Вождеские войны и ранняя письменность

Джойс Маркус, Кент Фланнери ::: Сапотекская цивилизация. История развития урбанистического общества в мексиканской долине Оахака

Антропологи, как правило, придерживаются той точки зрения, что вождества возникали мирными средствами… Долина Каука, однако, ставит эту идею под сомнение… Она демонстрирует нам, что вождества рождались в войне, были в значительной мере сформированы войной и оставались глубоко втянутыми в войну в процессе своей эволюции. Роберт Карнейро [1].

В течение периода 700 – 500 г. до н. э., известного как фаза Росарио, организация долины Оахака начала напоминать то, что антропологи назвали максимальное вождество (maximal chiefdom) [2] или сложное вождество (complex chiefdom) [3]. Поселения в таком обществе распределены по трем уровням иерархии. На вершине иерархии мы видим деревню верховного вождя, обычно самое крупное и наиболее легко защищаемое поселение региона. На втором уровне иерархии мы видим несколько среднего размера деревень, каждой из которых руководит младший вождь – часто доверенный родственник, который выполняет приказы верховного вождя. На третьем и самом нижнем уровне мы видим маленькие деревушки, лидеры которых подчиняются младшему вождю более крупной деревни, находящейся поблизости.

В обществах данного типа, когда-то включавших индейцев натчез с Миссисипи и народы островов Таити и Гавайи, существуют большие различия в рангах. Часто эти различия отражаются в керамике, и сосуды фазы Росарио как раз служат примером такой ситуации. Для фазы характерны: (1) утилитарные сосуды, которые встречаются в домохозяйствах на всех уровнях иерархии; и (2) куда более элегантные сосуды, которые попадаются главным образом в высокостатусных жилых зонах и вокруг важных общественных зданий.

Даже в маленьких деревнях на двух нижних уровнях иерархии поселений, различия в ранге влияют на распределение керамики. В Фабрика-Сан-Хосе, деревне площадью 3 га в регионе Этла, Роберт Дреннан обнаружил, что домохозяйства высокого статуса имеют более высокий процент мисок и чаш, особенно декорированных чаш серого цвета с хорошей полировкой [4]. Домохозяйства с более низким статусом имели более высокий процент кувшинов и других заурядных сосудов для хранения, особенно грубо изготовленных коричневых и темно-желтых изделий. Эти отличия, как подозревает Дреннан, вытекали из того факта, что высокостатусные семьи были обязаны принимать большее количество посетителей. Такие гости, вероятно, ели из мисок, относящихся к набору, называемому Столовый Серый Сокорро.

Примеры высокостатусной керамики Росарио в больших количествах встречаются в Сан-Хосе-Моготе, крупнейшем вождеском центре долины. Одним из наиболее очевидных сосудов для элиты этого периода был высокий кубок из числа столовой серой посуды, украшенный негативной белой росписью. Негативный метод росписи состоит в том, что определенные части поверхности сосуда защищаются похожей на смолу субстанцией, так что они не становятся серыми в печи для обжига.

Захоронение 66 в Сан-Хосе-Моготе, содержащее останки двух юных представителей знати, содержит такой кубок. Подобно многим элегантным сосудам своего периода, он несет абстрактную версию «лапы крокодила», выполненную негативной белой росписью. Этот стенографический мотив символизирует Землю, которую многие древние мезоамериканцы изображали как спину гигантского крокодила [5]. Кубок, показанный на рис. 125, был характерным для фазы Росарио преемником кубков Делиа Вайт, обсуждавшихся в Главе 9.

125. Столовый серый кубок с мотивом «ноги крокодила» негативной белой росписью. Высота 17.4 см.

125. Столовый серый кубок с мотивом «ноги крокодила» негативной белой росписью. Высота 17.4 см.

126. «Сервиз» из миниатюрных столовых серых сосудов, некоторые с негативной белой росписью.

126. «Сервиз» из миниатюрных столовых серых сосудов, некоторые с негативной белой росписью.

127. Головы фигурок фазы Росарио часто имеют характерные сложные прически. Высота верхнего образца 6.7 см.

127. Головы фигурок фазы Росарио часто имеют характерные сложные прически. Высота верхнего образца 6.7 см.

В Захоронении 68 поблизости обнаружилась миниатюрная версия «сервиза», который могли использовать знатные хозяева фазы Росарио. Погребальное подношение состояло из семи крошечных сосудов из столового серого Сокорро, некоторые из которых были украшены негативной белой росписью. Набор включал две чаши на подставках, декорированный кувшин, и несколько типов глубоких тарелок. На одной из подставок были изображены два символа Земли – лапа крокодила и несколько «трещин в голове» из маски Земли – а находившийся рядом кувшин был украшен «трещинами в голове» и крестом, который символизирует деление мира на четыре квадранта.

Такая керамика снабжает нас информацией о ранговых различиях между семьями, но также она ставит определенные проблемы перед Settlement Pattern Project. Скажем так, большая часть хронологической информации в керамике Росарио связана с элитной серой керамикой. Заурядная коричневая и темно-желтая керамика, столь обычная в жилых районах низкого статуса, трудноотличима от коричневой и темно-желтой керамики последующего периода. Поскольку декорированная серая керамика наиболее обычна на поверхности земли возле высокостатусных жилищ и общественных зданий, любая поверхностная съемка будет неизбежно недооценивать население фазы Росарио более низкого статуса. Оценки, которые мы используем в этой книге, таким образом, несколько выше, чем те, что использовали наши друзья на Settlement Pattern Project.

Схема поселений фазы Росарио

 

В фазу Росарио население долины испытало существенный прирост, сопровождавшийся заселением земель, никогда прежде не возделывавшихся. Теперь в долине располагалось от 70 до 85 сообществ. Экспансия все еще шла в соответствии со старой стратегией расселения: быстрое увеличение количества мелких деревень, которые оставались в пределах короткого перехода от более крупных поселений, из которых вышли их основатели.

128. Деревни фазы Росарио, наложенные на карту классов с/х земель долины Оахака.

128. Деревни фазы Росарио, наложенные на карту классов с/х земель долины Оахака.

Больше половины всех сообществ фазы Росарио было расположено поблизости от земли Класса I. Вероятно, еще дюжина располагалась по соседству с землей Класса II, особенно в районе центральной Тлаколулы, где земля Класса I была в дефиците. Еще дюжины, однако (включая самое крупное сообщество фазы Росарио в Валье-Гранде), лежали на земле Класса III. Похоже на то, что именно ирригация сделала возможной эту экспансию, поскольку 80% всех поселений фазы Росарио располагались в пределах 500 м от орошаемых земель [6].

По нашим оценкам, эти 70-85 сообществ содержали минимум 3500 человек, и нас не удивило бы, если бы будущие раскопки показали численность населения фазы Росарио 4000 человек или больше. Даже те места, где на поверхности обильно встречаются осколки декорированной столовой серой керамики, имели численность населения около 1800 человек [7]. Мы полагаем, что последняя цифра дает представление о расселении элиты, поскольку большие площади низкостатусных жилых зон имеют меньшее число декорированных серых осколков на поверхности земли.

Влияние войн на распределение поселений

Война, в соответствии с цитатой в начале этой главы, может «в значительной мере формировать» вождества. Хотя выводы Карнейро базировались на данных по долине Каука в Колумбии, его слова точно так же верны и для долины Оахака. Война начала воздействовать на общество фазы Росарио, что можно показать с помощью нескольких линий доказательств.

129. Кусок обожженной глиняной обмазки дома, на котором видны следы вмятин от тростника в стене и от веревок, которые использовались для скрепления вязанок из этого тростинка. Размер 7.5 на 8.0 см.

129. Кусок обожженной глиняной обмазки дома, на котором видны следы вмятин от тростника в стене и от веревок, которые использовались для скрепления вязанок из этого тростинка. Размер 7.5 на 8.0 см.

Вождеские войны обычно становятся результатом соперничества между верховными вождями, или между верховным вождем и его амбициозными младшими вождями. Верховные вожди пытаются увеличить свою мощь и прославиться, уводя приверженцев своих соперников. Амбициозные младшие вожди пытаются сменить верховного вождя на вершине иерархии.

Вождества могут временами сталкиваться из-за ресурсов, таких, как хорошая земля. В отличие от государств, однако, большая часть вождеств не располагает человеческими ресурсами или политической структурой, чтобы завоевать и удержать чужие земли. Таким образом, они могут удовлетвориться сжиганием конкурирующей деревни, разрушением ее храма или Мужского дома, убийством ее вождя, а потом возвращением домой, чтобы там пытать или принести в жертву нескольких пленных.

Именно эту разновидность рейдов отражают свидетельства фазы Росарио. Куски обожженной глиняной обмазки обнаруживаются на поверхности в местах поселений фазы Росарио в семь раз чаще, чем в типичных поселениях долины Оахака [8]. Такие куски появляются тогда, когда жилища-мазанки или храмы сжигаются, например, во время рейдов [9]. Дальше в этой главе мы увидим пример целенаправленно сожженного храма, а также резное изображение принесенного в жертву пленника.

В вождествах с высоким уровнем рейдов деревни иногда защищают палисадами из деревянных столбов. В более поздние периоды в Оахаке, некоторые деревни переместились на вершины холмов и укрепили их каменными стенами. На самом деле, одна деревня фазы Росарио могла уже обзавестись защитной стеной в этот период времени [10]. Эта деревня в предгорьях к западу от Сан-Хосе-Моготе была расположена так, что могла отслеживать движение в долину или из долины вдоль старой дороги между регионом Этла и долиной Ночиштлан.

130. Вид с воздуха на маунды Йегуиха (Поселение 4-4-14), на земле Класса II в субдолине Тлаколула. В нижнем левом углу фотографии можно видеть следы старого сельскохозяйственного канала для паводковой воды.

130. Вид с воздуха на маунды Йегуиха (Поселение 4-4-14), на земле Класса II в субдолине Тлаколула. В нижнем левом углу фотографии можно видеть следы старого сельскохозяйственного канала для паводковой воды.

Рейды влияют на размещение поселений, в том числе, и тем, что вынуждают людей покидать регионы, которые нельзя защитить. Часто между враждующими вождествами развивается буферная зона, или «ничья земля». Такая зона, кажется, возникла в месте соединения субдолин Валье-Гранде, Этла и Тлаколула в фазу Росарио [11].

Между самой южной деревушкой субдолины Этла и ее ближайшими соседями в Валье-Гранде образовался зазор шириной 9.2 км. Даже еще более крупный зазор отделил самую западную деревушку субдолины Тлаколула от ее ближайших соседей в регионе Этла или Валье-Гранде. На более чем 80 км2 этой ничейной земли не было обнаружено ни одного поселения фазы Росарио. Несмотря на то, что здесь в изобилии имелась хорошая для возделывания земля, эта область, похоже, была оставлена в качестве буфера между тремя соперничающими вождескими обществами.

Зная дальнейший ход истории, мы находим значимым тот факт, что эта незанятая земля включала священную гору, которую мы сегодня знаем как Монте-Альбан.

Оценка населения фазы Росарио

Если сравнивать три рукава долины, то именно в Этле население было наиболее многочисленным, сплоченным и экономически благополучным. В этом регионе жили, вероятно, 2000 человек, а верховным центром являлся Сан-Хосе-Моготе. Это крупное сообщество находилось на вершине иерархии из 18 – 23 деревень. На севере, в самом конце субдолины Этла располагался Уицо, деревня площадью 3 га со своими собственными впечатляющими общественными зданиями. Уицо мог быть полностью или частично самостоятельным, с несколькими собственными деревушками-сателлитами.

Сан-Хосе-Моготе раскинулся на 60-65 га и имел население, как мы полагаем, около 1000 человек. В пределах его растянувшейся территории было семь областей с жилищами знати, что определяется по декорированной столовой серой керамике. Эти семь областей занимали 33.7 га, а проживало в них, по нашим оценкам, 564 человека. Область «делового центра», где располагались общественные здания и жилища знати, сама по себе занимала, по крайней мере, 42 га. Области концентрации столовой серой керамики были окружены областями, заселенными людьми с более низким статусом.

В число деревень, стоявших в иерархии ниже Сан-Хосе-Моготе, входили Фабрика Сан-Хосе, где 50-80 человек проживали в 10-16 домохозяйствах, и Тьеррас-Ларгас, где 50 человек проживали в 9-10 домохозяйствах. Фабрика Сан-Хосе, которая снабжала Сан-Хосе-Моготе солью, а также блоками известкового туфа для строительства, кажется, все еще была привязана к данному сообществу гипогамными браками (см. ниже).

Субдолина Тлаколула

Мы полагаем, что население субдолины Тлаколула составляло 700 – 1000 человек. Главным вождеским центром этого региона был Йегуих (Yegüih), чье полное население мы оцениваем в 200-500 человек. В Йегуихе обнаружено достаточно декорированной столовой серой керамики, чтобы предположить проживание здесь знати численностью примерно 132 человека. В течение рассматриваемого периода здесь могло быть построено несколько искусственных маундов. В иерархии ниже Йегуиха находились такие деревни, как Томальтепек (50-80 человек в 10-15 домохозяйствах), Абасоло (25-50 человек в 5-10 домохозяйствах) и Шаага возле Митлы.

Валье-Гранде

Мы оцениваем численность населения Валье-Гранде в 700-1000 человек. В этом регионе крупные деревни фазы Росарио располагались в нескольких различных по природным условиям местах. Мы верим, что Сан-Мартин-Тилькахете, занимавший низкий гребень между двумя пригодными для орошения потоками, был верховным центром для этой субдолины. На более низких уровнях иерархии находились такие деревни, как Сан-Бартоло-Койотепек (на земле Класса I в широком центре Валье-Гранде) и Санта-Анна-Тлапакойян (далеко к югу, в “Y” между реками Атойяк и Миштепек).

Группирование, границы и буферные зоны в фазу Росарио

Несмотря на разницу в численности населения, три рукава долины имеют определенное сходство. В каждом рукаве, очевидно, имелась одна главная группировка поселений, сконцентрированных вокруг большой деревни. В каждом рукаве на окраине также имелась деревня площадью 3 га, расположенная так, чтобы контролировать границу.

В рукаве Этла 18-23 деревни были сосредоточены вокруг Сан-Хосе-Моготе, в то время как Уицо охранял северную границу. В субдолине Тлаколула, 10-12 деревень группировались вокруг поселения Йегуих, а Митла-Шаага охраняла восточную границу. В Валье-Гранде, 10-12 деревень группировалось вокруг Тилькахете, а поселение Тлапакойян охраняло южную границу. Наконец, в центре долины мы находим вышеупомянутую буферную зону, селиться в которой было, очевидно, слишком рискованно.

Общественные здания фазы Росарио

 

Общественные здания фазы Росарио укрепляют наше подозрение о вождеском соперничестве: (1) они включают некоторые из наиболее крупных и наиболее помпезных построек, виденных до настоящего времени в долине; и (2) по крайней мере, некоторые из них были, очевидно, сожжены представителями враждебных деревень.

Общественные здания в Сан-Хосе-Моготе

Наиболее заметная достопримечательность в Сан-Хосе-Моготе – это Маунд 1, видоизмененный естественный холм, который возвышался над остальной частью деревни. На протяжении фазы Росарио наиболее важные общественные здания размещались на этом холме, что делало их заметными с большего расстояния, но также, возможно, это ограничивало доступ к этим зданиям для жителей деревни с более низким статусом.

131. План Структур 28, 19В, 19А и 19 в Сан-Хосе-Моготе, общественных сооружений фазы Росарио. Цифры в кружках обозначают места, где под полом сожженного храма на Структуре 28 были зарыты четыре сосуда с подношениями. Также показаны Структура 14 и Монумент 3.

131. План Структур 28, 19В, 19А и 19 в Сан-Хосе-Моготе, общественных сооружений фазы Росарио. Цифры в кружках обозначают места, где под полом сожженного храма на Структуре 28 были зарыты четыре сосуда с подношениями. Также показаны Структура 14 и Монумент 3.

132. Эта имитация шипа ската с наконечником, отбитым еще в древности, отщепленная от обсидианового лезвия, была обнаружена на полу храма Структуры 28. Длина 12 см.

132. Эта имитация шипа ската с наконечником, отбитым еще в древности, отщепленная от обсидианового лезвия, была обнаружена на полу храма Структуры 28. Длина 12 см.

133. Структура 28 (над Структурой 19), вид с северо-запада. Показаны четыре сосуда с приношениями, найденные под углами храма.

133. Структура 28 (над Структурой 19), вид с северо-запада. Показаны четыре сосуда с приношениями, найденные под углами храма.

134. Остатки каменной лестницы на западной стороне Структуры 19.

134. Остатки каменной лестницы на западной стороне Структуры 19.

135. Образцы остекловавшегося шлака от пола сожженного храма на Структуре 28.

135. Образцы остекловавшегося шлака от пола сожженного храма на Структуре 28.

Структура 19

Структура 19, построенная в три этапа, располагалась ближе всего к центру Маунда 1 из всех построек фазы Росарио. На первом этапе, который назвали 19В, была построена прямоугольная каменная платформа длиной 17 м, ориентированная на 8 градусов к северу от востока. Поверх этого строения располагалась Структура 28 – покрытая побелкой платформа из прямоугольных адобов и земляного наполнения.

Структура 28, очевидно, поддерживала массивный храм-мазанку, пол которого был утоплен в платформу из адобов. Под каждым углом этого пола был закопан большой сосуд для подачи еды – полированные коричневые сосуды под северо-восточным и юго-западным углом, полированные серые сосуды под северо-западным и юго-восточным углом. Эти большие сосуды, которые могли вмещать еду для многих участников обряда во время торжественного открытия здания, очевидно, были закопаны как посвятительные приношения. На полу храма лежала сломанная обсидиановая имитация шипа ската для ритуального кровопускания, отщепленная от большой пластины импортированного обсидиана.

Позднее в фазу Росарио, лидеры деревни дважды укрупняли Структуру 19. На втором этапе, названном 19А, была надстроена платформа величиной 25.5 на 20 м, ориентированная с востока на запад, с новой каменной лестницей. На третьем и последнем этапе платформа достигла размеров 21.7 на 28.5 метров. Увеличение было достигнуто с помощью известняковых блоков, некоторые из которых весили полтонны. Блоки притащили из карьера на противоположной стороне реки Атойяк. Эти известняковые блоки понадобилось тащить 5 км по долине, переправлять через реку, и затаскивать на вершину холма высотой 13 м.

Свидетельства набегов: Часть 1

Давайте теперь обратимся к храму-мазанке на Структуре 28. На позднем этапе своей истории этот храм подвергся воздействию интенсивного огня, который уничтожил здание и оставил после себя тысячи фрагментов обожженной обмазки. Пожар был настолько сильным, что глиняная обмазка храма остекловалась, превратившись в груды сероватого стекловидного шлака.

Недавние экспериментальные поджоги домов-мазанок показывают, что версия случайного возникновения столь разрушительного огня маловероятна. Гари Шеффер (Gary Shaffer), археолог, который провел эксперименты, обнаружил, что для того, чтобы такое большое количество обмазки остекловалось, был необходим намеренный поджог [12].

136. Многие мезоамериканские народы изображали набег и завоевание, рисуя горящий храм. Это горящий храм и непогребенное тело из Кодекса Мендоса, ацтекского документа.

136. Многие мезоамериканские народы изображали набег и завоевание, рисуя горящий храм. Это горящий храм и непогребенное тело из Кодекса Мендоса, ацтекского документа.

Документы 16-го века говорят нам, что, когда более поздние мезоамериканские общества нападали друг на друга, главной целью было сожжение вражеского храма. Эта практика была настолько распространена, что изображение горящего храма стало иконографическим соглашением, используемым для обозначения нападения среди ацтеков [13]. Мы подозреваем, что беспощадное сожжение храма на Структуре 28 является свидетельством такого нападения. Оно наглядно показывает, до какой степени война вошла в число тактик соперничающих вождей фазы Росарио.

Структура 14

На позднем этапе фазы Росарио, точно к северу от Структуры 19 было построено второе здание с ориентацией с востока на запад. Мы знаем гораздо меньше об этом здании, названном Структура 14, поскольку оно было сильно изменено в последующие периоды. В фазу Росарио была построена низкая платформа с монументальной лестницей на востоке, ведущей вниз по гребню Маунда 1. Лестница была выстроена из блоков известняка, весящих до полутонны; к несчастью, очень многие из этих блоков были «позаимствованы» в более поздние периоды, так что изначальный план Структуры 14 навсегда останется неизвестным. Мы подозреваем, что она в чем-то напоминала Храм X и Храм T-юг в Монте-Негро, поселении, обсуждаемом в Главе 12.

Свидетельства набегов: Часть 2

Структуры 14 и 19 в Сан-Хосе-Моготе разделял узкий коридор. У его восточного входа лежала горизонтальная каменная плита, названная Монумент 3, и служившая в качестве порога. Любой входивший в коридор неизбежно ступал на фигуру, вырезанную на верхней поверхности этой плиты. Резьба изображала обнаженного мужчину, неуклюже распростертого на спине, с открытым ртом и закрытыми глазами. Сложный мотив из завитков показывает нам, в каком месте его грудь была вскрыта, чтобы извлечь сердце в процессе жертвоприношения. Похожий на ленту поток крови тянется от этих завитков к краю монумента, заканчиваясь двумя мотивами, которые заворачиваются вокруг края плиты. Эти два мотива, каждый из которых состоит из круга и треугольника, представляют стилизованные капли крови. В позднейшие периоды, этот же мотив будет вырезаться на ступенях храмов, где выполнялись жертвоприношения.

137. Вид сбоку и сверху на Монумент 3 из Сан-Хосе-Моготе, раннее изображение принесенного в жертву пленника с иероглифическим календарным именем. Длина 1.45 м.

137. Вид сбоку и сверху на Монумент 3 из Сан-Хосе-Моготе, раннее изображение принесенного в жертву пленника с иероглифическим календарным именем. Длина 1.45 м.

Между ступнями этой злополучной жертвы расположены два иероглифа – точка, которая означает цифру «1», и глиф, означающий слово Шоо, или «Землетрясение», название 17-го дня в сапотекском ритуальном календаре. Опираясь на наши знания об исторических сапотеках (Глава 1), мы можем предположить, что это было личное календарное имя жертвы – «1 Землетрясение» – взятое по 260-дневному календарю.

Монумент 3 позволяет сделать следующие заключения по фазе Росарио. (1) 260-дневный календарь, несомненно, к этому периоду уже существовал. (2) Использование Шоо, известного сапотекского календарного имени, связывает иероглифы с архаичной формой сапотекского языка. (3) Изображение проясняет тот факт, что жертвоприношения в фазу Росарио не ограничивались пусканием собственной крови с помощью шипов ската; теперь они включали человеческие жертвоприношения путем вырезания сердца. (4) Поскольку 1 Землетрясение изображен обнаженным и даже лишенным любых украшений, которые он мог носить, он соответствует нашим описаниям военнопленных, относящимся к шестнадцатому веку. Это резное изображение пленника, вместе с сожжением храма на Структуре 28, дает основание предполагать, что к 600 г. до н. э. уже появилась хорошо известная для сапотеков схема набегов, сожжения храмов и взятия в плен врагов для последующего жертвоприношения. (5) Многие позднейшие мезоамериканские народы, включая майя, устанавливали резные изображения побежденных врагов там, где их можно было буквально и метафорически попирать ногами. Горизонтальное размещение Монумента 3 наводит на мысль, что он также создавался для этой визуальной метафоры.

Возникновение письменности

В конце мы отметим, что верховному вождю Сан-Хосе-Моготе было недостаточно художественно изобразить своего побежденного и принесенного в жертву соперника: он должен был добавить календарное имя жертвы. Как и многие другие образчики фазы Росарио, этот первый пример сапотекского письма появляется в контексте вождеского соперничества. Выясняется, что сапотекская письменность родилась из этого соперничества, и в позднейшие времена продолжала развиваться как орудие в борьбе правителей за власть [14].

Круглые общественные сооружения 

 

Во время фазы Росарио, впервые для Оахаки, мы видим общественные сооружения круглой формы. Лучше всего известна Структура 31 на Маунде 1 в Сан-Хосе-Моготе. Очевидно, это была круглая платформа диаметром 6 метров, с наружными стенами из адобов. Стены могли некогда достигать высоты 50-60 см. Внутри структуры было земляное наполнение, укрепленное подпорными стенами, похожими на спицы колеса. Подпорные стены были изготовлены из кирпичей, вылепленных из болотной грязи.

У нас нет предположений, как именно использовались такие круглые платформы. Круглые сооружения редки в Оахаке, где даже низкие алтари обычно имеют прямоугольную форму. Однако мы знаем, что в мезоамериканских культурах круглые платформы использовались для действий, связанных с быстрым движением. Танцоры, например, имели меньше шансов упасть с круглой платформы, поскольку расстояние от центра до края было одинаковым. Некоторые мезоамериканские группы более позднего времени также использовали круглые платформы для гладиаторского сражения между опытным воином и пленником, взятым для жертвоприношения.

138. Основание круглой платформы из адобов в Сан-Хосе-Моготе. Рабочий сидит на подпорной стене, идущей от центра как спица колеса, и удаляет земляное наполнение.

138. Основание круглой платформы из адобов в Сан-Хосе-Моготе. Рабочий сидит на подпорной стене, идущей от центра как спица колеса, и удаляет земляное наполнение.

Общественные здания в деревнях второго порядка

 

Известно, что даже деревни, относящиеся ко второму уровню иерархии поселений, имели впечатляющие общественные здания. Таким местом был Томальтепек, находящийся в области предгорий в субдолине Тлаколула. Хотя в нем, вероятно, проживало только 50-75 человек, ритуальная жизнь Томальтепека была сосредоточена вокруг сооружения из адобов высотой более 3 м [15]. Эта платформа, которая, вероятно, поддерживала скромный храм-мазанку, содержала четыре посвятительных захоронения в своем земляном наполнении.

Уицо, деревня площадью 3 га, которая могла оставаться за пределами контроля Сан-Хосе-Моготе, обладала особенно впечатляющей общественной архитектурой. Структура 2 в Уицо – это большая храмовая платформа с подпорными стенами из камня и адобов, возможно, с лестницей на западе; она была длиной более 20 м и ориентирована на 8 градусов к северу от востока. Под одной из подпорных стен лежал скелет мужчины 35-40 лет, раздавленный весом адобов. Этот индивид мог быть принесен в жертву, и его тело было включено в платформу.

Жилища знати из Сан-Хосе-Моготе

 

Мы не знаем, сколько степеней различия в рангах существовало в обществе фазы Росарио. Несомненно, известные жилища подразумевают более широкий диапазон статусов, чем мы видели в фазу Сан-Хосе или в фазу Гвадалупе.

Самые большие из найденных до сих пор домов фазы Росарио находились на Маунде 1 в Сан-Хосе-Моготе. Самое известное жилище, состоящее из Структур 25, 26 и 30, было построено над руинами сгоревшего храма, который уже описывался; оно смотрит на остальную деревню с высоты 15 метров. Жилище сильно повреждено более поздним строительством, но можно сказать, что оно состояло из патио (внутреннего дворика), покрытого утрамбованной глиной и окруженного жилыми комплексами из адобов. Под полом патио находилась двухкамерная гробница.

Жилой комплекс на западе, названный Структура 26, был наиболее завершенным; его стены состояли из прямоугольных адобов над каменным фундаментом. В Комнате 1, в юго-восточном углу, находилось хранилище площадью 1.7 м2, углублявшееся больше чем на метр ниже уровня патио. В этой комнате было оставлено пять сосудов, которые могли использоваться для приема гостей или исполнения ритуалов: несколько больших чаш для подачи еды, горшок для готовки, и антропоморфная курильница для благовоний. Курильница особенно интересна, поскольку она представляет первую стадию в долгой сапотекской традиции – портретная курильница благовоний использовалась для установления связи с усопшими знатными предками путем посылания столба дыма к небу в направлении облаков, где они обитали. В более поздние периоды мы увидим более искусные и детальные версии таких курильниц.

Комната 2 в Структуре 26 была шириной всего 1 м. Под одной из стен этой комнаты лежал сплющенный скелет взрослого человека – Погребение 55, очевидно, включенное в постройку во время ее сооружения. Дальше к северу лежит Комната 3, под полом которой была погребена женщина с высоким рангом – Погребение 60. Она лежит полностью вытянувшись лицом вверх, с руками по бокам. С ней лежат три украшения из жадеита; череп демонстрирует табулярную деформацию, которая встречается в нескольких знатных погребениях фазы Росарио.

Гробница 10, найденная под полом патио этого жилища, была самой большой и наиболее сложной для своего времени. Длиной в 3 метра и шириной почти в 2 метра, она была разделена короткими стенами на главную камеру и переднее отделение – наш первый пример другой сапотекской традиции, которая будет развиваться в более поздние периоды. Гробница построена с использованием каменной кладки, ее пол сделан из плитнякового камня, а внутренность покрыта штукатуркой из болотной грязи. Она была опустошена на позднем этапе фазы Росарио, возможно, когда дом был покинут. Очевидно, человеческие останки из Гробницы 10, вместе с большей частью погребальных даров, забрали с собой уходящие обитатели. Они пропустили только одну коленную чашечку и несколько ребер.

Также в Гробнице 10 осталось приношение из 11 маленьких метательных наконечников, вероятно, пропущенных потому, что они были зарыты в большой куче красной охры. Исследование Вильяма Перри (William Parry) показало, что все одиннадцать наконечников были изготовлены из трех больших пластин импортированного зеленовато-черного обсидиана [16]. Эти наконечники могли крепиться к дротикам для копьеметалки, и их включение в могилу наводит на мысль, что от погребенного здесь индивида ожидалась какая-то связанная с войной деятельность – возможно, нападение или защита от нападения.

139. Остатки жилища знати фазы Росарио из Сан-Хосе-Моготе, с внутренним двориком и гробницей.

139. Остатки жилища знати фазы Росарио из Сан-Хосе-Моготе, с внутренним двориком и гробницей.

140. Комната 1 Структуры 26 в Сан-Хосе-Моготе, очевидно, хранилище.

140. Комната 1 Структуры 26 в Сан-Хосе-Моготе, очевидно, хранилище.

141. Антропоморфная курильница благовоний из Комнаты 1 Структуры 26. Высота примерно 30 см.

141. Антропоморфная курильница благовоний из Комнаты 1 Структуры 26. Высота примерно 30 см.

142. Погребение 60 из Сан-Хосе-Моготе, женщина фазы Росарио с жадеитовыми украшениями и прямой табулярной деформацией черепа.

142. Погребение 60 из Сан-Хосе-Моготе, женщина фазы Росарио с жадеитовыми украшениями и прямой табулярной деформацией черепа.

143. Жадеитовые украшения, найденные с Погребением 60 в Сан-Хосе-Моготе. Длина самого большого образца 5.3 см.

143. Жадеитовые украшения, найденные с Погребением 60 в Сан-Хосе-Моготе. Длина самого большого образца 5.3 см.

144. Гробница 10 из Сан-Хосе-Моготе.

144. Гробница 10 из Сан-Хосе-Моготе.

145. (Слева) Одиннадцать обсидиановых метательных наконечников (и один оставшийся кусок необработанного материала) из Гробницы 10, Сан-Хосе-Моготе.  146. (Справа) Сломанный конец обсидианового инструмента для кровопусканий, найденный возле Структур 25, 26 и 30, Сан-Хосе-Моготе. Длина 5.5 см.

145. (Слева) Одиннадцать обсидиановых метательных наконечников (и один оставшийся кусок необработанного материала) из Гробницы 10, Сан-Хосе-Моготе.

146. (Справа) Сломанный конец обсидианового инструмента для кровопусканий, найденный возле Структур 25, 26 и 30, Сан-Хосе-Моготе. Длина 5.5 см.

 

Вождеские семьи обычно были сильнее вовлечены в деревенские ритуалы, чем семьи с более низким рангом, и предметы, найденные возле Структур 25, 26 и 30 подтверждают это. Сюда входит сломанный наконечник инструмента для ритуального кровопускания, превосходно изготовленного из импортированного обсидиана путем откалывания. Это может быть наконечник обсидианового «шипа ската», похожий на тот, что был найден в сожженном храме на Структуре 28.

Также сюда входит керамический свисток из столовой серой керамики в форме задней ноги ягуара или пумы. Этот инструмент, издающий высокий звук, похожий на звук спортивного свистка, имел отверстие для ношения на шее. Его присутствие в этом высокостатусном доме не является беспрецедентным; второй свисток из столовой серой глины был найден в Структуре 27, еще одном знатном доме фазы Росарио, найденном на Маунде 1. Второй свисток, в форме птицы, также имел отверстие для подвешивания.

Находка таких предметов в контексте, связанном с элитой, не является удивительной. В Мезоамерике ритуальные кровопускания, выполняемые аристократией, приносили благосклонность сверхъестественных сил целой общине, рев труб из раковин использовался для созыва людей в храмы, а свистки, которые носили на шее немногие привилегированные индивиды, служили для того, чтобы направлять воинов.

147, 148. Глиняные свистки. (Вверху) в форме ноги ягуара или пумы, длина 6.5 см. (Внизу) в форме птицы, длина 2 см. Фаза Росарио.

147, 148. Глиняные свистки. (Вверху) в форме ноги ягуара или пумы, длина 6.5 см. (Внизу) в форме птицы, длина 2 см. Фаза Росарио.

Жилища из поселения Томальтепек, сообщества второго порядка

 

Как мы видели, у Томальтепека были собственные общественные здания во время фазы Росарио. Здесь также проживали семьи, достаточно важные для того, чтобы селиться в домах из адобов, в то время как их соседи жили в мазанках.

Дома 5 и 7 в Томальтепеке образовывали L-образное соединение вокруг патио или рабочей зоны. Площадь пола каждого из этих зданий приблизительна равнялась 10.5 м2. Эти два здания, построенные из адобов на каменном фундаменте, могут представлять жилище разросшейся семьи. С этой двойной постройкой ассоциируется очаг, земляная печь или яма для обжига, два ребенка, похороненные под патио, и фрагмент барабана из панциря черепахи.

Жилища из поселения Фабрика-Сан-Хосе, сообщества третьего порядка

 

Фабрика-Сан-Хосе, деревня, большую часть своей истории привязанная к Сан-Хосе-Моготе, состояла, по мнению Роберта Дреннана, из 10 – 16 домохозяйств на протяжении фазы Росарио [17]. Хотя в этом поселении нет свидетельств существования высокостатусных жилищ, как в Сан-Хосе-Моготе, здесь были семьи, которые обитали в относительно больших домах, использовали предметы престижа и имели деформацию черепа.

Домохозяйство Росарио-1 из Фабрика-Сан-Хосе служит примером такого жилища: у дома был очаг, несколько мусорных куч, и, несомненно, земляная печь. Одно из захоронений, показанное на рис. 149, включало молодую женщину в возрасте примерно 15 лет, с искусственно деформированным черепом. Ее погребальные дары включали большую полую человеческую фигурку из столовой серой керамики (которая, возможно, представляла важного предка); еще шесть сосудов из столовой серой керамики; и морские раковины [18]. Эта молодая женщина продолжает традицию богатых женских захоронений, уже наблюдавшихся для фазы Гвадалупе, что наводит на мысль о продолжавшейся традиции браков между знатными женщинами из Сан-Хосе-Моготе и лидерами мужского пола из его сообществ-сателлитов.

Обычные семьи в Фабрика-Сан-Хосе все еще жили в мазанках, некоторые из которых были довольно большими. Домохозяйство Росарио-2, частичный план которого нам доступен, тянулось более чем на 11 м с севера на юг; вероятно, оно было поделено на комнаты меньшего размера с помощью плетеных стен. Построенное на каменном фундаменте, Росарио-2 явно было сожжено, оставив 279 фрагментов спекшейся штукатурки. С этим домом ассоциировалось шесть очагов, протяженные мусорные отложения, и два круга из золы, которые могут отражать использование угольных жаровен.

Артефакты, найденные с Росарио-2, говорят нам о деятельности крупного домохозяйства, по статусу переходного между низким и средним рангом. В дополнение к земледелию для поддержания своего существования, семья занималась производством соли, выпаривая воду из соседнего соленого источника. Они также пряли грубое волокно, используя диски из черепков в качестве блоков веретена. Два костяных шила, полукруглое долото, и костяная игла подразумевают шитье и обработку кожи. Их серая керамика также демонстрирует «более низкую частоту резного декора, чем ожидалось». Именно из-за подобной ограниченности декора низкостатусные домохозяйства фазы Росарио столь трудно идентифицировать по останкам на поверхности земли [19].

149. Погребение 54 в Фабрика-Сан-Хосе, молодая высокостатусная женщина фазы Росарио.

149. Погребение 54 в Фабрика-Сан-Хосе, молодая высокостатусная женщина фазы Росарио.

150. Частичный план Домохозяйства Росарио-2 в Фабрика-Сан-Хосе, домовладения со статусом, промежуточным между низким и средним, в фазу Росарио.

150. Частичный план Домохозяйства Росарио-2 в Фабрика-Сан-Хосе, домовладения со статусом, промежуточным между низким и средним, в фазу Росарио.

Развитие в других частях Мексики

 

Какую же картину общества фазы Росарио рисуют нам все эти данные? Эта картина не расходится с той, которую обрисовал Роберт Карнейро для колумбийского региона Каука. В пределах долины, населенной тысячами индейцев, верховные вожди соперничали со своими младшими вождями, борясь за контроль над рабочей силой, необходимой для выращивания с/х культур, ремесленного производства и строительства храмов. Устраивались набеги, во время которых сжигались храмы и захватывались пленные для дальнейшего жертвоприношения. Области хорошо подходящей для земледелия земли оставались нетронутыми, чтобы служить буферными зонами между последователями одного вождя и последователями другого. Долина Оахака, в целом, не была плотно населена, но определенные области имели непропорционально высокое количество населения, обусловленное попытками различных лидеров сгруппировать своих сторонников.

151. Области к западу и востоку от долины Оахака, которые развивались аналогичным образом в период между 700 и 500 г. до н. э.

151. Области к западу и востоку от долины Оахака, которые развивались аналогичным образом в период между 700 и 500 г. до н. э.

Как и в Главе 9, мы теперь должны подчеркнуть, что эти события не происходили в вакууме. На них влияли, и сами они, в свою очередь, оказывали влияние на события в других областях Мексики.

Долина Теуакан

Одной из областей, где происходили сходные события, была долина Теуакан, которую отделяли от региона Этла 100 км каньонов и горных перевалов. Южная долина Теуакан – это жаркая, сухая область, где вероятность того, что осадки будут недостаточными для большинства видов земледелия, составляет 80% [20]. Однако, она имеет потенциал для ирригации. Лучше всего, пожалуй, этот потенциал иллюстрирует Арройо-Ленчо-Диего, каньон с крутыми склонами, который обследовали Ричард МакНейш, Ричард Вудбери (Richard Woodbury), Джеймс А. Нили (James A. Neely), и Чарльз Спенсер [21-23]. Недавно Спенсер описал появление вождеского общества в этом регионе [24].

В период, эквивалентный поздней фазе Гвадалупе или ранней фазе Росарио в регионе Этла, в Арройо-Ленчо-Диего возникла одна деревня из 9-12 домохозяйств. Спенсер полагает, что различия в уровне престижа в этой деревне были «скромными» и основывались на достижениях. Одним из наиболее впечатляющих достижений этого сообщества было сооружение дамбы на реке, что создало резервуар, емкость которого, согласно оценке, составляла 37 000 м3 [25]. Эта ранняя дамба имела ширину 6 м, высоту 2.8 м и длину 175 м. Спенсер подсчитал, что ее могли соорудить за один сухой сезон, для чего потребовались усилия не более восьми трудоспособных людей.

Эта дамба чрезвычайно повысила с/х потенциал Арройо-Ленчо-Диего. К 600-450 гг. до н. э. численность населения каньона выросла до 30-34 домохозяйств, распределенных на две деревни, в одной из которых имелось общественное здание. Примерно в то же время, когда жители Сан-Хосе-Моготе завершили Структуры 14 и 19, жители Арройо-Ленчо-Диего значительно укрупнили свою дамбу. Во время этого второго этапа дамба получила ширину 100 м, высоту 8 м, и длину 400 м, создав резервуар емкостью 1 430 000 м3. Спенсер подсчитал, что работа 41-106 человек была необходима: (1) чтобы построить кофердам (перемычку) и водослив в течение одного сухого сезона; (2) чтобы затем построить саму дамбу на протяжении трех сухих сезонов. К этому времени автономия деревень в Арройо-Ленчо-Диего была преодолена, и трудовые ресурсы нескольких деревень перешли под контроль знатных семей, живших вверх по течению от дамбы [26].

152. Поперечный разрез доиспанской дамбы в Арройо-Ленчо-Диего. Показаны глубоко погребенные первый и второй периоды конструкции. (Укрупнение продолжалось в более поздние периоды).

152. Поперечный разрез доиспанской дамбы в Арройо-Ленчо-Диего. Показаны глубоко погребенные первый и второй периоды конструкции. (Укрупнение продолжалось в более поздние периоды).

153. Доиспанская дамба в Арройо-Ленчо-Диего, как она выглядит сегодня, после того, как через нее проложила дорогу речка.

153. Доиспанская дамба в Арройо-Ленчо-Диего, как она выглядит сегодня, после того, как через нее проложила дорогу речка.

Реконструкция событий, предпринятая Спенсером, как и наша, фокусируется на способности возникающей элиты собирать рабочую силу из нескольких сообществ в ходе крупного общественного строительства. И в Теуакане, и в Оахаке, знатные семьи жили в домах, которые были крупнее и лучше построены, чем дома других жителей деревни; имели большее количество товаров, импортированных из-за пределов их региона; и использовали большее число чаш из столовой серой керамики, вероятно, для приема гостей.

Стили керамики Теуакана и Оахаки в этот период были достаточно схожими, чтобы не оставить сомнений, что эти две области контактировали, вероятно, в результате обмена обсидиана, который проходил через промежуточную Куикатлан-Каньяда. Знатные семьи этих двух регионов, таким образом, знали друг друга, несомненно, заимствовали друг у друга идеи и даже могли искать способы превзойти друг друга в престиже и общественных работах. Их специфические исторические траектории и экологические условия были разными, но теперь они образовали часть более крупной «системы», в которой многие символы престижа являлись общими для всех.

Побережье Мексиканского залива

Еще дальше от долины Оахака, в Ольмекском регионе в южной части Мексиканского залива, своей высшей точки достигло другое максимальное вождество. Его верховным центром была Ла-Вента в штате Табаско, и считается, что своего наивысшего развития она достигла между 800 и 400 гг. до н. э. На своих поздних этапах, таким образом, она пересекается с фазой Росарио и последующей фазой Ранний Монте-Альбан I в долине Оахака.

Основу Ла Венты составлял комплекс искусственных маундов и площадей, тянувшихся на 750 м вдоль оси, отклоняющейся на 8 градусов к западу от севера [27]. Подобно зодчим фазы Росарио из Оахаки, архитекторы Ла Венты использовали прямоугольные адобы и глиняное заполнение; однако, они не использовали тесаный камень или известковую штукатурку. Вместо этого, строители Ла Венты штукатурили свои платформы красной, желтой или пурпурной глиной, и строили ограды и бортики из естественных «колонн» столбчатого базальта. Способ использования этих колонн наводит на мысль, что предыдущая архитектурная традиция базировалась на использовании бревен.

154. План и поперечное сечение гробницы из базальтовых колонн в Ла-Венте, которая, в широком смысле, является современной фазе Росарио в Оахаке.

154. План и поперечное сечение гробницы из базальтовых колонн в Ла-Венте, которая, в широком смысле, является современной фазе Росарио в Оахаке.

До сих пор в Ла-Венте не было обнаружено жилищ знати, однако, одна элегантная гробница является, по крайней мере, приблизительно современной Погребению 10 в Сан-Хосе-Моготе; ее стены и крыша сделаны из базальтовых колонн, а пол из плит известняка [28]. В то время, как южный конец гробницы остался нетронутым, северный конец, очевидно, вскрывался и спешно перестраивался. Ближе к югу лежит группа незакрепленных колонн и саркофаг из песчаника, в котором нет скелета. Как и в случае с Погребением 10 в Сан-Хосе-Моготе, кажется, что гробница в Ла-Венте была повторно вскрыта, и из нее забрали останки особо важного индивида, оставив пустой саркофаг.

Довольно интересно оставшееся содержимое гробницы. Два захоронения детей или подростков, тела которых были согнуты и плотно во что-то обернуты перед погребением, были покрыты красным пигментом. С ними лежали жадеитовые предметы престижа: фигурки, бусины, подвеска в форме раковины, даже жадеитовый шип ската. Таким образом, если знатные семьи Росарио выполняли ритуальное кровопускание с помощью импортированных обсидиановых шипов, верховный вождь Ла Венты мог использовать шип, сделанный из жадеита.

Великолепие каменных монументов и погребальных даров Ла-Венты трудно преувеличить: мощеное покрытие из серпентиновых блоков, массивные приношения из жадеитовых кельтов (фигурных топоров), большие зеркала из железняка, резные базальтовые скульптуры весом 25 тонн. Что действительно было преувеличено энтузиастами ольмеков, так это степень, в которой это яркое вождество повлияло на развитие в более отдаленных горных районах Мексики. Мы теперь знаем, что долина Мехико, долина Морелос, долина Оахака и южная часть долины Теуакан имели собственные вождества и впечатляющие трудовые ресурсы. Они также имели собственный план мероприятий. Их вкусы тяготели не к колоссальным головам, а к многотонным каменным платформам, вырезанным в стенах утесов барельефам, монументам, посвященным вождям и их принесенным в жертву пленникам, и большим ирригационным дамбам. Вождества горной Мексики имели собственные траектории развития, и стояли на грани чего-то такого, до чего ольмеки так и не дошли. Они стояли на грани появления городов.