V. Торговля и экспорт

Святловский Владимир Владимирович ::: Коммунистическое государство иезуитов в Парагвае в XVII и XVIII ст.

Торговля этой неторговой страны сводилась к экспорту сельскохозяйственного сырья; хлопчатник, кошениль, чай были главнейшими предметами оптовой торговли.

Само же коммунистическое государство нуждалось в по­варенной соли, извести и металлах, особенно в железе. Все это можно было получить только путем внешней торговли. Но государство иезуитов было островом среди культуры иного типа. Оно было именно таким, каким должно быть всякое утопическое государство по методу То­маса Мора или Кампанеллы — изолированным: иначе его строй рушится. Получалась коллизия между политической, даже социально-политической необходимостью в изоляции, так сказать, в самоблокаде, и необходимостью во внешнем товарообмене, во внешней торговле. Понятно, что государ­ство, нуждавшееся во многом, не желавшее оставаться на первобытной ступени развития, должно было иметь товаро­обмен с соседями, т. е. торговлю. Это-то и являлось самым уязвимым местом политики ордена. Наличность торговли представляла собою прямое нарушение канонического за­прета, — это с одной стороны. С другой — торговля и де­нежный оборот являлись как раз теми основными инсти­тутами, на которых покоилась вся система меркантилизма. Таким образом торговая деятельность в Парагвае была равносильна служению самому злободневному виду золотого тельца, т. е. измене своим идеалам.

Никому, конечно, не было дела, что коммунистическое государство только из внешней торговли могло извлечь необходимые ему денежные рессурсы, без чего не мог функ­ционировать народнохозяйственный аппарат всей страны.

Денег внутри страны не было, их не чека­нили и не печатали. Конечно, в личных кошельках патеров, а может-быть и в государственной казне было некоторое количество денежных знаков, как необходимая валюта для иноземного оборота, но официально в преде­лах парагвайского коммунистического государства деньги отсутствовали. При расчетах переносили со счета на счет, без наличной уплаты.

Единственный раз деньги, как таковые, появлялись на официальной арене; это — при венчальном обряде. Свадеб­ная церемония по старому обычаю требовала вручения женихом невесте металлической монеты. Перед венцом туземцу выдавались монеты; он их вручал своей суженой, а после венца деньги вновь возвращались церковнослу­жителю. Деньги, таким образом, являлись только аллего­рией и притом довольно темною.

Безденежно служили и солдаты. Но коммунистическая армия была скорее типа милиции; об особой организации кавалерийской части уже было сказано. В этой армии под­держивался воинский дух, и она в силу военных упражне­ний, повидимому, представляла собою некоторую силу.

В каждом селении или редукции был отряд пехоты и кава­лерии. Вооружение — смешанное, туземное и огнестрельное. Главное управление миссий содержало еще наемный отряд смелых абипонских наездников, славившихся храбростью и лошадьми.

Армия иезуитов вела несколько победоносных войн. В 1653 году она освободила столицу Парагвая Ассунсион. В 1667 и 1671 гг. освобождали Буэнос-Айрес, блокирован­ный англичанами. Когда наместник Парагвая (Дон Хозе Антекверра) вступил с ними в войну, он был разбит двена­дцатитысячным войском туземцев, руководимым иезуитами и европейскими офицерами. Часто случалось, что католики- туземцы пользовались военными действиями, чтобы на­всегда уходить в леса и возвращаться к бродячей жизни.