земель долины Оахака.

111. Деревни фазы Сан-Хосе, наложенные на карту классов с/х земель долины Оахака.

Рис. 111, на котором карта деревень накладывается на карту классов с/х земель, подразумевает, что земледелие на земле Класса I, основанное на использовании дождевой воды, по-прежнему оставалось предпочтительной стратегией. По меньшей мере, три четверти всех поселений находились на такой земле, или на выступах у подножья гор поблизости. Постепенно, однако, поселения начинали распространяться за пределы зоны йюх кохп или постоянно влажной поймы. Эту экспансию могли облегчать две ирригационные техники, используемые современными сапотеками [20]. Одна техника заключалась в рытье неглубоких колодцев, достигавших подземных вод, что делало возможной ручную ирригацию с помощью специальных кувшинов. Другая техника заключалась в рытье маленьких каналов или для отвода воды с заболоченных полей, или для разворота ручьев предгорий в сторону аллювиума. Колодцы фазы Сан-Хосе были найдены в Абасоло в субдолине Тлаколула; дренажные каналы нашли в Сан-Хосе-Моготе и Тьеррас-Ларгас в субдолине Этла [21]. Тот факт, что такие технологии были тогда известны, может помочь в объяснении распространения земледелия за пределы йюх кохп. Обе техники достаточно просты, чтобы быть в пределах трудовых возможностей одной семьи.

Однако, есть признаки, что в распределении поселений фазы Сан-Хосе играла роль не только постепенная с/х экспансия. В Валье-Гранде, площадь которой составляет 800 км2, большие отрезки земли Класса I все еще оставались незанятыми. В куда более маленькой субдолине Этла, примерно 12-14 сообществ были сконцентрированы в пределах 8 км от Сан-Хосе-Моготе. Ясно, что тенденция растущего земледельческого населения рассеиваться уравновешивалась выгодами от того, чтобы оставаться в пределах двухчасового перехода от самой крупной деревни долины. Также ясно, что, даже хотя земля Класса I все еще оставалась доступной, уже появляется ряд поселений на земле Класса III. 

112. Сапотекский фермер в Абасоло вручную поливает свое поле, используя колодец, который достигает грунтовых вод на глубине всего 3 м.

112. Сапотекский фермер в Абасоло вручную поливает свое поле, используя колодец, который достигает грунтовых вод на глубине всего 3 м.

Наконец, надо отметить, что на данной стадии появились деревни на нескольких главных проходах в долину: Уицо на крайнем северо-западе, Масальтепек у главной дороги в область Миштека, Тлапакойян на крайнем юге, и Митла на крайнем востоке. Эти расположения были не случайными.

Таким образом, мы приходим к выводу, что в то время, как доступ к лучшей земле все еще был главным соображением, социальные отношения – включая старания деревенских лидеров собрать своих последователей поблизости – играли более значительную роль в размещении поселений, чем это было в фазу Тьеррас-Ларгас.

Потеря автономии

 

Одним из наиболее важных признаков появления вождества является потеря автономии деревень. Бигмен на Бугенвиле может наказывать членов собственной деревни за отказ в помощи при организации праздника или сооружении ритуальной постройки. Однако, жителям соседних деревень он приказывать не может; он может получать помощь от других сообществ только в обмен на плату [22]. И только тогда, когда ряд отдельных деревень начнет повиноваться такому лидеру, его можно будет назвать главой минимального вождества [23].

113. Художественная реконструкция Структур 1 и 2 в Сан-Хосе-Моготе. Многие из камней, используемых в конструкции, были принесены из земель сообществ меньшего размера, лежащих по соседству.

113. Художественная реконструкция Структур 1 и 2 в Сан-Хосе-Моготе. Многие из камней, используемых в конструкции, были принесены из земель сообществ меньшего размера, лежащих по соседству.

Наша задача, таким образом, состоит в том, чтобы обосновать фактами потерю деревенской автономии. Наше внимание мгновенно привлекает Сан-Хосе-Моготе и 12-14 более мелких сообществ вокруг него. Последние окружают Сан-Хосе-Моготе, как луны, крутящиеся по орбитам вокруг звезды – солнце площадью 70 га с крошечными спутниками, пойманными его гравитационным полем. Между 1400 и 1150 г. до н. э. лидеры Сан-Хосе-Моготе привлекли в свою деревню более 170 человек. Между 1150 и 850 г. до н. э. они убедили более 1000 человек остаться в радиусе 8 км.

Большая несоразмерность между Сан-Хосе-Моготе и его сателлитами дает нам иерархию поселений с двумя ясными уровнями – причем значение имеют не только размеры, поскольку Сан-Хосе-Моготе также имел ряд общественных зданий, каких не было в меньших поселениях. На протяжении ранней фазы Сан-Хосе, эти сооружения состояли главным образом из покрытых побелкой Мужских домов; в позднюю фазу Сан-Хосе, однако, в центре деревни началось беспрецедентное строительство.

Структуры 1 и 2 – это два наиболее впечатляющих сооружения фазы Сан-Хосе. Каждое из них является пирамидальной платформой для публичного здания-мазанки, и их строительство было отмечено первым известным до сих пор в Оахаке использованием кирпичей из адоба (сырой глины с добавлением соломы). Адобы использовались главным образом для маленьких подпорных стен среди земляного наполнения платформы. Они были круглые, если смотреть сверху, и плоско-закругленные или «в форме булочки» в разрезе.

Структура 2 была высотой 1 м и шириной, по меньшей мере, 18 м. Ее наклонная передняя сторона была сделана из валунов, часть из которых была добыта на месте, а часть принесена с расстояния, по меньшей мере, 5 км. Среди последних присутствовал известняк с западной стороны реки Атойяк, а также известковый туф с восточной стороны реки. Два резных камня, один изображающий хищника семейства кошачьих, а другой – хищную птицу, выпали из обвалившейся секции стены. Восточная боковая поверхность платформы включала две каменные лестницы, которые, хоть и были узкими, представляли первые лестницы такого типа в регионе.

Структура 1, расположенная выше и западнее, поднималась несколькими уступами, которые могли достигать высоты 2.5 м. Ее облицовка состояла из более мелких камней, скрепленных глиной. Это была местами грубая, но настоящая каменная кладка – первая стадия в архитектурной традиции, блестяще развитой поздними сапотеками.

114. Два резных камня из Структуры 2 в Сан-Хосе-Моготе представляют хищника семейства кошачьих (a) и хищную птицу (b). Длина (a) 20 см.

114. Два резных камня из Структуры 2 в Сан-Хосе-Моготе представляют хищника семейства кошачьих (a) и хищную птицу (b). Длина (a) 20 см.

Эти две структуры отражают способность местного лидера организовывать работу в региональном масштабе, не встречавшемся раньше. Разнообразие использованных материалов наводит на мысль, что рабочие бригады прибыли из разнообразных мест. Некоторые работники принесли вулканический туф, добытый из места выхода породы на поверхность неподалеку. Другие сделали округлые адобы, используя в качестве форм отбитые днища больших горшков [24]. Земляное наполнение платформ было принесено в корзинах из областей с черной аллювиальной почвой, красной почвой предгорий, и серо-зеленой почвой с каменистых гребней. Наиболее существенно то, что известняк и известковый туф прибыли из известных карьеров на землях других общин. Таким образом, выясняется, что лидеры Сан-Хосе-Моготе теперь могли вызывать рабочую силу из других деревень для общественного строительства; автономия была потеряна.

То, что лидеры Сан-Хосе-Моготе на самом деле не нуждались в известняке и известковом туфе, поскольку сами сидели на источнике вулканического туфа, ничего не значит. Почти уверенно можно сказать, что они желали, главным образом, контролировать рабочую силу. Как недавно заметили Эдвард Шортман и Патрисия Урбан, «цель всех элит – контролировать труд и прибавочный продукт настолько большого числа подчиненных, насколько это возможно» [25].

Как доказать, что перед вами вождество

 

Еще одно, последнее положение заслуживает упоминания: в этой главе мы использовали более десяти линий доказательств, чтобы продемонстрировать, что в обществе фазы Сан-Хосе существовало наследственное неравенство. Мы использовали так много, поскольку ни одна отдельная линия доказательств не может считаться достаточной [26].

Некоторые археологи, кажется, верят, что находка двух захоронений, одно с жадеитовыми украшениями, а другое без, служит доказательством «вождества». Это не так; как не служит доказательством только присутствие общественных зданий. Автономные деревенские сообщества имеют это все и даже больше. Только продемонстрировав всестороннюю схему ассиметричных отношений во многих аспектах общества, включая неравенство, присутствующее с рождения, археологи могут сделать заключение о существовании наследственных рангов.